Черновик Под Крылом +175

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«От восхищенной читательницы» от Цаво
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
ЧЕРНОВАЯ ВЕРСИЯ


2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!
Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 2. Человек. Глава 32

7 августа 2016, 08:56
***
Заафир еще раз сверил все показания приборов. Жизни Ирина ничего не угрожало. Лицо его, неожиданно спокойное, можно было разглядеть сквозь прозрачную крышку саркофага. Общий цикл поддерживающей регенерации составлял двенадцать дней, и полтора из них уже прошли.
Заглянувший в комнату Вольф по своему обыкновению держал в правой руке чашку, а в левой – сахарницу.
– Боишься, что я что-то перепутал, и у твоего младшенького отрастет хвост? – Добродушно спросил врач, придержав готовую закрыться дверь крылом.
– Боюсь за него, - Заф покосился на стул рядом с саркофагом, но остался стоять.
После возвращения домой он не зашел домой, отправившись сразу к Ирину. Дежурный лишь напомнил про средства обеззараживания – лае мог случайно перенести с Меги какой-то вирус.
С одной стороны, Заф опоздал – все же Вольф был его учителем, и опыта в лечении имел намного больше. В том числе и в деле лечения искалеченной спины.
– Ты лучше за свою жизнь пугайся. Карм обещал тебе крылья свернуть, - пожурил своего бывшего ученика лае. – А Дар места себе не находит... Сходи домой.
– И что я скажу? – Обессиленно спросил Заафир.
– Правду. – Пожал свободным крылом Вольф.
Связь гудела, натягивалась. Отчаяние. Злость. Страх. Обида. Неуверенность. Все эмоции смешивались между собой.
Никогда еще Заф не ощущал, как ему не хватало на Меге этих эмоций. Говорить с людьми было бы намного проще.
– Иди домой, Зефир. – Повторил врач мягко. – Для твоего младшенького ты ничего не можешь сделать. Так что обрадуй хотя бы отца.
Еще раз покосившись на саркофаг, лае опустил голову. И правда. Ирин уже потерял крылья. Если бы их ему просто поломали, то ничего страшного не произошло. Но крылья были расстреляны и оторваны, и помощь пришла слишком поздно.
Заглянувший пару часов назад Гавриил с огромным пластырем на щеке сообщил детали произошедшего. И теперь Заф не мог решить – расстраиваться или ругать младшего за глупость, которую он учинил по собственному выбору.
Ирин был слишком молодым для работы оперативником. А носить статус стажера ему никогда не нравилось. Но на все просьбы и заявления перевести его в старший ранг Илья отвечал отказом. Привыкший всегда получать все, что только пожелает, обласканный любовью Дара и шести старших братьев, Ирин не мог смириться с такой «несправедливостью». А потом, когда Заф отказался возвращаться домой, младшенький решил – старшее крыло его не любит, вот и сбежал. Эта уверенность породила несколько затяжных истерик и акций протеста.
А последней каплей стал отказ Ильи отправить Ирина на Мегу. Первой вызвалась Белая, а ему даже не позволили пойти в сопровождении. Оскорбленный такой несправедливостью, на следующую ночь Ирин отвлек дежурного и сам ввел координаты, открывая Переход.
Вот только напутал цифры, и оказался совсем не там, где хотел. А в одном из миров, формально ничейных, но на деле принадлежащих асуртам. И, забрав славу неудачника Виринея – вывалился прямо перед ящерами Лучезарных, которые как раз собирались провести ритуал ежегодной охоты на гайских цыплят.
Недолго думая, асурты заменили цыплят на одного лае.
Дежурным был старший Гавриил, и не смотря на свою внешнюю медлительность, быстро понял, что именно произошло. А пришедший на работу по своему обыкновению за четыре часа до рассвета Глад, не раздумывая, пошел выручать стажера. Привлеченный затейливой руганью обоих лае, пытавшихся восстановить Переход в нужную точку, к ним присоединился младший Гавриил.
На подбор нужных координат потребовалось не больше десяти минут, но мир не был синхронизирован с Отделом, и там прошло немного больше времени.
На асуртов зрелище еще одного открывшегося Перехода с последовательно выскочившими из него крылатыми оставило неизгладимые впечатления. Понимая, что на сбор команды быстрого реагирования нужно было время, Глад отправился с мелким Гавриилом, который в спешке поскакал прямо в пижаме и босиком.
Ирин был отбит за считанные минуты, но «охотникам» хватило и получаса. Хорошо еще, что асурты не успели его добить, хотя хотели сделать это, следуя ритуалам – привязать к ящеру и дотащить до замка Высших.
А потом выяснилось, что, желая попасть на Мегу и доказать всем, что способен и брата уговорить, и задание самостоятельно выполнить, Ирин нацепил на шею осколок записывающего кристалла. Так сказать, чтобы принести доказательства своей крутости. Весь Отдел имел честь любоваться тем, как лае мог избежать охоты на себя, сразу же улетев или поклонившись по правилам, но, вывалившись перед тупорылыми мордами флегматичных ящеров, начал вопить прямо на Высших, что является лучшим оперативником. И вообще всех тут отправит в тенечек полежать, воздухом подышать.
– Вот дурааааак! – Передразнил младший Гавриил, заговорив голосом Джара.
С этим утверждением старшего брата Белой Заафир был полностью согласен. Но жалость к Ирину и злость на себя не становилась меньше.
Если бы Заф вернулся домой три месяца назад, то этого бы не произошло! Ирину просто незачем было бы рваться на Мегу...
– А сейчас твой младшенький такой спокойный, - задумчиво протянул Гавриил, усевшись прямо на крышку саркофага. – Молчит, не вопит, ни с кем скандалить не будет... Можно будет отдохнуть.
От этих слов вина лае окрепла еще сильнее. Ирин не хотел, чтобы Заф становился оперативником...
– Ты сейчас стоя заснешь. – Вырвал его из воспоминаний голос Вольфа. – Давай дуй домой. Дарелин уже в курсе, что ты вернулся. А с Майри все в порядке – она спит. Лучшее, что ты можешь сейчас сделать – упорхнуть к своему киррэну.
Дарелин...
Коротко кивнув, Заф убрал руку, перестав касаться бока саркофага, и покинул комнату, кивнув своему бывшему учителю.
Вольф осуждающе покачал головой, и поставив на саркофаг сахарницу, вгляделся в лицо спящего лае. Сон всегда шел крылатым на пользу.
Жалко конечно, что саркофаг, - еще одну технологию, подаренную хромами, - не может восстановить крылья за двенадцать дней. Еще более жалко, что нервные окончания были задеты. Понадобится несколько операций.
Врач постучал кончиками пальцев по прозрачной крышке. Пять или шесть. А потом снова терапия. Через максимум два года Ирин встанет на крыло.
Жалко только, что язык нельзя ему укоротить.
Не поможет.
Вольф сделал глоток из своей чашки. Сахара в ней было больше, чем чая, но лае терпеливо положил в нее еще две ложечки. Тщательно перемешал.

***
Дом не изменился. Все та же зеленая травка на газоне, все те же зеленые кустики в горшках. Ил регулярно приносил домой новые образцы флоры, и Карм вечно ворчал, что дом у них снаружи похож на цветник. Но с заданий старался приносить интересной формы цветочные горшки или новые семена. А Серфин только загибал пальцы и перечислял вероятность того, что Ил по ночам укрывает свои «миленькие маленькие пучочки» крошечными одеяльцами.
В нескольких окошках на первом этаже горел свет. Заф замер на вымощенной гладкими булыжниками дорожке, на границе между ней и улицей, не решаясь подойти ближе.
Дом.
Он не видел родных полгода, а казалось – целую вечность. Интересно, а Марек с Елькой смогли построить на заднем дворе пруд? Ил вечно мечтал о водяных цветах, уверенный, что уж они-то зацветут.
Дарелин любил цветы. Но не в мертвых букетах, а живые. Настоящие.
Собираясь в спешке, Заф не подумал, что мог бы привезти с Меги какой-нибудь росток. Почти все с заданий приносили в Отдел маленькие безделушки или интересные вещицы. Карм, к примеру, приносил горшки для цветов и чашки.
Пошевелив плечами в слишком большой для него рубашке, - ее одолжил дежурящий Глад, лае медленно сделал первый шаг в сторону дома.
По возвращении в Отдел Заф прошел стандартную процедуру обеззараживания. Сумку, правда, бросил прямо там, сразу же позабыв про нее. Запасную, не человеческую одежду ему выдал Глад. Разрывать еще рубашку человеческого покроя ради освобождения крыльев не пришлось. Со штанами, к счастью, никаких проблем не было.
Когда до двери оставались считанные шаги, она распахнулась, и на пороге появился тот, кого Заф хотел увидеть, но одновременно – страшился.
Он не изменился. Та же толстая коса с вплетенным в нее шнурком, те же крошечные морщинки под глазами. Руки тоже не изменились – в муке и тесте.
Волнуясь, он старался держать себя в руках посредством готовки.
Те же серые, почти серебристого оттенка крылья, дающие бесконечную защиту.
В детстве он казался Зафу очень высоким, но со временем разница в росте уменьшилась. Потом уравнялась. А после лае оказался выше на несколько сантиметров.
И глаза. У них были одинаковые глаза.
– Заафир!
Заф не понял, как можно было так быстро сбежать по ступенькам. Или это он двинулся навстречу? Но в следующий миг лица коснулись испачканные в муке ладони.
Он даже не понял, что боялся другого исхода. Что лир не пустит его на порог. Что скажет, что Заф – предатель. И только теперь понял, насколько его страх был велик.
Поэтому Заафир когда-то и попросил Илью сообщить родным о своем решении остаться на Меге. Поэтому и не поговорил лично, испугавшись. Да что там! Ужас от одной только мысли, что от него откажутся, оказывается, сидел все это время глубоко в сердце.
А теперь теплые руки этот ужас заставили исчезнуть. Раствориться. Нет его больше. Нет страха.
– Отец...

Примечания:
Здгаствуйте. Пегед вами пгедставитель новой гасы. Поздоговайтесь с Дагелином! Он папочка нашего незабвенного Заафига.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.