Под крылом +167

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!

Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 2. Человек. Глава 19

15 июля 2016, 23:25
***
– Что случилось?
– Ничего. – Упорно буркнул Заф, безо всякого энтузиазма тыкая шестом в деревянный манекен. Тот изредка проворачивался вокруг своей оси от особенно «сильного» удара.
Дарелин покачал головой, оглянувшись на других детей, тренирующихся друг с другом.
– Я не хочу драться. – Пожаловался Заф, скорее не потыкав, а потрогав манекен. – Малкольм хочет отрабатывать удары с двумя противникам.
Он не хотел жаловаться, не хотел ничего говорить. Самым главным желанием Зафа было бросить этот шест, спрятаться под крылом отца и отправиться домой. Не было ничего веселого в том, чтобы тренироваться с деревяшкой, когда все остальные в группе занимались попарно. Или как Малкольм – один с двумя.
Особенно когда по возрасту Заф был в полтора раза всех старше, а по росту – не доставал даже до невысокого Малкольма.
Дома намного лучше. Там нет этого рыжего, нет остальных лае, которые смотрят на него, как на больного и слабого. Никто за спиной не шепчется. Дома можно помогать отцу с готовкой, или с уборкой...
У Зафа хорошо получалось только это. Даже книжки он читал медленно и по слогам, когда остальные вовсю листали страницы, буквально заглатывая целые предложения.
– Это обязательная программа, - Дарелин присел на корточки, немного растопырив крылья. – Ты должен уметь защищаться...
– Я умею. – Уперто повторил Заф, боясь повернуться лицом к отцу.
Мне тут не нравится – хотелось ему сказать, но лае только губу закусил. Ирин, которого две недели назад допустили учиться, внезапно не захотел сидеть рядом с Зафом рядом во время обеда в столовой.
Дарелин вздохнул, аккуратно обнимая своего ребенка.
– Может, попробуешь потренироваться с другими детьми? Заафир, ты же очень способный.
– Я... Они не хотят. Говорят, что я больной, - Заф развернулся и понял, что еще чуть-чуть – и он разрыдается прямо тут, в зале, при остальных детях и при тренере.
– Ты здоровый. – Спокойно возразил отец. – Просто твое развитие пошло по другому пути. Нужно лишь немного подождать, и ты вырастешь и окрепнешь, как Карм...
– Я не чистокровный, - в конце концов Заф не выдержал и ткнулся лбом отцу в плечо. – Малкольм сказал, что я полукровка, и даже летать не смогу...
Горячие слезы внезапно обожгли щеки, а крылья отца мазнули по собственным куцым крылышкам, закрывая от всего мира.
– Ты признан. Илья сам тебя проверял. Карм чистокровный, и ты тоже. – Успокаивающе прошептал Дарелин.
Когда Заф успокоился и перестал рыдать, отец отошел к тренеру и что-то сказал. Большой широкоплечий лае с круглым лицом задумчиво подергал крылом, и негромко произнес пару фраз. Наблюдавшие за всем происходящим дети сбились в кучки, поглядывая то на отца Зафа, то на него самого. Малкольм кривил рожицы.
А потом Дарелин покинул зал для тренировок. Заф видел, что рыжий тыкает в него пальцем и что-то громко шепчет остальным детям, и постарался побыстрее уйти к своему манекену.
По крайней мере деревяшка не обзывалась.
Минут через пять дверь в зал снова распахнулась, пропуская отца. За ним, забросив на плечо два шеста, молча топала лае из старшей группы. Дети замерли, рассматривая с открытыми ртами крылатую. В старшей группе были подростки, и перед ними у младших всегда был благоговейный страх, смешанный с восхищением.
Карм по возрасту не дотягивал три года до старшей группы, и с завистью рассказывал, что иногда средним разрешается посмотреть на чужие тренировки. В старшей группе даже шесты используют не деревянные, а почти как у настоящих оперативников – металлические и оснащенные электричеством! И даже форма у них, как у взрослых – серая, с черными кармашками и двумя защитными нашивками на рукавах.
А теперь Заф сам увидел и форму, и металлические шесты, и нашивки, и даже ботинки на черной подошве. А так же длинную толстую белую косу, идущую от лба и заканчивающуюся чуть ниже бедра – фактурную, тугую, даже на внешний вид очень твердую и невероятно похожую на часть экзоскелета. Или на оружие.
Зафу про него Карм тоже рассказывал. В средней группе учат теории, но примерить экзоскелет можно было только старшим.
Коса была перекинута вперед, и Заф так засмотрелся на нее, что перевел взгляд выше, только когда лае остановилась напротив него. Она была тощей, угловатой, и возвышалась над Зафом на две головы. Россыпь темных пятнышек на белом лице, плотно сжатые губы, спокойный взгляд в упор. Крылья непропорционально большие, а между белыми перьями пробивался уже начавший белеть пух. Лае была вся белоснежная, вся какая-то нереальная, как снег из рассказов отца...
Но вот глаза у нее были слишком яркие – с розовыми радужками.
– Белая! – Взвизгнул Малкольм и бросив свой шест, кинулся вперед.
Белая. Бэлле. Заф и сам догадался. Карм про нее очень много рассказывал. Она была всего на три года старше их с братом, но казалась уже взрослой и самостоятельной. Ее два старших брата – Джар и Мирослав – уже были стажерами, а самый младший – учился в группе с Зафом.
А еще она была альбиносом.
Белая одной рукой подхватила Малкольма, поддерживая его, пока он цепляется за ее шею. Заф опустил взгляд, рассматривая чужие ботинки. Он был всего лишь на три года младше, но казался себе совсем мелким и беспомощным.
– Ты Заафир? – Вопрос застал его врасплох, когда Заф собирался удрать под крыло к отцу, продолжавшему стоять совсем рядом.
Лае в смятении посмотрел на Дарелина, ожидая подсказки. Отец мягко улыбнулся и кивнул.
– Д-да. – Даже собственный голос подвел его сегодня сильнее обычного. У Зафа не получалось громко говорить – всему виной было слишком раннее прорезание голоса и первая линька.
Белая ссадила Малкольма, который что-то громко ей шептал, и внимательно осмотрела Зафа с головы до ног.
Все дети тоже на него таращились, словно увидели впервые, и лае от такого пристального внимания нестерпимо захотелось удрать к отцу под крыло.
А потом Белая взяла в руку один из шестов, а второй протянула ему.
– Не тормози, мелкий. – Поторопила она недовольно, пока Заф таращился то на гладкую трубу, то на белую ладошку.
Свой деревянный пришлось положить на пол. Металлический был длиннее и тяжелее, оттянув руку.
Дарелин давал ему несколько раз металлический, чтобы Заф представлял себе его вес. Отец первое время учил его сам, пока Заф не поправился после болезни.
Осознание, что произойдет дальше, пришло с первым, пробным, поворотом шеста в руках.
Белая повернула голову, посмотрев на Дарелина с сомнением, словно желая уточнить – уверен ли он в своей просьбе. Перехватила шест поудобнее и сделала шаг вперед.
– Сейчас она полукровку отделает, - донесся до Зафа шепот Малкольма.
Мир отступил, оставляя его наедине со старшей крылатой. Стены раздались, потолок исчез где-то очень высоко, и даже отец оказался слишком далеко. Карм рассказывал – лае теперь почти слышал его голос в своей голове, - что Белая является одной из самых сильных в группе, и всегда атакует первой, не давая даже шанса на то, чтобы ударить самому.
А еще она была на три года его старше, на две головы выше и...
И...
У химеры, которая напала на родителей, были красные глаза. А убив их, она хотела напасть на Ирина. Как самый младший, он ночевал с родителями в комнате. Он тогда даже ходить не умел, и ничего совсем не понимал.
Кровь застучала в ушах, и Заф зажмурился от подкатывающего ужаса, инстинктивно вскидывая свой шест в бесполезной попытке отбить удар, направленный в плечо. Кажется, лае сам не был уверен, куда собирается атаковать Белая.
Отец учил его становиться в правильные стойки и держать оружие так, чтобы не забить себе руки.
Шест загудел, и Заф в немом удивлении понял – отбил.
Страх путал мысли, к горлу подкатила тошнота.
Лае резко опустил шест, в последнюю секунду услышав свист воздуха рядом со своей правой ногой и еще один толчок в ладони.
Отбил.
И снова.
На четвертый раз Заф открыл глаза. В темноте находиться было намного страшнее.
Шест в руках Белой казался продолжением ее руки. И лае увидел, буквально на мгновение – и крутанувшись на месте, ткнул своим шестом вперед, вверх и правее, повинуясь то ли первобытному ужасу, то ли бесконечным наставлениям отца.
Дарелин учил его защищаться.
Старшая отшатнулась, раскрыв крылья для восстановления равновесия. Они и в самом деле были непропорционально большими, а левое еще и было длиннее правого. Заминка продлилась секунду – и Белая повторила его движение, но не просто отпугивая, а пытаясь попасть в голову.
Но медленно, так медленно, плавно, словно показывая, как надо правильно...
Заф успел поднырнуть под шест и взмахнуть своим снизу вверх, запоздало понимая, что подобрался недостаточно близко и неправильно встал. Развернутые крылья не помогли, и лае, не удержав равновесия, по инерции взмахнул руками и шлепнулся на спину. Собственное оружие загудело, выпав из рук и оказавшись вне досягаемости.
Слишком большим оказался замах, и не попав, Заф еще и затылком стукнулся.
Совсем рядом оказалось обеспокоенное лицо отца, а руки его легли на голову.
Шепот других детей превратился в неразборчивый шум, и даже голос Малкольма не ввинчивался в уши.
– Все хорошо, все в порядке, просто ушибся, - принялся утешать его Дарелин, помогая сесть. – Извини, прости меня, я не думал...
– Он попал. – Еще один глухой голос вырвался из беспорядочного шелеста.
Заф осторожно выглянул из-под руки отца. Белая стояла на том же месте, и заметив его взгляд, криво улыбнулась.
Длинная царапина на правой половине лица, идущая от щеки вверх к глазу, потемнела от крови и почти сразу же засветилась.
Заф во все глаза смотрел на Белую, позабыв и про ушибленный затылок, и про испугавшегося отца, и про остальных детей в зале.
Ее глаза не были красными, как ему показалось в панике. Розовыми. С длинными пушистыми белыми ресницами.
Лае закрыла глаза, и царапина медленно затянулась.
Когда она ушла, к Зафу бочком подобрался Малкольм, потрогал сероватые куцые перышки и так же молча удрал.
А вечером Карм рассказал, что старшим никогда не удавалось задеть Белую во время тренировок.
Через два дня все повторилась. Лае снова появилась в зале во время занятий, протянула металлический шест и снова напала первой.
И снова.
И опять.
И после тренировок с ней отношение других детей к Зафу начало меняться.
Конечно, с Малкольмом он так и не сумел подружиться, но рыжий перестал говорить про него гадости во всеуслышание. И время от времени тоже тренировался в паре с Зафом.

Примечания:
(голосом Дроздова) ...Или наши дорогие читатели надеялись, что детеныши пернатых играют в куличики и куклы?)

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи