Черновик Под Крылом +181

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«От восхищенной читательницы» от Цаво
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
ЧЕРНОВАЯ ВЕРСИЯ


2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!
Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 2. Человек. Глава 1

15 мая 2016, 20:20
– А когда я вырасту, то тоже стану оперативником! Как родители! – уверенно заявил Ирин, устраиваясь поудобнее на руках у Карма.
– Я тоже! – Подхватил Серфин.
– И я! – подали голос его старшие братья.
Ил с тоской вздохнул, вновь утыкаясь взглядом в яркую зеленую травинку. Время от времени он настороженно вскидывал голову, всматриваясь в виднеющуюся за старыми кованными воротами дорогу.
Это был их ежедневный негласный ритуал – все время посматривать на дорогу в надежде побыстрее увидеть родителей. Братья по очереди оборачивались и всматривались в пространство между прутьями решетки.
Вот только лишь Карм с Зафом знали, что родители за ними не придут. Но не произносили этого вслух.
– А ты кем будешь, когда вырастешь? – Любопытно спросил Ирин, продолжая попытки устроиться поудобнее на руках у Карма.
Заф только вздохнул, зябко подергивая крыльями. Сегодня выдался первый по-настоящему теплый день, и воспитатели выпроводили всех детей во двор, строго запретив покидать пределы детской площадки и уж тем более – лезть в огород, где из-под земли только-только появились первые зеленые ростки. Но Зафу все время было холодно, а тонкая, застиранная до потертостей курточка не грела. А собственную толстую теплую кофту Заф отдал Илу – тот все еще кашлял, не оправившись до конца от простуды.
– Мясной консервой он будет! – С ненавистью в голосе крикнул Терркан, с треском вывалившись из кустов рядом с оградой. Одежда эаля была черной от земли и мокрой от росы, а вытянутая кофта топорщилась на большом бугристом животе.
Ирин захлопал глазами, переводя взгляд с эаленка на Зафа. Заф молчал, рассматривая зеленые травинки рядом со своей ладонью.
– Врешь ты все! – Огрызнулся Карм вместо брата. – Вы, эали, вечно неправду всякую говорите!
– А вот и не вру! – Терркан ухватился руками за низ кофты, поддерживая живот. – Таких уродов на комбинат везут, чтобы на консервы пустить! А из пуха получаются отличные подушки! Мой дядя пробовал паштет из лае, и говорил, что вы по вкусу на гусят похожи! Ммм, вкусная гусятинка!
– Помолчи! – Рискнул подать голос Серфин, на всякий случай прячась за крыльями более старших братьев.
– Вкусные, сочные консервы! – Не унимался Терркан, выписывая кончиком хвоста восьмерки. – Питательные, ароматные!
– Замолчи сейчас же!
– Ой-ой-ой, боюсь гусиного брата!
Ирин засопел, собираясь разреветься. Карм молча пересадил его на колени Зафу, а после чего поднялся с травы. Пух на крыльях взъерошился, делая лае похожим на неказистого воробушка. Терркан был выше Карма на полторы головы и старше на две условные весны. А еще он очень больно пинался, и кончиком хвоста норовил ткнуть в лицо или под крыло.
Эаленок взвизгнул, и покатился кубарем по земле. Из-под кофты посыпались сухие груши, которые воспитатели добавляли в компот.

– Ты вырастешь, и тоже станешь оперативником, - пообещал Карм перед самым отбоем, когда ему наконец разрешили слезть с позорного стула. Драться в приюте было нельзя, как и воровать, а пойманный сразу на двух поступках эаль наврал, что груши таскали они вдвоем с лае.
Заф только потрогал темный синяк на скуле брата и вздохнул, после чего вытащил из-под подушки утащенный с ужина хлеб.
– Фы мофе млафшее кфыло, и я никому тебя не дам обидефь, - пробубнил с набитым ртом Карм.
– Я не сильно тебя младше, - слабо возразил Заф, вытаскивая из-под подушки крошки и складывая их горкой на ладони. Это был их вечный спор.
– Но жизненного опыта у меня намного больше!
– На восемнадцать минут всего лишь...
Карм разорвал оставшуюся краюшку на две неровные части, и ту, что побольше, всунул в руки брату.
– Ты опять свой ужин между младшими разделил, - тихо, чтобы никто не услышал, упрекнул он. – Тебе тоже нужна энергия.
– Мне не хотелось есть. – Почти не соврал Заф. – А они младше, им нужно больше энергии. Да и вообще, ты слышал, что сказал Терркан...
– А ты его не слушай! Я никому не позволю обижать моих младших! – С вызовом прошипел Карм, и потянув одеяло, набросил его брату на плечи. В коридоре зазвенел колокольчик, оповещая о отбое. – Ни Ирина, ни Серфина, ни Ила, ни Марека, ни Ельку, ни тебя – никого! Я знаю, кто ты!
Последняя фраза прозвучала уже в темноте – воспитатели отключали свет на ночь.
Спрыгнув с кровати, лае на цыпочках прокрался между кроватями, поправляя тонкие одеяла на младших, и вернулся с Ирином на руках. Приют был переполнен, и дети спали в кроватях по двое. А эльвиинчик пинался, и Ирин часто плакал по ночам, спихнутый с матраса на пол.
Заф откатился на свою половину кровати, позволяя братьям устроиться поудобнее под одеялом, а потом тихо, чтобы Карм не услышал, вложил остатки хлеба в ладошку Ирина.
– Я хочу стать врачом. - Шепотом признался он через пару минут. От младшего исходило ровное тепло, а Карм, устроившись на боку, вытянул поверх одеяла левое крыло.
– Вот вернутся родители, и станешь, - едва слышно пообещал старший брат. – Они скоро вернутся...
Заф согласно кивнул, закрывая глаза. Вернутся.
Ему очень хотелось верить, что его родители живы.

***
Заф сделал два шага назад, критически разглядывая результаты своего труда. Снова подошел, чуть наклонил рамку влево, чтобы она криво не висела. Недовольно вздохнув, снова поправил табличку.
Грамота с серебристыми буквами «Лучшему хирургу частной клиники имени Энрике Г.» взирала на него со стены с молчаливым равнодушием. Заф поджал губы, вновь выравнивая табличку.
Сидящий на диване Итаним зашелестел оберткой от шоколадного батончика. До ужина было еще три часа.
– Теперь ровно, - выдал Рис, тоже рассматривая висящую на стене рамку.
– Это идиотизм, - не выдержал Заф. – И напоминание моего самого страшного прокола.
– Почему?
Хирург вздохнул тоскливо.
– Потому что за все время моей работы в этой клинике у меня никто не умер, - хмуро поделился Заф. – А у врачей, даже самых лучших, бывают умершие во время операций. Сердце слабое, повреждения сильные, привезли поздно, шансы выжить стремились к нулю… Причин масса. А у меня все пациенты живы.
– Потому что ты лае? – уточнил гибрид. На обращение «Вы» хозяин часто ворчал.
– Потому что я дурак – убито признался Заф. – А так не должно было быть.
Рис вытащил из коробки еще один батончик. Задумчиво повертел в руках и положил обратно. До ужина было уже два часа пятьдесят восемь минут.
– Вы делились с пострадавшими своей кровью?
– Нет конечно! – возмутился хирург, пропустив «выканье». Смутился. – Я им просто пел. И пару раз... Ладно, не только пел.
А не должен был, - мысленно добавил лае. Не должен был. Хирург, у которого на столе не умер ни один пациент, довольно подозрительный. В самом деле, медицина иногда бывает бессильна, как и золотые руки врачей. Но Заф, видя, что человек на операционном столе начинает умирать, не мог этого допустить.
А теперь напоминание об этой глупой ошибке висело на стене в гостиной. Как немой укор.
Единственное, что было хорошим – при вручении этой грамоты Зафу подарили корзину с фруктами и шоколадом. Фрукты теперь лежали в вазе на кухне, а большую часть сладостей уже распотрошил и умял Рис.
– Законами лае запрещено петь? – дотошно уточнил гибрид.
Хирург сложил руки на груди и плюхнулся на диван, буравя табличку хмурым взглядом.
– Не запрещено. Просто я на задании, и не должен привлекать к себе лишнее внимание. А за эти полгода у меня не было ни одного умершего. Я думал, что обойдется. Что никто не заметит. Не обошлось.
– Ваш начальник вас ликвидирует? – простодушно спросил Итаним, продолжая рассматривать грамоту. Если она не нравится хозяину, то и Рису тоже.
Заф отрицательно покачал головой.
– У нас нет смертной казни для лае.
– А для не лае есть?
Хирург покопался в памяти, выуживая перечень всех законов и правил собственного мира.
– Есть, - наконец признался он. – Но в последние лет пятьдесят смертная казнь в моем мире не применялась.
– Почему?
– Потому что кроме лае, лиров и лилимов у нас нет больше никаких других рас. Арх один есть, и пара златокрылых еще, вроде бы еще хром был, но их убивать нельзя и не надо, - Заф покосился на батончик в руках Риса. – Может, сначала дождешься ужина, а уж потом возьмёшься за сладкое?
Итаним сосредоточенно посмотрел на шоколадку, потом перевел взгляд на гору оберток. Подумав, неуверенно вернул батончик в корзину.
– Я жду ужин уже три минуты и сорок две секунды, - доложил Рис довольно.


Примечания:
В честь моего почти только что прошедшего дня рождения (12 мая) и сразу за ним последовавшей пятницы тринадцатого, выкладываю наконец первую главу второй части.
(голос Дроздова за кадром)
А теперь, дорогие телезрители, мы снова сможем вернуться за наблюдениями за этими без сомнения, интересными и уникальными созданиями.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.