О смущении, экспериментах и хорошем настроении +94

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Shingeki no Kyojin

Основные персонажи:
Леви Аккерман, Саша Блаус, Ханджи Зоэ
Пэйринг:
Ривай/Саша, Ханджи
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Это просто шикарно=)))» от Belial Alva
Описание:
Начальство благородно решило порадовать народ праздником и танцами, вот только мнение Саши на этот счет забыло спросить. А Саша... Саша впервые в жизни застеснялась.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
27 октября 2015, 16:26
Вообще-то для танцев было не место и не время. Ведь когда вокруг, точно мячиками в пинг-понг, перебрасываются через Стену головами убитых гигантов и соскребают их кишки с люстр, как-то не до развлечений. Но руководство решило, что солдатам не помешает немного расслабиться и отдохнуть, а посему вознамерилось порадовать народ танцевальным вечером и хоть каким-то намеком на праздник. Но совсем не поинтересовалось – а будет ли счастлив народ сим действием?

***

Саша кралась по коридору, точно шпион, пробирающийся в самое сердце логова врагов. Она не издавала ни звука, задействовав свои самые ценные охотничьи навыки, сливалась с тенями и мысленно костерила начальство на чем свет стоит. Увы, на этот раз прятаться ее заставляли отнюдь не меркантильное и преступное желание обзавестись жратвой или улучшить свои воровские навыки. Ведь как раз этого добра в сегодняшний вечер было достаточно даже для ее бездонного желудка.

Просто-напросто Саша стеснялась показываться на всеобщее обозрение в том виде, в котором она находилась сейчас. Да что там! Ей было стыдно даже здесь, в полумраке коридора перед ползущими мимо тараканами! А все начиналось так безобидно… Когда объявили о празднике, она не придала этому значения. Когда потребовалось платье и добрая (аки Ганнибал Лектор) Ханджи Зоэ предложила помочь с выбором, тоже не задумалась. Зато, когда оказалась перед зеркалом за пять минут до выхода, затряслись коленки.

Слишком короткое, слишком откровенное, слишком яркое платье было совсем не в стиле вечной обжоры в штанах, вспоминающей о том, что она девушка, только во время месячных, да и то с примесью пофигизма (текут и текут, главное - аппетит не отбивают). А сейчас откуда-то взялись и талия, и длинные ноги, и грудь почти третьего размера (всего чуть-чуть и не хватало), и… вообще. Она так не договаривалась и уж точно не соглашалась!

А дальше творился полный беспредел! И сколько бы она не сопротивлялась, а майор Ханджи, жутко ухмыляясь, беспардонно вытолкнула ее за дверь, оставив беззащитной и почти голой. Сиреневое полупрозрачное платье, сидящее на девушке, как влитое, не создавало ощущение надежности. Тогда в голову Браус и закралась страшная мысль – это новый эксперимент? Так ведь она не гигант! Ни в каком месте не гигант!

Поначалу Саша хотела сбежать, но со всех сторон слышались голоса, музыка и смех, и, куда бы она ни бросалась, везде ее преследовали веселящиеся и довольные… Замуровали, демоны! Наверное, в эти мгновения девушка осознала одну истину – она впервые в жизни смутилась и застеснялась настолько, что ей захотелось провалиться под плинтус, поглубже. Если бы прямо сейчас приказали отправиться на разведку в Лес Гигантов, то она прямо так и помчалась бы – на каблуках и в помаде; и не важно, что без снаряжения – шпилька в руках растерянной Браус пострашнее любого оружия в мире.

Поняв, что оказалась слишком близко к танцевальному залу, в распахнутых дверях которого вовсю куражился народ, девушка шмыгнула в первую попавшуюся дверь. Еще бы чуть-чуть, и ее бы заметили товарищи по отряду, а там недалеко до убийства и трибунала – смущающаяся Браус опасна для окружающих. Вот за что майор с ней так поступила? И не снимешь ведь шмотки – Ханджи пообещала в противном случае осчастливить ее сухим пайком из хлеба и воды на ближайший месяц.

Оглядевшись, Саша увидела, что оказалась в одном из залов, где приходилось время от времени собираться отрядам на совещания. Девушка с облегчением вздохнула, решив, что здесь сможет переждать всеобщее танцевальное помешательство и сможет выжить в этот страшный вечер, рядом с которым не сравнится ни один выезд за Стены. Конечно, лучше было бы, чтобы она попала на пищевой склад, но даже ради нового куска мяса она не готова совершать подвиги в том, во что вырядила ее ужасная Ханджи Зое.

- Браус, - вдруг раздалось за спиной ленивое и жуткое, - я, признаться, удивлен.

Саше захотелось взвыть, но она не зря училась выживать в диких, темных лесах, поэтому сдержалась и повернулась на голос:

- Чем удивлены, капрал Ривай?

Надежда человечества и самый большой кошмар всех гигантов замер в конце зала, развалившись на стуле и закинув ноги на стол. Мужчина разглядывал ее с самым невозмутимым выражением лица:

- Тем, что ты здесь, а не обгладываешь ломящиеся от угощений столы на вечере.

Саша выдавила:

- А мне… есть не хочется.
- Совсем? – капрал встал с места и шагнул вперед, заставив девушку попятиться, соприкоснувшись спиной с дверью. – Браус, ты не заболела?
- Н-нет.
- Там много сладкого, - Саша сглотнула, - и картошки, - Саша подумала, что можно и заглянуть, - и еще больше мяса.

Саша поняла, что сейчас ринется на штурм, наплевав на все свои ограничители, сомнения и прочие будоражащие голодно-смущенную душу чувства, как вдруг:

- Капрал, хватит издеваться!

Ривай только едва заметно усмехнулся, действительно веселясь вовсю:

- Не каждый день выпадает такая возможность.

Саша задохнулась от возмущения:

- Да вы постоянно над нами измываетесь!
- Вот как? – прикинулся непонятливым мужчина, забавляясь, как вмиг испуганная девушка превратилась в шипящую кошку. – Где доказательства?

От подобного нахальства Саша забыла и о своем наряде, и о стеснении, и о том, что ее практически прижало к стене жесткое мужское тело, оказавшееся неизвестно как слишком близко:

- Да буквально вчера! Это ведь вы заставили нас вычищать всю конюшню! Или когда принудили вымывать пол целые сутки в своем кабинете! Или…

Саша захлопнула рот, осознав, кого полощет ее длинный язык.

- Простите, - пискнула она и попыталась выползти из захвата стены-капрала, однако руки, легшие ей на бедра, сообщили, что бежать бесполезно.
- Извинения не освобождают от ответственности, Браус, - протянул Аккерман. При тусклом лунном свете он напоминал монстра из кошмаров. Или демона. Или… в общем, жуть да и только!
- Д-да, - сглотнула бывшая охотница, - я готова понести любое наказание. Разрешите идти убирать казармы?
- В этом, Браус? – поинтересовался мужчина, чуть отстраняясь и оглядываясь ее с ног до головы, задержавшись на глубоком вырезе. – Боюсь, Браус, тогда мужская половина отрядов точно сбежится увидеть это зрелище. Но я не настолько зверь, хотя…

Вспомнив, в каком она виде, мысленно костеря садистку и экспериментаторшу Ханджи, девушка рванула прочь. Глупая! Она забыла, с кем имеет дело! Не успела Саша и слово сказать, как оказалась сидящей на колене мужчины, втиснувшимся ей между ног, и с поднятыми над головой руками.

Она не сразу поняла происходящее – слишком уж оно казалось нереальным, а когда все-таки осознала, то поинтересовалась:

- Капрал… вы пьяны?

Даже в самом сюрреалистичном сне она не могла предположить подобного, а в реальности и подавно. Поэтому напрашивались некоторые мысли, даже несмотря на то, что капрала было практически невозможно довести до состояния нестояния выпивкой.

- Похоже, что я пьян? – губы спятившего (а как еще назвать происходящее?) начальства оказались слишком близко от ее губ. Саша ощутила, как ее обожгло горячее дыхание, пахнущее мятой, но никак не алкоголем.
- Тогда, - в горле девушки пересохло, - вы слишком тесно общались с майором Ханджи Зоэ. Она вас покусала?

Ривай склонился еще ближе, почти касаясь губ девушки, невесомо скользя по непонятно отчего воспалившейся коже, вдыхая аромат, чувствуя внутреннее обжигающее пламя. Но еще через мгновение невольную пленницу вдруг отпустили, так и не завершив начатое.

- Да нет, просто настроение хорошее, – невозмутимо пожал плечами Аккерман, вогнав Браус в ступор. А в следующий миг открыл дверь и, схватив ее за руку, потянул к залу, где танцевал народ и играла зажигательная музыка: - Идем, потанцуем, не зря же пришли.

Саша страдальчески закатила глаза к потолку, не пытаясь вырваться и мысленно размышляя о бренности мира и неотвратимости судьбы:

- А мне кажется, что все-таки покусали… Давайте мы лучше пойдем и сделаем вам укол от бешенства?

Особенно хорошей мыслью это Саше показалось, когда ее талию вновь обвили мозолистые руки и закружили в танце, под удивленные перешептывания окружающих, под ищущих где-то под столами челюсти друзей из отряда и под довольное подмигивание Ханджи, показывающей ей большой палец, поднятый вверх.

- Ну вот, минус одна девственница, - сделала пометку у себя в голове неординарная личность и любительница гигантов, - а то все картошка да картошка. Картошкой себя не удовлетворишь холодной, одинокой ночью. – И огляделась: - Так, кто там у меня на очереди…