Violent Disharmony 37

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Видеоблогеры

Пэйринг и персонажи:
Дэн Хауэлл, Дэн; психически обусловленный сэлфцест
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Ангст Дарк Нецензурная лексика Повествование от первого лица

Награды от читателей:
 
Описание:
...Я, кусающий руки до крови в темноте, сжимаясь в один цельный большой просто невероятно огромный ком нервов. Я, обычно даже не помнящий, когда появилась та или иная ярко окрашенная бордовым или синим отметина...

Посвящение:
Желанию

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В общем, ребят, я написал то, что хотел написать
Мне всё равно, что это слишком просто и заезженно
И мне всё равно, что это глупо и необоснованно
Вся сухость текста нарочно, потому что я так хочу и вижу
Все запятые стоят и не стоят там, где им нужно; все повторы стоят там, где им нужно - потому что я так хочу
Планирую написать ещё часть, с уже раскрытым сэлфцестом
9 ноября 2015, 01:14
Я постоянно боюсь. Каждый новый вечер на протяжении последних двух недель я боюсь даже пошевелиться. Любое действие может вызывать.. вызвать это. Любая мысль, или изображение, или напряжение, или слово, или касание может вызвать грёбанную паническую атаку. Что, мать его, угодно. Возможно, всё было бы легче, если бы не проблемы осложнения. И я правда не знаю, за что получил это, прямо в лицо, будто бы крепко сдобренный сливками праздничный торт. Никогда не думал, что когда-то смогу причинить боль сам себе, чёрт возьми, я ведь не идиот или мазохист – и пожалуйста, вот он. Я, кусающий руки до крови в темноте, сжимаясь в один цельный большой просто невероятно огромный ком нервов. Я, обычно даже не помнящий, когда появилась та или иная ярко окрашенная бордовым или синим отметина – провалы в памяти были уже нормальным и типичным явлением, как сказали многочисленные медицинские сайты и статьи. У моих панических атак не было причин и вероятностей, если так можно об этом сказать. И вот, будто молнией в мозг, каждый раз. Ничего не знаю. Каждый раз, прихожу в себя и понимаю, что не одинок. Я не один – обернуться и посмотреть за спину. Я наэлектризован. *** Больше всего на этом свете меня пугают психиатры, которые в воображении внимательно разглядывают несчастную разорванную раскрошенную душу и психику и уверенно заявляют, что без реабилитации никак. Совсем. Не видел людей страшнее самых беспристрастных в мире, тихие и сострадающие они наблюдали. А может и нет. Психиатры, которые заставляют тебя выбирать картинки или рисовать выдуманных животных. Я бы нарисовал депрессию или кратковременные амнезии, но не могу заставить себя подумать о том, как они выглядят. Липкие и приторно мерзкие, хуже съеденной сразу целой банки любого джема. Ощущайте каждую пятницу, в 21:00 на любом, блять, доступном канале – представляю себя закадровым голосом, прокусывающим собственную многострадальную плоть собственными оскаленными зубами. Нет, не хочу туда, так что молчу и дальше, никаких историй жизни, право же, огромный хер бы с ними. *** Когда мы встречаемся днём, то я лишь привычно натягиваю рукава толстовки так, что они закрывают даже костяшки пальцев, увидел бы разве что человек-рентген. Хотя и он бы не увидел, ведь мои кости в порядке, пока. Я даже почти смеюсь внутри над своей нелепейшей и глупой шуткой, жестокой к себе. Не хочу, чтобы ему было дело до того, что происходит. Хотя он внимательный, сам заметит, но со временем, вероятно. "Всё в порядке?" Нет, всё не в порядке, разве ты не видишь эти ужасные синяки. Конечно не видишь, думаю я, и через короткий промежуток времени и вовсе переключаюсь. Тёмные глаза тем временем пристально скользят по моему телу и лицу, но это пропущено мной мимо, слишком увлечён отвлечением. Правда. Честно. - А это что?- он показывает на явно видимый багрово-фиолетовый синяк-след от зубов, когда я забываю, что закатывать рукава нельзя. Глупый-глупый Дэн, когда ты уже научишься наконец следить за собой, придурок. Качусь в пропасть, вместе со своими безнадёжно идиотскими планами. - Всё в порядке. Ты же знаешь - неуклюжий, неудачно приложился об косяк, когда торопился на кухню, нужно было срочно выключить чайник, он жутко свистел, да,- я улыбаюсь, но чувствую, как меня начинает потряхивать. Обычно я вру убедительнее. Чёрт, намного убедительнее. У меня ведь есть только электрический чайник, и он знает это не хуже меня, поэтому принимает нарочито доверчивый вид и готовится внимать и дальше моей тупой лжи. Что ж, не разочаровывать ведь.- Правда, всё окей, не обращай внимания. Уж точно никто не "обижает". Кроме, разве что, себя. Но об этом я, естественно, молчу, представляя ужас в его глазах и картинки с психиатрами. Не хочу. - Может, зайдём за кофе? *** Обнаруживаю себя сидящим на полу в ванной. Очевидно, очередной приступ накрыл меня здесь. Казалось, что когда я уходил, он ещё читал что-то в своём ноутбуке, как и за полчаса до этого. К великому несчастью, как и в любой ванной, у меня было зеркало. Только сейчас пришло осознание того, насколько жутко выглядят эти отметины. Будто я ежедневно проходил через все грёбанные круги ада. Хотя не то чтобы не. Вот, смотри, вот он я, вмерзаю в лёд, сгораю в мантии, терзаем гарпиями. Теперь ясно, почему его взгляд был настолько наигранно неиспуганным, каким я его увидел. Глаза закрывались, на них будто самый тяжёлый во вселенной груз. Хорошо, что хотя бы не режусь. Я не помню, что конкретно ощущаю во время приступа. Вроде как ненависть, к себе, конечно же. Почему? Я не ненавижу себя. Обычно не ненавижу, если быть точнее. К жизни и ситуации (почему я?). Стыд, за то, что не могу контролировать. Боль, которой я, надо же, и манипулирую. Хотя, скорее наоборот. Это она меня ведёт по своим коридорам. Иногда я думаю, что моя жизнь этого не стоит, но потом вспоминаю его лживо необеспокоенные до невозможности выискивающие и слишком проницательные глаза. Вот она, что б её, причина. *** Мой свитер теперь всегда натянут до кончиков пальцев, чтобы никому не пришло в голову, что что-то может быть не так – футболки я теперь не ношу даже дома. С каждым днём синяки становятся темнее и больше и это выводит меня из себя просто невероятно. На руках почти не осталось свободного чистого сантиметра кожи. Я буквально дрожу каждый раз, когда смотрю на них. Это пугает неописуемо непредставляемо. Снова крайне фальшиво улыбаюсь и заготавливаю на всякий случай историю о том, как спросонья споткнулся на лестнице.. какая, блять, нелепость. Мало ли. Я никогда не увижу психиатров. Нарисованных картинок. Чистых рук. Мне никогда не вернуться в начало, видимо. Каждый новый вечер на протяжении последних двух недель я боюсь даже пошевелиться. И кем бы я был, не соврав тебе даже без необходимости. "Всё окей, просто занят, наберу потом". Скидываю звонок и чувствую, как подступает приступ удушья. Задыхаюсь, сжимаюсь в несчастное скопление нервных окончаний, бью, снова, себя. Конечно, этого я уже не вспомню. А ты со стороны, конечно, всё снова увидишь и будешь говорить так, будто всё хорошо. Потому что ты всё понимаешь. Потому что когда касаюсь твоей руки чувствую то же прикосновение. Сплошным потоком, без осознания, в глазах пустыня. Я идиот, я болен, всё ещё всё понимаю.

Мой свитер теперь всегда натянут до кончиков пальцев, я выгляжу как маленькая неуверенная в себе девочка. Но маленькая девочка в порядке. Но я уже совсем нет.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.