Осколок льда

Гет
R
Заморожен
92
автор
Размер:
87 страниц, 11 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
92 Нравится 233 Отзывы 50 В сборник Скачать

Часть 9

Настройки текста
Когда Дениз вернулась домой, первое, что бросилось ей в глаза — это звенящая тишина, которая поселилась в ее старом особняке. Казалось, что здесь никто не живет как минимум пару десятков лет, настолько бездушным и холодным выглядело обычно уютное жилище. Девушку начал бить озноб, она совершенно не представляла, что думать по этому поводу. Сердце предательски забилось в груди, предрекая беду, а по телу побежал могильный холод, сковывая предчувствием непоправимого. Не успела она до конца осознать свои ощущения, как массивная входная дверь слетела с петель, едва не сбив ее с ног. Дениз в последний момент чудом увернулась от большого обломка дерева и заклятия, влетевшего в дом следом, интуитивно выставив магический щит. Хорошо, что Дени, несмотря на запрет отца, никогда не расставалась с волшебной палочкой, хотя и пользовалась ею крайне редко, но сейчас был тот исключительный случай, когда защитная реакция, выработанная годами и доведенная до автоматизма, сработала сама собой. Тем более, что терять девушке уже было нечего, как и бояться разоблачения. Понимание этого в один момент накрыло Дениз с головой, когда она увидела дюжину человек в форме английских авроров, топтавшихся на пороге. — Всем оставаться на своих местах! — услышала девушка, и на нее тут же налетели двое высоких парней, оттеснив в угол комнаты. — Что происходит? Кто вы? — слегка придя в себя спросила мадемуазель Бланшар, впрочем, ни на мгновение не сомневаясь, что все ее худшие опасения сбылись и так долго мучивший ее кошмар стал явью. — Вспышка черной магии была зафиксирована именно здесь! Ищите! Я хочу, чтобы вы перевернули весь дом, но нашли Малфоя и Гермиону! — раздавал приказы своим подчиненным Аластор Грюм, последним переступив порог старинного особняка. — Что происходит? — снова спросила Дениз теперь уже у главного аврора, о котором не раз слышала из рассказов Драко и которого сразу же узнала. — Что вы делаете в моем доме и по какому такому праву вы вообще вломились… — Девочка, с тобой я поговорю чуть позже, — пробасил Аластор в ответ, внимательно рассматривая незнакомку своим искусственным глазом, который, казалось, выворачивал девушку наизнанку. Ощущение было жутко неприятным, но француженка с честью выдержала зрительную дуэль, в свою очередь устремив возмущенный взор на незваного гостя, желая испепелить того взглядом и жалея, что не может этого сделать на самом деле. — Я не собираюсь с вами разговаривать! — Тебя никто и спрашивать не будет, — грозно бросил Грюм. — Я так понимаю, ты и есть Дениз Бланшар? — Да, и что? — с вызовом поинтересовалась девушка. — Гермиона! — в холле появился невысокий плотный аврор, поддерживающий гриффиндорку, с которой ручьями текла вода. Девушка с трудом переставляла ноги, буквально повиснув на своем провожатом. — Что случилось? — Гермиона, что с тобой?! — к девушке подбежал Гарри. — Мерлин, что этот мерзавец с тобой сделал?! — Рон едва не отпихнул аврора, на которого опиралась мисс Грейнджер. — Я убью его! — Прости, — полностью проигнорировав возгласы и вопросы своих друзей, произнесла Гермиона, смотря куда-то мимо Дени, и почти сразу отключилась, чуть не упав на пол. Шедший рядом мужчина подхватил ее на руки и быстро вышел из дома под шокированным взглядом темных, почти черных глаз хозяйки дома. За ним выскочили не на шутку взволнованные парни, которые также совершенно ничего не понимали, но радовались тому, что их подруга была хотя бы в относительном порядке. Безусловно, ее состояние вызывало массу опасений, но она была жива, а это сейчас самое главное. Со всем остальным они разберутся позже, теперь нужно было доставить Гермиону в Святого Мунго как можно скорее. Дениз перевела рассеянный и ничего не понимающий взор на Грюма, но тот стоял молча, с бесстрастием мраморной статуи наблюдая за произошедшим, и только его глаз с бешеной скоростью вращался во всех направлениях, выхватывая мельчайшие подробности случившегося. Волнение достигло апогея и Дени едва сдерживалась, чтобы не разнести все вокруг от терзавшей ее неизвестности. — Да объясните же в конце концов, что здесь происходит! — все-таки вспылила девушка, преградив главному аврору дорогу. Грюм медленно перевел взгляд на стоящую в шаге от него блондинку и, кивнув своим подчиненным, нехотя пояснил: — Мы зафиксировали в этом доме вспышку черной магии. Очень сильной магии, надо заметить. Также мы знаем, что здесь скрывается беглый преступник Люциус Малфой — вот, собственно, и все, что тебе положено знать. Остальное я хочу узнать у тебя. — Я ничего не знаю об этом, а если бы и знала, то… — Не хочешь говорить, что же, твое право, — качая головой заметил Грюм. — Посидишь в Азкабане — заговоришь, — он снова кивнул тем двум аврорам, которые с первых минут удерживали Дениз и они, одев на девушку магические наручники, тут же аппарировали вместе с ней к коменданту тюрьмы. — Малфоя нигде нет, — к Грюму подошел высокий темноволосый маг лет тридцати. — Этого не может быть, — зло бросил начальник аврората. — Вы все проверили? Дом может быть с тайными ходами или комнатами. — Мы все перевернули вверх дном. Слизеринец словно испарился. — Хорошо, хотя ничего хорошего в этом, конечно, нет, — кивнул Грюм. — Дэвис, Кроуфорд вы останетесь здесь. Вдруг Малфой появится. С дома глаз не спускать, чтобы и муха не пролетела. Ясно? — дождавшись двух утвердительных кивков, он продолжил: — Остальные возвращаются в аврорат. Да, и вызовите группу зачистки, — и в следующий момент аппарировал в Министерство Магии. ******* Гермиона очень долго не могла прийти в сознание. Сколько она уже пребывала в магической коме, девушка не представляла. По ее меркам так вообще прошла целая жизнь, настолько далекими и неправдоподобными казались ей минувшие события, приведшие к такой трагической развязке. Смерть Малфоя не давала ей покоя даже в забытьи, последний пасмурный взгляд гордого аристократа так и стоял у нее перед глазами, ни на миг не отпуская, заставляя уже в который раз переживать одно из самых страшных мгновений ее жизни. Девушка постоянно прокручивала в сознании, находящимся сейчас в далеких и неизведанных мирах, их последний разговор в той злосчастной лодке, упрекая себя за неуёмное любопытство. ******* Люциус резко открыл глаза и ему показалось, что он умер и попал в самый настоящий Ад. Солнце палило нещадно, обжигая непривычную к подобному вниманию дневного светила бледную кожу, но сил подняться на ноги просто не было. Кое-как осмотревшись вокруг, Малфой все же сумел сесть. Он никак не мог понять, где именно оказался. То, что он находился в другом мире не вызывало сомнений, но то, что это был далеко не Тихий океан было также яснее ясного. Вокруг, насколько хватало взгляда, его окружал песок. Удивлению мага не было предела, мужчина совершенно не представлял, как мог сюда переместиться. В горле у Малфоя пересохло, его душила жажда, губы после холодного северного ветра покрылись на солнце коркой, а волосы и одежда, высохнув под жгучими лучами, доставляли жуткое неудобство, впрочем, как и песок, что, казалось, был везде, куда только мог проникнуть. — Дьявол побери, где я? — с трудом разлепив губы произнес Люциус и не узнал собственный голос, настолько хриплым тот был. — Все с этой Грейнджер идет шиворот-навыворот. Даже умереть по-человечески нельзя! Продолжить жаловаться на несправедливость высших сил маг не успел, потому как в паре шагов от него появилась ничего не понимающая девушка, с ужасом озирающаяся по сторонам. Гермиона неуверенно стояла на ногах, под ее обычно веселыми карими глазами сейчас были мешки и почти черные тени. Она выглядела изнеможённой и совершенно потерянной. — Как я сюда попала? — в пустоту произнесла она. — Что… — тут Гермиона повернулась и увидела мага. — Мистер Малфой! Вы живы?! — она подскочила к мужчине и бросилась ему на шею. — Прекратите! — Люциус только поднявшийся на ноги, едва опять не оказался на песке. — Умерьте свой пыл! — Простите, — отпуская Малфоя произнесла девушка и сделала пару шагов назад, но только для того, чтобы через секунду накинуться на слизеринца с кулаками. — Что вы сделали? Как вы могли так поступить? Вы о ком-нибудь кроме себя подумали? Я могла умереть там! А Дениз?! Она ведь ничего не знает! Полный дом авроров! — Скажите, когда закончите свою истерику и мы сможем нормально поговорить, — бросил через плечо маг, заметив вдалеке оазис и направляясь к нему. — Только бы не мираж, — прошептал он. Гермиона на какое-то время растерялась от такого поведения Малфоя. Слова, которые вертелись у нее на кончике языка, готовые сорваться, так и остались невысказанными. Она лишь беззвучно открывала и закрывала рот, пытаясь осознать, что только что произошло. — Что вы… — попыталась она возмутиться в спину удаляющемуся мужчине, но потом, спохватившись, решила не искушать судьбу и разобраться со всем чуть позже, а пока она рисковала остаться одна в этой бескрайней пустыне, если не поторопится. — Успокоились? — поинтересовался Люциус, когда услышал позади себя тяжелый вздох. — Да, кажется. Простите, — отозвалась девушка. — Я уже привык, — бросил мужчина. — Вы говорили, что в доме были авроры? — гриффиндорка молча кивнула. — Но вы не знаете, что случилось с Дени и остальными? — Мне очень жаль, но нет, — потупив взор ответила девушка. — Я помню, что пыталась что-то сказать Дениз, но потеряла сознание. Надеюсь, что с ними будет все в порядке. — Если там был Грюм, то об этом можно и не мечтать, — выдохнул Малфой. — Вы хоть понимаете, чем это ей грозит? Если в Министерстве узнают, что Дениз моя дочь — Азкабан ей обеспечен, как и конфискация всего имущества. — Уверена, вы преувеличиваете, — заметила девушка. — Грюм и Кингсли во всем разберутся и… — Мерлин, сколько же в вас еще осталось наивности? Вы думаете способы получения нужной информации аврората чем-то отличается от наших? Я имею в виду Пожирателей Смерти. Вы были хоть на одном допросе тех, кого обвиняли в пособничестве Лорду? — Нет, — пробормотала девушка. — Но… — То-то же, — кивнул Люциус. — А я их пережил за свою жизнь немало и в первую войну, и во вторую, поэтому могу вам сказать, что методы вашего распрекрасного Грюма ничем не отличаются от методов Темного Лорда. — Тогда почему вы не подумали об этом, когда сиганули в пасть к морскому демону? — вспыхнула, словно спичка, девушка. — Подумал, — парировал Люциус. — Я и представить себе не мог, что не отделался от вас. Будь вы там, то смогли бы помочь Дениз избежать преследования. — Вы знаете, где мы? — меняя тему разговора спросила Герм, пытаясь загнать недоброе предчувствие и чувство вины, разъедающее ее изнутри, куда подальше, как и обиду на Малфоя, который опять сделал ее виноватой во всем. — Понятия не имею, я только что очнулся и тут на мою голову свалились вы. Снова! — выдохнул мужчина. — Знаете, я тоже безумно рада вас видеть живым и невредимым, — вспылила Герм, готовая опять наброситься на мага, и сдерживаясь из последних сил, чтобы этого не сделать. — Ну с этим я бы поспорил. — Что вы хотите этим сказать? — не поняла девушка. — Вы имеете в виду, что мы умерли? — Повторяю: понятия не имею, — резко остановившись ответил Малфой. Не ожидавшая этого Гермиона врезалась ему в спину: — Простите, — машинально произнесла она, снова отходя на пару шагов от своего спутника. — Да прекратите уже извиняться! — раздраженно проговорил Малфой, понимая, что путь к оазису, манящему прохладой и живительной влагой, будет намного длиннее, чем ему показалось вначале. — Прос… — девушка потупилась. — Что происходит, как вы думаете? — Что вы помните после того, как я спрыгнул в воду? — уже спокойней спросил маг. — Почти ничего, — задумчиво произнесла гриффиндорка. — Я пыталась вас остановить, но не успела. Те знаки, которые вы начертили на лодке, меня удержали, а потом меня выбросило обратно в библиотеку. Потом… потом, кажется появились авроры, Гарри, Рон, Грюм. А сейчас я в больнице, в коме, — сама не веря в то, что говорит, закончила свой рассказ Гермиона. — Просто замечательно, — подвел итог Малфой. — Исходя из всего этого я могу сказать только то, что наша связь осталась прежней, хотя должна была ослабнуть… — Почему это? — перебила пораженная словами собеседника девушка. — Потому что мы находились в другом мире и тут действуют иные законы. В нашей реальности я бы просто считался пропавшим без вести, и вам бы ничего не грозило. Через какое-то время вы бы полностью восстановили силы и вернулись к привычной жизни, но что-то явно пошло не так. И я никак не могу понять, что сделал неправильно. — То есть ваша… смерть, — Герм с трудом произнесла последнее слово, запнувшись, — никак бы на мне не отразилась? — Нет. — У меня просто нет слов, — пролепетала ведьма, в упор смотря на мужчину. — Но почему тогда вы даже в лодке продолжали настаивать, что нет способа разорвать нашу связь? — Не разорвать, а ослабить, — недовольно поправил Люциус. — Потому что не желал заканчивать жизнь в желудке Ктулху. — И почему же вы вдруг передумали? — Вы заразили меня своим гриффиндорским благородством, — с усмешкой ответил Малфой. Гермиона снова на какое-то мгновение потеряла дар речи. Она во все глаза смотрела на человека, стоявшего сейчас в паре футов от нее, и совершенно ничего не понимала. Она столько времени пыталась разгадать загадку под названием: «Люциус Малфой», но оказалось, что так ни на шаг и не приблизилась к ответу. Малфой в который раз поставил ее в тупик своей двойственностью и непредсказуемостью. И главное, когда девушка готова была согласиться, что он, пускай и не рыцарь в блестящих доспехах, но все же нормальный человек, маг демонстрировал ей маску высокомерного сноба и бессердечного эгоиста, презирающего все и всех на свете и думающего только о собственной выгоде. Когда же Герм признавала свое поражение и злилась на себя за доверчивость и вечную веру в добро, и в то, что люди могут меняться, этот противоречивый человек снова все ставил с ног на голову, являя совершенно другого себя — способного чувствовать и сопереживать, готового даже пожертвовать собственной жизнь во благо близких ему людей. — Вы видите оазис? — слова Люциуса вклинились в мысли гриффиндорки так неожиданно, что она сразу не поняла, о чем он ее спросил: — Что? — Оазис. Вы видите его? — и он указал рукой вперед. — Да, — кивнула девушка, наконец-то вернувшись в реальность. — Прекрасно. В таком случае, предлагаю продолжить путь пока мы еще полностью не поджарились, — и Малфой направился по направлению к зеленому островку, что виднелся вдалеке. ******* Гарри и Рон практически поселились в палате, где лежала их подруга. Предоставив поиски канувшего в Лету Малфоя аврорам, парни ни на минуту не оставляли Гермиону одну, особенно после того, как услышали, что она бормочет его имя, и вроде бы даже разговаривает с Люциусом. — Ты думаешь с Герми все будет хорошо? — спросил Рон у Гарри. — Она не умрет из-за того… ну, из-за связи с Малфоем? — Не знаю, Рон. Честно, не знаю, — устало откинувшись на спинку стула сказал Поттер. — Очень хочу надеяться, что нет. — Но судя по всему ритуал разрушить нельзя. Ты же слышал, что говорил Грюм? И в книге, которую ты… — Рон, помолчи, — и парень наклонился к губам Гермионы, которая снова что-то зашептала. Уизли также приблизился к девушке, пытаясь разобрать хоть что-то из того, что она бормотала себе под нос, но опять безрезультатно. — Черт! — бросил он. — Нам нужен нормальный легиллимент, а не тот, который есть в распоряжении больницы. — А кого ты предлагаешь? Дамблдор, Снейп и Волдеморт мертвы, а кроме них я не знаю никого, кто бы обладал такой силой, — с досадой в голосе поинтересовался Гарри. — Тебя! — с надеждой смотря на друга сказал рыжик. — Рон, ты с ума сошел? — Почему? Ты же влез к Снейпу в голову, да и к Волдеморту. — Случайно и с перепугу, — выдохнул Гарри. — А тут нужно умение и опыт. Я могу сделать только хуже. Мы и понятия не имеем, где сейчас блуждает сознание Гермионы. Это не шутки! Рон насупился и снова уселся на стул, стоящий с другой стороны кровати, где лежала его девушка. — И что же нам делать? — минуту спустя поинтересовался он. — Ждать и надеяться на лучшее, — просто сказал Поттер и также занял свое место у постели Гермионы. ******* Гермиона едва поспевала за широким шагом своего спутника, который целенаправленно шел к оазису, но тот, словно издеваясь над уставшими путниками, не приближался к ним ни на фут. Солнце, казалось, и вовсе решило свести их с ума своими палящими лучами, которые с каждой минутой припекали все сильнее, уже оставляя на руках и лицах людей настоящие ожоги. — Я так больше не могу, — прошептала девушка и упала на горячий песок, шипя от боли. — Гермиона, нам нужно идти, — повернувшись, заметил Малфой. — Скоро песок раскалится так, что мы вообще не сможем на нем стоять. Необходимо добраться до оазиса раньше, чем… — Идите, куда хотите, и оставьте меня здесь, — выдохнула совершенно обессилившая гриффиндорка. Выругавшись про себя, Люциус подошел к девушке и поднял ее на руки, после чего продолжил путь к спасительному зеленому островку. — Почему бы нам не попробовать аппарировать? — едва не теряя сознание от усталости и жажды поинтересовалась Гермиона. — Пробовал, — недовольно ответил мужчина, — пока вы летали в облаках в попытках разобраться в моей многогранной личности. Здесь наша магия абсолютно бесполезна. Я понятия не имею, куда мы попали и что с этим всем делать, а еще какого лешего вы здесь оказались, если должны были спокойно восстанавливать силы в Мунго, забыв о моем существовании. — За кого вы меня принимаете? — возмутилась девушка. — Не в моих правилах забывать людей, которые… — она замолчала, пытаясь подобрать слова, но так и не сумела это сделать. — Я не прошу вас ничего забывать, — возразил Люциус. — Вы желали избавиться от проклятия, я дал вам этот шанс, но вы снова умудрились влипнуть в неприятности. — Никуда я не влипала, — обижено ответила мисс Грейнджер. Малфой ускорил шаг, хотя сам едва держался на ногах, но он видел, что Гермиона отчаянно нуждается в отдыхе и воде, а для этого им необходимо было добраться до этого злосчастного оазиса. — Гермиона, вы слышите меня? Не засыпайте! — несмотря на весь ужас ситуации Люциус с удивлением отметил про себя, что состояние его спутницы никак на нем не отражается. — Что происходит, черт возьми? Этого просто не может быть! Уже совершенно не зная, что и думать, Малфой машинально переставлял ноги, держась вертикально буквально из последних сил и чистого упрямства. Объяснить противоречивость случившегося Люциус не мог даже самому себе. Все его знания и понимание ситуации никак не вписывались в то, что здесь и сейчас происходило. По всем законам логики и магии аристократ должен был в этот момент ощущать неимоверные страдания и боль, но… он не чувствовал ровным счетом ничего. Нет, хотя это тоже не совсем верно. Малфой с трудом переставлял ноги, его мучила ужасная жажда и он был чертовски слаб от усталости, но это были его ощущения. Только его, ни о какой связи с Гермионой, которая то и дело проваливалась в забытье, и речи не было. Но тогда почему девушка оказалась здесь, с ним, в этом проклятом месте у черта на рогах?! Ответа на этот вопрос у слизеринца также не было. — Бред какой-то, — почти беззвучно подытожил свои мысли маг, вглядываясь вдаль, в надежде, что такой желанный оазис вот-вот укроет их своей прохладой. — Мы еще не пришли? — Гермиона приоткрыла глаза. — Боюсь, что нет, — выдохнул Люциус, переводя дыхание. По лбу тонкими ручейками струился пот, но у него не было даже малейшей возможности утереть его, поэтому он несколько раз моргнул и тряхнул головой, пытаясь сбросить бисеринки влаги, застилающие глаза. Гермиона, заметив это, оторвала от своего незамысловатого больничного одеяния правый рукав и протерла ним лицо мужчины. — Спасибо, — бросил Малфой. — Не за что, — слегка улыбнувшись, ответила гриффиндорка, а потом вскрикнула от резкой неожиданной боли в области живота, чуть не свалившись на землю. — Что… — Люциус не успел закончить, как ощутил сильный рывок, подобный тому, которым его накануне втянуло в книгу. Мгновение спустя их окутал туман и с бешеной скоростью стал кружить вокруг них. Подхваченные потоком маги взмыли в воздух, а еще пару минут спустя их выбросило в самом центре того самого заветного оазиса, добраться до которого они пытались все это время. — Гермиона, с вами все в порядке? — спросил Малфой, вставая на ноги и помогая подняться своей спутнице. — Кажется, — прислушиваясь к ощущениям, проговорила девушка. — Что произошло? — Джон?! — вместо ответа произнес Люциус, с нескрываемым удивлением рассматривая человека, стоящего напротив.
Автор запретил оставлять отзывы к этой работе.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования