Es ist wie ein Einhorn +28

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Tom Hiddleston

Основные персонажи:
Томас Уильям Хиддлстон
Пэйринг:
Томас и фанатки
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор, Повседневность
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Кёльн. Съёмки "Выживут только любовники". Встреча с фанатками. Шоколад... Шоколад?

Посвящение:
Той фанатке с шоколадом, вестимо.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Ну, вообще-то, это основано на реальных событиях - я краем уха услышала, что кто-то подарил Хиддлсу шоколад на встрече с фанатами. Решила осветить эти события. Если это увидит та самая конкретная личность - пусть бьёт хдд Просто это круто - шоколад для Тома :О
16 сентября 2012, 17:57
Обычным времяпрепровождением большинства современной молодёжи является круглосуточное — но чаще еженощное — зависание в интернете. Гражданка России по имени Мария, которой посчастливилось проживать к красивом городе Кёнингсвинтер, тем же самым и занималась большую часть своего времени. Если, конечно, ей не нужно было идти в институт и просиживать свою пятую точку на парах, которые были такими же скучными, как и в России.

Ничем особенным Мария от прочих восемнадцатилетних девушек не отличалась — она регулярно красила волосы в рыжий, меняла оправу очков по три раза в месяц и усыпала сумку тематическими значками. Ну и конечно же, жёсткий диск её компьютера был под завязку забит фотографиями, фильмами, музыкой, клипами. И было в ней всё, что было в её сверстницах, включая даже предпочтения. И звалась она также, как звались миллионы похожих на неё.

00:07:24 Банни: ХИДДЛСТОН В КЁЛЬНЕ!

Она звалась фанаткой. Фанаткой одного конкретного голубоглазо-светловолосого британца.

Резкий звук пришедшего в аське сообщения оторвал Машку — или теперь-то её правильно называть Мари, на немецкий лад — от внимательного созерцания собственного профиля на твиттере. Содержание сообщения выкинуло из рыжеволосой головы все мысли, которые толкались там до этого, отплясывая дабстеп в доспехах Одина.

00:15:03 Командор: Вгде?..

00:15:47 Банни: В Кёльне. Там съёмки «Выживут только любовники».

00:17:12 Командор: АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААаааааааа

00:17:14 Командор: Даже настроение поднялось XD

00:16:59 Банни: Я вижу Х)))))

Машка, или, как в аське её привыкли знать, Командор собралась упасть со стула и, желательно, скончаться от осознания того, что Хиддлстон прямо тут, в Северном Рейн-Вестфалии, причём в двух часах езды от её местонахождения.

00:34:32 Банни: Ты поедешь?

00:34:50 Командор: Щто?

00:35:11 Банни: Поедешь в Кёльн? Немецкие фаны собираются третьего навестить Хиддлса, кажется, там уже даже всё организовано и Том предупреждён, что ему придётся почти час толкаться в компании упоротых школьниц.

00:36:42 Командор: Аээээ

00:36:52 Банни: Да, очень логичное умозаключение

От одного только осознания того, что у неё есть возможность увидеть Хиддлстона In Real Life, у Мари отнялась способность говорить, слышать, слушать, печатать и воспринимать почву под ногами. Не подумайте, что это какое-то заболевание, просто... Это фанатство. Это всё объясняет.

00:40:40 Командор: НОКТОБЛИНМЕНЯССОБОЙВОЗЬМЁТ?

00:41:04 Банни: Зайди к немецким фанаткам. Я тебе ссылку в личку на тви скинула.

Мари повиновалась. И действительно — фанаты собрались в засаду. Хиддлстон против фанаток. Фак. 03 августа. Съёмки заканчиваются в 20:10 по местному времени. Фааааак.

00:47:39 Командор: Да я даже не смогу пролепетать «здрасьтевыпрекрасны», потому что рухну в обморок подле его длиннющих ног!

00:48:13 Банни: Ну хочешь я с тобой поеду? Мне три часа до Кёльна добираться, делов-то.

00:51:56 Командор: ДАПОЖАЛУЙСТАПОЖАЛУЙСТАПОЖАЛУЙСТА

— Маш, ты почему не отвечаешь? — кажется, в дверь уже с минуту колотила мама. — Ты спать собираешься? Ты в курсе, что завтра должна будешь заехать к Людвигу?

— Ааа? Даааа... — невнятно промямлила Мари, пялясь в экран. Третье августа, третье августа, третье августа.

Заснуть ей в эту ночь так и не удалось.

Целую неделю — если быть точным, шесть дней — ей придётся ждать до дня Х. За эти шесть дней нужно решить, что взять с собой, что подарить Хиддлстону и нужно ли это, как уговорить папу отвезти её на место назначения и где в случае отказа взять денег на билет, изучить каждый пиксель фанатского сайта и подробностей встречи и, конечно же, подготовить речь. Найти свадебное платье тоже не помешало бы, но папаша бы её в таком виде в машину бы не пустил.

День Х неумолимо надвигался, и время до него сокращалось в прочтении новостей, поиске нужных слов и подарка. Что вообще можно подарить Хиддлстону, чтобы он запомнил её хоть на пять минут после встречи? Кило шоколада? Пудинга? Коробку бананов? Плюшевого медведя? Золото-брильянты? Себя? Кёльн? Германию? Мир? Солнечную Систему? Аэээ, не, хотелось бы, но не. Не поймёт.

17:45:16 Банни: Хай. Завтра мой поезд в 16:00. Студия где-то около икеи, на шстрассенбане вроде, не? Мы с тобой где встретимся?

17:45:32 Командор: Дадададададад

17:46:04 Банни: Ясно. Беру с собой валерьянку.

В Кёльн Мари приехала действительно на грани истерики. Руки дрожали, ноги дрожали, сигареты падали, подарок, который она всё-таки решила подарить, тоже падал, шнурки развязались и вообще её состояние было сравнимо только с состоянием наркомана где между кайфом и ломкой. Банни, которая оказалась довольно милой светловолосой коротко стриженной девушкой на год младше (а она думала, что Банни её старше) по имени Дарья, тащила Машку практически волоком до студии.

Они успели дважды потеряться, а когда увидели заветный офис Ikea, Мари радостно взвизгнула и на всех парах помчалась к маячащей где-то впереди куче народу. Даша страдальчески прикрыла глаза рукой и двинулась следом.

Далее всё происходило сквозь шум, гам и блеск восторженных глаз. Хиддлстона кто-то предупредил о том, что его ждут фанатки, потому уставший и добитый криками режиссёра мужчина стоически принял вызов — и вышел к девушкам.

Нет, на сувениры его не разорвали. И стринги не кидали. Немецкие фанатки оказались куда спокойнее и уважительнее, чем можно было бы ожидать. Многих, конечно, бил мандраж, но автографы и фотки они получали исправно и спокойно. Многие помогали друг другу эти самые автографы получить, даже несмотря на то, что общая масса была друг с другом даже не знакома. Все улыбались и светились как «хренов уличный фонарь», то и дело кто-то включал видео на телефоне и снимал своего кумира со всех ракурсов. Чаще всего получался задний план, но народу это было едва ли не лучше, чем план передний.

Мари почти затолкали назад, камера сдохла после второй минуты и трёх фоток, однако в какой-то момент мозг включил функцию «второе дыхание», и девушка упрямым ледоколом двинулась в сторону Хиддлстона, расталкивая прочих.


Не заметить её было сложно — рыжая девица, вокруг которой разбегались, как крысы, остальные, с блестящей упаковкой в руках. Том нацепил дружелюбную улыбку и повернулся к девушке, однако, не успел он произнести за вечер поднадоевшее: «Привет, фото, автограф, может, отойдём от толпы?», как рыжеволосая первая довольно громко и уверенно его перебила, протягивая коробку в руках:

— Вот, это для тебя. Много шоколада.

Том засветился уже искренней улыбкой и открыл коробочку. И правда — несколько упаковок высококалорийного лакомства. Ему бы не помешало — в последнее время он выглядел настолько тощим, что, казалось, его бы переломила даже самая хилая девица из присутствующих. Правда, это было необходимо для роли, но не суть.

— Здорово! — Хиддлстон посмотрел на девушку, которая пыталась поправить очки. — Шоколада много не бывает, это точно.

Потом девушка набралась наглости — или храбрости, что в данном случае одно и то же — и, выдернув из толпы подругу — кажется, это была её подруга — и попросила фото быстро затихшим голосом.

Эх, и плевать, что Хиддлстон был уставшим как последний ишак, подводку с глаз он так и не смыл, а скулы свело минут десять назад, ну разве можно было отказать девушке, сделавшей такой замечательной подарок?


Машка свалила сразу же, как получила автограф и фотографию. Когда она отошла от Тома на порядочное расстояние, руки привычно затряслись. На плечо повалилась так же судорожно дрожащая незнакомая немка, бросавшая на Тома восторженные взгляды, и попросила её ущипнуть. Мари возражать не стала, а ойк девицы послужил каким-то отрезвляющим моментом. Банни потом откачивала её в ближайшем парке.

— Я его видела, — пролепетала Машка. — Я его слышала!

— Да, я знаю, — Даша терпеливо закивала, аки китайский болванчик.

— Я до него дотронулась, мать вашу-у-у!

— Э, тихо, скамейка не виновата!..

— Единорог, блин... Аш, чёрт, я не могу. Я не доеду до дома, мне плохо, — промямлила Мари, однако, отрицая собственные слова, уверенно достала телефон и залезла в твиттер.

— Ничего, доедем. У меня рейс через полчаса, проводишь? Командор?..

Машка кивнула запоздало. Ну а какая ещё реакция должна быть у человека, который увидел в ленте сообщение кумира, явно предназначавшееся ему? «Thanks for chocolate, cute redhaired girl».

«Спасибо за шоколад, милая рыжеволосая девушка».

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.