Ностальгия, оказывается, тоже может быть приятной... 26

traum_A автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
J-rock, Malice Mizer (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Гакт, Клаха, Клаха, Мана-сама, Гакт.
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: PWP Ангст Драма Нецензурная лексика Повествование от первого лица Психология

Награды от читателей:
 
Описание:
Машинально тянусь к телефону в кармане. Достаю, снимаю с блокировки. Открываю единственное сообщение в строке – «принятые». Перечитываю вновь и вновь… Кажется, что безликие строчки уже впились в подсознание, я вижу эти несколько предложений сухого официального текста даже закрыв глаза.
Коротко и ясно. Один миг из моей жизни желает захватить ее опять.

Посвящение:
Жанне. Моей самой-самой-дорогой. Спасибо тебе за все тапки)))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
По заявке ^_^
Первое произведение по данному фендому, ООС не исключаю.
29 августа 2012, 20:26
Самое тяжелое – начать. Начать делать что-то. Да, так говорят… Но по мне так куда более тяжело возвращаться к тому, что уже было. Имело место быть. Чистый лист открывает перед тобой новые возможности, таит за собой новые открытия, новые перспективы. Просто, творческое раздолье… Ты спокойно, не спеша можешь выбрать и краски, составив палитру, и сам холст… Не говоря уже об объекте для отражения и стиле написания. Лист же уже запятнанный ставит тебя в определенные рамки, заставляет следовать их, примеряет на тебя старую, порой изжившую себя роль… Роль, зачастую из которой ты уже «вырос». Маска тесна, она крадет у тебя воздух. Сковывает движения, контролирует сознание – ведь ты же хочешь сохранить то, что когда-то имело огромное для тебя значение? То, что все еще дает, хоть и ностальгическую, но надежду?.. Силы для того, чтобы жить, продолжать поиски… «Ведь мог же когда-то». Эхх… сегодня в голову идет один бессвязный бред. Точно, старею. Сминаю очередной запятнанный чернилами лист, отбрасываю в сторону. Как давно то, что я делаю, перестало приносить мне хотя бы мизерное удовлетворение? Сложно сказать. Сколько зим ли, осеней назад?.. Выхожу на маленькую террасу, редко застеленную желтой листвой. То там, то тут противный желтый рябит и среди крон деревьев. Что ж, считай, очередной в пустую ушедший год, вместе со свежестью зелени… Опускаюсь на небольшую лавочку, достаю из кармана сигареты и зажигалку. Прикуриваю, затягиваюсь. Вдох-выдох. Спокойствие, лишь дым чуть рябит перед глазами. Да дождь, кажется, начинается. Мелкая капель барабанит по откосам, но до меня доносится, как через пелену… Простыть не боюсь, лишь бы маленький, радующий тревожными искорками огонек в моих руках сейчас бы не настигло… Погаснет. Рано или позже, не сейчас… Непроизвольно ежусь. Наверное, прохладно. Ну да что же... Ведь я уже давно болен, гораздо более серьезно. Как и прокаженный желтизною лист, гниющий от прожилок изнутри, что осел сейчас подле меня... Как пессимистично вышло. Итак. Ностальгия. Роли. Творчество... Забавно, ведь я всегда думал, что без последнего не смогу жить. Я болел тем, что создаю что-то. Болел тем, что вынужден был всецело этому отдаваться… И это осложняло то, что это было кому-то нужно. Паразитировало во мне. Тепло. Надежды. И мечты… Что разбилось во мне первым, мм? Мне всегда казалось, что я просто могу ненадолго сбежать от всего… Собраться с мыслями… А затем, вернуться. И начать это самое «новое»… Когда этот «механизм» дал сбой?.. Ведь когда-то это тоже получалось. Что во мне вообще осталось?.. Прислушаться к ощущениям, хотя бы малейшим. Дотронуться обнаженными от перчаток пальцами до почти истлевшего фитилька. Пустота… И, пожалуй, полнейшая апатия. Нет, не верно. Есть еще Ирония. Она безумно сильна в последнее время. Особенно, в последнюю неделю. Ведь неделю назад в мою жизнь пришло кое-что. Неделю назад мне казалось, что я наконец-то достиг спокойствия и умиротворения. Но… нет, видимо, не суждено. И не зря я начал ненавидеть технику и, в особенности, электронные средства связи. Машинально тянусь к телефону в кармане. Достаю, снимаю с блокировки. Открываю единственное сообщение в строке – «принятые». Перечитываю вновь и вновь… Кажется, что безликие строчки уже впились в подсознание, я вижу эти несколько предложений сухого официального текста даже закрыв глаза. Коротко и ясно. Один миг из моей жизни желает захватить ее опять. Сегодня та самая дата, когда от меня ожидают ответ. Да, или нет? Нет, мне нечего терять, уже давно. Да, сейчас я неуверен в себе. И лишь в этом дилемма. Где-то внутри зыблется маленький огонек, как от вновь прикуренной сигареты. И он будто взывает – решиться хоть на что-то. Что ж… Посмотрим, к чему это приведет. *** Сумерки. Автострада. Шоссе уносит и мысли за собою вдаль… Я все-таки ответил согласием. Еще пара часов под аккомпанемент тусклого свеченья фар и непрекращающегося ливня, и я у «цели». Въевшийся в обивку автомобиля запах табака приободряет, а я все тянусь за новой и новой никотиновой палочкой… Давно не позволял себе подобного, в таких количествах и тем более за рулем. Давно… Опять это «давно». Черт, наверное, надо прекращать думать. Лучше - затяжка за затяжкой и следить за дорогой. Движение сегодня не оживленное. Наверное, непогода сказывается. А перед глазами все плывет… Когда я в последний раз нормально спал? Черт, черт, черт! Обреченно, обессилено толкаю руль в порыве немой, уже не контролируемой ярости. Остановиться бы, пройтись немножко… Но тогда я точно опоздаю, и вся эта затея-волокита лишь пополнит список так и не доведенных до конца, не завершенных дел. Неоправданных ожиданий, прежде всего… А сколько их уже собралось, и с каких пор? С все тех же.. «Дав-но…» - Не могу подавить приступ истерического хохота, ибо сейчас на ум на любой заданный себе же вопрос, в любом контексте приходит только одно слово. Маньячное слово, скажем так. Скрежет покрышек, резкий рывок руля, тормоз, лязг… По инерции подаюсь вперед, почти касаюсь лбом лобового стекла. Прохладное… Пристегнулся, не зря. Еле успел вернуть управление, еле избежал столкновения со встречным автомобилем. Все-таки остановился. Делаю еще одну спасительную затяжку, выкидываю окурок в окно. Случайно цепляюсь взглядом за боковое зеркало, непонятным образом ловлю в нем свое отражение. Переключаюсь на зеркало заднего вида, поворачиваю его к себе, дабы убедиться... Вдох-выдох… Кого я вижу? Себя? Нет, какого-то сумасшедшего. Сумасшедший блеск в глазах, дополненный типичностью общего вида. Очередная истерика, на этот раз – беззвучная. Тянусь к ключу зажигания, и вот, я вновь готов к движению. В стекло двери стучит водитель, с которым я только что чуть не столкнулся – тоже остановился, проверить, не нужна ли мне помощь. Еле получается отделаться, извиняюсь… Пытаюсь показать, что просто занесло, а так - все в порядке. Вроде бы верит, отходит к своему авто. Тут же срываюсь с места и несусь вперед. Все в порядке. Все… Просто не думать. Просто доехать. Автомобиль, свет фар, стена воды впереди и дорога. Ну и очередная смятая никотиновая палочка, не зажженная, фильтром во рту. Последняя. *** Ну здравствуй, шумный город. Признаться, все же соскучился по всполохам неоновой подсветки и непозволительно яркому искусственному свету, заполняющему здесь абсолютно все, слепящему… Навеивает воспоминания о славе и софитах. Захлопнул дверцу, попутно все же закуривая изрядно пожеванную сигарету. Припарковался напротив солидного отеля, - встреча будет проходить здесь, в одном из люкс-номеров. Чуть морщусь при мысли. За годы отвык от подобной расточительности. Подставляю лицо под все еще моросящую капель, приятно освежает… Заставляет собраться с мыслями, отрезвляет сознание. Отдаю ключи подошедшему и ожидающему моих действий швейцару, не спеша продвигаюсь ко входу в здание. Торжественность, помпезность… Все, как и подобает «королеве» - Мане-саме.. Роскошь. Не больше, не меньше. Усмехаюсь про себя. Сервис действительно хорош, быстро разобрались со всеми формальностями и препроводили до самого номера, на верхнем из этажей. Попутно узнал, что из-за непогоды рейс с самим зачинщиком на борту откладывается на неопределенное время, а что же касается других участников группы – пока неизвестно. Впрочем, я даже не знаю, кто именно еще будет. Я первый из тех, кто должен прибыть. Номер оплачен на неделю вперед, - практичности фронт-мена как всегда можно позавидовать. Ну а дождь, судя по сводкам, не утихнет еще дня три. Что ж, особенности климата… Но я даже рад этой небольшой заминке, хотя часть меня все же и была бы более счастлива при возможности просто поскорее все решить. Номер во истину шикарен! Гостиная встретила просто потрясающим видом из окна на мятежный, суетящийся город, подернутый тусклой дымкой тумана, со сквозящей усталостью в деталях… Но общая панорама, обрамленная окном на всю стену, все же неподдельно впечатлила. Произвело впечатление и то, что здесь оказался полноценный бильярдный стол и игровой стол для покера. При виде просто потрясающей, искусной колоды маститых карт, испытал какую-то детскую радость. Правда, после опять нахлынуло непрошенное чувство дежавю, перекрещивающееся с временами, когда я носил «титул» Темного принца... Но так и быть, не удержался перетасовать «картинки»; руки сами вспомнили несколько простеньких фокусов, машинально начали раскладывать какой-то пасьянс… Я даже не задумывался об этом, лишь про себя отметив, что это все же приносит мне удовольствие, снимает собравшееся напряжение, завлекает. Даже не знаю, сколько времени прошло до того момента, как разбилось это, одному мне понятное, очарование…Идиллия пальцев, спокойствия упорядоченного разума и тусклого блеска разномастных карточек на зеленом бархате стола… Но как бы то ни было, эту картину разбил непонятно откуда взявшийся голос, поначалу показавшийся мне незнакомым. -Сыграем? Сфокусировав взгляд на его обладателе, проступившем из тени, я все же узнал его. Что ж, человек, увидеть которого я меньше всего ожидал. Человек, которого я никогда не видел в живую и, наверное, никогда бы и не увидел… Эмм, ну как-то так. Киваю ему в ответ, приглашая, бросаю взгляд на стоящий неподалеку стул. Сгребаю карты из так и незавершенной раскладки, вновь тасую. Приятный шелест дополняет бесценную тишину. Вновь окидываю взором собеседника, который, не отрываясь, наблюдает за плавными движениями моих рук. Произношу всего одно слово-вопрос: -Покер? -На желание, - улыбается в ответ. Немногословно, но мне даже нравится. Даю ему сдвинуть колоду, давая понять, что я за честную игру; делим фишки, после - раздаю карты. Берет свои, чуть хитро смотрит на меня из-под челки, усмехаюсь в ответ. Неплохая комбинация вышла, но все же – сбросить пару карт, добрать новых… Такой привычный, правильный алгоритм. И такая не привычная, не давящая тишина. Что ж.. Еще один бывший солист Малайс Мазер, Камуи Гакт. Так вот ты какой… Воздержусь от регалий в его сторону, хотя и признаю, что талантлив. Более чем признаю. И мысленно соглашаюсь с правотой тех, кто сравнивал нас в свое время. В конце концов, он добился многого на поприще сольной карьеры. И не один год удерживается на пьедестале популярности. Заслуженной популярности. Я же вот, ушел в забвение… Хотя и «добровольно», - не выдержал, но это все детали... Завидую ли я? Пожалуй, немного все же есть, но это «немного» – как раз больше из-за упорных шаблонных критиков. Клише, которое я не осилил сломать в глазах многих и которое, на самом деле, даже и не примерял... Забавно. Сет… Три дамы,- не плохо, и еще один круг впереди. Сдать одну, две карты? Что ж, рискнем. Жалко блеф с фишками сейчас пустое слово, но вряд ли бы с таким противником это прокатило. В отличие от меня, он блестящий актер, хотя и я, вроде бы, не из робкого десятка. Однако, временами от его взгляда меня просто передергивает… Я как–то попытался его поймать, еще в самом начале… Игривость, азарт – показные, хотя и настоящие. Усталость, беспокойство и что-то еще, мне неизвестное – как за барьером. К сожалению, долго изучать себя он не позволил, но и этого мне хватило, чтобы вернуться в реальность, мыслями – к делу, для чего и собрались… Играть же я могу часами, самозабвенно, тем более с приятным оппонентом, как сейчас. Не навязчивым, не переключающим внимание ни на что более. Итак, подытожим. Фул-Хаус на руках. Повезло, или нет – увидим, но после раздачи добавилось две десятки – это чуть поднимает мне настрой, как и «достоинство» собранной комбинации. Делаем символическую ставку, переглядываемся… И вот, пришло время открываться. Что ж, у него Каре… Четверка девяток. Партия мною проиграна, так как комбинация у него вышла старше моей. Вздыхаю, может, чуть разочаровано. Опять улыбается, чисто символически утягивая «банк» себе: -Давай еще две партии, после - определим победителя? Хмыкаю в ответ. Даешь шанс отыграться? Почему бы и нет, да и скучно было бы, если бы на этом все закончилось. Но такая «милость» даже немного смущает… На этот раз колоду тасует он. Как и я прежде, - дает сдвинуть карты, затем - раздает. Его движения чуть более рваные, но уверенные, и эта уверенность притягивает... Мне сразу попадаются два туза – червы и бубны, или сердца и алмазы, как более принято называть их в Японии. А так же червонный король и шестерка с девяткой, пики. Радует, но на задворках сознанья ненавязчиво всплывает паранойя… Два туза, случайность ли?.. Круг первый – меняю две младшие карты, приобретаю червонного вольта и семерку треф. Круг второй – меняю семерку, получаю десятку, опять черви… Круг третий… А перспектива такая – у меня всего-то одна пара тузов и недо-последовательность из сердец. И судя по еще более озорному блеску в глазах напротив, жалкая пара меня не спасет. Ва-банк? - Черт, а почему бы и нет?!. Сдаю бубнового туза. И… Дама. Черви. Невозможно, просто… Не-воз-мож-но! Не знаю... Наверное, в то мгновение, когда эта заветная карта все же оказалась у меня в руках, если пар из ушей не пошел – то все цвета радуги лицо уж точно сменить успело. Ну не бывает все так чинно и гладко, не бывает! А паранойя придвигается ближе, и помимо мысли о том, что Гакт, оказывается, тот еще шулер, да еще и издевается,- еще более ненавязчиво подталкивает обрывок какого-то фантомного воспоминания: «Он променял алмазы на любовь…». Брееееед. А «жулик» все сидит, улыбается, ждет моего хода... И весь вид просто говорит, что он – сама невинность, он здесь не при чем, и он вообще не заметил моих душевных терзаний по поводу Роял-Флеша из неоткуда. Каким-то чудом собираю мысли, вновь – символическая ставка, открываемся. У него простой Флеш, пятерка непоследовательных пик. В прочем, это уже не важно. Партию слил мне красиво. Забираю «банк». Третий «раунд». Колоду опять тасую я, и, чтобы хоть как то отвлечься непонятно от чего, проделываю еще несколько быстрых фокусов с ними, вроде тасовки с перелистыванием и т.п. Наблюдает. С интересом. Опять ловлю его взгляд. Что ж, интерес… Нечто схожее с этим – и есть то самое чувство, что я поначалу не распознал за его «барьером». Мм, так что же ты задумал, интриган-сан? Надо сказать, ты и сам породил во мне определенное любопытство. Жульничать, в отличие от некоторых, не собираюсь. Так не интересно, пропадает все удовольствие от игры, остается лишь точный расчет. Выигрывать приятно, но для меня важна сама игра. Наивно, может… Но что поделать, в этом весь я. Размявшись – начинаю тасовать более привычными для подачи движениями. И вновь у каждого игрока по пять свежих карт. Девятка, восьмерка и валет треф. Клеверы, – опять же, в японской семантике… Алмазный туз и король пик – из того, что покрупнее. Даже не могу определиться, чем рисковать. А вот он, кажется, уже решил. Что ж, проверим мою истинную удачу – сдаю карты более высокой пробы, сразу обе, при этом сам усмехаюсь своей абсурдной решимости. Десятка треф. Что ж, последовательность из четырех мы уже имеем. Рискнем опять, парой восьмерок? Да мир с ними, в любом случае – интрига сильнее будоражит кровь. И вновь дама… И вновь клевер. Ну что ж, а может, мне на дам сегодня действительно везет? В любом случае, Стрит-флеш. Выдыхаю, чуть прикусив нижнюю губу. Сейчас действительно поглощен чувством небывалого азарта, ведь не так много комбинаций старше. Действительно интересно, как оно все обернется... Отказываюсь от размена в третьем круге, Гакт же меняет еще одну карту, чему-то улыбается. Мне кажется, или я на секунду увидел маленький всполох пламени в его глазах? Чертенок. А глаза, кстати, красивые. Мне нравится их блеск, живой, хоть и повторюсь, что уставший. Открываюсь первым. Смотрит. Внешне абсолютно спокоен, лишь глаза блестят, будто улыбаясь, как ранее. Театрально, плавными движениями, по одной начинает раскладывать передо мною каре из шестерок, чуть задерживаясь перед открытием последней, пятой. Каре младше, и вряд ли последняя карта что-то решит. Если только не… Да, Джокер. Опирается локтями на стол, подкладывает руки под голову, смотрит как бы снизу-вверх на ошарашенного меня, (еще бы, всего одна необычная карта на всю колоду, с вероятностью выловиться – один к тридцати трем, в нашем случае), с еще пущим задором в глазах. Не победой, не триумфом, а чем-то шкодливым, радостным. И в то же время теплым. Странно, да? Как ребенок. Покер-пятерка, или пять одинаковых. Даже пояснять не надо, что «Шут» выполняет роль пятой шестерки, перекрывая тем самым мою комбинацию. Я неподдельно удивлен, учитывая, что жульничать в этот раз у него не было возможности, а наличие карт в рукаве я исключаю полностью. Ну что ж, кто-то оказался удачливее меня, но в целом я доволен. А проигрывать – тоже надо уметь. -Ты победил, - констатация факта с моей стороны. Разводит руками, приподнимаясь. Тянусь к пачке сигарет в кармане брюк, вспоминаю, что она пуста. Проверяю как бы на всякий случай, сминаю ставшую бесполезной обертку в руке. А вот это действительно опечалило. Но мистер «Великодушие» продолжает меня поражать – поделился своими. Увидев марку – не смог сдержать смешок. «Джокер»… Ну все с тобой понятно, Гакт. Что тут скажешь. Остается лишь так же искренне улыбнуться, когда это чудо возвращается с бутылочкой красного вина от мини-бара в номере и предлагает выпить за знакомство, расположившись на кожаных диванах, по другую сторону комнаты от игрового стола. И черт подери, соглашаюсь. -Думаю, составить компанию в пьянке – не было твоим желанием? -Нет, конечно нет, - хмыкает, и на мой вопросительный взгляд в его сторону, - всему свое время. Пожимаю плечами. Карточный долг – святой долг, но… -Я предпочел бы уже развеять эту интригу, - повторяю под аккомпанемент своим мыслям. -Мм, а с чего ты взял, что тут что-то не так? Не спеша потягивает изысканный напиток из фужера, аристократично держа его за ножку. Небрежно откинувшись на подлокотник дивана, легким движением распускает собранные до того в низкий хвост волосы, запускает в них руку. Любопытный контраст – непринужденности и изящества… Я же веду себя более скованно, лишь слегка пригубив свой бокал и чуть откинувшись на спинку дивана напротив, и, судя по всему, заметно нервничаю. Просто опять же ловлю на себе цепкий взгляд из-под челки и очередную серию полу-улыбок, полу-усмешек. Но от этого почему-то не чувствую себя не уютно. Эх, Мана-сама, что же ты изначально задумал, сведя двух бывших солистов в одном помещении? Сотрудничество? Дуэт? – абсурд и бред… -Я не кусаюсь. -Эмм, извини, что? – в наглую вырывает меня из очередного потока мыслей, так, что я даже не успеваю сразу уловить смысл. -Ты слишком напряжен. Так вот, я не кусаюсь, - подливая вина в свой уже опустевший бокал, продолжает, - А о факте нашей встречи – удивлен не менее твоего, поверь. Ну да думаю, все разъяснится, как только придет время. Пока нам остается лишь ждать. Сегодня, завтра… может, послезавтра. Думаю, не долго. Да и в городе будет чем заняться. Любуется цветом вина на просвет лунного сиянья… Удивительная картина, достойная кисти художника, надо сказать. В своеобразном подчинении, опустошаю свой бокал, и так же тянусь к бутылке. Пьянею я довольно быстро и не привык злоупотреблять подобным делом, так что моя норма, от силы, как раз таки один фужер. В прочем, второй – пусть будет символически. -Да, подождем… - действительно немного пьянею, чуть теряется фокусировка. Вино, однако, более чем крепленое. И еще какое-то немного странное послевкусие... Давно не пил, скорее, просто отвык. Алкоголь теплом разносится по каждой клеточке организма, заставляя чувствовать себя более свободным. Может и не плохая идея, сделать еще глоток-другой. На секунду прикрываю глаза, опустив фужер на подлокотник, как ощущаю мерное дыхание совсем рядом. Прохладная ладонь касается виска, проходясь по щеке и касаясь кончиками пальцев подбородка. Приятно… Чуть вздрагиваю от неожиданности, замечая, что мой недавний оппонент оказался сидящим подле меня, на согнутых коленях, совсем рядом. Вопросительно смотрю на него, пытаюсь было что-то сказать, но он касается указательным пальцем моих губ, как бы призывая к молчанию. -Я уж было подумал, что ты заснул, - улыбается. Если честно, мне нравится, как он улыбается, - на его улыбку можно смотреть так же вечно, как и на огонь. И возможно, она даже теплее… Зачем-то берет мою руку, ту, что ближе к нему, и притягивает ее к своему лицу. Улыбка… Все же, удивительный контраст с его прохладной кожей. Зарываюсь пальцами в волосы, поглаживаю, а он улыбается еще сильнее… Мне это нравится. Невесомо кладет руки мне на плечи, но при этом чуть впиваясь в напрягшиеся было мышцы, массирующими движениями, успокаивая… Притягиваю его полубочком к себе на колени, обнимаю одной рукой за талию, другую же возвращаю к лицу и волосам. Сразу же обнимает и меня крепче, через ткань рубашки поглаживая выступающие лопатки, кладет голову мне на плечо. Так и сидим некоторое время: - я, - наслаждаясь его запахом, а он, – согреваясь. Чувствую легкие прикосновения немного влажных губ к своей щеке и шее, что выводит меня из приятного оцепенения, затем, сталкиваюсь с его взглядом, на сей раз, полным неприкрытых ничем чувств и эмоций. Глаза в глаза, не озвученный вопрос, и я в ответ накрываю его губы своими. Податливо отвечает, приоткрывая рот, будто прося углубить этот немного спонтанный поцелуй, будто завлекая меня вглубь своей души, открываясь передо мною полностью. А я просто тону в нем, как в бездне, наслаждаюсь, потеряв счет времени и отбросив все возможные трезвые мысли. Облизываю и посасываю его губы, вновь возвращаюсь к изучению ровного ряда белоснежных зубов, кончиком языка оглаживаю его десна и небо, сплетаюсь своим языком с его, не менее любопытном в этой своеобразной битве… Хотя «танец» – как описание, подошел бы лучше, но вот на чьем «поле боя» он будет происходить… Отрываемся друг от друга только когда совсем начинает не хватать воздуха. Я покрываю все его лицо поцелуями, попутно стараясь отдышаться, он же – перекидывает одну ногу, сжимая меня своими бедрами. Попутно расстегивает мою рубашку непослушными пальцами, сразу же запускает их под нее, оголяя мне грудь. Припадает губами к ключице, целуя и покусывая, оставляя несколько бардовых пятен. Спускается к соску, проводя по нему самым кончиком языка, чуть играя, и далее, ниже. Легких укусов становится все больше, а я лишь могу только оглаживать его плечи, перебирать локоны и следить за его действом. В прочем, мне это вскоре надоедает, и я притягиваю его обратно, попутно стягивая с него футболку, завлекая в новый, не менее неистовый, поцелуй. Кладет мою руку себе на пах, слегка подаваясь вперед, и я чувствую его возбуждение, которое тут же принимаюсь поглаживать через грубую, плотную ткань брюк. Его дыхание еще более сбивается, он до крови кусает мою нижнюю губу, и вот, я понимаю, что звук, раздавшийся мгновением ранее – это моя расстегнутая ширинка, а его пальцы уже во всю хозяйничают в моем нижнем белье. Порываюсь было исправить это и с его стороны, как он отталкивает мою руку и оседает на пол передо мной. Приспускает штаны вместе с бельем, обнажает мой влажный от смазки член. Облизывает припухшие губы, на мгновение – заглядывает в мои глаза. После чего сразу же заглатывает почти полностью, и я не могу сдержать глубокий стон удовольствия от ощущений и представшей картины. Сделав несколько насаживающихся движений, придерживая за основание, он начал облизывать весь ствол, особенно уделяя внимание головке и уздечке, слизывая проступающие капельки белесой жидкости. Подразнив меня и распалив еще более, он оторвался от своего занятия и начал стягивать с себя остатки одежды. Я тоже снял с себя брюки, вместе с бельем, после чего поднялся и прижал его к своему обнаженному телу, вновь захватывая его губы и язык в поцелуй. -Дай мне еще… немного тепла, - Он опустил мои руки со своей талии себе на ягодицы и легонько коснулся моего бедра, после чего позволил вернуться к прерванному чуть ранее действу. Пока мы целовались, он обвил ногами мою талию, все более заставляя меня восхищаться красотой и силой его тела. Я чуть сжал его ягодицу и опустил на ближайший диван, после чего, нехотя разорвав столь крепкие объятья, смочил слюной два пальца. Он следил за каждым моим движением глазами, полными обжигающего желания, и, когда я ввел в него один из них, закусил губу, все еще пытаясь сдерживать свое вожделение. Я добавил второй палец, не переставая поглаживать его мускулистую грудь и покрывать успокаивающими поцелуями подбородок и шею. И вот, он широко распахнул глаза и подался вперед, глубже насаживаясь на мои пальцы. Нашел, значит. С силой вцепившись в мои волосы, притянул мое лицо к своему и буквально набросился на мои губы. Хочется, да?.. Ну что ж, собственное возбуждение давно болезненно, и я буду только рад. Вынимаю пальцы и слизываю непроизвольный недовольный стон. Закидываю его ноги себе на плечи и медленно вхожу в подготовленную звездочку мышц. Плавно, не спеша, давая привыкнуть. Гакт… Мы друг у друга в этом плане не первые, но у тебя, судя по всему, давно там никого не было, и я хочу доставить тебе как можно больше блаженства. Вхожу почти полностью, так же не спеша подаюсь назад, ты вонзаешь ногти в обивку мебели, и сдается мне, что вовсе не от неприятных ощущений, скорее – нетерпение. Не мучаю ни тебя, ни себя более, вхожу немного под другим углом и получаю благодарность в виде довольной улыбки, украсившей твое лицо после протяжного стона. Начинаю двигаться, выбирая не самый быстрый, но довольно частый темп. Хочется сорваться и просто грубо вколачиваться в тебя, но мне нравится следить за каждой твоей эмоцией, показывающей – что именно так тебе хорошо. А когда это становится нужным и тебе – ты сам меня просишь, обрывками слов через непрекращающиеся волны мелодично-хриплых стонов. И я даю это тебе, приближая нас обоих к желанной разрядке, накрывая твою руку, сомкнувшуюся вокруг твоей истекающей плоти, своей и ускоряя ставшие рваными толчки. Ты кончаешь чуть раньше меня, и изливаешься в наши руки с переплетенными пальцами; спустя пару толчков и ощущая сжавшие меня еще более внутренние мышцы, изливаюсь и я, заполняя тебя изнутри. Опускаю твои бедра, нависаю сверху, тянусь за твоим поцелуем, который ты мне самозабвенно даришь, вместе с новой, сытой и искрящей теплом, улыбкой. Ты просил у меня тепла, но и сам согрел мне душу. *** Три дня прошли, будто в бреду… В сладком бреду. Я поднимаюсь с согретой нашими телами шелковой постели, поправляя на тебе легкое покрывало. Подхожу к огромному окну в гостиной, закуриваю. Вновь проглядываю пришедшую сегодня утром СМС-ку. Мана с остальными ребятами из группы приедут сегодня вечером, все вместе. Ну что ж… Возвращаюсь мыслями к человеку в соседней комнате, улыбаюсь. Ты научил искренне улыбаться и меня, заново. Нет, скорее, в Новь… Это все же действительно ново для меня. Не знаю, что будет дальше. Не хочу думать о будущем. Но знаешь, одно я понял точно. Я хотел бы быть с тобой. И твое желание, то самое, карточное, последовавшее еще после первой нашей ночи, вселяет в меня веру, что все мои и былые надежды были не напрасны. Мы споем с тобой, дуэтом. Мы споем, я обещаю. Ведь ты и сам – моя надежда. Что ж, думаю, и сам все это знаешь. Дождь действительно закончился, как и обещали, через три дня. И город будто утопает в свежести яркой, пестрой, красочной зелени, проступающей то там, то тут через уныние серых пейзажей. В прочем, они уже не кажутся мне такими унылыми. Может, их скрашивают лучи утреннего, ясного солнца, наконец-то вышедшего из-за туч. А может, - человек, обнявший меня сейчас сзади и поделившийся краешком теплого пледа. Курим одну сигарету на двоих, ведь она оказалась последней в пачке. Ностальгия, оказывается, тоже может быть приятной.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: