Smoke with me +17

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
World Wrestling Entertainment, Inc. (WWE), Рестлинг (кроссовер)

Основные персонажи:
Дин Эмброус (Джонатан Гуд), Роман Рейнс (Джозеф Лити Аноа'и)
Пэйринг:
МоксЛеа (Леаки/Джон Моксли), он же Эмбрейнс
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Повседневность, AU
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
AU!FCW, где Леаки (Роман Рейнс) существует одновременно с Джоном Моксли (Дин Эмброуз).
Что было бы, если бы высокомерный Леаки столкнулся лицом к лицу с наглым невменяемым Моксли? Кажется, ответ предсказуем?
Узнайте, чем закончилась первая встреча будущих звезд Щита! А была ли она первой?...

Посвящение:
Автору и художнику с тамблера под ником wrestlehelm за то, что заставила меня поверить в такой интересный подпейринг Эмбрейнса, как МоксЛеа.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Для тех, кто в танке: Джон Моксли - прежнее ринговое имя Дина Эмброуза, а Роман Рейнс ранее выступал под именем Леаки. Поскольку рестлеры выступали под этими именами и в этих гиммиках в разное время, и когда появился Леаки, Моксли уже был Эмброузом, то пришлось обозначить место их встречи как альтернативную вселенную.
6 ноября 2015, 22:38
11 утра ровно. Тяжелый взгляд карих глаз отрывается от дорогих наручных часов, чтобы лениво переползти за окно автомобиля, где уже виднеется серое здание тренировочного центра. Грозовые тучи, точно хамелеон, копируют цвет его стен, заставляя невысокое строение сливаться с мрачным небом и одновременно с землей, устланной таким же серым асфальтом. Эти тёмные облака ждут чего-то, и Леаки точно знает, чего именно. Они караулят, когда он выйдет из автомобиля, чтобы тут же опрокинуть на него всю свою старательно накопленную влагу. Леаки думает, что мог бы подождать, пока дождь начнётся и пройдёт, но вряд ли от этого будет толк. Это называется «закон Мёрфи». Если что-то плохое должно произойти, оно обязательно произойдёт, как ни пытайся избежать или переждать его.

– Спасибо, что подбросили. – Леаки смотрит на своего кузена Джимми, сидящего за рулем, но подразумевает и Джея, который вальяжно разлегся на заднем сидении. Когда близко общаешься с близнецами, входит в привычку обращаться сразу к обоим даже не в самых уместных ситуациях.

– Звони, если что. Мы подъедем. – Отзывается с заднего сидения Джей, почему-то тоже говоря сразу за себя и за брата.

Леаки хватает из-под сиденья рюкзак, выскакивает из машины и, небрежно прикрыв дверь, быстрым шагом направляется ко входу в тренировочный центр. Ему в лицо сразу же попадают крупные капли дождя, не удержавшиеся на грозовых облаках и теперь хаотично срывающиеся вниз. Капает редко, и Леаки ускоряет шаг, надеясь успеть в помещение до того, как сгрудившиеся у него над головой тучи шквалом обрушатся на землю.

Успев в последний момент залететь в холл здания, Леаки поворачивается, чтобы закрыть за собой дверь, но штормовой ветер решительно захлопывает её за него, и в ту же секунду в дверь начинают барабанить то ли струи ливня, то ли зёрна града. Где-то высоко слышатся раскаты грома. Леаки достает из кармана рюкзака платок и вытирает им намокшее лицо. Сегодня его первый рабочий день после больничного. Восстановление от травмы плеча заняло почти месяц, но на ринг Леаки всё равно пока нельзя. И это его бесит. Чертовски. Поэтому сейчас ему хочется просто записать это грёбаное промо, ради которого он сегодня сюда приехал, и уйти. Только для начала не мешало бы переодеться. Леаки окидывает глазами холл, пытаясь вспомнить путь в мужскую раздевалку. Шестеренки памяти с трудом прокручиваются в его голове, перебиваемые снующими туда-сюда по холлу и коридорам людьми. Леаки вдруг ловит себя на мысли, что, хотя узнает большую часть этих людей, не может вспомнить имён и половины из них. С другой стороны, а нужно ли ему всех их запоминать? Сознанию свойственно избавляться от ненужной информации.

Из размышлений Леаки выводит резкий, но несильный толчок в правое – больное – плечо. Слабая, остаточная, боль выстреливает от плеча в грудную клетку и быстро затихает, но адреналин приливает к сердцу, заставляя его стучать, отдаваясь в виски. Леаки оборачивается и пристально смотрит вслед толкнувшему, будто ожидая, что тот должен непременно извиниться. Но наглец решительно продолжает, не оборачиваясь, идти к выходу и слегка подергивает плечами, будто пританцовывая на ходу, отчего его серая джинсовая куртка на пару размеров больше раскачивается туда-сюда, и Леаки кажется, что она вот-вот спадёт. Незнакомец доходит до входной двери, распахивает её и, вопреки ожиданиям Леаки, ничуть не мешкая, выходит из здания в сплошную стену ливня. Дверь медленно закрывается за ним.

Леаки больше не пытается вспомнить расположение раздевалки. Что-то как будто блокирует все его мысли, и он на автомате заворачивает в ближайший коридор, рассчитывая, что ноги помнят нужную дорогу лучше, чем голова. И он не ошибается.

В мужской раздевалке суетно, но одновременно необычайно тихо. Рестлеры ходят туда-сюда, копаются в своих сумках, но в основном молчат, лишь иногда вполголоса перекидываясь обрывками фраз. Когда Леаки входит, его никто не приветствует, и он отвечает взаимностью, лишь один раз окинув раздевалку властным взглядом, чтобы выбрать, где разместиться. К счастью, для него находится место рядом с зеркалом, и это то, что надо, потому что, согласно его гиммику, во время промо он должен выглядеть на все сто. Леаки сбрасывает толстовку, снимает футболку и тут же оценивает получившееся в зеркале отражение. Может быть, человеку, далекому от спорта, это было бы не так очевидно, но сам Леаки видит, что время, проведенное почти без тренировок, не пошло ему на пользу. Мышцы на руках стали меньше, а к рельефу на животе прибавился едва заметный жирок. Исправить это удастся довольно быстро, и всё-таки как же хочется прямо сейчас бросить всё и отправиться в спортзал! А ещё лучше – на ринг.

Леаки бережно расчесывает волосы и собирает их на затылке в тугой пучок. За время вынужденного отпуска волосы отросли и стали доставать ему до плеч, и это ему явно идёт. Может, отпустить их чуть длиннее? До лопаток хотя бы. Позади него копошится кто-то из коллег. Леаки мог бы сказать, кто, взглянув на его/их отражение в зеркале, но он совершенно не желает обращать внимание на кого-либо, кроме себя. Где-то позади глухо открывается дверь, кто-то что-то спрашивает, кажется, даже повторяет вопрос дважды.

– Моксли? Наверное, стоит курит где-нибудь. Откуда мы знаем?! Он же всегда один! – раздраженно отвечает кто-то.

«Моксли? Джон Моксли» – проскакивает в мыслях Леаки. Так зовут кого-то из его коллег-рестлеров, притом новенького, поэтому Леаки совершенно не помнит, как тот выглядит, и удивлен уже одним тем, что вспомнил его имя.

– Леаки, наконец-то! – пискляво восклицает Саммер Рей, беспардонно врываясь в мужскую раздевалку и игнорируя ошарашенные взгляды присутствующих. – Идём, твой костюм готов! Я лично позаботилась о том, чтобы он был выглажен и в отличном состоянии… – произносит она уже тише и, делая особый акцент на слове «лично», касается длинными худыми пальцами предплечья Леаки. – Ты будешь выглядеть на миллион! Впрочем, ты всегда выглядишь именно так.

Леаки в ответ не просто молчит, а абсолютно сознательно игнорирует Саммер со всеми её словами и действиями, и всё же нехотя следует за ней прочь из раздевалки. Всё-таки, она – генеральный менеджер FCW.

* * *

В костюме жарко, но Леаки выглядит в нём чертовски хорошо, и ему не нужно смотреться в зеркало, чтобы знать это. Закулисное промо они со съемочной группой записывают с первого раза, в основном потому, что стоящая поодаль Саммер не пытается влезть в рабочий процесс, явно находясь в нокауте от одного вида Леаки в дорогущем деловом костюме и от того, как уверенно он рассуждает о своем превосходстве перед другими на ринге. По команде «Снято!» Леаки пользуется тем, что генеральный менеджер всё ещё в ступоре, и быстро удаляется обратно в раздевалку. Не успевает он переодеться и вновь облачиться в толстовку, как телефон в кармане неприятно вибрирует.
«Прости, бро, из-за ливня пробки, задержимся, но мы уже едем!»

Леаки закатывает глаза. Как назло, его машина ещё в ремонте. Нужно было брать свой мотоцикл. Но сейчас ничего уже не изменишь, придется ждать Джимми и Джея в душной раздевалке, настолько пропахшей всеобщим потом, что, кажется, он уже въелся в стены и потолок, словно кислота. Ждать и смотреть на внезапно оживившихся коллег, кидающихся друг в друга мочалками и почему-то истерически над этим хохочущими. Леаки складывает все свои вещи и только собирается сесть на скамью, как в миллиметре от его лица пролетает чье-то мокрое полотенце. Кулак на правой руке рефлекторно сжимается, поддаваясь импульсу внезапного гнева, но боль в плече тут же напоминает о себе. Леаки разжимает кулак и качает головой. Всплеск злобы отступает, но Леаки не испытывает больше ни малейшего желания здесь находиться. Лучше будет подождать кузенов снаружи. Может быть, дождь уже кончился.

* * *

Леаки толкает дверь здоровым плечом, и в душное помещение моментально врывается запах последождевой свежести. Леаки выходит на этот запах, и лицо его мгновенно орошает мелкая россыпь летящих сверху капель. Это даже и каплями-то назвать сложно, так - всего лишь дождевая пыль. Капли оседают на его лице и шее, на всё ещё забранных в пучок черных волосах, на аккуратной бородке, и Леаки невольно жмурится. На секунду у него возникает мысль вернуться в раздевалку, но он тут же отметает её прочь и вместо этого встает под короткий козырёк здания лицом к парковке, чтобы видеть, когда подъедут близнецы. Леаки облокачивается спиной о стену и закрывает глаза. Ему хочется оказаться где угодно, только не здесь.

– Чёрт бы тебя побрал! – восклицает кто-то поблизости, и Леаки нехотя открывает один глаз, чтобы взглянуть на нарушителя своего спокойствия. То, что он видит, заставляет его моментально распахнуть второй глаз и выпрямиться.

В пяти метрах от него по парковке шагает босыми ногами парень примерно его роста. Короткие рыжевато-русые волосы взъерошены и кое-где вьются. Вымокшие и прилипшие к голеням джинсы низко болтаются на его бедрах, зафиксированные ремнем. На плечи накинута уже знакомая Леаки куртка, которая заметно велика своему владельцу. Парень быстрыми шагами направляется к зданию и, громко ругаясь, пытается прикурить на ходу, но зажигалка, сыпля искрами, дает сбой.

– Чёрт возьми, дождина ебаный, когда же ты от меня отстанешь! Когда же вы все от меня отстанете! – злится босоногий, заставляя Леаки недоуменно оглядывать парковку в поисках того, к кому он обращается.

– Эй! Огоньку не найдется? – заметив Леаки, кричит ему парень и зачем-то машет рукой, хотя их уже разделяют всего два метра.

– Прости, но я не курю, – Леаки окидывает парня пренебрежительным взглядом, – это тренировочный центр рестлеров, и здесь ты вряд ли найдёшь кого-нибудь, кто курит.

– Ну, зря ты так, некоторые рестлеры курят. – Парень подходит ближе и встает у стены рядом с Леаки, возобновляя попытки сладить с зажигалкой. – Я, например.

Леаки качает головой и хочет усмехнуться в ответ, но вдруг понимает, что собеседник ему не врет. Барахлившая весь день память неожиданно оперативно выдает имя. «Джон Моксли». Странно было не узнать его сразу.

– Куришь, а что ещё? Бухаешь? Ширяешься? Хороший из тебя спортсмен. – Не выдерживает Леаки. Теперь он уже смотрит на Моксли с нескрываемым презрением, но тот лишь пожимает плечами в ответ и радостно улыбается, когда ему, наконец, удается извлечь из зажигалки огонь. Он жадно раскуривает сигарету, шумно втягивая легкими табачный воздух, будто боится, что она вновь потухнет.

– Не твоё дело, чем я балуюсь в свободное время. Всё, что должно волновать тебя, это перспектива оказаться со мной на ринге. Потому что после боя со мной ты и сам захочешь покурить, чтобы успокоить нервы. – Джон смачно затягивается, поудобнее прислоняясь к стене и откидывая голову назад, а затем медленно, красивыми колечками, выпускает дым в сырой воздух.

Смелое заявление заставляет Леаки повернуться к коллеге и внимательно его рассмотреть. Джона Моксли можно было бы даже назвать худым, если бы не крепкие широкие плечи и подкачанные руки, распирающие рукава его в остальных местах свободно сидящей куртки. Вряд ли он отличается невероятной физической силой или техникой. Леаки снисходительно ухмыляется, поднимая глаза на лицо Моксли, но вдруг встречается с Джоном взглядами. Холодный влажный воздух на пару секунд замирает в легких самоанца. Леаки не сразу понимает, где мог видеть эти наглые голубые глаза, смотрящие исподлобья прямо в его сознание. Это взгляд словно из-за решетки тюремной камеры, из-за обшарпанных заборов неблагополучных окраинных районов, которые Леаки с кузенами с детства предпочитали обходить стороной. Эти глаза отталкивают, ясно говорят «не подходи ко мне», и одновременно бросают смертельный вызов. Но всё же есть в них ещё что-то неуловимо знакомое, что настолько трудно вспомнить, что, кажется, это всего лишь игра воображения. Может, так и есть?

– Кажется, я чем-то тебя задел? – Джон наклоняет голову в сторону, но не отводит взгляда. – Мне очень жаль, со мной бывает такое. Я что-то говорю, а люди начинают злиться на меня, сторониться меня, бояться меня. Я к этому привык, ты не волнуйся.

Леаки закатывает глаза и пытается глубже дышать, чтобы унять накатывающую волну гнева. Что за несвязную хуйню, чёрт возьми, несёт этот парень?! Может, просто врезать ему хорошенько, чтобы заткнулся раз и навсегда?

– Ты что-то слишком напрягся. Знаю! Может, тебе покурить? Это успокаивает. – И прежде, чем Леаки успевает что-либо понять, Моксли делает хорошую затяжку, наклоняется вперед и выпускает клубы дыма самоанцу прямо в лицо. Дым моментально начинает щипать глаза и вызывает рефлекс кашля, но Леаки это не останавливает: он тут же сокращает расстояние между ним и Моксли, прижимая того к стене всем телом и даже не замечая боли в руке, которой сдавливает этому наглецу горло. Вся хамоватая дерзость мигом испаряется с лица Джона, его брови удивленно приподнимаются, и на секунду кажется, что он испуган, пока черты его выразительного лица не искажает блаженная улыбка. Тихо смеясь, Моксли щурится от одному ему известного наслаждения и бессовестно размыкает свои тонкие губы. Леаки в замешательстве ослабляет хватку, позволяя Джону запрокинуть назад голову, и только сейчас замечает, что у парня в левом ухе блестит небольшая сережка. Это маленькое наблюдение немного успокаивает его, отвлекая от источника раздражения, и пелена ярости перед глазами самоанца медленно растворяется.

– Спокойно... Я бы на твоем месте не усердствовал, пока плечо совсем не заживёт, Леаки… – Хриплый голос Моксли набивается в уши Леаки, словно вата. В ответ самоанец сильнее вжимает Джона в стену и только тогда осознает, что его бедро упирается Моксли прямо в промежность. И снова знакомое чувство – жар разливается по всему телу, выступая испариной на и без того влажной от мелкого дождя коже. Словно чувствуя это, Моксли вновь хрипло смеется, отбрасывает сигарету и тянется той же рукой к волосам самоанца. На полпути Леаки ловит парня за запястье и, тут же отпустив, делает пару уверенных шагов назад.

– До того, как оно заживет, научись не попадаться мне на глаза. – Рычит Леаки и перед тем, как пойти прочь, добавляет: – Курить тоже бросай.

– Конечно, папаша! – едко прилетает ему в спину, но Леаки уже не оборачивается, потому что на парковку заезжает машина Джимми. Тучи постепенно уходят с неба, растворяются, пропуская вниз солнечные лучи. Может быть, когда в следующий раз Леаки увидит Джона Моксли, то сможет вспомнить, откуда этот парень кажется ему таким знакомым. А может быть он просто врежет ему как следует за очередную наглую выходку. Оба варианта принимаются.
Примечания:
Мне очень интересно узнать, что вы думаете об этом пейринге в целом и какие у вас есть идеи насчет Леаки и Моксли. Может быть, я захочу продолжить или написать по ним что-нибудь ещё.