Черновик Под Крылом +175

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«От восхищенной читательницы» от Цаво
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
ЧЕРНОВАЯ ВЕРСИЯ


2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!
Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 2. Человек. Глава 14

2 июля 2016, 22:36
***
У Зафа было ощущение, что перекрытие под его ногами внезапно испарилось, и он падает вниз, не в силах высвободить крылья. И одновременно уже лежит, разбитый, где-то далеко внизу.
– Белая...
– Я тоже рада тебя видеть, но может, не стоит начинать диалог с драки?
– Лицо Белой оставалось бесстрастным, но хирург знал – для боя ей не нужно было гримасничать. – Ты не победишь.
– Тебя прислал Илья. – Вместо бессмысленной пикировки даже не уточнил – подтвердил Заф, вытягивая руку, чтобы любопытный Итаним не высовывался из-за его спины.
Убьет. Для нее Рис – химера, и только.
А Заф не победит.
Вместо ответа лае сухо кивнула. Хирург отстраненно удивился, как не услышал ее раньше. Связь билась, еще чуть-чуть – и можно было бы поймать ее кончиками пальцев.
Будто бы Заф все эти месяцы ходил оглохшим и потерявшим способность видеть цвета, и сейчас вернул себе всю полноту чувств.
И сейчас эмоции били по нему, как разряды.
Интерес. Неприязнь. Уверенность. Спокойствие. Напряжение. Собственная растерянность. Решимость.
– Расслабься. Илья сказал действовать по ситуации. – Лае кривовато улыбнулась, отлипая от стены и делая шаг вперед. Заф синхронно с ней сделал шаг назад, продолжая разводить руки и прятать Итанима за своей спиной. – У меня не было приказа убивать твою химеру...
Белая вдруг сделала шаг вправо и склонила голову к плечу. Приподняла бровь.
– Неожиданно, - насмешливо прокомментировала она увиденное. Заф осмелился оторвать от нее взгляд и проследить причину ее слов.
Итаним стоял, чуть наклонившись, почти уткнулся хирургу макушкой в подмышку и теперь, не мигая, рассматривал Белую.
– Не думала, что твой химереныш будет таким... – Лае шевельнула ладонью, не торопясь нападать.
– Каким?
– Мелким. Это детеныш?
Любопытство. Его было больше, чем неприязни. Решимость медленно таяла.
Конечно, чаще всего на них нападали химеры антропоморфного типа. Гуманоидные попадались редко. А чтобы было такое явное сходство с человеком...
– Вроде того. – Едва обозначил кивок Заф. – Рис безопасен. Не надо на него нападать.
– Я так поняла, что люди разводят у себя детенышей химер наряду с кошечками и попугайчиками? – Уточнила Белая.
– Скорее – держат как рабов... Я не вернусь.
– Может, мы можем поговорить в квартире? – Лае наконец оторвалась от разглядывания гибрида и посмотрела Зафу в глаза. – Я не стану нападать на твою зверушку первой.
Хирург нерешительно кивнул, беря Риса под руку и направляясь к двери, стараясь сделать это так, чтобы гибрид все же находился подальше от Белой. От лае такой прием не укрылся, и в спину Зафу ударил негромкий смешок.
Для открытия не понадобились даже ключи. Дверь распахнулась, позволяя рассмотреть запачканные обои и обвалившуюся вешалку. Зимняя куртка на полу так достоверно изображала изувеченное тело, что Заф передернулся. Но в следующий миг, среагировав на выключатель, по которому мазнул пальцами Итаним, загорелись световые панели под потолком, и кадр из фильма ужасов поблек и растаял, вернув вещам собственный облик.
Все было вполне терпимо и почти прилично. Крови на обоях было ничтожно мало, буквально два мазка и несколько маленьких пятен. На полу валялось несколько кусочков микросхем и темнели три пятна побольше. Чайка же представлял себе нечто намного более ужасное, вроде свисающих со световой панели внутренностей и липкого чавкающего пола с кровавыми отпечатками ладоней на стенах.
Ни горе-воров, ни поломанного гибрида в квартире не было. Заф облегченно выдохнул – он не представлял, как объяснить Белой еще и это.
В зал и спальню, судя по всему, вообще никто не заходил. Только на кухне был выдвинут ящик со столовыми приборами, да стояла в раковине одинокая чашка из-под кофе.
– Это не я. – Подал голос Итаним, посмотрев сначала на чашку, а потом скосив взгляд правее, на зеленый пучок в стаканчике, не изменивший свое положение за время отсутствия гибрида в квартире. – Это не люди, которых я остановил. Когда приехали полицейские, никто не пил кофе.
– Наверное, это тот лейтенант выпил, когда акт составлял. У него тоже тяжелая ночь была, - предположил Заф негромко. Рис, которого вполне устроили такие объяснения, кивнул, снова бросив короткий взгляд на «Вишню Мирабель».
– Йогурт. С банановым и малиновым наполнителем. – Напомнил он, развернувшись и посмотрев на хирурга.
– Давай сначала я тебе обезболивающее дам и вывих зафиксирую?
– Хорошо. – Покладисто согласился гибрид. – А потом ты обещал мне йогурт. Два йогурта.
Через десять минут Итаним, переодетый в домашние штаны и зеленую футболку, стойко перенесший два укола и бинтование левой руки, старательно расковыривал крышечку у йогурта, заняв свое место на диване. Синяки на шее, оставленные чужим гибридом, все больше были похожи на фиолетовые пятна.
Убедившись, что больше никаких травм у Риса не было, Заф облегченно выдохнул и развернулся. Белая стояла в дверном проеме, перебросив через плечо длинный ремень от большой спортивной сумки, и молча разглядывала и хирурга, и гибрида, и убранство комнаты, сняв черные очки и запихнув их в карман.
За полгода она не изменилась. Такая же большая, мощная, по комплекции она ни в чем не уступала Зафу. Короткая, стриженная под ежик прическа, белые волосы, брови и ресницы, белоснежная кожа – лае оставалась такой, какой ее запомнил хирург, покидая мир ради задания.
Почти такой.
– Что у тебя с глазами?
– Капли и линзы. – Сухо пояснила Белая. – На заданиях приходиться пользоваться.
Она посторонилась, пропуская Зафа, и молча последовала за ним на кухню. Слова были не нужны ни ему, ни гостье – оба прекрасно понимали, что разговор предстоит не слишком приятный, и лучше заниматься им вдали от раздражителей. Химера для Белой была достаточно веским раздражителем. А Зафу было спокойнее, что между оперативницей и Рисом находилось не только его крыло, но и толстая бетонная стена.
Да и дверь из квартиры хорошо просматривалась из кухни – хирург ее лишь прикрыл.
– Ты надолго? – Сумка на плече Белой была очень похожей на ту, с которой Заф появился на Меге. Ничего лишнего, только самое необходимое – аптечка, два комплекта одежды, подходящей по стилю и погоде данного мира, три-четыре смены белья, папка с документами, планшет, россыпь кредитных карт, боевой шест, искажатель и нож.
– Как получится. В любом случае, обратно я смогу вернуться не раньше, чем через неделю, - Лае опустила сумку на пол и заняла ближайший к холодильнику табурет. – Змей теперь открывает проход на Мегу раз в семь дней, а не раз в месяц.
– Здорово, - бесцветно произнес Заф, ополаскивая оставленную Огурцовым чашку под теплой водой. Хотелось чем-то занять руки, чтобы не показывать собственного волнения. – Ну, то есть я рад, что Мега признана безопасной и...
– Не признана. – Поправила Белая. – Это для тебя, на случай непредвиденных ситуаций.
Повернутая под определенным углом, чашка злорадно обрызгала Зафа водой. Хирург зло ткнул сенсор и развернулся, вытирая руками лицо и проливая из вредной посудины воду себе на штаны.
– Ты не изменился, - равнодушно прокомментировала лае, послушав почти беззвучную ругань, иссякнувшую на седьмой секунде. – Не волнуйся, охотников на Меге нет. Но Змей ощутил несколько скачков энергии, слишком слабых для портала. Но это может быть не убогая попытка выстроить полноценный переход, а...
– Замещение, я понял. – Проворчал хирург, раздраженно вытирая чистым кухонным полотенцем лицо и руки. – Я еще не забыл общий курс по другим расам. Порталы ставят, когда уже уверены в том, что мы есть в этом мире. А так это просто праздное любопытство. Или кто-то на Меге из чужих отдыхает, и весточку домой отправлял, что с ним все в порядке.
Белая согласно кивнула. «Чужими» могли быть кто угодно – начиная от эалей, любящих подворовывать чужие технологии и оружие и таскающие это к себе в мир, и заканчивая давно потерянными лилимами из другого Древа. Конечно, не стоило выбрасывать из списка и другие расы, вроде тех же эльвиинов, таргов или Шии-Наи'Го – последние посещали другие миры исключительно для того, чтобы украсть пару десятков живых созданий и выставить как экзотических рабов у себя на рынках. Ни с эльвиинами, ни с таргами, ни уж тем более с Шии-Наи’Го Зафу встречаться не хотелось. Первые любили просто подгадить или выставить на посмешище, вторые могли попытаться обмануть или растрепать про существование лае местным, а все трое были бы не прочь получить себе в личное пользование крылатого, желательно, чтобы он не был совсем дохлым к моменту цепляния ошейника-блокиратора. Хорошо еще, что Мега была достаточно большим городом, чтобы несколько иномирцев могли некоторое время спокойно жить и при этом ни разу не пересечься на ее улицах.
А вот с лилимом из другого Древа было бы здорово встретиться. Но шанс на то, что «чужак» окажется именно им – стремился с первой космической скоростью к нулю.
– Есть какие-то предположения, кто это мог быть?
– Никаких. – Белая нагнулась, принявшись расстегивать сумку. – Илья сказал, чтобы я у тебя побыла, но если ты против...
– Не против, - покачал головой Заф. Первая космическая скорость сменилась на вторую. – Если ты не станешь обижать Риса, то можешь остаться.
Лае выпрямилась на стуле, держа в руках свернутую в большой рулон черную кофту. Под ней явно виднелось что-то прямоугольное и твердое.
– Ris? Reiso? Рыжик? Ты назвал химеру Красноволосым Рыжиком? Медным? – Перескочив с лингвы на язык лае и обратно, неверяще уточнила она.
Заф отвел взгляд, принявшись разглядывать стаканчик с зеленью, стоящий слева на столе, между раковиной и плитой.
– А что в этом такого? – Поддельно непонимающим тоном осведомился он, потрогав зеленый лист. – Он Рис, а не Рейсо. Так что Медный Рыжик.
– Если Малкольм услышит, он тебя убьет, - с удовлетворением припечатала Белая. – Это его кличка, и он будет в бешенстве.
Хирург демонстративно пожал плечами, и налив в чашку из крана немного холодной воды, полил растение.
– Пусть учится делиться. Иногда это бывает полезно.
– Учиться или делиться? – Хмыкнула лае, разворачивая кофту. – Малкольм не любит ни того, ни другого... Тебе твой отец попросил передать кое-что.
Черная шерстяная кофта наконец оказалась в сумке, и Заф увидел пластиковый контейнер с прозрачной крышкой, доверху забитый чем-то темным. Стоило щелкнуть зажимами и приоткрыть крышку, как по кухне распространился умопомрачительный запах свежей выпечки. Кленовый сироп, яблоки с ванилью и орехи...
Заф непроизвольно заулыбался, окунувшись в ароматы дома. Казалось, что Дарелин вытащил их из духовки только что, и нужно подождать, пока булочки остынут. Несколько минут, но ожидание это невыносимо – как и невозможно передать вкус...
– У меня с этим контейнером получился перегруз, - поделилась негромко Белая, привалившись спиной к боку холодильника. – Знаешь же, как Змей косо смотрит на такое вопиющее нарушение правил. Ведь заявлено было, что я пронесу не больше шести килограмм.
– Можно было выложить часть, дежурных угостить, - рассеянно предложил Заф, взяв в руку одно из лакомств – плетенную из теста косичку, густо посыпанную орехами, внутри которой находился кленовый сироп. Кстати, еще тепленький.
– В Спира и Марота больше не влезло. Эш после пятой добавки запросил пощады, а старший Гавриил на двенадцатой булочке спекся, - перечислила лае.
– Ну, лилимам бы отложили, - неуверенно протянул Заф, запоздало понимая, сколько же отец собирался ему передать. Белой пришлось бы выложить почти все свои вещи!
– Рино с Гэри обожрались первыми двумя контейнерами, и в них пришлось бы утрамбовывать остальное силой.
Белой нужно было бы выложить все свои вещи и запихать булочки во все карманы одежды, еще и за пазуху засыпать десятка два.
– Узнаю своего отца, - со смущенным смешком признал хирург. – Перекусишь со мной?
Лае так серьезно воззрилась сначала на выпечку в руках Зафа, потом на него самого, что Чайка понял – Белая тоже обожралась ими. Вполне возможно, что до отвращения.
– Он всегда так тихо ходит? – внезапно спросила оперативница.
Заф обернулся, воззрившись на материализовавшегося прямо за своей спиной гибрида. Видимо, запах выпечки дошел до комнат, выкурив с дивана Итанима быстрее, чем шелест пакета с покупками.
Внимательно изучив одними глазами кухню, гибрид безошибочно вычислил источник столь притягательного запаха и настороженно уставился на контейнер. Заф знал и этот взгляд, и это выражение лица – с такой маской Рис мог стоять очень долго в кондитерском отделе, не зная, что именно ему хочется, и не решаясь признать свое право на желание какой-либо сладости. Несмотря на попытки Чайки научить его, Итаним никак не мог понять, что может попросить любой тортик или даже два. Ведь в программе самообучения стояло требование именно пробовать пищу, которую дает гибриду хозяин, но никак не выбирать самому. Зато с выбором продуктов, уже попавших в дом и холодильник, проблем никогда не возникало.
Пряча улыбку, Заф достал тарелку и положил на нее по три булочки с разной начинкой, и налил в чашку молока. После чего вручил все это Итаниму.
Рис так же беззвучно исчез, удрав к себе на диван, подальше от незнакомого объекта.
– Он не отравится? – Скорее из любопытства, чем ради продолжения диалога спросила Белая, едва затылок гибрида исчез из ее поля зрения. – Каи из Васарии(2) могут только сырую пищу принимать, от хлеба или жареного мяса их тошнит.
Заф отрицательно покачал головой, наливая молока и себе и с наслаждением впиваясь зубами в косичку с кленовым сиропом.
– Он любую органику может есть, и токсичную в том числе. – Возможность говорить появилась только после двух булочек. Заф прислушался к себе и взял квадратную плетенку с яблоками. Белая наблюдала за ним с вежливым отвращением, стараясь не смотреть на контейнер.
Возможно, желая показать старшему Гавриилу, что желудок у него с наперсток, оперативница съела на несколько булочек больше, чем он. А яблоки Белая любила больше кленового сиропа.
Еще через три булочки Зафа посетило нехорошее предчувствие. Выпечка в контейнере не убывала, и не то что дна – первый ряд еще весь оставался на месте. Подозрения выросли и заматерели, когда хирург коснулся пальцем внешней стенки контейнера.
Тот был теплым.
А сам контейнер оказался намного тяжелее, чем казался на первый, второй и последующие взгляды. Приподняв его над столом, Заф пораженно бухнул его обратно. На первый взгляд столько выпечки плюс пластиковая коробка должна была весить не больше двух килограмм. Но она весила около пяти.
– Как Змей пропустил на Мегу эту технологию? Тут ведь эффект сжатия!
Белая ухмыльнулась, изображая сытую акулу.
– Я же сказала – пе-ре-груз. – По слогам повторила она, откровенно наслаждаясь произведенным эффектом. – Твой отец вообще принес пять контейнеров с выпечкой, а я пронесла только один.
Теперь Зафу стали понятны ее слова про то, что лилимы с двух контейнеров обожрались. Еще два пришлось есть Белой, старшему Гавриилу, двум дежурным и Эшу. А Заф еще удивился, как это лилим, способный за один присест слопать до двадцати тысяч калорий, умудрился обожраться.
Перед внутренним взором предстали два круглых шара с ручками, ножками и крылышками, не способные ни летать, ни ходить, ни даже сидеть. И непередаваемое выражение лица Белой, с которым она то разглядывала пять контейнеров, то молча переводила взгляд на Дарелина.
Да, Заф действительно узнавал своего отца.

Примечания:
(2) Каи из Васарии.
Гуманоидные химеры(големы) которых создают в мире Васарии. Могут принимать только необработанную пищу – сырое мясо, овощи, фрукты.


НО ЗАТО ГЛАВА БОЛЬШАЯ
И наконец на сцене появляется отец-киррэн Зафа - Дарелин.
Мечта девичьих сердец. Услада глаз. Предел мечтаний множества женщин (и мужчин тоже)
А кто откажется от крылатого, который
а) прекрасно готовит
б) любит детей
в) никогда не ругается?))

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.