Разница в возрасте +303

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
альфа/омега
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Драма, Омегаверс
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Мини, 17 страниц, 4 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отлично» от lugnasad
Описание:
Истинные пары встречаются не слишком часто. Альфы и омеги устают ждать своей судьбы и влюбляются, окунаются в океан страстей и заводят семьи с чужими истинными. Но бывает, что ожидание половинки становится смыслом жизни, а встреча - предсмертным подарком. Как быть, если разница в возрасте не десять или пятнадцать, а пятьдесят лет?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа является частью сборника "Истинные", в котором представлены различные нестандартные случаи истинных. Все фанфики читаются как отдельные произведения.

Против системы -
https://ficbook.net/readfic/3814856/9952482#part_content;
Атеизм, отчаяние, ненависть -
https://ficbook.net/readfic/4030892/10473857#part_content;
Был счастлив тебе -
https://ficbook.net/readfic/4287008;
Прогноз погоды -
https://ficbook.net/readfic/4184968/10850883#part_content;
Поцелуй или жизнь -
https://ficbook.net/readfic/4007511/10413360#part_content;

Крутая обложка к фанфику от AnnHarmony - https://pp.vk.me/c623830/v623830059/52145/qlHi55AVK1U.jpg

Работа написана по заявке:

01. В Греции всё есть!

19 октября 2015, 22:15

Читать вот под эту песню — Sasha — Lucky Day Lyrics



      

7 февраля



      Что может быть прекраснее, чем просыпаться в обед на белых шёлковых простынях, в объятьях сладкопахнущего, красивого омеги, посапывающего на плече? Теодор медленно, блаженно потянулся, и покосился на рядом лежащего партнёра прошедшей ночи. Такой ладный, стройный, с идеальной кожей и светлыми длинными волосами. Он, скорее всего, был поляком, либо белорусом, или же украинцем по национальности. Но явные славянские скулы и пухлые губы неоднократно притягивали взгляды здешних альф. Многие в университете бегали за ним, оказывали знаки внимания, дарили подарки, даже пытались взять силой, но в этом случае другие альфы заступались и всё вспять. Тео всего лишь повезло оказаться рядом с неприступным омежкой, когда у того началась течка и он был в сильном подпитии. Возможно, проснувшись, парень взбесится и продемонстрирует весь свой мерзопакостный характер. Ведь не может  он быть таким красивым и обладать, к тому же, кротким нравом. Альфа глубоко вдохнул приятный аромат и пропустил через пятерню мягкие волосы омеги. Он даже не помнил имя парня, его факультет, но чувство триумфа, что именно перед Тео омега не устоял, добавляло и без того чудесному утру будоражащих ноток. Альфа решил валяться здесь, пока блондин не проснётся сам. Его даже не смущало, что на оплату такого шикарного номера в самом дорогом отеле Афин придётся выложить всю стипендию, и, возможно, даже снова просить денег у отца. Зато в открытое панорамное окно проникал приятный ветерок, принося за собой тонкий аромат выпечки с улицы. Смешавшись с течным запахом омеги эта смесь создавала неповторимый букет, который неизбежно волновал кровь альфы.

      — Котик хочет поиграть? — прошептал Тео, повернувшись на бок и, привстав на локте, поцеловал парня в висок. Рукой он провёл по бедру омеги от колена вверх и переместился на ягодицу, немного сжимая. План по ожиданию пробуждения омеги рушился так же быстро, насколько альфа возбуждался.

      — Ты кто? — сонно спросил омега, не размыкая глаз и открывая тонкую, длинную шею для горячего поцелуя. Своей рукой он, первым же делом, нащупал твёрдую и пульсирующую причину своего пробуждения и стал мягко, нежно поглаживать её.

      — Эрос, — ответил альфа. Он убрал волосы омеги подле уха и шеи, покусывая мочку и уже смелее поглаживая ногу парня, перебравшись на внутреннюю сторону бедра. Раз уж он так благосклонно настроен, то можно перейти к более решительным действиям.

      — Бог Любви? Смело. Я не разочаруюсь, если открою глаза? — заулыбался омега. Он не выпил таблетки, купирующие похоть во время течки и заставить себя спихнуть альфу с кровати, да пару раз опустить мерзавцу на голову что-то тяжёлое, не мог. Куда больше хотелось чувствовать его руки и влажные поцелуи на нежной коже.

      — То, что ощущает твоя рука не слишком расстраивает, сладкий? — альфа качнул бёдрами, намекая на более активные действия со стороны партнёра — поглаживания не могли удовлетворить желания.

      — Нет, даже немного пугает. Но раз уж я пережил эту ночь, думаю, справлюсь и теперь, если ты не станешь сильно тянуть, — омега открыл глаза и мельком пробежался по лицу альфы. Он видел его много раз в университете и уже узнал запах. Не худший вариант из всех, только немного обидно, что он-то как раз не являлся одним из многочисленных ухажёров.

      Короткий, быстрый утренний секс устроил обоих. Чудное утро продолжалось уже в более сознательном русле. Омега не позволил сделать сцепку, так что Тео немного огорчился, однако быстро простил партнёра, излившись ему в рот.

      — Я забыл, с какого ты факультета? — спросил альфа, всё ещё не решаясь покинуть такую удобную и благосклонную постель. Лежать вот так — удовольствие, несравнимое с быстрым сексом в общежитии или на вечеринке с омегой, которого уже поимел твой друг, а до него ещё пара-тройка альф. Чистый, свежий запах блондина проникал в самую душу, хотелось находиться рядом с ним вечно, касаясь бархатной кожи и прислушиваясь к спокойному, глубокому дыханию.

      — Музыкальных искусств. Милош Новак, — омега встал с постели и направился в душ. Он тоже не знал с какого факультета альфа, а запоминать греческие фамилии вообще довольно сложно, даже после трёх лет проживания в Афинах. По пути он отметил, как хаотично разбросаны по номеру их вещи, — закажи завтрак, — бросил он альфе через плечо. Парень привык, что за ним ухаживают и исполняют прихоти, даже те, кому постель и не светила. А раз уж этот наглый грек добрался до запретного плода, пусть немного покрутится.

      — Ты откуда? — крикнул Тео, нехотя поднимаясь и поднимая трубку связи с приёмной. Одалживать у отца всё же придётся, но этот Милош того стоит, однозначно.

      — Варшава! Польша! — омега сказал ещё что-то, но его голос смешался со звуком воды и разобрать ничего не вышло. Парень не торопился, набрал ванну и напустил туда пушистой пены разных цветов, налил масла. Благослови Господь Грецию за это масло! От него кожа становилась мягкой, упругой и чрезвычайно нежной — сущий шёлк. Опустившись в тёплую воду, Мило блаженно прикрыл глаза и стал размышлять, насколько глупым было переспать с этим альфой. Да — он красив, и невероятно притягателен, но … какое будущее может быть с парнем, с которым переспишь по пьяни? Жаль, конечно.

      — Желаете трапезничать здесь, Ваше Величество? — Теодор вошёл в ванну с серебряным подносом. Посередине стояла небольшая вазочка с алой розой, а вокруг: чайничек с ароматным кофе, сливки, две тарелки с творожным рулетом и пиала с вишнёвым вареньем. Альфу не нужно было учить галантности, уж произвести впечатление на омег он умел, а поляк нравился ему особенно сильно, тем более в этой цветной пене.

      — Давай ко мне, — согласился Милош, тёплая вода снимала симптомы течки, да и альфе нужно время перед новым подходом, так что можно безопасно понежиться в ванне, облокотившись на широкую смуглую грудь.

      Тео разместил поднос на специальном столике, перекинутом через довольно широкую ванну, и, скинув белое полотенце, которым обмотался, чтобы забрать у служащего завтрак, забрался к омеге за спину. Скользнув ногами по нежным бёдрам омеги и прильнув пахом к его пояснице, грек почувствовал вновь накатывающее возбуждение и в мыслях осудил себя за такую прыть. Если он хочет задержаться с Мило дольше чем на период течки, то пыл нужно поубавить. Постоянно занимаясь с ним сексом, он только покажет нежному созданию каким животным, полным инстинктов, является. Слабый пол не любит такого отношения к себе. Омега тем временем разлил кофе в две красивые фарфоровые чашечки и добавил себе сливок и сахара.

      — Ты ведь наверняка пьёшь чёрный, — хмыкнул он, передавая чашку альфе. Тео пил с молоком и двумя ложками сахара, но сейчас кивнул и забрал из тонких пальчиков ароматный напиток, — тебя как зовут? На каком факультете?

      — Теодор Иваниди. Философия, педагогика и психология. Мне двадцать пять, умею готовить, люблю собак, путешествовать и фантастику. Кофе пью со сливками, двойным сахаром и только утром, вообще предпочитаю чай, — сообщил альфа, после каждой фразы коротко касаясь губами затылка, шеи или плеч омеги.

      — Краткое досье на самого себя? Всегда так делаешь? — усмехнулся Мило, отмечая про себя, что всё, что сказал альфа, можно интерпретировать только положительно, и грек ни одного отрицательного качества не назвал. Хотя, сам факт, что он заговорил об этом может означать, что альфа не против продолжить знакомство.

      — Нет, только если выпадает удача встретиться с таким потрясающим омегой, как Милош Новак, — сладко шепнул альфа и намеренно задел плечо парня, потянувшись за своим рулетом. Этот омега действительно очень нравился Тео, он собирался обольстить его и ввязаться в пагубный омут отношений.

      — И часто тебе так везёт? — Мило привык к комплиментам, так что не особо обращал внимание на старания альфы, тем более, что в поле зрения были куда более выгодные ухажёры. А разрядка уже давно была нужна, главное, чтобы этот Теодор не разболтал всем в университете об их короткой интрижке.

      — Так крупно — впервые. Разве в Польше нет факультета музыкальных искусств? — вопрос, конечно с подвохом. Альфа понимал почему омега здесь, хоть Греция и не самая богатая страна в Евросоюзе, но всё-таки здесь лучше, чем в Польше. Так, по крайней мере, считал альфа, никогда там не бывавший.

      — Здешние альфы мне больше по нраву. Горячие ребята и очень щедрые, как ты, — хитренько улыбаясь ответил Мило и аккуратно наколол на маленькую вилку кусочек вкуснейшего рулета — традиционного для Греции. Он успел полюбить за три года в Афинах всё. Радушных, отзывчивых людей, вкусную еду, шумные вечеринки, красивую архитектуру и, конечно же, ласковое, мягкое море. Здесь находился его собственный Рай. Оставалось только найти, с кем разделить своё счастье.

      — Если бы ты хотел щедрых альф — не был бы таким неприступным, — философски рассудил Тео. Хоть у парня и было много претендентов на роль спонсора, никто не мог похвастаться, что провёл с ним ночь. Кроме Теодора, конечно. Он погладил омегу по плоскому упругому животу, лишённому как жировой прослойки, так и мышц, и легонько задел миниатюрный член, переместив руку на внутреннюю часть бедра.

      — Может я хочу щедрого супруга, а не каких-то там альф? — омега аккуратно убрал руку Тео со своего бедра, медленно возвращаясь к своей привычной роли недотроги. Правда, сидя обнажённым в тёплой ванне с альфой — эта задача была довольно сложной. Но, может быть, можно позволить себе ещё одну маленькую, коротенькую глупость? А потом - всё.

      — Истинного ждёшь? — улыбнулся альфа, подчиняясь порыву омеги и убирая руку.

      — Знаешь, по статистике только двенадцать процентов всего населения Земли встречает своего истинного, так что… я жду своего идеального альфу, который будет меня любить и сумеет обеспечивать, — спокойно сообщил Мило. Он ни от кого не скрывал свою позицию. Альфа должен обеспечивать омегу, если хочет детей и полноценную семью, а нет — жить с бетой.

      — То есть он должен быть чертовски богат?

      — И умён, добр, внимателен, — подхватил поляк мысль Тео. Он откинулся на его спину и мирно прикрыл глаза. Каким бы красавчиком этот грек не был, он на роль идеального альфы вряд ли подходит. Скорее, он эдакий Казанова — вон как обхаживает, номер в дорогущей гостинице, учитывая, что наверняка не работает нигде, завтрак в ванну, обалденный секс, в котором омега кончает первым. Хотя, это подходит под пункт «внимательный».

      — А если тебе повстречается такой, родишь от него детей, но после этого встретишь однажды истинного? Что тогда будешь делать? — спросил грек. Как минимум по одному пункту он точно не подходил. Из богатств у него только повышенная стипендия, и когда он сможет окупить своё обучение в престижном университете — ещё неизвестно.

      — Знаешь, как говорят у нас в Варшаве? Любимый и истинный — синонимы, — уклончиво ответил омега, не открывая глаз. Разговор перетекал в опасное русло и Милош не чувствовал в себе уверенности, чтобы долго сопротивляться мягкому, видимо отработанному, напору альфы.

      — Но ведь в жизни бывают погрешности. Что, если альфа подходит по всем параметрам, кроме одного? — продолжил свою мысль Тео. Он чувствовал, омега не против сблизиться, нужно только проявить желание и немного настойчивости. Только чуть-чуть, чтобы не спугнуть.

      — Какой конкретно пункт не соответствует? — омега отодвинул перекидной столик и развернулся лицом к альфе. Заглянув в тёмные глаза с чёрными пушистыми ресницами. Пожалуй, он отпустит себя, позволит этому греку соблазнить и склонить к большему, чем просто секс. И принимать таблетки от течки, наверное, в этот раз не станет. Давненько он не переживал течку вот так, с альфой на все четыре дня.

      — Богатство, — признался Тео, с удовольствием рассматривая открытую, красивую улыбку Милоша. До чего же он был совершенен, чистый ангел.

      — Я о богатстве не говорил ни слова. Мне двадцать один, и я тоже умею готовить и весьма неплохо, люблю абсолютно всех животных, фантастику, но ещё мелодрамы и комедии. Ах да, кофе предпочитаю со сливками и тройным сахаром.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.