Истинный враг +244

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
альфа/омега
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Экшн (action), Омегаверс
Предупреждения:
Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Групповой секс, Underage
Размер:
Макси, 100 страниц, 23 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Сильно.» от lugnasad
«Восхитительное произведение» от Natsuoru
«Отличная работа!» от фафнир
Описание:
Когда не взаимно - не больно. Больно, когда взаимно, но не суждено. Коул Холл - признанный агент антитеррористической организации, служит на благо Родины и связан многими отношениями. Надар - юноша из Ирака, с раннего детства мечтавший вступить в идейно-террористическую группировку и ставший одним из лучших террористов. Что принесёт их встреча?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работы, в которых Шай и Коул встречаются, как второстепенные персонажи:
Два в одном(PWP) -
https://ficbook.net/readfic/3978171;
Подножка судьбы -
https://ficbook.net/readfic/3812313;
На шаг впереди -
https://ficbook.net/readfic/3725602;

Обалдительные обложка и коллажи от AnnHarmony:
Обложка - https://pp.vk.me/c625526/v625526059/517fc/3qrKs5qjr8M.jpg
Для Коула - https://pp.vk.me/c623321/v623321059/4b420/qldNhvEfsRg.jpg
Для Шая - https://pp.vk.me/c623321/v623321059/4b3ec/T3WY8e5KSto.jpg

Фик переименован из "Враг навсегда остаётся врагом"

Часть 1

30 сентября 2015, 20:39

      Коул



      Коул Холл не слишком жаловал членов своей семьи, скорее даже недолюбливал. Отца-военного, за то, что хотел реализовать за его счёт собственные несбывшиеся мечты в карьере. Марк Холл был старшим лейтенантом, грезил войной и боевыми действиями. Он таскал сына ещё ребёнком по горячим точкам, едва ли не на передовую. Анатэ*-мямлю, лишившегося личного мнения и характера, вероятно, вместе с девственностью. В большой степени именно из-за мягкотелости анатэ Коула до сих пор не покидали ночные кошмары, в них он слышал взрывы бомб, выстрелы, помогал перевязывать раненных солдат, вымазываясь их кровью. Деда-психопата, который последние двадцать лет укреплял бункер и таскал в него разного рода припасы на случай ядерной войны. В детстве Коул верил - страх деда реален. Ведь он видел войну своими глазами! Став старше, он понял - единственная опасность для него — его родня. Все они трое являлись чокнутыми извращенцами, каждый в своей стезе. Он радовался тому, что встречался с ними теперь лишь время от времени, в период длинных увольнительных или каникул. Его военная школа-интернат предполагала проживание на территории. Но, несмотря на сложный материал и тяжёлую физподготовку, узкая жёсткая постель, на которой нельзя было сидеть в форме, несравнимо удобнее грязного, вонючего мешка, набитого сухой соломой и листьями. А уроки за партами куда лучше помощи раненым в госпитале.

      — Эй, Холл, ты идёшь сегодня в увольнительную? — от детских воспоминаний Коула отвлёк напарник по стрельбе — Энтони Нойс. Тот стрелял лучше всех в группе. Даже больше! Он во всём был первым. Ему и «тёмную» хотели устроить, а не получилось — отделал троих крепких старшеклассников и был таков.

      — Собираюсь, а тебе-то какое дело? — буркнул Коул, не оборачиваясь, чтобы не привлечь внимание инструктора. Он знал - подобным вопросом начинаются любые просьбы о сигаретах, журнальчиках с омегами, сладостях. Но в училище всё это было под строгим запретом. Попасться с компроматом, означало лишиться увольнительных или получить отработку в виде мытья туалетов или уборки столовой.

      — Мне братик посылку передаст, захватишь? — перешёл Нойс на заговорщицкий шёпот, не глядя выбивая десятку на мишени. Сейчас он смотрел на Коула, сверля его тёмными, хитрыми глазами. Холлу показалось, что однокурсник проверяет его, но как и зачем — неизвестно. Это ощущение было лишь предчувствием, но Коул за свою недолгую жизнь шестому чувству привык доверять. Вот и теперь насторожился и ушёл в отказ.

      — Я не посыльный, — отрезал он, прицелился в мишень, выдохнул и выстрелил. Периферическим зрением он заметил, как Нойс в раздражении поморщил нос. Переведя взгляд на руку однокурсника, сжимающую пистолет, он решил, что побелевшие костяшки являются явным признаком внутренней борьбы, которую сейчас вёл Энтони: подкатить к другому со своей просьбой или вмазать этому прикладом по брови.

      — Не бычь, Холл. Принеси посылку, а я тебя стрелять как следует научу, — зашёл с другой стороны Нойс. Он поднял пистолет, одновременно с Коулом, и выстрелил с ним разом. Ни одна из пуль мишени не достигла. Вместо этого обе они, слившись воедино, врезались в стену на два метра правее.

      Коул покосился на Энтони, размышляя, что делает в школе, хоть и военной, этот парень. Ведь он профессионал. Сбить пулю на лету — немыслимо, такое только в книжках можно прочесть. Инструктор в это время отчитывал Войбора, не попавшего по мишени ни разу, ему не было дела до двух курсантов, тихо переговаривающихся в углу зала. Коул перевёл взгляд на свою цель — ни одной десятки. Всё вокруг да около. А вот в мишени Нойса был только один след от пули — аккурат в центре.

      — Что там в посылке? — решил спросить он, дабы определить, стоит ли игра свеч. Научиться вот так стрелять — заманчивое предложение, можно было бы и рискнуть. Только сначала выяснить, кто из себя сам Нойс, вдруг он таким образом хочет подставить Коула? И не то чтобы в корпусе процветала подлость и предательство, просто Коул очень сложно доверял людям. Какая-то повышенная подозрительность, на грани с паранойей.

      — Пара журнальчиков с омежками, сигареты, мобильник. Я поделюсь с тобой. Только пронеси в корпус, — будничным тоном отозвался Нойс.

      Коул знал, что Нойсу никогда не дают увольнительных. Неизвестно почему, но он был буквально заперт в их школе. Коул даже думал, у Энтони нет родных, но раз он говорит о брате, то, видимо, Коул ошибался. Всех ребят тщательно обыскивали по возвращении из увольнительной, но курсанты давно придумали способ, с помощью которого удавалось обмануть взрослых. Его знал и Коул, пару раз у него уже получалось проносить сигареты, купленные в городе, так что подобное не вызовет затруднений.

      — Где я должен с ним встретиться? — Холл стал разбирать пистолет. Обычная процедура после окончания стрельбы. Он не поднимал головы и не смотрел на собеседника, боковым зрением наблюдая за остальными присутствующими в комнате курсантами и инструктором.

      — Я дам тебе адрес за обедом, там будет и время указано, — Нойс последовал примеру Коула и стал разбирать своё оружие. Он делал всё быстрыми, ловкими движениями, как будто играя в игру на моторику рук. — Спасибо, Холл.

***



      Нужный дом Коул отыскал в корпусе, на карте. Новая застройка на окраине для социальных граждан — не лучшее место для школьника в кадетской форме. Пришлось нарушить ещё одно правило и достать сменку из заначки. Переодевшись в гражданскую одежду, он спрятал форму в тайник за парком и вышел на оживлённую улицу. Вспомнив уроки конспирации, Коул долго и хаотично блуждал по району, купил мороженое в киоске напротив супермаркета, познакомился с двумя омежками в метро и проехал с ними пару остановок, позвонил домой из автомата и сказал, что у него короткая увольнительная, а значит, времени повидаться не будет. Парень не стал уточнять, что встречаться с атэ и дедом, а тем более с отцом не входит в его планы и на длительных увольнительных тоже. До места Коул добрался только вечером, за два часа до возвращения в корпус. Он думал, забрать посылку не займёт много времени, и рассчитал точно, чтобы вернуться в корпус вовремя. Ещё раз убедившись, что никто не следит за ним, шмыгнул в подъезд и пешком поднялся на нужный этаж. Не то чтобы Коул думал, будто за ним кто-то шпионит, но притворяться агентом ЦРУ или «Теты» было довольно весело и интересно.

      Дверь ему открыл омега, его ровесник, или чуть старше. И в нос Холлу тут же ударил сильный течный аромат. Он никогда ещё прежде не ощущал как пахнут омеги во время течки и не задумывался о том, как этот запах может сносить крышу. В первую же секунду ему захотелось втолкнуть паренька в квартиру и что-то сотворить с ним. Срочно. Однако что именно — Коул не очень понимал, ибо был девственником и раздетыми видел только раненных окровавленных альф в госпитале и однокурсников в школе, а омег на обложках журналов. Коул считал себя достаточно умным, но мысль понюхать или лизнуть, а ещё лучше сожрать незнакомого парня, как-то выбивала из колеи. Он прикрыл нос рукой, чтобы отгородиться от омежьего запаха и отступил на пару шагов.

      — Ты от Тони? — задрожал парень, немного подаваясь навстречу Коулу. Сейчас Холл заметил, что омега одет в одну длинную майку и, судя по смазке, стекающей по стройным, белым ногам, был без белья. К вспотевшему лбу прилипли светлые, вьющиеся волосы, на виске пульсировала жилка.

      — Да, он сказал… — Коул не успел договорить, когда омега схватил его за запястье и втянул в квартиру, ловким пинком захлопнув дверь. Потеряв ориентацию на секунду, Холл тут же опомнился и, вывернувшись, заломил руку парня за спину так, что тот прогнулся.

      — Хочешь так? Отлично, только давай побыстрее, пожалуйста! Я не могу больше терпеть! — заныл омега, свободной рукой поднимая майку и оголяя влажный зад. Он прижался к Коулу и легонько потёрся о его бёдра, громко застонав.

      — Что? Что ты делаешь? Я не хочу! — возмутился Коул, хотя, даже если сам он и не хотел, то член находился в полной боевой готовности. Он отпустил руку омеги и оттолкнул от себя, возвращаясь к двери и пытаясь открыть её, чтобы поскорее убраться. Желание сожрать первого встречного росло с каждым вдохом.

      — Эй, ты чего? Брось, иди ко мне! Мне так плохо, ты должен помочь! — застонал омега, падая на колени и подползая к Коулу. Он нагло схватил парня за пояс и, быстро расстегнув джинсы, стянул их вниз. Маленькая ладошка накрыла бугорок на белье подростка, принявшись настойчиво его поглаживать. Омега выглядел безумно соблазнительно, облизывая приоткрытые пухлые губы и заглядывая Коулу в глаза голодным от вожделения взглядом.

      — Я… мне нужно… — слабо сопротивлялся Коул, стараясь справиться с новыми ощущениями. Он попытался снова оттолкнуть парня, но тот резким движением стянул с него бельё и взял возбуждённый член в рот. Коул застонал, откидывая голову назад, и больно ударился затылком о дверь. Боль вернула его в реальность на несколько секунд. В тот же момент он успел заметить, как омега, которого он видел впервые в жизни, заглатывает его достоинство и ласкает себя сзади свободной рукой. Холл вспомнил о школьном уставе, о том, что увольнительная заканчивается через два часа, что за опоздание его непременно накажут, что он вообще пришёл сюда за посылкой для Нойса. Но все эти мысли улетучились, когда омега, отстранившись, принял коленно-локтевую позу прямо в прихожей и, широко раздвинув ноги, сладко прошептал:

      — Теперь давай сам.

_______________________________________________________________________________________________

Анатэ* — родитель-омега.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.