Отражение +508

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Автор оригинала:
brainstorm1001
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/8648528/1/Mirrored

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Том Марволо Реддл (Лорд Волан-де-Морт, Лорд Волдеморт)
Пэйринг:
Лорд Волдеморт/Гарри Поттер, Рон Уизли/Гермиона Грейнджер
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Драма, Экшн (action), AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Макси, 356 страниц, 26 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличный перевод чудесного фик» от ЛерчикXD
«Спасибо за перевод!» от lishaf
«Отличная работа!» от Reana
Описание:
«Что, если с ним приключится что-нибудь страшное; об этом твердили инстинкты, но Гарри был непреклонен. Настал его черёд рисковать ради их безопасности».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
От автора: соответствует канону до случая в Малфой Мэноре 7-ой книги. До определённого момента в фанфике присутствуют отрывки из «Гарри Поттера и Даров Смерти».
От переводчика: жирный шрифт — парселтанг.

Глава 1. Гвоздь в гроб

19 октября 2015, 21:32
— СТОЯТЬ, ИЛИ ОНА УМРЁТ!

Гарри глубоко неровно вздохнул и задержал дыхание, пока не запылали лёгкие.

Он не должен был соглашаться на их помощь, не должен был брать с собой. Пусть даже не дожил бы до сегодняшнего дня, зато всё было бы не так.

Гарри медленно выглянул из-за дивана, сжимая в потной ладони украденную палочку. Беллатрикс стояла прямо перед ним. Она вцепилась в Гермиону, которая, казалось, потеряла сознание, и держала у её горла короткий серебряный нож.

 — Бросайте палочки, — холодно прошептала Беллатрикс. — Бросайте, или мы полюбуемся её грязной кровью!

 — Бросайте, я сказала! — взвизгнула ведьма, когда они так и не сдвинулись с места, и сильнее надавила лезвием на горло Гермионы, пока на коже не показалась первая кровь.

 — Ладно. Ладно! — выкрикнул Гарри, быстро поднялся и бросил палочку Беллатрикс на пол. Рядом встал Рон и тоже выпустил палочку Хвоста, а потом они оба подняли руки.

 — Очень хорошо! — зазубоскалила она. Её грудь лихорадочно вздымалась. — Драко, подбери их! Тёмный Лорд уже близко, Гарри Поттер! Ты скоро умрёшь!

Гарри и сам это знал — шрам пылал, словно в огне. Он чувствовал, как Волдеморт летит где-то очень далеко над тёмным бушующим морем. Скоро он сможет аппарировать, а Гарри так и не придумал, как им сбежать.

 — Вот так, — мягко произнесла Беллатрикс, когда Драко поспешно вернулся к ней с палочками. — Цисси, думаю, нужно снова связать наших маленьких героев, а о мисс Грязнокровке похлопочет Грейбек. Уверена, после того, что ты сделал, Тёмный Лорд с удовольствием отдаст тебе девчонку.

На последнем слове над ними вдруг что-то заскрипело. Они подняли головы как раз вовремя, чтобы увидеть, как задрожала хрустальная люстра, а в следующую секунду она скрипнула и со зловещим звоном понеслась вниз. Беллатрикс стояла прямо под ней; ведьма отшвырнула Гермиону и с визгом бросилась в сторону. А люстра, громыхнув хрусталём и цепями, рухнула на пол. Прямо на гоблина и Гермиону. Сверкающие осколки разлетелись по комнате; Драко скрючился, закрывая руками израненное лицо. Рон бросился к девушке, чтобы вытащить её из-под обломков, а Гарри, воспользовавшись суматохой, перемахнул через кресло, вырвал из рук Малфоя все три палочки и, указав ими на Грейбека, выкрикнул:

 — Stupefy!

Тройное заклинание подбросило оборотня к потолку, и он тяжело рухнул обратно. Нарцисса спешно оттащила Драко подальше. Беллатрикс вскочила на ноги, её волосы взметнулись в воздухе, когда она замахнулась серебряным ножом. Но Нарцисса направила палочку на вход.

 — Добби! — закричала она, Белла замерла. — Ты! Это ты обрушил люстру?

Крошечный эльф просеменил в комнату, дрожащим пальцем указывая на бывшую госпожу.

 — Вы не навредите Гарри Поттеру, — пискнул он.

 — Убей его, Цисси! — прошипела Беллатрикс, однако с очередным щелчком палочка Нарциссы тоже взмыла в воздух и приземлилась в другом конце комнаты.

 — Маленькое ничтожество! — завопила Белла. — Как ты смеешь отнимать у волшебника палочку, как смеешь не повиноваться приказу хозяйки?

 — У Добби нет хозяина! — взвизгнул эльф. — Добби свободный домовик. Добби пришёл спасти Гарри Поттера и его друзей!

Гарри задохнулся от неожиданности: шрам дёрнулся, словно оголённый нерв, от боли скрутило живот. Сомнений не было: остались секунды, прежде чем Волдеморт ворвётся сюда.

— Рон, лови… и УХОДИМ! — завопил Гарри, бросая другу палочку. Он видел, как та рассекла воздух, видел, как Рон протянул руку, но внезапно раздался грохот, дверь с громыханием распахнулась, а сознание Гарри, терзаемое невыносимой болью, затопило злорадное ликование. Он схватился за раскалывающийся лоб и рухнул на колени, моля лишь о том, чтобы у Рона и Гермионы всё получилось, чтобы они выбрались…

Испуганный вскрик Рона, раздавшийся секунду погодя, уничтожил все надежды. Слишком поздно. Ликующий возглас Беллатрикс подтвердил худшие опасения.

 — Добби! — глухо позвал Гарри, по-прежнему цепляясь за пульсирующий шрам. — Быстрее! Забери Рона и Гермиону отсю!..

За закрытыми веками мелькнула зелёная вспышка, Гарри испуганно распахнул глаза и увидел, как эльфа окутал смертоносный свет. Их взгляды встретились на секунду, а потом большие круглые глаза остекленели, и маленькое тельце начало оседать на пол.

 — НЕ-Е-ЕТ!!!

Гарри успел поймать его, притянуть к себе дрожащими руками и осторожно обнять.

 — Нет… пожалуйста, нет… Добби… Добби!

В нём взыграли злость и горечь, и эта крошечная, ненормальная, ликующая часть, что связывала его с чудовищем в дверях, лишь подлила масла в огонь, бушующий в душе. Хотелось вырвать у Беллатрикс нож, вспороть костлявую грудь и вырезать сгнившее сердце, а потом запихать его прямо Волдеморту в глотку!

Но сейчас не время оплакивать Добби, неважно, как ему больно. Сначала Гарри должен придумать, как им выбраться отсюда. Он ведь ещё жив, Рон и Гермиона тоже, и если он хочет, чтобы так было и впредь — он должен что-нибудь придумать.

Гарри мельком посмотрел на друзей и сразу заметил, что палочка, которую он бросил Рону, лежит слишком далеко, словно кто-то его обезоружил. Значит, придётся достать те две, что он выронил, мучаясь от боли, но как это провернуть, когда кожей чувствуешь пылающий взгляд Волдеморта? Одно неверное движение — и он труп. Не то чтобы это что-то меняло, Волдеморт собирается убить его в любом случае.

 — Мой Лорд! На правах хозяина этого дома я рад преподнести вам Гарри Поттера!

Гарри взглянул на отца Драко, который, словно жалкий раб, стоял перед Волдемортом на коленях.

— Ты?! — вскинулась Беллатрикс, тоже падая ниц перед высоким, тощим, тёмным силуэтом. — Ты здесь вообще не причём! Мой Лорд, это я призвала вас и…

 — Я поймал Поттера, мой Лорд! — выступил из тени Грейбек. Он прихрамывал и держался за сломанные рёбра; пожалуй, в сознании он оставался лишь благодаря звериному наследию. — Не слушайте их, мой Лорд, Поттера поймал именно я!

Волдеморт не проронил ни слова, лишь пристально рассматривал Гарри из тени.

 — Молчи, меркантильный, расчётливый мерзавец! — накинулась на оборотня Беллатрикс, и Гарри обернулся к ней. Грейбек ощерил клыки, но ведьма не испугалась и продолжила злобную тираду: — Ты не стоишь ни малейшего внимания нашего Лорда! Не отвлекай его своим ничтожным полу!..

 — Довольно!

Тихое слово, холоднее арктического ветра. Белла резко замолчала и снова бросилась в ноги Волдеморту, в извинение целуя подол мантии. Гарри бы фыркнул от отвращения, если бы так отчаянно и беспомощно не искал выход.

 — Я… — Волдеморт замолчал, медленно вышел из тени, и Гарри рассмотрел бледное, пугающее лицо. Он несколько секунд не мог вздохнуть: холодный страх стиснул бешено колотящееся сердце. Он не справился с заданием… он всех подвёл… — очень разочарован, — мягко, со скрытой угрозой закончил тёмный волшебник. — Приди я хоть на секунду позже — снова увидел бы спину исчезающего Поттера. Вот как ты собиралась преподнести мне мальчишку, Беллатрикс?

— Нет! Нет, мой Лорд! — воскликнула она; её глубоко посаженные глаза блестели от растущего отчаяния. — Всему виной тот жалкий домовик! Он появился здесь и помог Поттеру выбраться!

 — Значит, вас всех одолел один единственный эльф? — с ожесточённой насмешкой прошептал Волдеморт.

 — М-мой Лорд! .. — слезливо залепетала ведьма, её лицо потемнело от стыда.

 — Тихо! Ни слова больше, Беллатрикс. Убирайся, — резко перебил её Волдеморт и, не удостоив больше и взглядом, зашагал к будущей жертве. Гарри дико заозирался по сторонам; он видел, как Малфой опалил спину Беллатрикс злорадным взглядом, но сейчас ему было не до этого. Нужно что-нибудь придумать — что угодно! Но в голове совершенно пусто, и Гарри отчаялся. Никто не придёт на помощь.

Нарцисса стояла в дальнем углу и прижимала к себе Драко, Рон обнимал безвольную, перепачканную кровью Гермиону, точь-в-точь как Гарри — хрупкое тело Добби. Зелёные глаза встретились с пустыми голубыми, казалось, друг уже простился с жизнью. «Не сдавайся», — беззвучно прошептал ему Гарри, пытаясь приободрить, хотя сам был далёк от спокойствия. Удивительно, но это немного помогло, Рон едва заметно кивнул, а Гарри, собрав всю отвагу, посмотрел на медленно надвигающегося на него Волдеморта.

 — Знаменитый Гарри Поттер, — сурово прошептал Тёмный Лорд, — …мы снова встретились.

Длинные бледные пальцы медленно прокрутили тисовую палочку.

 — Я хотел бы покончить с тобой Палочкой Судьбы, но, очевидно, на сей раз хватит моей.

Гарри отлично понимал, что сейчас произойдёт, а потому осторожно опустил Добби на пол и бросился к одной из палочек. Но те отскочили прежде, чем он успел дотянуться до них, и с цоканьем укатились на пару футов.

 — Даже не думай, Поттер. На этот раз я играю не по правилам. Ты просто умрёшь.

Гарри окатило ненавистью. Он медленно поднялся и расправил плечи.

 — Я убью тебя, но сначала ты заплатишь за все унижения, что принесла мне твоя невероятная удача.

Волдеморт взмахнул палочкой, и позвоночник Гарри изогнулся точь-в-точь как в тот раз, на кладбище, но Тёмный Лорд вдруг передумал и освободил его, направляя палочку на Рона и Гермиону. И прежде чем Гарри взревел от ужаса, он услышал:

 — Rennervate.

Секунду погодя Гермиона завозилась в руках Рона и растерянно осмотрелась по сторонам, прежде чем замереть с перепуганным вздохом.

 — Я хочу, чтобы твои друзья всё видели, — со злорадным удовольствием объяснил Волдеморт. — А теперь преклони передо мной колени, если не хочешь видеть, как они умрут.

Сердце больно ударилось о грудь, Гарри повернул голову к Рону и Гермионе. Губы друга беззвучно выдохнули слова, и он понял их — «он всё равно нас убьёт». Холодный осколок пронзил пульсирующую мышцу. Этому не бывать —, но Гарри по-прежнему не знал, что делать!

 — Не заставляй меня ждать, Поттер.

Он снова повернулся к Волдеморту и медленно опустился на колени.

 — О… да. Так намного лучше, чем подчиняющее проклятие. Хорошо, очень хорошо. На что ещё ты готов пойти, чтобы немного продлить их жизни?

Гарри промолчал, только стиснул зубы. Волдеморт ведь знал ответ: почти на всё. И это пугало. Но он не покажет свой страх, не доставит Риддлу такого удовольствия.

 — Такой несгибаемый дух… почти похвально, — насмешливо протянул Волдеморт и неторопливо обошёл его кругом.

Гарри не опустил гордо поднятой головы, даже когда Тёмный Лорд снова остановился перед ним.

 — А теперь проси для них пощады, — холодно приказал он. — Умоляй. Ползай по полу, как остальные, и, возможно, я над этим подумаю.

Тело застыло от отвращения. Гарри отвёл взгляд, не в силах выдавить ни слова. Пальцы сильно, до боли, сжались в кулаки.

 — Не хочешь? — спросил Волдеморт. — Ты так и не усвоил урок? Кажется, однажды я уже говорил: покорность — достоинство, которому ты должен научиться, перед тем как умереть.

 — Мой Лорд! — послышался восторженный голос где-то позади тёмного мага. — Прошу вас, позвольте мне проучить его! Я запытаю девчонку — её крики быстро развяжут ему язык.

 — Беллатрикс? — мягко прошептал Волдеморт и немного повернул голову. — Я велел тебе уйти.

 — Х-хозяин, я… я… подумала, быть может, вы передумаете?.. — залепетала она, подходя ближе, и Гарри смог увидеть её. Дрожащий голос молил.

Волдеморт промолчал, но судя по опустошённому лицу ведьмы, одарил её одним из своих беспощадных взглядов. Беллатрикс унизили прямо на глазах Гарри, который, наконец, понял — её наказали, не позволили разделить с хозяином его триумф.

А в следующую секунду шрам обожгло — Волдеморт снова смотрел на него. Когда за Беллатрикс хлопнула дверь, Тёмный Лорд опять заговорил:

 — Я не удивлён твоему неповиновению, Поттер. Хотя это неважно, очень скоро я с ним разберусь, — он ударил палочкой по ладони и невесело улыбнулся. — Но сначала ты увидишь, как я убиваю твоих друзей. Это, несомненно, сломит твой рассудок, а большего мне и не нужно. А теперь скажи, кто умрёт первым — мальчишка или девчонка?

И в эту секунду Гарри с пугающей ясностью понял: ему нечего терять. Можно стоять на коленях и смотреть, как умирают самые дорогие для него люди, а можно умереть первым, пытаясь их спасти. Пожалуй, здесь и думать нечего. Он готов сразиться даже без шанса на победу.

Гарри посмотрел на Волдеморта и, приготовившись умереть, дал выход накопившейся ярости.

 — Сначала леди, моя королева, — прорычал он сквозь зубы, выплёвывая каждое слово с жалящей ненавистью. А потом выбросил крепко сжатый кулак прямо в пах Волдеморта, который так удачно маячил перед глазами.

Удар вышел точным. Костяшки, невзирая на сопротивление плоти, встретились с твёрдой костью.

Вопль Волдеморта вышел за все допустимые рамки человеческого диапазона. Несколько секунд Гарри с нескрываемым удовольствием смотрел, как скрючивается противник, словно пытается сжаться. Длинные ногти впились Гарри в лицо, болезненно вспарывая кожу, а потом ревущий Волдеморт рухнул на колени, и Гарри, не обращая внимания на боль, замахнулся и врезал другим кулаком по впадинке на бледном подбородке. Удар получился таким же хорошим — послышалось тихое клацанье встретившихся друг с другом рядов зубов, и тёмных маг рухнул навзничь, палочка выпала из длинных пальцев.

Это был выход.

Шанс, на который Гарри уже и не надеялся.

Он бросился к оружию, но Волдеморт кинулся следом, на клочки раздирая куртку и рубашку Гарри, а вместе с ними расцарапывая спину в иступлённом страхе, что враг получит его палочку.

 — Люциус! — выкрикнул Тёмный Лорд, и Гарри краем глаза увидел, как оцепеневший мужчина пришёл в себя и бросился на выручку хозяину.

Гарри поставил на кон всё и, до сих пор придавленный к полу весом Волдеморта, изо всех сил потянулся вперёд. Ему удалось подцепить деревянную рукоять указательным и средним пальцами! Он обхватил её ладонью, борясь с желанием обернуться и снести голову Тёмного Лорда к чёртовой матери. Но пока его нельзя убить, бесполезно даже пытаться. Сначала нужно уничтожить хоркруксы. Выполнить задание. А для этого — выбраться отсюда. Сейчас. Гарри швырнул палочку через комнату, прежде чем Риддл успел её вырвать. И Волдеморт слепо кинулся за ней, отдавая приказ остановить пленников во что бы то ни стало.

Красная вспышка ошеломляющего проклятия просвистела совсем рядом с головой, когда Гарри вскочил на ноги, краем глаза замечая, как Люциус неуклюже распластался на полу.

 — ГАРРИ!

Он повернулся к заклинателю и увидел Рона, который как раз бросал ему одну из призванных им палочек. Слабая израненная Гермиона вытащила из-под обломков люстры гоблина и быстро схватилась за руку Рона. Гарри ловко поймал палочку и в долю секунды бросился к Добби, подхватывая маленькое безвольное тельце.

 — Avada

К счастью, ему не пришлось услышать проклятие до конца; он резко развернулся на месте и растворился в воздухе, твердя про себя место назначения и надеясь, что этого хватит…

Коттедж Шелл… Билла и Флер… Коттедж Шелл…

Гарри рухнул в мокрую траву. Измученного сознания коснулся умиротворённый далёкий шум моря.

Он крепко жмурился, не в силах двинуться с места. Даже дышать казалось слишком тяжело. Гарри был выжат как лимон. Лишь через несколько секунд, когда к нему подбежали Дин и Луна, он понял, что справился. Они что-то говорили, но Гарри не слышал: распахнув глаза, он всё смотрел и смотрел на неподвижное тело Добби.

 — Рон… Гермиона? — с трудом выдавил он чуть погодя, и Дин заверил, что с ними всё хорошо и он сможет встретиться с ними в коттедже.

 — Нет… сначала я хочу похоронить его. Похоронить, как принято… — услышал Гарри собственный тихий голос.

Он копал яму и чувствовал, как колет и горит шрам, чувствовал ярость и боль Волдеморта, видел, как безжалостно наказывают каждого, кто остался в Мэноре. Но всё это приглушала собственная печаль: тогда Гарри загнал её очень глубоко, сейчас же она прорвалась наружу. Он потерял друга, а вместе с ним и желание дальше так отчаянно разыскивать Дары. Разве хочется защищаться от смерти, когда друзья жертвуют ради тебя жизнями?

Гарри будто выдернули из сна.

Когда они собрались у могилы проститься с Добби, наступило утро. А потом Гарри вместе с остальными вернулся в коттедж и сел за кухонный стол. Он смотрел на красочный утренний пейзаж за окном и вспоминал, как просил Добби никогда больше не бросаться ему на помощь. Если бы домовик послушался, то выжил бы, а вот сам Гарри был бы где-то там, с родителями.

 — Арри… mon Dieu1! У тебя к'говь! Подойди, я об'габотаю 'гану.

Гарри повернулся к Флер и почувствовал, как неприятно заныла расцарапанная спина.

 — Всё нормально, — ответил он. — Позаботься о других, им помощь нужна больше, чем мне.

 — Остальные уже отдохнули и подлечились. Сейчас твой че'гёд.

Гарри не нашёл, что возразить, а потому кивнул и, повернувшись к девушке спиной, тихо прошептал:

 — Спасибо.

 — О боже, — взволнованно пробормотала она. — Выглядит очень ме'гзко. Кто это сделал?

 — Тебе лучше не знать, — ответил Гарри, любуясь солнечными бликами на воде в стакане.

 — Сначала надо п'гомыть, — произнесла Флер и отвлечённо кивнула Биллу, который рассказывал о Джинни. Теперь, когда Пожиратели Смерти знали, что Рон путешествует с Гарри, она была в безопасности.

И только он хотел спросить, как от них защищалась семья Уизли, как Флер снова с ним заговорила:

 — В 'гане что-то заст'гяло. Нужно это достать. Может немного жечь.

В следующую секунду Гарри ощутил мимолётную боль и неприятную влажность — из открытой глубокой раны вдоль спины потекла кровь.

 — Что это? — брезгливо нахмурилась Флер. Гарри повернулся и посмотрел на её окровавленные кончики пальцев. Девушка уже готова была отшвырнуть свою находку, но он осторожно поймал её руку и положил маленький предмет себе на ладонь.

 — Похоже на… ноготь, — Флер содрогнулась и сморщила нос.

 — Это на самом деле ноготь, — быстро подумав, согласился Гарри.

До поры до времени он придержит его у себя: нужно кое-что проверить, и Гермиона ему в этом поможет. Но сначала надо поговорить с Грипхуком и Оливандером.

И Гарри уже знал, кто будет первым.
Примечания:
1. Боже мой!