Перевод

A Little Ghostly Nudge 22

СьюСау переводчик
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Для тебя во всем цвету

Автор оригинала:
Settiai
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/14000

Пэйринг и персонажи:
Тайки Каяшима/Сюити Накацу, Тайки Каяшима, Сюити Накацу
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Мистика Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Нет лучшего способа начать отношения, чем дружба. Разве что исключая случай, когда во время спиритического сеанса что-то пошло не так.

Посвящение:
Комментарий автора: "For incoming" (переводчик не нашел на этом сайте никого с таким никнеймом и не знает, что это значит и как это понять)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
10 октября 2015, 23:47
– Когда он, ужасаясь, посмотрел на призрак маленькой девочки, она холодно улыбнулась.       Каяшима Тайки остановился, его лицо было бесстрастным, разве что, немного дергался уголок рта. Он пустил быстрый узкий взгляд на собравшихся вокруг парней. Ноэ раскачивался с перепуганным лицом, Секиме и Накацу смотрели сквозь рассказчика, а Накао оглядывал комнату, будто не понимая, зачем он здесь. Сано сидел на другой стороне комнаты и спокойно читал письмо, не обращая на остальных внимания.       Ноэ наклонился вперед с огромными глазами. – И что? – спросил он отчаянно. – Что произошло дальше?       Немного наклонив голову, Каяшима встретился взглядом с Ноэ. – Сзади, – сказал он, растягивая слова, чтобы привлечь внимание, – кто-то начал насвистывать знакомый мотив.       Сано, наконец, оторвался от чтения, довольно качая головой.       Ноэ испустил сдавленный крик, отворачиваясь с бледным лицом от Каяшимы. Секиме, сидящий рядом, усмехнулся и заговорчески подмигнул ему. И начал насвистывать песню из истории.       Все рассмеялись, когда Ноэ пронзительно закричал. Даже Каяшима немного усмехнулся, наслаждаясь испугом на лице друга. – Я знаю! – выкрикнул Накацу через несколько секунд. – Почему бы не устроить спиритический сеанс?       Смех Каяшимы мгновенно стих.       Секиме задумчиво посмотрел на Накацу. – Знаешь, это не такая уж и плохая мысль. И завтра не нужно рано вставать. – Говори за себя, – пробурчал Сано под нос.       Накацу проигнорировал его, кивая Секиме. – Разве не здорово? – Это звучит заманчиво, – тихо добавил Накао.       Трое повернулись к Ноэ, взволнованно глядящему на них. – Вы уверены? – спросил он. – Я имею в виду, вы все слышали, что случилось в истории… – Это просто история, – небрежно бросил Секиме, махнув рукой. – Правда, Каяшима?       Каяшима уставился на него, размышляя. – Любители не должны вмешиваться в то, чего не понимают, – сказал он, нахмурившись. – Это значит, – прошептал Накацу, – это просто история.       Большинство рассмеялись, хотя Сано просто закатил глаза и посмотрел на часы. Он по-прежнему выглядел нервно, но уже успокаивался.       Секиме положил руку на плечо Ноэ. – Конечно, – сказал он, ухмыляясь. – Это будет весело. – И у нас всего несколько месяцев до конца школы, – вставил Накао. – это может быть нашим последним шансом.       Ноэ начал улыбаться. – Это заманчиво – делать такие вещи, как в фильмах.       Каяшима еле сдержался, чтобы не закатить глаза.       Накацу оглядел комнату, усмехаясь. – Все?       Сано покачал головой. – Без меня, – сказал он, вставая на ноги. – Я завтра должен встретиться с моим тренером, обсудить планы на колледж, и я хочу ответить на письмо Мидзуки прежде, чем стемнеет. – Письмо от Мидзуки? – спросил Накацу с расширившимися глазами. Было видно, что он не дослушал Сано до конца. Он быстро вскочил и подбежал к Сано. – Почему ты не сказал? Я могу его увидеть? Что она пишет? – он на секунду остановился. – А куда ты собрался?       Вздохнув, Сано остановился, подняв руку. – Да, – сказал он, подняв палец. – Я только что это сделал, – другой палец. – Нет, – третий. – Она в порядке, – четвертый. – В мою комнату – последний.       Не говоря больше ни слова, Сано опустил руку и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Накацу стоял, глядя вслед, прежде чем начать расхаживать вперед–назад и хлопать в ладоши. – Великолепно, – сказал он, разглядывая их всех, – нас осталось пятеро, чтобы провести сеанс. – Четверо, – делая все возможное, чтобы проигнорировать ауру Накацу, появившуюся после упоминания Асии, Каяшима встал и направился к двери.       Накацу моргнул, когда Каяшима прошел мимо него и с удивлением спросил: – Ты не поможешь? – Нет, – коротко ответил Каяшима.       Не говоря ни слова, он открыл дверь и вышел, закрыв ее за собой. А потом вздрогнул – судя по глухому стуку, Накацу хорошенько врезал по стене.       Качая головой, парень прошел по коридору. Через несколько секунд он услышал, как дверь позади открылась, и прибавил шагу. Не оглядываясь, он открыл дверь в свою комнату. – Накацу, куда ты собрался? – крикнул Секиме приглушенным голосом. – Это же твоя комната! – Я сейчас вернусь! Иди обратно, и начинайте готовиться!       Не обращая внимания на приближающийся звук шагов по коридору, Каяшима закрыл дверь с глухим стуком. Он схватил первую попавшуюся книгу, вытащил стул и упал на него. Даже не взглянув на название, открыл на середине и начал читать.       Он даже не посмотрел, когда дверь распахнулась спустя несколько секунд. – Мы больше не соседи, – сказал Каяшима как ни в чем не бывало. Он демонстративно закрыл книгу и положил на стол, прежде чем встретиться взглядом с Накацу. – Ты не можешь просто так входить в чужую комнату.       Накацу покачал головой. – Ты секунд на пять опередил меня, – ответил он. И, кроме того, мы два года жили вместе в этой комнате. – Ближе к делу. – Ближе к делу? – Накацу в отчаянии взмахнул руками. – Что с тобой? Обычно ты готов бросить все ради этих сверхъестественных вещей. Я имею в виду, ты везде видишь призраков.       Каяшима глубоко вздохнул, делая свое обычное, школьное лицо. – Я вижу духов вокруг нас, – сухо сказал он. – Они – часть этого мира, как ты и я.       Накацу вздохнул и оперся о стену. – Ладно, понятно. – Тем не менее, – продолжил ответ, подчеркивая слова, – сеанс призывает призраков, которых тут нет. Это совершенно другие обстоятельства. – Ты хочешь сказать, люди не должны проводить спиритические сеансы? – скептически произнес Накацу.       Каяшима потянулся и потер виски. – Нет, – прозвучало устало, – я говорю, что этого не должны делать любители.       Накацу озадаченно уставился на него. – Но почему ты не поможешь нам? Ведь ты же эксперт? – Я не особо талантлив, – сказал Каяшима, отводя взгляд. – Конечно, талантлив, – мгновенно ответил Накацу тоном, в котором не было ни капли сомнений.       Каяшима усмехнулся и посмотрел вверх. Он устало улыбнулся Накацу, отмечая знакомые цвета его ауры. – Нет, – мягко повторил он, – это не так.       Удивительно, как обнадеживающе выглядела аура Накацу. Цвет не оставался одним и тем же, каким был при общении с Секиме, Сано или даже, в некоторой степени, Асией. Он также не переключался между двумя крайностями, как у Ноэ с Накао. Это было… непредсказуемо. И это было тем, что Каяшима видел не очень часто. – Хватит смотреть на меня так, – нервно провел пальцами по своим крашеным волосам Накацу.       Каяшима поспешно отвернулся. – Прости, – сказал он, отчитывая себя в мыслях. Он потер больную голову, немного хмурясь, когда понял особенность этой боли. Он что-то чувствовал. – Знаешь, я думаю, что схожу и посмотрю, что там у ребят, – явно разочарованно отошел от стены Накацу. – Похоже, в конце концов, проводить сеанс придется самостоятельно.

***

***       Каяшима резко проснулся, задыхаясь, и быстро оглядел свою комнату. Его паника немножко утихла, когда он понял, что уснул за столом, но не исчезла полностью. Он что-то чувствовал и не мог избавиться от ощущения, что это «что-то» не несет ничего хорошего.       Каяшима посмотрел на часы и нахмурился, увидев время. Прошло чуть больше часа с того времени, как он оставил остальных; это не было временем, чтобы нормально заснуть, но идеально подходило для всяких неприятностей.       Краем глаза Каяшима заметил движение. Он мгновенно среагировал. Очистив мысли, он огляделся по комнате. Там не было ничего: ни призрака, ни чего-то подобного… до нынешнего времени. – Сеанс, – прокряхтел он. – Они на самом деле смогли кого-то вызвать.       Кто-то постучал в дверь, и одновременно с этим волна паранормальной энергии прокатилась там. Дверь распахнулась, хотя Каяшима не отвечал, показывая стоящего там Накацу. – Я постучал, – сказал Накацу, ухмыляясь, – но ты не ответил.       Прищурившись, Каяшима уставился на фигуру, стоящую в дверном проеме. Он посмотрел на ауру, но она была… неправильной. Вместо обычных контрастов, борющихся друг с другом, был черный. Увядший. Как будто это был не Накацу.       Или даже больше.       Накацу – нет, призрак внутри Накацу – преодолел расстояние между дверью и стулом. Потом схватил Каяшиму за плечи, вжимая в спинку. – Не двигайся.       Каяшима подавил в себе желание бороться. Он сомневался, что у него есть шансы против того, что было внутри Накацу. Он возвышался над Каяшимой, и был гораздо атлетичнее сложен. Заставляя себя оставаться спокойным, Каяшима замедлил дыхание и попытался сосредоточиться. Нужен простой экзорцизм. Он делал это десятки, возможно, сотни раз. – Я не сделаю тебе больно, – сказал призрак надломленным голосом. Если бы Каяшима не знал, то не сказал бы, что это не Накацу. – Или ему.       Несмотря на предупреждения мозга, Каяшима заставил себя успокоиться. Он не чувствовал зобы от призрака внутри Накацу. Было что-то, что нельзя определить, но это не было плохим намерением.       Накацу наклонился и поцеловал его.       Нет, это был не Накацу. Это просто призрак, использующий тело Накацу.       Каяшима не сдержал свое тело, отреагировавшее на неожиданный поцелуй. Уже довольно давно он не был так близок к кому-то – несмотря на замечания мозга, – и все части тела были сильнее размышлений. То, что это был друг, ничего не меняло.       Через поцелуй Каяшима почувствовал, как губы Накацу изогнулись в улыбке. В голове почти явственно прозвучало «спасибо». А потом призрак исчез так внезапно, что Каяшима вздрогнул, удивляясь этому почти также, как и отсутствию давления не плечо.       Накацу со вздохом оторвался.       Несколько секунд они смотрели друг на друга широко раскрытыми глазами. Каяшима чувствовал тупую боль в плече, но сопротивлялся желанию потереть его. Голова слегка кружилась, но неясно, от поцелуя или недолгого присутствия призрака. – Каяшима? – нерешительный вопрос Накацу звучал даже более чем удивленно. – Что сейчас случилось?       Каяшима не смог ответить. Не сказав ни слова, он выскользнул на пол, упав на согнувшиеся ноги. Сердце громко билось в груди, дыхание – короткие рваные вздохи. Через несколько секунд краем глаза он заметил движение. Накацу опустился рядом на колени, неуверенно кладя руку на плечо Каяшимы. – Тайки?       Аура Накацу было темно-красной. Несмотря на то, что это может означать многое, сейчас Каяшима был уверен, что друг волнуется. Он назвал Каяшиму полным именем, что можно пересчитать по пальцам.       Удивленный прикосновением, Каяшима заставил себя дышать медленнее. Не хватало воздуха, и это было необходимо. Тем не менее, изо всех сил успокаивая свое мчащееся сердце, Каяшима, наконец, взглянул в глаза Накацу. – Я говорил, что сеанс – плохая идея, – сказал слегка надтреснутый голос. – Если не знаешь, что делаешь, что-то может пойти не так.       Накацу уставился на него растерянным лицом. – Что произошло? – спросил он, серьезнее, чем когда–либо слышал Каяшима. – Я… я не помню, что случилось.       Каяшима отвернулся, разрывая зрительный контакт с Накацу. – Ты был одержим, – как можно спокойнее произнес он. – Думаю, тебе стоит носить амулет, который я тебе дам.       Накацу смотрел на него, губами повторяя слово «одержим». – Больше нет, – поспешно заверил его Каяшима. Немного трясясь, он протянул руку и снял один из амулетов, которые носит на шее, под рубашкой. – Надень это и не бойся, что этот дух вернется.       Накацу, все еще с пустыми глазами, берет амулет и надевает через голову. – Он заставил меня поцеловать тебя, – тупо проговорил он. – Почему я тебя поцеловал? – Ну, обычно у призраков есть незаконченное дело, из-за которого они остаются в мире живых, – ответил слегка сжавшийся Каяшима. Он отвел взгляд от Накацу, стараясь не смотреть в лицо. – Призраки, вызванные сеансом, не всегда ведут себя так. Иногда у них тоже есть незаконченное дело, но обычно они просто устраивают неприятности. – Они делают что–то, что хотят сделать люди?       Каяшима нахмурился, отмечая перемены в ауре Накацу. Он мог понять смущение, учитывая ситуацию, но было что–то еще, что нельзя счесть. – Можно и так сказать, – медленно прозвучал ответ. – Чаще всего они делают то, что человек сделал бы, будь ситуация несколько иной.       Накацу уставился на него.       Едва подавляя желание спрятать лицо, Каяшима сосредоточился на чужой ауре. Она быстро возвращалась в обычное состояние, становясь ярче и читаясь легче. Почти.       Каяшима нахмурился, немного наклонив голову. Аура Накацу была слегка розоватой, именно того оттенка, который появлялся при общении с Асией. Не такой яркий, правда, но тем не менее… – Что, черт возьми? – пробормотал Накацу.       Уже второй раз за ночь Накацу действовал прежде, чем Каяшима отреагировал. Его без предупреждения схватили, прижавшись губами к его губам. Это отличается от первого раза. Тогда это было тщательно спланированная операция. А сейчас… это не так. Это тепло, дружелюбно, испуганно и… обнадежено. И – естественно.       А самое главное – реально.       Каяшима, полностью ошеломленный, на мгновение замер. И сделал первое, что пришло на ум: ответил на поцелуй.       Никто даже не подумал закрыть дверь. – Каяшима! Кажется, Накацу одержим… ой.       Оба мгновенно оторвались друг от друга с покрасневшими лицами. Ни один из них не смотрел другому в глаза. Секиме и Ноэ стояли в дверях, разинув рты, а Накао выглядывал из-за их спин с потрясенным лицом.       Каяшима прокашлялся, прекрасно понимая, что выражение его лица даже рядом не стояло с обычным. – Я, эм, заметил, – выдавил он. – Призрака больше нет, – мгновение он молчал. – В следующий раз, надеюсь, вы послушаетесь, когда я скажу, что проведение сеанса – плохая идея.       Все трое кивнули, по-прежнему глядя на парней, сидящих на полу.       Накацу замялся. – Просто любопытно, – тревожно спросил он, – я не целовал никого из вас?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.