Димка и Аленький цветочек +82

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Димка / чудовище - принц
Рейтинг:
R
Жанры:
Фантастика
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
...это же здорово, что обладателем Аленького цветочка оказалось не чудовище, а несомненный красавец и даже принц

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обоснуй умер, не успев родиться.
5 октября 2015, 06:34
- Мить, а Мить, ты, правда, сегодня в отпуск за «стены» идёшь? - ошарашила вопросом Бондарева шикарная брюнетка с бюстом шут знает какого номера.
Лопоухий, светловолосый юнец на секунду зажмурился, чуть потряс головой, затем широко раскрыл и так огромные глаза, практически выпучил их, не понимая, как смешно выглядит, пытаясь убедить себя, что всё это происходит в реальности. Звезда местного пошиба обратила на него внимание, первая заговорила! Неважно, о чём, но сам факт!
- Ага, - только и смог выдавить из себя потрясённый парень.
- А выполнишь мою просьбу? – Верочка томно улыбнулась.
Судорожно сглотнув, Димка ошарашенно кивнул головой. Слов не было, мыслей тоже. Он даже не мог сказать ей, что счастлив или восхищён. Вот уж точно, «как пыльным мешком по голове» - более правильного определения было не найти.
Верочка скромно потупилась. На щёчках красотки появился милый румянец, а бедолага Бондарев сначала резко побледнел, потом позеленел и под конец приобрёл окрас спелого помидора.
- Ничего сложного, - ангельским голоском произнесла Верочка.
Димка знал, о её коварстве, впрочем, о нем знали все, и рожки ей бы подошли куда больше.
- Всё, что захочешь, - выдавил из себя Дмитрий и откашлялся, потому, что фраза застряла в горле и всё никак не выдавалась наружу.
Получилось нечто невнятное, но девушка не обратила на такое косноязычие никакого внимания. Даже если бы Бондарев ничего не сказал, это бы нисколько Верочку не озадачило. Красавица считала, что все её капризы должны выполняться. А местное мужское общество только укрепило её в этом мнении, пытаясь потакать даме почти во всем. Хотя, если убрать все эмоции, то желания и просьбы были отнюдь не пустыми и глупыми. Верочка являлась руководителем биолаборатории, находившейся на громадном исследовательском корабле. И понятно, что абы кого на эту должность не взяли бы. Все эти ужимки не были чертой характера, скорее, так ей было проще управлять снобами, считающими себя венцом творения природы. На образ «легкомысленной дурочки» ловились многие, только позже осознавая, как их лихо использовали. Но Верочке прощалось всё и всегда, потому, что она действительно была очень ценным сотрудником. Начальство стояло за неё горой, и причиной тому была не удачно проведённая ночь, а заслуги Веры на поприще науки.
Она никогда не обратилась бы с просьбой к скромному инженеру из отдела технического обеспечения, но имелась в её задании одна деталь, узнав о которой, мужики поумнее отказывали в помощи. Митя же был бесхитростен. Весь его жизненный опыт сводился к знаниям техники, так что заметить ловушку в просьбе Веры он не сумел.
Слабый пол презрительно смотрел на длинного, худого и бесцветного Дмитрия, который ещё и заикался от волнения. Самой примечательной чертой во внешности Бондарева были уши. Небольшие, но задорно торчащие, они создавали образ любопытного, вечно удивлённого ребёнка. Всерьёз воспринимать Дмитрия не мог никто. Конечно, на корабль он попал не просто так, но даже конкурс ему удалось выиграть только потому, что все задания выполнялись удалённо. Без личного присутствия. Появление Бондарева в компании суровых мужчин – волков космоса – вызывало у присутствующих улыбки. Димку хотелось потрепать по тонким длинным волосам, по-отечески пожурить и угостить леденцом. Бондарев злился, но ничего не мог изменить. Уши портили все его потуги выглядеть старше и серьёзнее. Физические упражнения тоже не особо спасли. Наработанные мышцы скромно прятались под одеждой, и всем казалось, что парня долго морили голодом. Местные женщины старше тридцати в его присутствии тут же начинали проявлять материнский инстинкт и наперебой старались подкормить бедолагу. А вот молодые девушки не воспринимали его всерьёз совсем. Хотя опыт свиданий у Димки всё же был. Точнее – целых два. Оба завершились плачевно. Бондарев терялся, ляпал невпопад откровенную глупость и практически сбегал от девушек, оставляя их в недоумении. Так что, никаких надежд на личную жизнь у него не было. И вдруг такое нереальное явление. Конечно, Бондарев был готов пообещать хоть луну с неба.
- Там растёт очень интересный цветок, - продолжила свою просьбу Верочка, - никогда таких не встречала. Почему-то местные отказываются мне рассказать о нём, да и фотографий я не нашла. Может, ты сделаешь пару-тройку снимков, издалека, просто с приближением. Ну, очень хочется разглядеть, что да как.
Верочка опять захлопала шикарными ресницами, мешая Димке нормально соображать. В конце концов, он промямлил:
- А чего сама-то не снимешь?
- Ты знаешь, нас сейчас не пускают за «стены». У местных праздник какой-то, или что-то ещё, но реально, женщинам на улице появляться нельзя, - брюнетка тяжело вздохнула, и у огорчённого парня сложилось впечатление, что она сейчас разрыдается.
- А потом? – зачем-то спросил Бондарев.
- Ну, раз ты не хочешь… - вздохнула грустно Верочка, надув губки.
- Не-не, я помогу, - ради прекрасных глаз, ну, и прочих прелестей, Дмитрий готов был кинуться в эту аферу, как в омут с головой.

Дерис был занят решением серьёзной проблемы, поэтому нежданные посетители оказались очень некстати. Наследник правителя Гронзы, Абореля и прочее-прочее злобно прищурился, разглядывая перепуганного начальника отдела безопасности дворца. Будущий правитель славился грозным нравом, и для своих врагов являлся бедой даже страшнее собственного отца.
- Ну? – нетерпеливо подтолкнул к действиям перепуганного подчинённого хозяин кабинета, нервно постучав по столу пальцами.
- Покушение на честь Вашего рода, - выпалил позеленевший от страха начальник, которому и в страшном сне не могло присниться, что придется такое произнести.
- Неужели? – в вопросе Дериса было больше удивления, чем гнева.
Мужчина, радуясь, что всё ещё жив, поспешил объяснить свои слова.
- Герейцы, это всё они, - бодро начал он и осёкся, слишком уж глупо выходило.
- Конечно, - согласился вдруг Дерис, - я уже слышал, что чужаки виноваты чуть ли не в моровом поветрии. Не напомнишь, когда оно случилось?
- Нет, - замотал головой подчинённый.
- Ещё бы, - усмехнулся хозяин кабинета, - это было несколько сот лет назад. Коварные герейцы появились уже тогда, не правда ли?
- Я хочу доложить, что дело не в море, - собрался всё же с мыслями офицер, выпрямился, приосанился и сообщил о ситуации чётко, без эмоций.
- Что? Я не ослышался? Какой-то чёртов малец полез к цветку верности? – реакция Дериса была странной.
Хозяин кабинета долго хохотал. До слёз. Понемногу успокоился, хотя весёлую улыбку стереть с лица всё никак не мог.
- Ну, вы отогнали неудачника? – спросил он, наконец.
- В этом и проблема, - нахмурился докладчик, - факт был зафиксирован Советом благонадёжности.
- Вот же, - Дерис с досады стукнул кулаком по столешнице, - всё этим старым неймётся. Проблему уладили?
- Они настаивают на суде и смертной казни, - прозвучало в ответ.
- Та-а-ак, - протянул Дерис, - это уже серьёзно. То есть, оппозиция снова копает под отца. Или они рассорят нас с герейцами, или раструбят о моих личных проблемах. Не хватало ещё, чтобы они полезли в мой гарем.
- Советник предлагает согласиться на суд, - сурово доложил начальник безопасности.
- И наказать нарушителя за глупость смертью? Думаешь, нам это сойдёт с рук? Герейцы реально могут начать войну с нами. Я не уверен, что мы сможем их одолеть, - весёлость Дериса мгновенно испарилась, на лице появилась привычная для многих угрюмость.
- Можно повлиять на решение суда, - предположил Транил.
- Ты сам в это веришь? – покачал головой Дерис.
Молчанье затянулось, но решение было необходимо.
- Есть ещё вариант, - осторожно предложил безопасник.
- Ну?
- Соблюсти обычай.
- Ох! Как ты себе это представляешь? – Дерис скривился, словно увидел нечто неприятное.
- Достаточно первой ночи и обязательного месяца, - вздохнул офицер, на лице которого явно отразилось сочувствие.
- Проклятье, - выдохнул Дерис, - больше нет выхода?
Начальник отдела отрицательно покачал головой.
- Всё так плачевно? – уже жалобно спросил Дерис, хотя сам принял решение, которое должно было спасти и честь рода, и власть отца.
- Вы можете взглянуть на него, - поклонился ему Транил.

- Всё ещё хуже, чем я ожидал, - выдал Дмитрию фразу переводчик, и парень поднял глаза на посетителей.
То, что он влип, Бондарев понял сразу, как только увидел грозную стражу, направившую на него оружие. Такое Дмитрий видел в электронном отчёте, который готовили учёные головы для отправки на Землю.
Потом что-то случилось с его сознанием, в глазах потемнело. Очнулся он уже в этой комнате. Наверное, это была камера тюрьмы, но какая-то странная. Вся белая. Взору просто не на чем было остановиться, кроме как на дурацкой кровати и столе возле неё. Тюремщики тоже были в белом. Даже пища, которой кормили заключённого, не отличалась многоцветьем: нечто студенистое и прозрачное, противно дрожащее, не имеющее вкуса, но довольно питательное, как убедился Димка. Он не мог сказать, сколько времени провёл в заточении, когда в помещение вошли двое. Высоченный красавец подошёл к узнику вплотную и произнёс эту странную фразу. Бондарев, уставший от монохромности собственного существования, с удовольствием рассмотрел незнакомца, отмечая даже незначительные мелочи. От девочек Дмитрий слышал, что местные достаточно красивы. Но этот экземпляр был просто великолепен. Высокий. Явно выше даже долговязого Бондарева. Яркий, иначе и не скажешь. Коротко стриженные волосы отливали тёмным золотом, создавая в ярком искусственном свете удивительный ареол вокруг головы незнакомца. Правильные с точки зрения землянина, или герейца, как их называли местные, черты лица выдавали породу, выведенную старательными генетиками. И это не преувеличение. Верхушка этой страны была просто повёрнута на идеальности крови. Высшие аристократические рода являлись образцами тщательного генетического отбора. Об этом Дмитрию взахлёб, давясь воздухом от восторга, рассказывал его друг, генетик по специализации и медик по должности на корабле. Теперь же Бондарев воочию увидел результат этой многолетней или многовековой деятельности. Чёткие линии густых тёмных бровей оттеняли странное серебро глаз. Такая радужка у людей не встречалась никогда. Синий зрачок только подтверждал инопланетное происхождение красавца, но сочетание цветов было завораживающим. Практически классический нос с резко очерченными крыльями слегка загибался на кончике, придавая облику его обладателя хищный вид. Чуть впалые щёки и выделяющиеся скулы еще больше подчёркивали этот образ. Тонкие губы не портили, скорее, удивляли бронзовым цветом. Пришелец был невероятно красив.
Все это великолепие выражало своим видом полное презрение к бледному червю, которое видело перед собой. Почему-то Бондарева это задело, словно для него было очень важно понравиться незнакомцу, будто от этого зависела его жизнь.
Оказалось, правда, зависит…
Красавец обратился к своему спутнику и принялся смаковать такие подробности, от которых у Дмитрия заалели его выдающиеся уши. Они обсуждали его непрезентабельный внешний вид, и переводчик равнодушно переводил фразы, вроде «бледная немочь», «дохляк», «сущий ребёнок». Бондарев никак не мог понять, какое дело было незнакомцу до его внешних данных, но никто не торопился просветить его. Закончив совершенно неприличное обсуждение «достоинств» узника, посетитель выдал уж и вовсе странную фразу.
- Как бы то ни было, выбора нет. Назначайте церемонию. И поспешите, нельзя позволить собрать суд.
- А мне кто-нибудь объяснит мои права? – наивно выдал Димка вслед уходящим, но не был удостоен даже мимолётного взора на прощание.
Парень озадаченно почесал макушку, хотя у него возникло ощущение, что приключение он огрёб совершенно на иную часть тела. А вскоре о том, какую глупость он совершил, ему сообщил полномочный посол герейцев.

- Этот растение называется «Цветок верности» и является символом и ценностью рода правителя, - убил первой же фразой посол обмершего в испуге Димку.
- Мне капец, - только и смог прошептать бедный парень.
- Не то слово, - согласился его собеседник и принялся забивать гвозди в крышку гроба Бондарева.
- Почему же они не охраняли свою ценность?! – возмутился парень, услышав, чем грозит ему его поступок.
- Охраняли, там был особый излучатель. Благодаря тебе местные обнаружили, что на нас не действует их довольно серьёзное оружие. Так что и по этому поводу переполох поднялся. Ты, мальчик, создал жуткую ситуацию, просто на грани разрыва и объявления войны. А такой развязки не желает никто, потому, что мы не уверены в своих силах. Правитель Гронзы, Абореля и так далее стал единственным, кто охотно пошёл на контакт с нами. Но против него выступают не только иные страны этой планеты, но и местная оппозиция. Нам удалось нащупать те ниточки, что успокоят соседние государства. А тут ты со своей глупой выходкой. Зачем полез-то туда?
Димка задумался. Выдавать Верочку не хотелось. Впрочем, сам виноват. Она как раз несколько раз подчеркнула, чтобы он близко не подходил, снял издалека. Но цветок был расположен очень хитро, не только с воздуха не подступишься, но и не с каждой стороны рассмотришь. Вот и решил парень погеройствовать, подошёл поближе. Ну, а дальше случилось то, что случилось. Так что не Верочка во всём виновата, а его желание покрасоваться перед девушкой.
- Так получилось, - ответил на вопрос Дмитрий, горестно покачав головой в знак того, что полностью осознаёт всю незавидность своего положения.
- И это всё, что ты можешь сказать? Впрочем, не будем играть в «Угадайку». Вера Дементьева всё рассказала, - голос посла был полон печали, словно он уже мысленно похоронил Бондарева.
- Но я же сам, - встрепенулся Дмитрий.
- Заварили вы кашу. Одна со своим научным любопытством, другой со стремлением всех осчастливить! – рассердился вдруг собеседник.
- Не всех, - буркнул Димка.
- Ну, вот и будешь теперь своего господина осчастливливать, - огрызнулся посол, и парень недоумённо уставился на него, не понимая, о чём речь.
- Я кто? – орал он через несколько минут, после того, как ему выдали весь расклад.
- Ты – наложник! – твёрдо повторил мужчина, не допуская никаких возражений.
- Ни за что! – замотал головой Димка, просто представив вблизи себя того красавца.
В груди что-то ёкнуло, и сам парень не мог объяснить своей реакции. Это был не испуг, и не раздражение, и не… Да не знал он, что за чувство в нём зародилось. Но точно осознавал, что так не может быть. Не с ним. Не в этой жизни.
- А тебя никто и не спрашивает. Подойдя к цветку, ты заявил о своём праве на это звание. Между прочим, посочувствовать нужно твоему будущему господину, - не пожалел самолюбия парня посол.
- Это почему же? – возмутился Димка, хотя и сам представлял, сколь нереален этот мезальянс.
- А как наследнику объяснить твоё появление всем остальным наложникам? – добил парня собеседник.
- Их много? – почему-то поинтересовался Дмитрий.
- Пока пятеро, скоро шестой будет, - усмехнулся посол, - но дело не в количестве. Каждый из них прошёл нешуточный отбор и испытания.
- Что, так стремятся ублажить принца? – съязвил Бондарев, причём скорее не от злости, а от отчаянья.
- У них нет такого титула «принц», только «наследник», - педантично поправил его мужчина, - но не суть. Наложники служат не только и не столько для сексуальных утех. Это его команда, если хочешь, самые верные люди. Так что господину Дерису ещё придётся объяснить, на каких правах в эту группу войдёшь ты.
- Не очень-то и хотелось, - продолжал храбриться Дмитрий.
- Да, тебе хочется героически сдохнуть, развязав при этом чуть ли не межгалактическую войну, - «согласился» посол, в нескольких словах описав перспективу.
И Бондарев сник. А главное, он прекрасно осознал, что мысль о тесном контакте с тем красавчиком ему, почему-то, ничуть не противна. Этот факт удивил парня, но в сложившейся ситуации ему можно было и порадоваться.

С церемонией не затягивали. Само действо Бондарев перенёс стоически, лишь иногда вздыхая из-за переживаний по поводу своего нового и странного статуса. Но ночь надвигалась неизбежно, а вместе с ней и паника, охватившая Дмитрия. Ну, не был он готов к телесному контакту. Или был? Бондарев засомневался вообще во всём, после того, как господин шепнул: «Не бойся!» От его тихого голоса по всему телу побежали мурашки, а примечательные уши предательски заалели. Дерис взял его за руку и потянул за собой, а высокие двери, ведущие в личные покои наследника, отрезали парочку от всех любопытствующих.
В спальне стоял странный аромат, сразу вскруживший голову Дмитрия. Звуки стали какими-то странными, объёмными. Перед глазами возникла дымка, искажающая очертания предметов. Само тело парня охватила дрожь, но не озноб. Скорее, предвестник возбуждения. Дмитрий понял, что это афродизиак, но ему уже было всё равно. Потому что Дерис принялся его раздевать, и от его прикосновений по всему телу расходились волны наслаждения. Бондарев и представить себе не мог, что это будет так жарко. Он вдруг понял, что готов сразу сдаться своему обладателю. Со всеми своими страхами, переживаниями и комплексами. Только бы эти прикосновения не прекращались. Казалось, что Дерис слышит его мысли, поэтому не останавливался, продолжая сладкую пытку. Димка окончательно перестал что-либо соображать, окунувшись с головой в это море наслаждения и страсти.

Очнулся он внезапно, будто кто-то выдернул его из глубокого сна. Открыл глаза и сразу наткнулся на довольный взгляд Дериса.
- С новым днём, мой ламин, - голос господина сохранил свои чарующие нотки.
Дмитрий только робко улыбнулся, не зная, что должен ответить. Да, ламин – это синоним слова «наложник», но Бондарев уже знал, как различаются значения этих терминов. И теперь он тоже стал членом команды наследника. Ещё вчера ему сообщили, что весь месяц придётся пробыть в новом статусе. Первая ночь необходима, чтобы местные почувствовали, как изменился запах герейца. Без этого никто не примет Дмитрия. А потом его можно будет освободить от нежелательных обязанностей. Наследнику достаточно сказать одну фразу, и Бондарев сразу станет бывшим наложником. Довольны будут и Совет, и правитель, и все остальные. Только вот будет ли рад такому освобождению сам Дмитрий? После ночи он уже сомневался в том, нужна ли ему свобода.
Впрочем, впереди был целый месяц для раздумий. Уж такой умный парень, как Дмитрий, обязательно проведет его с пользой, чтобы принять окончательное решение. И вообще, это же здорово, что обладателем Аленького цветочка оказалось не чудовище, а несомненный красавец и даже принц. Вот в этом Бондарев был абсолютно убеждён. Главное, чтобы и Дерис не сомневался ни в чём.