Под крылом +167

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!

Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 2. Человек. Глава 41

17 августа 2016, 13:06
***
Арбуз Итанима поразил. Большой и полосатый, он намного превышал размеры всех виденных Рисом ранее изображений. Протянув руку, гибрид провел пальцем по зеленой полосе.
В магазине были экземпляры и побольше в два-три раза, но Заф с опаской предполагал, что в них синтетики было больше, чем натуральной мякоти. Остановился на пузатике с желтым боком, который при взвешивании выдал почти девять килограмм.
Разрезав арбуз, лае вручил большой красный срез Итаниму. Черных семечек в этом кусочке не оказалось.
– Только зеленую шкурку не ешь. – Предупредил он, видя, с каким хищным выражением Рис косится на половину арбуза на блюде.
Кивнув, гибрид попробовал красную мякоть.
– Вкусно. – Подтвердил наконец Итаним.
Bon. – Произнес Заф, и пояснил. – Вкусно на моем языке.
Риса в данный момент волновал аспект собственной вместительности, но новое слово он сохранил.
Сладкий арбузный сок побежал по его рукам, капая на пластиковую скатерть.
Улыбнувшись, лае поднялся. Арбуза ему не хотелось.
Задумчиво уставившись на жестяную баночку возле чайника, Заф решился. Кофе. Он сварит себе кофе. С молоком и сахаром, и съест одну из плетенок. Их оставалось не так уж и много, и без контейнера они грозились в ближайшее время высохнуть или испортиться.
Включив воду, лае достал из холодильника молоко, и замер, увидев на подоконнике зеленый пучок. Он про него уже и забыл, но помидорка внезапно не была засохшей. Листков на ней стало только десять, но земля в горшочке оказалась влажной.
Погладив пальцем листик, Заф улыбнулся. Надо было отдать его Белой. Она бы передала Илу. Младший брат обожал всякую флору, и был бы рад иноземному растению. Конечно, это не цветок, а помидор – но зато разнообразие.
Чайник пискнул и отключился.
– Рис, а этот пакет откуда? – Уточнил Заф, только сейчас обратив внимание на сгрудившийся у мойки черный ком.
– Маничка приносил. За двадцать три минуты до твоего прихода. Сказал, что это тебе. – Рис отложил корку и взялся за второй кусочек арбуза. – Еще он передал пиво. Шесть банок в пластиковой упаковке, светлое нефильтрованное. Сказал перезвонить ему, когда ты вернешься.
– И куда мне его только... – покачал головой лае, и засунув нос в пакет, вытащил россыпь упаковок с орешками и сухариками. Мотнул головой, отбрасывая упавшую на лицо прядь.
Хорошо еще, что Дар не видел его сразу после стрижки. Прическа тогда у Зафа напоминала коротенький ежик. Отца бы хватил удар. Ну ничего. За три года он отрастит косу обратно.
Сходив в спальню и вернувшись с планшетом, хирург нашел в списке контактов Маничку. Нажал на вызов, и одной рукой принялся насыпать кофе в чашку.
Рис отложил вторую корку, и приступил к третьей. Когда он увидел арбуз в одном из фильмов, то сначала не понял, что его нужно употреблять в пищу. Но поиск в инфранете помог разобраться, и насмотревшись на изображение разных сортов, Итаним понял, что хочет попробовать этот неведомый продукт. Если он такой красивый, то непременно должен быть вкусным.
Ожидания оправдались.
Ложка шкрябнула по металлическому дну. Пристроив планшет на краю стола, Заф задумчиво взвесил банку в руке. Потом наклонил ее, потряс над чашкой. Сам он пил кофе только пару раз. Наверное, Белая использовала оставшийся – она любила очень крепкий напиток.
Тонкая струйка черного порошка высыпалась в чашку. Заф увеличил наклон, и тряхнул банкой. Кофе вывалился весь сразу, одним комком, подняв в воздух ароматную пыль и заставив лае чихнуть.
«Обнаружено неизвестное подслушивающее устройство»
«Подтвердить запрос на доступ к управлению. Обьект – Артур Егорович Конопушко. Да/Нет?»

Хирург наклонился, рассматривая наполовину утопленный в кофе металлический предмет. Затем, подцепив его ложкой, вытащил из чашки. Осторожно дунул, убирая черные пылинки. Тронул пальцем, переворачивая на второй бок. Оттуда на хирурга замигала крошечная красная точка.
Нет.
Не может быть.

Кофе подарил ему...
Две банки.
А одну он вручил Белой.
– Обнаружено неизвестное подслушивающее устройство. Произведена попытка получения доступа к управлению объектом «Артур Егорович Конопушко». Подтвердить запрос? – Механическим голосом произнес Рис за спиной хирурга.
Заф разжал пальцы, и ложка вместе с «жучком», перевернувшись, упала на пол.
– Отказать!
– Зря. – Сообщил откуда-то сгенерированный голос. – Птичка.
Повертев головой, Чайка уставился на планшет. Гудки больше не шли – он дозвонился.
Но кому?
Решение пришло со следующим ударом сердца. Схватив чайник, Заф вылил кипяток на планшет, лишь секунду спустя поняв, что ошибся. Планшет захрустел, дисплей, не предназначенный для таких перепадов температур, изогнулся и погас.
Технику лае подбирал специально хрупкую, чтобы в случае чего легко уничтожить улики.
– Рис, мы уходим! – Рявкнул Заф, сбрасывая планшет в мусорное ведро и активируя полную утилизацию.
Итаним разжал пальцы, и недоеденный кусочек арбуза шмякнулся на стол. Он никогда прежде не слышал таких интонаций от хозяина, и понял – случилось что-то страшное.
Лае бросился в спальню. Рванул одну из дверок шкафа, выворачивая на пол содержимое. Схватив коробку с лекарствами, вернулся на кухню. Утилизатор недовольно завизжал, когда в ведро полетели ампулы, шприцы и баночки, и последней оказалась коробка, разломанная пополам. Туда же отправилась сломанная пирамидка и флешка с терминала.
Уничтожить все улики и бежать как можно быстрее, пока не спустили облаву.
Рис уже натянул серый комбез с оранжевыми маркерами прямо поверх домашних штанов и мягкой кофты, когда Заф выскочил в коридор, засовывая в карман человеческие документы, пирамидку и два сложенных шеста. Черную ветровку с капюшоном он просто набросил на руку.
На лестничной клетке никого не было.
На пороге квартиры Итаним вдруг замешкался.
– Вишня Мирабель. – Растерянно произнес он.
Заф, беззвучно выругавшись, кивнул, и гибрид рванул обратно в квартиру.
Помидорка все так же стояла в пластиковом горшочке, и не имея времени уточнить способ транспортировки, Итаним попросту запихнул растение себе за пазуху вместе с землей и блюдцем.
Прокравшись к лестнице, Заф аккуратно заглянул вниз. Нет, слишком долго. Они могут успеть вызвать...
Шахта тихо загудела, и лифт начал подниматься за мгновение до того, как лае нажал кнопку вызова.
– Рис, быстрее! – Едва из квартиры вылетел гибрид, Заф схватил его за руку и повел по лестнице вниз.
Стоило спуститься на шестнадцатый этаж, как снизу по ступеням загрохотали тяжелые шаги.
Путь вниз перекрыт.
Вернувшись на свой этаж, лае включил шест и вогнал его в панель вызова лифта. Заискрило и сразу же потянуло жареным пластиком. Второй шест Заф загнал в дверцу, ведущую в шахту, блокируя почти поднявшийся лифт. Это не остановит, но даст пару минут форы.
Оставалось два выхода. Обратно в квартиру или наверх, на крышу.
Железная решетка была заперта на тонкую цепочку, и Заф сбил ее, ударив концом третьего шеста по хлипкому замку. Времени на то, чтобы действовать аккуратно, уже не было.
Крыша оказалась плоской, с кучей разнообразных антенн и даже двумя заброшенными парковочными местами, и слишком темной после освещенной квартиры и лестничной площадки. Повертев головой, хирург бросился к дальнему краю.
Далеко внизу, перед крыльцом дома, громоздилось два грузовых флайера. Еще по одному стояло с каждой стороны дома.
До соседней крыши не допрыгнуть. Но по крайней мере этот выход был свободен. Заф набросил свою ветровку на Риса. Потянул за собой, встав на бортик. Ветер подул в спину.
– Держись крепко, - приказал он глухо, и невольно повернулся на звук хлопнувшей решетки.
– Что, доктор, решил удрать? – Издевательски прозвучал знакомый голос, и на крышу выбрался человек. За его спиной маячили четыре гибрида с оружием в руках.
Заф хватанул ртом воздух.
Толстый краснощекий мужчина упер руки в бока, с насмешкой глядя на лае.
– Что, ожидал увидеть тут кого-то другого? – Видя замешательство крылатого, протянул Маничка.
– Нехорошо, Зафик, общественное имущество портить! Я к тебе по-хорошему пришел, в гости, а ты что сделал? Заблокировал лифт и сломал панель вызова. А еще изображаешь из себя добренького! Тоже мне, самый добрый ангелок на Меге выискался!
– Я не ангел! – Огрызнулся хирург, запоздало понимая, как просчитался.
Маничка знал о том, кто на самом деле Заф, с самого начала.
Но как?
«Появившись на Меге, ты прошла мимо одного из боевых Юнитов... Их тут официально пятнадцать штук на всю планету, а неофициально – девятнадцать. В них поставлено автоматическое сканирование всех проходящих мимо людей на внутренние модификации без их согласия» - всплыли в голове слова Сони.
Боевой Юнит. Хирург оперировал его. Еще удивился, откуда такие странные травмы и почему нельзя было доставить его в сервисный центр.
Идиот. Какой же он идиот.
– И куда ты собрался, крылатый? – Издевательски спросил Маничка, сделав еще пару шагов навстречу. – Вы же ночью не летаете.
Света от фонарей Зафу хватит. Но если сейчас человек начнет стрелять, то попадет в Риса, который продолжал крепко за лае держаться.
– Может, спросишь, что мне от тебя, такого ощипанного, надо? – Продолжал насмехаться мужчина, кривляясь.
– Зачем я тебе? – Сухо спросил Чайка, судорожно пытаясь найти выход из сложившейся ситуации и как никогда ощущая себя беспомощным.
Маничка усмехнулся, показывая желтоватые зубы.
– Ты мне, Зафик, без надобности. А вот деньги, которые я получу за тебя, мне очень пригодятся...
– Я дам тебе больше. Только отпусти. – Предложил лае, почти не надеясь на такой исход.
Улыбка человека, который казался почти другом, превратилась в оскал.
– Ты мне и так все отдашь. – Почти благодушно заметил Маничка, вытащив из кармана бластер. Оружие по сравнению с тем, которое держали гибриды, было миниатюрным, но Заф не обольщался – разница будет только в диаметре сделанных в нем дырок. – Сдавайся, ангелок, по-хорошему. Бежать тебе некуда. Твой драгоценный Отдел закрылся, как в скорлупе, и никто на помощь не придет. Я тебя даже бить не буду, если послушаешься.
– А если не послушаюсь? – Прижав к себе посильнее Итанима, Заф судорожно пытался найти выход.
И тут до него дошло.
Маничка не знал, что на Меге еще был Малкольм. Рыжий оперативник должен был вернуться в Отдел этой ночью, в одиннадцать сорок семь по центральному времени. Они с Белой об этом даже не говорили!
Покидая квартиру, Заафир отметил на терминале время. Девять пятнадцать.
Они успеют добраться.
– А если не послушаешься, то попадешь в Орден с парой дырок в теле. Но ты не переживай – мне заплатят, даже если я принесу им одну твою голову.
Орден Белых Плащей. Значит, они действительно не против, чтобы их так называли.
Лае, которые попадали в плен туда, никогда не возвращались живыми. Ни лае, ни лиры, ни лилимы, ни архи. Ордену нужны были все они.
Голоса лиров. Способности лилимов. Устойчивость архов. Кровь лае. Перья лаури. И только до хромов они пока не смогли добраться.
А если Заф сдастся, Маничка отпустит Риса? Даст ему уйти?
– Кстати, Орден и по поводу твоей куклы спрашивал. По их мнению, из жестянки хороший крючок выйдет. – Продолжил Маничка.
«Крючок».
Для Дарелина крючком был детский крик, и он, не раздумывая, пытался спасти детеныша. Эмпатия.
А если Орден получит Риса, то Заф сам пойдет за ним. Добровольно.
«Подтвердить запрос на доступ к управлению. Обьект – Артур Егорович Конопушко. Да/Нет?»
Рис покрепче сжал руки.
Нет.
«Нет».
Заф натянул капюшон ветровки гибриду на голову, продолжая смотреть человеку в глаза.
– Знаешь, если бы не Артур, я бы про тебя даже не узнал. – Самодовольно поделился Маничка. – Сначала ты собрал его сыночка, а потом отскреб куклу от пола и починил! Удивляюсь, как люди порой бывают слепы! Уткнутся в свои терминалы и верят, что ты «просто хороший врач». Ты был бы хорошим, если бы исцелял всех! Тебе не кажется, что твоя раса зарвалась? Ходите по другим мирам, как по собственному дому, притворяетесь людьми... Имея возможность предотвратить войны и тысячи смертей, вы ничего не делаете!
– Невмешательство в ход истории – основной закон для тех, кто приходит в другой мир. – Возразил хирург холодно.
Да, много кто не любил лае. Но они не нанимались хранителями других миров! Они не могут решать, что хорошо, а что плохо для остальных рас. Крылатые не в состоянии раздать ампулы со своей кровью и всех исцелить.
Хотя бы потому, что активное действие ее было лишь шесть часов.
Рис. Ордену был нужен и Рис. Если они заполучат его, то ребенок будет обречен на участь крючка для Заафира.
Никогда.
– Слезай, ангелок! – Повысил голос толстяк. – Или я...
– Стреляй. – Равнодушно бросил Заф, прижав к себе гибрида и повернувшись спиной к человеку, сделал шаг в пустоту.
Да, лае не летают ночью.
Но можно же попытаться.
Чертыхнувшись, Маничка подбежал к краю крыши. Вытянул руку, и почти не целясь, выпустил всю батарею.
– Найдите мне этого придурка. – Приказал он довольно.
Он был хорошим стрелком.

***
– Стреляй. – Равнодушно бросил Заф, и спустя мгновение Итаним ощутил сильнейшее сопротивление воздуха.
Они падали вниз.
Шанс выжить при падении с такой высоты был слишком мал для гибрида. Для человека он был равен половине процента.
Рис еще сильнее вцепился в хозяина, и ощутил, что скорость не уменьшилась. Только теперь они падали не вниз, а под углом и как-то рывками.
Вывернув голову, Итаним рассмотрел за спиной Зафа белые крылья. Огромные, они судорожно дергались, пытаясь поймать ветер. Резкий поворот, кувырок, и гибрид понял – они не падали, а планировали. Вот только скорость все равно была слишком большой – при приземлении без травм не обойдется.
Когда датчики Риса показывали, что до земли оставалось меньше трех метров, Заф согнул одно крыло и развернулся в воздухе.
И упал спиной вниз, по инерции прокатившись по асфальту и теряя перья.
Когда движение полностью остановилось, Итаним разжал руки. Ладони, рукава, живот – он был весь заляпан чем-то красным с золотистыми искрами. Краткое сканирование подтвердило – травмы у Риса отсутствовали, а две ссадины на локте даже не были записаны в повреждения.
Они упали в узком переулке между двумя домами, рядом с огромной капсулой мусоросжигателя для мебели.
Опустив взгляд, гибрид отметил, что по асфальту медленно расползалось темное пятно, усыпанное золотом.
– Заф?
Его хозяин лежал на спине, тяжело дыша. Рот у него был заляпан кровью. Как и рубашка.
Рис попытался усадить Зафа, просунул руку тому под спину и случайно коснулся оголенной кости.
– Заф?
Сканирование показало, что у хирурга было пять повреждений от бластера, три сломанных ребра, разорванная селезенка, перелом таза, восемь раздробленных позвонков и пробитое куском кости легкое.
Рис понял, что не обладает инструкцией для такого случая. Программы медицинской помощи в его системах отсутствовал. В фильмах, кажется, в таких случаях пытались остановить кровь...
– Заф? – Снова позвал Итаним, ощущая сильнейшую растерянность.
Хирург сфокусировал взгляд на лице гибрида и шевельнул крылом в попытке сложить его, но оно только судорожно дернулось. Часть мышц была разорвана.
Рис принялся расстегивать рубашку. Датчики отсчитывали лихорадочный сердечный ритм.
Руки были липкими от медленно искрящейся крови. Итаним наклонился ниже.
– Что надо делать? Тебе необходима срочная медицинская помощь.
Заф судорожно дернул головой.
– Рис... – Гибрид послушно склонился еще ниже, разбирая хриплый шепот. – Беги. В Отдел. Переход будет открыт в одиннадцать... Сорок семь...
Хирург ухватил ребенка за плечо, заставляя уткнуться лбом себе в плечо, и сосредоточившись, заговорил.
– Вытащи... Датчик.
– Но...
– Вытащи его. Беги в Отдел. Одиннадцать сорок шесть. Дождись меня там. Они не должны получить ни меня, ни тебя... – Заф закашлялся. – Там Малкольм... Не опоздай. Я приду за тобой. Скажи... Сообщи Илье... I men o I se tei, I se re... Mi sonno... Передай...
– Но... – Рис уперся ладонями в грудь хирургу, ощущая под ребрами судорожно бьющееся сердце. – Ты можешь регенерировать... Я могу тебя донести. Я гибрид, я сильный...
Заф смотрел на него.
«На самом деле, если ты не хочешь убивать противника, то в основание крыльев лучше не бить. Там находится нервный узел. Если его задеть, то на некоторое время крылья не действуют... Если бластером или плазмометом, то и убить можно»
Основание крыльев – догадался Рис.
– Дождись меня там, хорошо? – Рука еще какое-то время была на его плече.
Сердце под пальцами сбилось с ритма.
– Хорошо. – Кивнул Итаним.
Система регистрировала изменения в организме хозяина. Дыхание стало поверхностным, с каждым выдохом крови на асфальте становилось все больше.
Не крови – золота. Теперь она вся светилась. Пятнами на одежде, на руках у гибрида, на краях ран.
Рис ждал, отсчитывая удары сердца. Пауза между ними становилась все больше.
А потом следующего удара не произошло.
– Заф?
Лае не отвечал. Золотые искры начали медленно затухать.
– Заф? Заф!
Подергав рубашку хирурга, Итаним приложил ухо к его груди. Его сканер просто ошибся! Это просто сам гибрид сломался, и не может все правильно проанализировать!
Сердце не билось. Температура тела начала падать.
«Если бластером или плазмометом, то и убить можно»
«Если бластером или плазмометом, то и убить можно»
«Убить можно»
«Убить»

Убить.
«Блокирован непроизвольный мышечный спазм»
«Блокирован непроизвольный мышечный спазм»

Убить.
«Блокирован непроизвольный мышечный спазм»
Итаним отпустил воротник заляпанной кровью рубашки.
Оглянулся на капсулу мусоросжигателя. Она находилась в семи метрах от гибрида.
«Дождись меня там, хорошо?»
«Они не должны получить ни меня, ни тебя»
«Беги в Отдел»
«Одиннадцать сорок семь»
«Вытащи датчик»
«Они не должны получить ни меня, ни тебя»
«Дождись меня там, хорошо?»

Подходящий осколок от разбитой бутылки нашелся у стены в трех метрах.
Итаним расстегнул ворот заляпанного комбеза. Блюдце лопнуло вместе с пластиковым горшочком, и темная земля все запачкала.
Комбез тоже отправился в капсулу.
Подбирать код на активацию мусоросжигателя было не нужно – он сам включился, стоило захлопнуть дверь и машина высветила, что никаких живых существ обнаружено не было.
Рис перекатил на ладони заляпанный кровью датчик, и спрятал в карман. Подобрал с земли испачканную ветровку. Она была черной, и никаких пятен на ней видно не было.
«Дождись меня там, хорошо?»
«Блокирован непроизвольный мышечный спазм»
«Местное время 21-38»

Измятое растение с куцым комочком земли вернулось за пазуху. Итаним натянул ветровку. Застегнул под горло.
Сканер показал, что к нему приближаются два гибрида. Юнит и Талион, оба с оружием.
Когда куклы свернули в переулок между двумя домами, мусоросжигатель уже работал на полную мощность.
Итанима нигде не было.
У двенадцатой серии Итанимов слух был намного лучше, чем у любой другой модели.
Примечания:
Так, отставить расстройство)
Это конец второй части. Некоторые из читателей знали, что частей планируется три. Некоторые даже были в курсе, что грохнут Зафа.
Повторяю - все ружья выстрелят, все встанет на свои места. Все будут живы. И даже больше.

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи