Запах 39

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
One Piece

Пэйринг и персонажи:
Луффи/Нами; намек на Зоро/Санджи, Монки Д. Луффи, Нами
Рейтинг:
R
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER Элементы слэша

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Выполнено на заявку с кинков
Луффи/Нами. Луффи нравится, как пахнет Нами, кинк на запах.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
от кинка осталось два предложения
7 ноября 2015, 22:30
Луффи, сколько себя помнил, остро реагировал на запахи. Будь то запах мяса, обжаренного в соусе и приправленного перцем, запах ризотто, овощного рагу, картофельного пайля – на все эти запахи Луффи жмурил глаза, сглатывал обильно выделяющуюся слюну и следовал за ними. Еще Луффи чувствовал запах приключений. Он был резким и острым – не вызывал аппетита, но сворачивался тугим узлом предвкушения в животе, постепенно поднимаясь и наполняя легкие, заставляя все тело дрожать от нетерпения и вызывая желание кричать от переполняющего восторга. Каждый остров пах для Луффи по-разному. Были схожие палитры ароматов, но среди них всегда был особенный, который выделялся ярче остальных, и который отличал один остров от другого. Королевство Гоа, например, засело в памяти отчетливым запахом свалки, дыма, которым пах Сабо, и костра, которым пах Эйс. У его накама также были свои запахи. Зоро пах железом, потом, алкоголем, дымом и кровью. А еще морем и едва заметно парфюмом Санджи. Эта смесь въелась в кожу, впиталась настолько, что, казалось, была несмываемой. Вокруг Санджи витал аромат специй, еды, сигарет и его любимого одеколона с нотками лимона, бергамота и кедра. Усопп пах порохом, землей и, иногда, когда долго возился с новым изобретением - перцем, от которого всегда свербило в носу и хотелось чихнуть. От Чоппера веяло лекарствами и травами. Но чаще - сладостями. Робин часто угощала Чоппера конфетами, и Нами говорила, что еще немного и олененок сам станет одной большой конфетой, которую кто-нибудь съест. Робин пахла цветами – карамельно-травной лавандой. Женственно и нежно. К этому запаху порой примешивался аромат старых книг, когда Робин слишком много времени проводила в библиотеке. Специфический запах старины и пыли. От Френки пахло машинным маслом, колой и металлом. От Брука еле заметно веяло ладаном. Это был приятный и успокаивающий аромат, который гармонично переплетался с запахом молока, которое Брук на себя иногда выливал. Нами пахла по-особенному. Цитрусовый аромат исходил от кожи и был настолько аппетитным, что хотелось провести по ней языком и попробовать на вкус. Когда разгоряченная Нами выходила из душа, запах только усиливался, полностью перекрывая лавандовый гель для душа. Терпкий и сладкий, он сочился в ноздри, сворачиваясь в груди Луффи в комок, который медленно опускался в живот, а затем резко ухал в область паха. Каждый раз, когда Луффи прижимался к Нами, обвивал её руками и ногами, он замирал на несколько секунд, втянув носом воздух и наслаждаясь запахом, исходящим от нежной и гладкой кожи. Каждый раз, когда Луффи слизывал с неё капельки пота, проводил языком по ямке на шее и ключицам, прихватывал губами соски - запах мешался с его собственным, становился опьяняющим, и у Луффи темнело в глазах. И Луффи нравилось, что после этого Нами пахла им, - он обнимал её покрепче и вдыхал поглубже.