Полегчало? +29

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион»

Основные персонажи:
Мелькор (Моргот, Бауглир, Моринготто, Морион, Алкар), Тургон (Турукано)
Пэйринг:
Тургон, Моргот
Рейтинг:
G
Жанры:
Драма
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
«...Теперь в мыслях Моргота постоянно был Тургон, ибо из всех его врагов уцелел именно тот, кого он более всего желал пленить, либо уничтожить». AU. Тургон выжил при падении башни и встретился с Морготом лицом к лицу.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
4 ноября 2015, 16:51
- Государь мой, пора уходить, - Туор отер с лица копоть. Дворцовую площадь заволокло дымом и зловонным паром, перед ступенями королевской башни собрались уцелевшие жители города, - Пока еще можно.

Последние из лордов Гондолина стояли в молчании. Ни у кого не было сил сказать королю, что город обречен, однако в этом не было нужды – безнадежность положения была очевидна.

- Хорошо, - кивнул Тургон, - Идите.

- Но, государь… - воскликнул Туор.

- Ты выведешь всех, кого сможешь, через подземный ход. Галдор, Эгалмот, вы и ваши воины уходите с ним. Глорфиндель тоже.

Лорд дома Золотого Цветка был где-то среди клубов серого тумана – его отряд вместе с гвардией короля караулил баррикады на улицах, выходящих к площади.

- Государь, мы тебя не оставим, - твердо произнес Эгалмот. Разбитые самоцветы на его щите зловеще блестели острыми гранями.

Тургон промолчал, занятый перетягиванием ремешков поножей, сбившихся в недавней схватке. Разогнувшись, он поправил меч, задумался, и сняв ремни, сложил перевязь на ступени. Королевский венец повесил на обгоревшую ветку дерева. Лорды вздрогнули. Собрал волосы на затылке. Шлем так и остался лежать на перилах, куда король его отложил в начале разговора.

- Не валяйте дурака, - наконец ответил Тургон, - Гондолин пал. Так что идите. Если кто-то сомневается – это мой приказ. Для тех, кто все еще считает меня своим государем.

Витязи склонили головы. Молчание затянулось.

- Все свободны, - властный, с едва заметной хрипотцой, голос Тургона привел лордов в чувство. Считая прощание оконченным, король сел на ступени своей башни, вынул меч из ножен и положил на колени. Последним уходил Туор, он все-таки столкнулся взглядом с государем и безо всяких недоступных смертному эльфийских штучек прочитал в нем приказ, требование и завещание: «Спаси мою дочь и Эарендила».

Вскоре на площади осталась только королевская гвардия. Тургон отпустил всех, кто захочет уйти, но таких не нашлось.

- Ну что ж, они сейчас придут, и мы дадим им хороший бой. Моргот так жаждал до меня добраться, его слуги не утерпят перед соблазном захватить короля Гондолина. Это отвлечет их на время.

Из восточных и северных улиц пахнуло жаром – к башне подступали драконы. Часть бойцов Тургон увел внутрь башни, расставив на этажах, сам же поднялся на самый верх. Перед ним лежали пылающие руины города, были видны отступающие отряды, они закрывали собой женщин, детей и раненых. Горячими ручейками текли к королевской башне толпы орков с факелами, среди них полыхали бичи балрогов и вспыхивали огненные драконьи пасти. Тургон поморщился – ему претило подставлять под удар своих преданных бойцов, укрываться за их спинами, но он знал, что должен погибнуть последним. Каждый миг дорог для спасения отступающих. Драконы выползли на площадь, и до самых ступеней ее залил багровый огонь. Внизу послышались крики.

- Эй, Моргот! – заорал король, вскидывая вверх меч, полыхнувший отблесками огня, - Ты еще увидишь победу нолдор!

Черное войско ринулось на приступ. Тургон, стискивая кулаки, смотрел на кипящий бой. Башня дрожала от натиска вражьих тварей. Громадные, неуклюжие железношкурые змеи вползли на ступени. От драконьего дыхания внутри башни начался пожар, башня дрогнула и начала оседать.

Очнулся Тургон от чудовищной боли – рядом с ним грохотали камни, и в горячке ему показалось, что башня все еще падает. Он не мог пошевелить руками – в этот момент он не был уверен в том, что руки у него все еще есть. При дневном свете, затуманенном поднявшимся дымом и пылью, над собой он отчетливо видел уродливые орочьи лица. Абсолютно беспомощного бывшего короля прикрутили к носилкам и тряской рысью потащили прочь от развалин. В Ангбанд. Тургон смутно надеялся, что тяжелая дорога и старания невежественных лекарей-орков убьют его раньше, чем они достигнут Железной Твердыни. Его мутило, боль от ожогов и переломов не давала сосредоточиться, он то и дело проваливался в беспамятство. Но и этой надежде не было суждено сбыться. Окончательно пришел в себя Тургон уже в крепости, раны его оказались не смертельны, сознание прояснилось. Когда он уже прикидывал, как его поволокут в тронный зал, чтобы бросить на колени перед Темным Владыкой, Моргот пришел к нему сам. Король смог только самостоятельно сесть на постели.

- Привет тебе, государь павшего города, последний король нолдор! – Враг улыбался.

Он не был огромен, лишь чуть выше эльфа. «Снизошел», - ядовито подумал про себя Тургон, и, несмотря на весь ужас, удовлетворенно отметил отвратительные шрамы на лице и легкую хромоту. «Мало ему досталось! – подумал Тургон, рванулся было вперед, но навалилась слабость, и он снова откинулся к стене, - За отца этого - мало!»

- Лежи-лежи, выздоравливай. Набирайся сил, я не хочу, чтобы ты умер слишком быстро, - Моргот непроизвольно облизнул губы. Только изуродованное лицо не позволяло ему улыбнуться еще шире, - Долго же ты играл со мной в прятки! Если бы не твой племянник – прятался бы и сейчас. Жаль, что Маэглин сгинул – я с удовольствием посмотрел бы на вашу встречу. Это было бы трогательно.

Тургона выдали глаза.

- Ах, так ты не знал? Или догадывался? А про его страсть к твоей дочери?

Моргот сел верхом на тяжелый стул, опершись на спинку, и довольно рассмеялся.

- Маэглин, - шепотом произнес Тургон.

- Маэглин сдался довольно быстро. А встречи с тобой я ждал так давно, надеюсь, ты меня не разочаруешь. Ты, мальчишка из дома Нолофинве, не нравился мне еще в Амане. Феанаро был моим врагом, его сыновей я ненавижу. Твои отец и брат оба - были - достаточно сумасшедшие, чтобы к ним относиться серьезно. А тебя можно бы и вовсе было не замечать. Но ты как заноза в заднице, все время беспокоил меня. Теперь же ты полностью в моей власти.

Моргот удовлетворенно вздохнул, потянулся, хрустнув суставами.

- Полностью. Твоя жизнь, твоя честь, твоя гордость. Телом и душой ты склонишься передо мной.

- Не мечтай, мразь, - хмуро прервал его Тургон, но Моргот сделал вид, что не слышал.

- Я так долго ждал этого момента. Ты давно морочил мне голову, но теперь я могу предать тебя самым изощренным пыткам, одним движением могу прервать твою жалкую жизнь…

- И что, полегчало? – Тургон поднял голову и яростно взглянул Морготу в глаза.

Тот, блаженно улыбаясь, чуть прикрыл веки, прислушиваясь к себе. Прислушивался долго. Уголки губ Врага медленно поползли вниз. Он встал, вдохнул и выдохнул, сосредоточился. Растеряно поморгал глазами.

- Нет. Ничего не изменилось.

Осознание приходило постепенно. Лицо Валы медленно наливалось гневом. Глаза полыхнули, он метнулся вперед и схватил эльфа за горло затянутой в кожаную перчатку рукой.

- Я все это время считал, что именно тебе суждено расстроить мои замыслы и погубить меня, - взревел Моргот, - И теперь, когда я наконец могу расправиться с тобой, я чувствую, что это не так! В чем ты обманул меня, проклятый нолдорский выродок? Что ты скрываешь?

Тургон задыхался, однако глаза его смеялись. Если бы Моргот ослабил хватку, он ответил бы, что даже знай он, в чем тут дело, ни за что бы не сказал. В сердце своем он чувствовал, что дочь его жива, и надежда не потеряна. «Все-таки оно того стоило», - подумал Тургон. Стоило выжить под рухнувшей башней, стоило терпеть ужас плена, лапы вражьих слуг и мучительную дорогу в Ангбанд ради того, чтобы увидеть растерянное лицо Врага, его обиду и бессильную ярость. Рука Моргота сжалась сильнее, тело нолдо забилось в долгой агонии, и наконец fea птицей вырвалась на свободу.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.