Черновик Под Крылом +175

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«От восхищенной читательницы» от Цаво
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
ЧЕРНОВАЯ ВЕРСИЯ


2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!
Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 1. Гибрид. Глава 36

26 апреля 2016, 08:46

***
– Как ты думаешь, этого будет достаточно?
Заф заглянул в свою чашку в бесплодной попытке найти ответ на дне, где-то рядом с парой одиноких чаинок, выскочивших из чайника.
– Смотря для чего... – Осторожно протянул хирург. – Я тебе очень благодарен, и...
– Толку мне от твоей благодарности! – Фыркнула Соня, смахнув со стола фольгу от шоколадки.
Рис, сидевший на стуле Зафа, проследил за полетом (а точнее, свободным падением) обертки. Подумал, а потом, нерешительно покосившись на Соню, поднял фольгу и пристроил на свой конец стола. По правую руку от него уже высилась небольшая горка шуршащих бумажек.
На кухне обнаружилась маленькая проблема. Стульев было только два, что было не удивительно для квартиры «одинокого холостяка-трудоголика». Место Итанима первой заняла Соня. Заф на свой стул усадил Риса, сам же, как хозяин, оставшись стоять.
– Твое «спасибо» на хлеб не намажешь! – девушка протянула руку, ухватившись пальчиками за запястье Зафа. – И не смей мне деньги предлагать! Я не про это!
– А про что? – Послушно уточнил лае, хотя прекрасно знал, о чем идет речь.
О какой цене.
Соня отлепилась от его руки. Отряхнула ладони, словно Заф был усыпан крошками.
– Илья каждый раз уводит разговор в другое русло, - пожаловалась девушка недовольно. – Единственное, чего я добилась – это обещания, что он подумает. Но сколько твой начальник будет думать? Я не арх, не лае, не лир – у меня нет трех сотен лет, чтобы терпеливо ожидать решения!
И нет такого терпения – против воли подумал Заф. Лилимы ненавидели ждать.
Но и возможности долго ждать у них не было.
– А сколько времени у тебя есть?
– Я же полукровка. У меня с этим очень шатко... Сколько времени длится один жизненный цикл чистокровного лилима?
Вопрос был скорее риторическим, но Заф ответил.
– От двадцати до сорока лет, в зависимости от разных факторов. С полукровками все нестабильно, зависит от множества аспектов и...
– И полукровки, не смотря на связь, не могут попасть к Древу, - сухо и зло закончила за него Соня. Скривилась в попытке криво улыбнуться, но глаза оставались серьезными. – Потому что полукровки, кроме связи, ничего не получают от лилимов...
Заф все это прекрасно знал, но не думал даже перебивать. Если между лае связь могла ослабнуть, пропасть – то между лилимами она не истончалась даже сквозь десятки миров.
Лилимы не только слышали друг друга. Они словно были узелками на одной, бесконечно длинной и прочной, нити.

– Тайна одного – тайна всех.
Заф смотрел на висящего на ветке вниз головой лилима. Короткие, едва достигающие плеч светлые волосы теперь топорщились, словно встали дыбом. Маленькие крылышки растопырились. Ветка росла достаточно высоко, чтобы уцепившийся ногами лилим висел почти напротив лица Зафа.
Судя по безмятежной улыбке, Гавриилу было вполне удобно находиться в таком положении.
– Младшее крыло Рино на тебя таращится, - негромко поделился лилим, заставив Зафа залиться краской.
– Как ты узнал?
Гавриил не шевельнулся, продолжая неподвижно висеть вниз головой. Даже не скосил взгляд.
– Я вижу глазами младшего крыла... А еще у тебя в волосах репей. Рино видел, что тебе его Малкольм подбросил.
Заф торопливо перебросил косу вперед. Пробежался пальцами – да, репейные колючки. И чем опять он Малкольму не угодил?
И как Гавриил это увидел? Он же не заглядывал Зафу за спину...
Ветка опустела. Как и карман Зафа, куда он после обеда положил половину яблока.


Полукровок лилимов было очень мало. Любовь любовью, но обрекать своих детей на один жизненный цикл никто не хотел. Слишком больно давать жизнь, ощущать связь – а потом терять ее.
Навсегда.
Но иногда любовь была слишком сильна.
Так когда-то и появилась Соня.
– От двадцати до сорока, Заф. А мне уже двадцать три. Для человека я молода, но для лилима – вовсе нет, - негромко произнесла девушка, развернув очередную шоколадку и теперь бесцельно катая фольгу по столу, сворачивая ее в маленький серебристый шарик. – Вот ты, как врач, сколько можешь мне дать времени?
Рис одними глазами следил за ее действиями.
Понятно, почему начальник Отдела тянул с ответом.
Древо принимает всех полукровок, в ком есть хоть капля лилимской крови. Принимает, но и только. Так же Древо принимает лае, когда перед важным заданием они подходят к нему и касаются ладонями теплых больших листьев.
Конечно, это не более чем один из маленьких ритуалов. И лае поддерживают его.
Лилимы способны накапливать и передавать между собой колоссальные объемы энергий. И не только энергий.
И для Сони, способной читать чужие мысли с помощью прикосновений, способной запомнить все выпущенные модели кукол и всех их владельцев, считающей себя «почти лилимом» – будет невыносимо прикоснуться к Древу и понять, что она отличается от чистокровных намного сильнее, чем думает.
– Десять лет – минимум. – Произнес Заф, даже не прикидывая. Только чтобы разбить тишину. – Люди живут до ста... Возможно, ты доживешь до шестидесяти. Или до восьмидесяти.
Девушка насмешливо фыркнула, сбросив очередной шарик из фольги со стола. Рис снова нагнулся, подбирая его и пристраивая на свою кучку.
– И твой начальник надеется, что мне будет достаточно этих шестидесяти человеческих лет? – Негромко спросила Соня, но за внешним ее спокойствием грохотала буря. – Что я сложу лапки и позволю себе тихо умереть? Что поплыву по течению? Шестьдесят лет! Заф, этого мне мало! Это – единственное, что я не могу купить!
Заф вздохнул.
– Я попрошу Илью еще раз, - пообещал он, снова заглядывая в свою чашку. – Ты мне очень сильно помогла, и вообще нехорошо будет... Хотя, знаешь, мне кажется, что тебе разрешат увидеть Древо. Может, не прямо сейчас. Но в течении года-двух точно.
Соня зафыркала недовольно, потроша очередную несчастную шоколадку.
– Может, Илье нужен корабль? Огромный космический крейсер, способный быстро и легко преодолеть тысячи парсеков, оснащенный самым современным оборудованием, - предложила девушка рассеянно. – Оружие, защитные установки, зона релаксации и пять дэ кинотеатр?
Заф подумал, и неуверенно покачал головой. Кораблей у лае не было. Даже самого маленького флайера.
Зачем нужны механические крылья, если есть свои собственные?
Вот только на собственных за пределы атмосферы не поднимешься.
– Может, два корвета? – продолжила развивать мысль Соня. – Хищные, серебристые, с собственными гасилками... Представь – стоит Илья на капитанском мостике, смотрит в иллюминатор на бескрайнюю вселеную, и пьет отборнейшее вино...
– Илья не пьет вино, - осторожно поправил ее Заф.
Девушка только плечом дернула, возвращаясь к фантазированию.
– Значит, пьет самый черный в мироздании кофе, - мечтательно протянула она. – А на нем капитанская форма... И фуражка капитанская с позолотой... И летит он сквозь бескрайний, и такой же темный, как свой кофе, космос, гордый и непобедимый, как мороженный кактус...
Делавший предпоследний глоток чая Заф едва не захлебнулся.
– А мороженный то почему?! – Простучав себя по груди, хрипло уточнил он.
– Значит, ты не отрицаешь, что Илья – кактус, - прикрыв глаза, заметила Соня. – Потому он такой холодный, как... Мои куклы и то больше эмоций изобразят.
Заф снова заглянул в свою чашку. Необъяснимая любовь лилимов к Илье была чем-то привычным и обыденным, как ежедневный восход солнца. Но Соня ведь никогда не видела начальника Отдела вживую!
– Ну хорошо, летает. – Не желая спорить, покладисто согласился хирург. – По черному кофе... То есть космосу. В прекрасном корабле. В капитанской фуражке с позолотой. А зачем?
– Спасать сирых и убогих прекрасных полукровок, - девушка забросила в рот еще один кусочек шоколадки. – Или кого вы там спасаете? Лиров? Одним словом, всех несчастных, кого обижают... Гибридов неправильных...
Лае мысленно порадовался, что не успел сделать последний глоток чая. Точно бы подавился.
– С гибридами у тебя промашка. Я узнавал – они проходят у нас как химеры, - поправил он Соню.
– Да брось! Неужели прекрасный мороженный кактус... Тьфу, Илья! Неужели прекрасный мороженный Илья оставит все как есть?! Вы же эмпаты и ангелы! А тут, можно сказать, налажено производство кукол, в которых брак – искра жизни!
Заф честно попытался сдержаться. Изо всех сил. Но потерпел неудачу.
– Какангелы! – Изменив свой голос, передразнил он Соню.
Но та не услышала. А может, специально решила подразнить хирурга.
– И летает Илья по космосу, спасая священную для лае жизнь... И форма у него золотая... Золотой Илья – отец всех заблудших крылатых и всех глупых полукровок...
У Зафа промелькнула какая-то мысль, слабая догадка, что он услышит после. Заметив взгляд Риса, хирург сделал шаг вперед, и передвинул сахарницу поближе к гибриду и подальше от Сони. Итаним мгновенно вытащил из нее шоколадную конфету.
– А у Ильи просто обязан быть Золотой Мозг. – Торжественно закончила девушка и цапнула сахарницу, подтянув ее поближе.
– Под Золотым Мозгом ты подразумеваешь себя? – подозрительно уточнил Заф.
– Ну конечно! Кто же, как не я смогу определить, имеются ли в кукле зачатки жизни или она – пустой овощ?
Гибрид откусывал от своей конфеты по кусочку, запивая сладким чаем.
– Я не знаю, - в итоге сдался хирург. – Не знаю, как отреагирует Илья на твое предложение. У нас нет кораблей. У нас нет ни пилотов, ни навигаторов, ни техников, способных обслуживать даже флайер, не говоря о огромных космических судах. Никто из лае не летал в космосе. Честно говоря, я даже не представляю, зачем нам это нужно. И твои слова о том, что мы спасаем несчастных... Сонь, мы лае. И никто из нас не станет спасать химер.
– Так уж и никто? – Насмешливо уточнила девушка, сложив руки на груди. – Ты себя, значит, за скобки вынес?
– Вынес, - кивнул Заф. – Может, я действительно больной на голову, но остальные – не я.
Соня вздохнула, прислонилась затылком к стенке холодильника. Закрыла глаза. Заф, подумав, долил в свою чашку кипятка. Заварка окрасила воду в едва заметный янтарный оттенок.
– Может, и не выгорит... – Равнодушно произнесла девушка в пустоту. – В таком случае, если Илья не даст мне разрешение увидеть Древо и если откажется от обмена, то передай ему кое-что. Скажи, что я добровольно вызываюсь на роль сосуда.
Рис покосился на Соню. Перевел взгляд на сахарницу, которую девушка передвинула на свой край стола.
– Бесполезно.
– Почему это?! Сосудами у вас были даже эльвиин и темный эаль! Чем я хуже?!
Заф, не выдержав, отвернулся. Отошел к окну.
– Последний сосуд погиб двенадцать лет назад. Хромов нет, а все попытки повторить их эксперимент провалились. Вольф был вынужден закрыть проект.
– А может, со мной получится? – Не желала сдаваться Соня.
Лае только покачал головой.
– Технология неизвестна. У нас есть только записи «до» и «после». Как хромы это делали – мы понятия не имеем.
– Мда. Тогда остается единственный вариант. – Соня потерла ладонями виски, а потом потянулась к сахарнице. Вытащила последнюю конфету.
Зашуршала яркая оранжевая обертка.
– Это который?
– Подафить Иффе кофабвь. – Засунув конфету в рот, невнятно пробурчала девушка. – Шшерт... Тянуфка...
Не удержавшись, Заф обернулся. Борьба Сони с липкой, намертво цементирующей зубы конфетой длилась почти минуту.
Фраза Вольфа «заткни лилима – дай ириску» заиграла новыми красками.
Наконец, одержав победу, девушка собиралась скомкать обертку, оставшуюся от конфеты-предательницы. Но вместо этого разгладила ее пальцами. Улыбнулась.
– Только я не буду Золотым Мозгом. Мне уже достаточно этого титула в IMT-Компани.
Рис осторожно потянулся, передвинув к себе сахарницу. Заглянул внутрь и вздохнул – внутри было пусто.
А может, у Сони и получится – отстраненно подумал Заф. Она упертая, как все лилимы. Найдет способ увидеть Древо – не сегодня, так завтра.
Да и вряд ли Илья действительно серьезно настроен не подпустить ее к Древу. Он обязан будет это сделать, если лилимы этого потребуют.
И таких, как Рис – химер с искрой жизни, - возможно, тоже защитит...
Если этого захотят сами лае.
Чуть наклонившись, Заф посмотрел на оранжевую обертку, которую так старательно разглаживала девушка. На ней переливающимся синим шрифтом было нанесено название конфеты.
«Сладкие ириски Матушки Гусыни».
Примечания:
Кто такие лилимы и почему Соня так жаждет к ним вернуться?
Как Заф попал из своего мира на Мегу?
Что будет дальше с Рисом?
Сколько еще сладких шоколадных конфеток падет в неравной битве?
Почему лае не любят, когда их называют ангелами?
Ответы на эти и многие другие вопросы вы найдете во второй части)

П.С. Первая часть закончена полностью.
Те, кто читал "Космобиолухи-перезагрузку" могут начинать ПОДОЗРЕВАТЬ. Сюжетно эти два произведения не связаны, но все мы знаем, что автор всегда пишет неправильные спойлеры)

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.