На шаг впереди +184

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
альфа/омега
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Экшн (action), Омегаверс
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 138 страниц, 21 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Великолепно!» от lugnasad
Описание:
Ричард Ронвуд - легенда антитеррористической организации "Тета", начинает погоню за двумя беглыми агентами противоборствующих группировок, которые теперь ведут свою игру. Возможно, в глубине души он и симпатизирует безбашенной парочке истинных, однако приказ есть приказ. И как же поймать того, кто всегда на шаг впереди тебя?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
История Коула и Шайя: Истинный враг -
https://ficbook.net/readfic/3634307;
История Маска и Роберта Ронвуда: Игроки -
https://ficbook.net/readfic/4106261;
История старшего сына Ричарда - Кима: Подножка судьбы -https://ficbook.net/readfic/3812313

Баннер и крутячая обложка от AnnHarmony к работе:
Баннер - https://vk.com/doc327242059_437014893?hash=6d0e42cc0537de119b&dl=57972349aa411ca252
Обложка - https://pp.vk.me/c625230/v625230059/47a05/FXrFYLuDvOI.jpg

1 глава

10 апреля 2016, 18:34
      Бар «Крийон» в Париже был известен несколькими примечательными деталями. Во-первых, тем, что работал круглосуточно и там можно было в любое время суток пополнить уровень алкоголя в крови. Ловкий бармен-бета Жулье уже двадцать лет работал за стойкой и планировал умереть здесь же, во время очередной смены. У него были отличные отношения с хозяином бара. В основном потому, что его обожали посетители. Старик был харизматичным и весёлым, а уж как готовил коктейли — закачаешься. Он умел делать множество впечатляющих трюков и с удовольствием демонстрировал их посетителям, за что и получал от них достойные чаевые, особенно от щедрых туристов, которых он вычислял с первого момента, стоило им войти в дверь. Он был вторым, что влекло сюда гостей — как местных, так и иностранцев. Владелец не слишком-то тратился на содержание. Он был немцем, человеком прижимистым и консервативным. Единственный ремонт, который был здесь когда-либо сделан, датировался двадцатидвухлетней давностью и приравнивался к открытию «Крийона». Строители оставили после себя выложенную красным и коричневым кирпичом стойку в форме буквы «П», вокруг которой стояли высокие деревянные стулья без спинок с обитыми добротной плотной кожей сидениями. Выкрашенные в песочный цвет стены в разное время были увешаны то плакатами, то постерами фильмов, то пластинками. Сейчас там красовались фотографии знаменитостей, с которыми фотографировался предприимчивый Жулье. Если присмотреться — легко можно было заметить, что его лицо всегда выражало такое счастье, будто увидеться именно с этим человеком было мечтой всей его жизни, а уж оттого, что с ним согласились сфотографироваться, он вообще готов умереть от восторга прямо после того, как щёлкнет затвор. Каждый снимок украшал автограф звезды и рядом был прилеплен чек. Это частенько побуждало посетителей заказывать то же, что и их любимые певцы или актёры, и им было невдомёк, что Жулье выбирал те счета, какие хотел. Именно эта внушительная коллекция фотографий была последней особенностью «Крийона».

      В самом глухом и непроходимом углу бара, подальше от шумной компании молодых туристов, сидели два американца. У одного из них, альфы, было красивое, но уставшее, исхудалое лицо и тёмные растрёпанные волосы с первой проседью, хотя она и не могла относиться к возрасту — с виду ему было около сорока пяти — скорее уже к повышенной нервозности работы. Он был одет в неприметную одежду и пребывал в столице Франции всего несколько недель, прикидываясь журналистом. Его звали Ричард Ронвуд. Рядом с ним сидел Даниэль Сьют — моложавый стройный бета с утончёнными чертами лица и тонкими жёсткими усиками. Он жил в Париже около пяти лет, разыскивал разную информацию, следил за происшествиями и присматривал за временными агентами, которых забрасывали сюда. Как раз за такими, как Ричард. Они оба работали в международной антитеррористической организации Тета, деятельность которой в основном была направлена на поимку и ликвидацию преступников, а также внедрение агентов в террористическую среду и розыск информации. Тета существовала со времён окончания последней Мировой войны, и агентов для неё обучали в специальных школах, лишь изредка выискивая талантливых людей со стороны. По крайней мере, и Ричард, и Даниэль получили превосходное образование и профессиональные навыки.

      Уже некоторое время они разговаривали на пониженных тонах, обсуждая новую информацию с главной базы и сообщения раскиданных по миру агентов. Ричард потягивал виски со льдом, и его мало тревожило, что было только два часа дня. Он то и дело тянулся к пачке Мальборо за новой сигаретой и прикуривал. Он, не глядя на Даниэля, время от времени кивал. Казалось, будто его больше интересует пара кубиков льда в стакане и необходимость стереть мелкие капельки, когда тот запотевал.

      — То есть, ты через третье лицо узнал, что некто, похожий на Шайтана, засветился на этот раз в Америке? — глубоким, хрипловатым голосом переспросил Ричард, когда Даниэль наконец закончил своё долгое и путанное повествование.

      — Именно, — кивнул тот, довольный, что, вопреки его домыслам, Ронвуд всё же слушал его, а не витал в облаках.

      — А насколько этот человек надёжен? Что, если он обознался?

      Ричард отпил небольшой глоток и прогнал виски во рту, будто хотел лучше почувствовать его вкус. Только распробовал он его уже пару стаканов назад. Работа порядком утомила его — последние полгода он, как бешеная собака, гоняется по всему миру за Дьяволом Дельты, который будто специально светится то там, то здесь и опять исчезает. Теперь — Америка, второй раз за три месяца, а в промежутке — Пекин, Стамбул, Варшава, Москва. Такое чувство, будто он просто путешествует.

      Дельта была обширной и многонациональной террористической организацией. Более жестоких, хитроумных, дерзких и безумных преступников мир ещё не видывал. Главной её особенностью было то, что вся верхушка и агенты в Дельте являлись омегами. Они преследовали призрачную цель невидимого главенства над всеми и бредили переворотом мирового порядка, внедрения во все эшелоны власти слабого пола. Альф же хотели превратить в тупую физическую силу, а тех, что с хорошим генофондом — в быков-производителей. Причём сперму они бы добывали механическим способом, а не в ручную. Так, по крайней мере, считал Ричард.

      Дьявол, которого на самом деле звали Надар, а в Америке прозвали Шайтаном, был уроженцем Ближнего Востока и, судя по данным Теты, совсем не зря. На его счету было множество дерзкий преступлений, а папку с его делом Ричарду пришлось изучать два дня, прежде чем приступить к своему заданию по его поимке. Которое так до сих пор и не увенчалось успехом, что доказывало — Дьявол — профессионал в своём деле.

      — Он предоставил фотографии — Шайтан на них вместе с Холлом. Они немного изменили внешность, но в целом узнать их — не проблема, — Даниэль быстро сунул руку во внутренний карман пиджака и выложил на стол нечёткую фотографию. Не ней были изображены альфа и омега в пол-оборота. Рассмотреть их как следует не представлялось возможным, зато Ричард узнал место, где было отснято фото — парк аттракционов в родном Нью-Йорке. — Этот парень говорит, что у него есть и информация касательно их нынешнего месторасположения. Но за слив он требует деньги и программу защиты. Вы знаете, я не могу такого обещать. Так что подумал, что с ним должны поговорить именно Вы, — тихо проговорил он, постукивая по своему опустевшему стакану и привлекая этим внимание Жулье.

      Холл. Да уж, о нём стоило подумать отдельно. Коул Холл — дезертир из Теты. Он был первоклассно обучен — на том же уровне, что и сам Ричард. Разве что не обладал его опытом и навыками, которые нарабатывались годами. Но он представлял большую угрозу, особенно в компании Дьявола. Ричард ломал голову над тем, почему Холл с прекрасными рекомендациями и личными качествами, связанный многими отношениями, всё бросил и ударился во все тяжкие на пару с преступником. Но пока не мог найти ответ.

      — И где же я должен встретиться с ним? — устало спросил Рич. Он сомневался, что этот таинственный некто может предоставить хоть сколько-нибудь значимую информацию, но проверить всё же стоило. Тем более что пока не поймает Дьявола, Ричард не сможет вернуться домой.

      — Сегодня в ресторане «Эль Россе» в одиннадцать.

      — «Эль Россе»? Подпольный бордель? Интересное место для встречи с информатором, — изогнул бровь Ричард и смерил бету насмешливым взглядом. Если бы ему со всеми «языками» встречаться в борделях — миссии стали бы куда приятнее.

      — Это место назвал он сам. Я должен позвонить ему и сообщить, явитесь ли Вы, — нетерпеливо буркнул Сьют.

      Он жил в Париже уже пять лет, но не знал о том, что этот ресторан на самом деле — бордель. Зато Ронвуд был в курсе, хоть и прибыл всего две недели назад. Одно из двух: Даниэль — паршивый агент или Ронвуд — знатный потаскун. Бета оценил Ричарда быстрым придирчивым взглядом и признал, что представители слабого пола, должно быть, истекали смазкой при виде него, как и многие беты, которыми тот наверняка брезговал. Его крепкий многотонный запах даже при слабом обонянии Даниэля бил в нос и заявлял, что перед ним не мальчишка, а взрослый сильный альфа, а значит, ему частенько был нужен омега, а на заданиях секс был самым быстрым и простым способом расслабиться и снять напряжение.

      — Что ж, позвони, скажи, что приду. Как зовут его? — кивнул Ричард, когда Жулье добавил ему и Даниэлю виски и быстро удалился к другим ранним выпивохам.

      — Арман Тусо. Он омега.

      — Я не удивлён. Тогда я буду в одиннадцать в «Эль Россе». Свяжись с Саммерсом-старшим. Сообщи, что я в порядке.

      Сказав это, Ричард встал и в несколько больших глотков осушил свой стакан. Он подозвал бармена снова и оплатил счёт за себя и Даниэля, после чего вышел из бара с намерением отправиться в свою временную квартиру и отоспаться перед предстоящей встречей.

***



      Даниэль проследил за Ронвудом и остался неторопливо допивать оплаченный им виски. Он прекрасно понимал, что этот жест — скорее альфья привычка, тем более что тратить деньги, которые выделала на задания Тета, не требовало большой щедрости. Бета задумался над тем, что и сам не отказался бы лечь с Ронвудом, но он уже давно не был с альфами, предпочитая им омег или таких же бет, как он сам. Это не приносило потом чувства брошености и опустошения, какое всегда появлялось после ухода альфы.

      Закончив с выпивкой, Даниэль встал и разгладил свои светлые брюки от заломов. Затем быстро глянул в изогнутую зеркальную полку с множеством разномастных бутылок над баром и поправил усики. Он дружелюбно попрощался с Жулье и вышел на улицу и, осмотревшись, отправился в сторону метро. Ему предстояло сделать несколько важных звонков, и было бы лучше позвонить из автоматов в разных частях города.

      Спустившись в подземку, Даниэль сел в полупустой в такое время вагон. Весь недолгий путь бета рассматривал своё отражение в стекле и прикидывал, может ли ещё нравиться сильному полу. Или то время, когда можно было урвать себе узел, безвозвратно ушло. Он доехал до станции «Торкадеро» и, дождавшись своей очереди, вошёл в бесплатную телефонную будку.

      — Мистер Тусо, мой начальник встретится с Вами в указанном месте в назначенное время, — сообщил он, когда на другом конце провода раздалось робкое «Алло». Но ответа не последовало, вместо этого послышались гудки. Сьют усмехнулся — этот омега был слишком уж трусливым для «языка», и его так же, как и Ронвуда, одолевали сомнения, что тот сможет оказать помощь в поимке Дьявола. Но попытка — не пытка. Тем более что никаких других зацепок всё равно нет.

      Заскочив в вагон поезда в последнюю секунду, бета отправился с двумя пересадками на станцию «Темпле» и там из аналогичного автомата позвонил в Иллинойс.

      — Генерал Саммерс, я звоню сообщить, что агент Ронвуд в порядке и идёт сегодня в одиннадцать на встречу с человеком, владеющим информацией о местоположении Дьявола и Холла.

      — В каком он настроении? — послышался сухой и строгий голос из трубки.

      — Ничего, вроде, — не совсем понимая, к чему главному координатору знать это, сказал Даниэль.

      — Много курил?

      — Да. Сигарет шесть-семь за час, — припоминая, ответил он.

      — Когда увидишь его снова, скажи, что я звонил Чарльзу — он и мальчики в порядке. Только Чарльз бесится, как всегда.

      Пообещав, что так и поступит, Даниэль повесил трубку и отправился наверх к выходу из метро. Он вспомнил о том, что Ронвуд уже пару лет был на выслуженной пенсии. Количество выполненных им миссий намного превысило то, после которого агенты уходили на покой, если, конечно, доживали до тех пор. Его вызвали назад, когда появилась необходимость ловить Дьявола. И это казалось бете странным, ведь оставалось огромное множество более молодых ребят, которые могли бы справится с этой задачей. Они были хоть и не такими опытными, но всё же ловить омег из Дельты было их работой. Зачем было вызывать с пенсии Ронвуда, у которого там был супруг и трое сыновей? Ведь если задуматься, кто, как не он, заслужил тихую гавань.

      Боковым зрением он заметил молодого человека в потёртых джинсах и белой футболке, и Даниэлю показалось, что он уже видел его сегодня. Решив проверить свою догадку, он резко развернулся и двинулся назад к платформам. Ожидая поезда, он обернулся. Парень стоял в нескольких метрах от него и слушал музыку в наушниках. Конечно, бета знал, что там, где появляется Ронвуд, сразу же оказываются и многочисленные шпионы. Он водил «хвост» за собой по всему миру и откровенно забавлялся этим. Только он один мог играючи скинуть их. Но зачем следить за самим Даниэлем? Он вошел в вагон, отмечая, что парень двинулся следом и следил за ним через стекло. Кто это? Переодетый тетовец или дельтовец? Зачем он здесь? Следует ли его опасаться? На станции «Шатле» Даниэль дождался, пока двери не начали закрываться, а затем с силой раздвинул их и выскочил на платформу. В вагоне он мельком заметил своего юного преследователя и помахал ему рукой…

***



      Руфус Люфт сидел в роскошном, помпезно декорированном ресторане гостиницы «Ле Меринс». Это был высокий, плотный альфа с грубыми чертами лица и глубокими залысинами в рыжеватых волосах. Он был одет в белоснежный костюм с золотыми запонками на манжетах и ярко-алым, туго затянутым галстуком. Люфт считался одним из богатейших людей мира, он извлекал пользу из всего и взлетел до самых небес, рассчитывая собственные капиталы суммами уже с двенадцатью нулями и значком доллара. Он дымил сигарой, и время от времени к нему подбегал официант в белоснежном фраке и менял пепельницу или забирал пустую фарфоровую чашку, где прежде был кофе. Сейчас он появился вновь возле столика и учтиво осведомился, не желает ли Люфт ещё кофе или, быть может, чего-то другого. Тот отрицательно мотнул головой и затушил сигару в пепельнице.

      В это время в бар вошёл молодой человек в потёртых джинсах и, дождавшись приглашения, присел за столик к Люфту. Официант к тому времени уже удалился, явно недовольный, что ему приходится возиться с толстосумом, которому требовалось проявлять повышенное внимание, даже если он ничего не хотел, и к тому же тот никогда не оставлял чаевых.

      — Сьют встречался в баре с Ронвудом, они говорили о чём-то недолго, потом разошлись. Ронвуд отправился в свою квартиру, а Сьют дважды позвонил кому-то с разных станций метро, — начал бета Томас Крилли.

      После чего он рассказал и обо всех последующих событиях, с неким стыдом признавшись, что тетовец обвёл его вокруг пальца и улизнул. Во время рассказа Том нерешительно мял край своей футболки и заискивающе старался заглянуть в лицо боссу. Люфт же пристально разглядывал свои красиво подстриженные и обработанные ногти и не поднимал глаз на парня. Он был человеком властным и жестоким — оплошности подчинённых, даже мелкие, выводили его из себя, и приходилось проявлять всё терпение, чтобы не выплёскивать своего недовольства мгновенно. Будь на то его воля, он бы отрезал безмозглым придуркам по пальцу за каждый промах. Это уж точно научило бы их работать как следует. После долгой паузы он сказал:

      — Заставь Сьюта рассказать, о чем он говорил с Ронвудом. Неважно, как ты этого добьешься. Самого Ронвуда пока не трогайте. Я буду ждать здесь. И побыстрей, — твёрдым тоном приказал Люфт. Махнув бете, чтобы убирался, он потянулся к своему стакану.

      Томас понимающе кивнул и поднялся. Его сильно беспокоила неудача со Сьютом, и он почти физически чувствовал, как над его головой заносит большой и остро отточенный топор невидимый палач. Чутьё подсказывало ему, что ещё одна такая помарка может обойтись ему дорого. И если он и не лишится жизни, то расположения босса — вполне возможно. Он вышел из бара, направляясь к серому «фиату», который ждал его на открытой парковке перед гостиницей. В то время как он садился в машину рядом с водителем, шофер — плотно сбитый альфа с полу-зомбированными глазами — вопросительно посмотрел на него и кивнул головой. Этот альфа был совершенно нетипичным или, скорее, полностью «переделанным» под стандартные понятия дельтовцев о сильном поле. На заднем сиденье был еще один человек, невысокий, тонкий и смуглый — омега. Лицо его было непроницаемо, как маска, во взгляде таилась угроза. Вот уж кого Том действительно боялся, и мысли о том, что он может когда-то стать его врагом или просто попасть под горячую руку, вызывали трусливую дрожь и сухость во рту.

      — Хозяин велит поговорить со Сьютом, — сказал Томас. — Он живет на Рю Кастаньона.

      Тилл, так звали водителя, завел мотор, и машина тронулась. До квартала Сьюта они доехали за двадцать минут в полном молчании. Бета поглядывал в зеркало на Альберта Штольца — омегу на заднем сидении — и незаметно ёжился. Тот сжимал чётко очерченные губы в тонкую нитку и не сводил полуприкрытых, полных ненависти глаз с шеи Тилла. Будто бы он хотел свернуть её, но Том не понимал, что могло стать причиной такого желания. Не мог же альфа быть так глуп, чтобы поссориться с ним. Или дело в другом? Наверное, в том, что Штольц полный псих. Его в Дельте называли собакой Макса, и таких как он было по меньшей мере пара десятков. Откровенно съехавших подонков, помешанных на пытках и изощрённых убийствах. Даже сами дельтовцы боялись их и остерегались связываться. Но, несмотря на весь свой страх перед омегой, Том понимал — он именно тот, кто нужен, чтобы выяснить у Сьюта всё необходимую информацию.

      Когда машина притормозила возле нужного дома, Томас и Штольц вышли, а Тилл немного отъехал в сторону и остановился.

      — Обойдемся и без него, — сказал Томас, который очень хотел думать, что из них троих именно он главный.

      — Рассчитывай на меня, — насмешливо ответил Штольц с опасной ухмылочкой.

      Томас пристально посмотрел на него — неприязненный и презрительный тон омеги не понравился ему, и он подумал, не станет ли его собственная шея второй после Тилла, которую псих захочет свернуть. Они вошли в подъезд и подошли к лифту. Еще минута, и они уже были на верхнем этаже. До Квартиры Сьюта они добрались довольно быстро. Томас указал пальцем на глазок, вмонтированный в панель двери, и Штольц отступил в сторону. Тогда Томас достал из кармана пистолет, надел на ствол маленький глушитель и постучал в дверь. Штольц в это время прикрыл глазок рукой. После долгого молчания послышался звук тяжелых шагов. Сьют оказался слишком беспечен и самоуверен, чтобы опасаться чего-нибудь. Он даже не посмотрел в глазок и распахнул дверь.

      Томас поднял свой пистолет, направляя его на Даниэля. А тот удивлённо открыл рот и хотел было что-то предпринять. Только вот серое вещество, разбавленное алкоголем, не подкидывало идей.

      — Никакого шума, — сказал Том быстро. — Проходи в комнату и держи руки на виду.

      Увидев стоящего за Томасом Штольца, Сьют сразу осел, лицо его стало пепельным. Этого омегу он узнал и тут уже стал соображать куда быстрее. Встреча с собакой Макса не предвещала ему ничего хорошего, перед глазами замелькали ужасающие картинки из докладов, которые делали агенты, побывавшие на месте преступления после Штольца. Даниэля затошнило, и лоб быстро покрылся холодным потом, колени стали слабеть. Он медленно попятился в гостиную. Томас последовал за ним, в то время как омега закрыл дверь изнутри.

***



      Ричард проснулся от противного раздражающего писка будильника и хлопнул ладонью по низкому прикроватному столику в поисках мобильника. Он специально использовал такой мерзкий звук, потому как бывалого агента, побывавшего в самых разных передрягах и вынужденного спать в очень экстремальных условиях, приятная мелодия разбудить была не способна. Только та, что резала слух, или же милый голос любимого супруга, или его запах, или прикосновения. Рич наконец выключил писк и перевернулся на спину. Мысли о Чарли быстро напомнили ему о накопленном сексуальном голоде. Он закрыл глаза и представил его лицо, каштановые волосы и сердитый взгляд янтарных глаз. Губы растянулись в любящей улыбке. Супруг был тем, кто всегда безмолвно, невербально тянул его домой с любого задания, от любого омеги. Никто не мог сравниться с истинным. Альфа, взрыкнув, остановил руку, которая сама собой норовила забраться в штаны и вздрочнуть на его светлый образ. Сейчас для этого совсем не время.

      Девять вечера, он выспался, и в запасе было ещё достаточно времени на сборы. Он решил позвонить Даниэлю, чтобы узнать, не передал ли ему что-то Саммерс или этот Тусо. Мало ли, испугался омежка, передумал. Он набрал номер личного мобильного беты и долго прождал ответа, после чего позвонил на стационарный телефон в квартире Сьюта, а затем ещё раз на мобильный. Ричард раздражённо хмыкнул. Довольно странно для координатора не выходить на связь. Тем более перед заданием кого-то из агентов. А ведь сегодня он должен был сообщить, связался ли он с «языком». Отработанное за много лет службы чутьё подсказывало Ричарду, что произошло нечто неприятное. Он решил поехать к Даниэлю домой.

      Быстро собравшись и решив, что оттуда он сразу отправится в ресторан-бордель, Ричард сразу взял с собой все необходимые вещи. Он принял душ, в очередной раз удержав себя от мечтаний о Чарли, и быстро оделся. Осмотрев своё лицо в зеркало перед самым выходом, он решил, что привычная чёрная щетина сейчас делает его самого похожим на террориста, как и впалые щёки и мешки под глазами. Проклятая бесконечная смена часовых поясов и климатических условий вконец вымотали его. Он решил купить себе сегодня небольшую подзарядку в «Эль Россе» и захлопнул за собой дверь во временную квартирку.

      На дорогу ушло около двадцати минут — Сьют жил всего в пяти кварталах. Рич поднялся на шестой этаж по лестнице и позвонил в его дверь. Ответа не последовало и после второго звонка, и после настойчивого стука. Тогда он достал из кармана ключ, который Даниэль отдал ему в день приезда — на всякий случай. И вот теперь этот случай настал. Ричард вытащил из кобуры подмышкой пистолет и снял его с предохранителя. Он провернул ключ дважды и прошёл в тёмную комнату.

      В нос ему тут же ударил яркий запах крови, смерти и боли. Принюхавшись, он убедился, что если здесь и был кто-то до него, то теперь их нет. Он нащупал на стене выключатель и щёлкнул им. Тут же мигнула тусклая потолочная лампа и осветила скромно обставленную гостиную.

      Даниэль был тоже здесь, привязанный к жёсткому столовому стулу разорванными простынями, полностью раздетый и мёртвый. Перед смертью его зверски пытали. Пара пальцев и уши были отрезаны, оба глаза выколоты, истерзаны губы и соски. Остатки члена были обмотаны скотчем, будто таким образом хотели остановить кровь. Язык Даниэла во рту отсутствовал, но и в комнате Ричард его не заметил. Глядя на все его увечья, альфа быстро сообразил, что здесь побывал один из своры собак Макса — только им свойственна подобная жестокость и изощрённость. Он решил, что язык омега прихватил с собой, как трофей.

      — Будь ты альфой, я бы ещё поверил, что ты не сказал им ничего. А так, ты выдал меня с потрохами. И то, что они хотели знать и чего не хотели, да, дружище? — безразлично глядя на труп, произнёс Ричард, прикуривая.

      Он мало знал о Даниэле, но был уверен, что у него, как и у любого другого беты, не хватило бы стойкости противостоять такой пытке. Омега, который замучил агента, уже был в курсе всего. Знал об информаторе и об их с Ричардом встрече сегодня в одиннадцать. Если в это дело вмешалась Дельта, значит, «язык» — не липа и действительно что-то знает. Зачем ещё им прикрывать Дьявола и Холла? Но откуда они вообще узнали о человеке, который вышел на след этой парочки? Не окажется ли эта встреча ловушкой для него? Так или иначе, Ричард должен был всё проверить и попытать счастье с тем информатором. Не зря же Даниэль так жутко умер, нужно хоть немного отработать его смерть.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.