Черновик Под Крылом +169

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
ЧЕРНОВАЯ ВЕРСИЯ


2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!
Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 3. Лилим. Глава 9

29 августа 2016, 19:32
Через пять минут лилим уже сидел на стуле в квартире Манички и уминал за обе щеки конфеты с ликером. Коробку с ними охотник получил в «подарок» от Егоровича, но, не будучи сладкоежкой, и к ним так и не притронулся. А тут они пригодились – сладкое еще сильнее притупляло почти отсутствующие мозги лилимов, а алкогольная начинка вполне успешно «подрубала» связь. В чашке, которую мужчина поставил перед мелким, вместе с сахаром было замешано снотворное.
Как и лае, лилимы не переносили алкоголь. Заняв второй стул, Мансур то и дело поглядывал на планшет, отсчитывая минуты и отвечая на вопросы, которые сыпались из лилима, как горох из разорванного мешка.
– А вы давно на этой планете?
– Да.
– А как называется язык, на котором вы задали мне первый вопрос?
– Интерлингва.
– А вы в отпуске тут, да?
– Конечно. – Уверенно соврал охотник.
Подтянув к себе чашку, лилим наклонил ее, враз ополовинив.
– А откуда вы знаете наш язык?
– Выучил. Я же ученый.
На самом деле Мансур знал множество языков, и лилимский не стоял в числе идеально изученных или же любимых. Но он очень помогал в некоторых ситуациях, когда нужно было усыпить бдительность.
– Ааа... – Глубокомысленно протянул Гавриил, и сделал еще два глотка чая. – Вы тоже на Отдел работаете? Вольный исследователь, да?
– А как же! – Кивнул Мансур. – Ты сейчас перекусишь, и я тебя домой отведу.
Снотворного в чашке было достаточно, чтобы свалить с ног взрослого лае. Ничего, сердце у лилима крепкое, не остановится. Лучше немного перестараться, чем потом узнать, что связь у этого тупого комка перьев не потерялась до конца.
Два гибрида стояли у двери, бездумно таращась в пространство. Пытаясь поймать Зафа, Маничка перестраховался и арендовал еще двоих у Вика.
– А это ваши друзья? – Посмотрев с полминуты на кукол, наивно спросил Гавриил.
– Нет. Это роботы. Охранники.
– А кого они защищают?
– Меня. И тебя будут защищать. – Пообещал Маничка.
– А от кого они охраняют? – Уточнил лилим, допивая чай. Конфет в коробке оставалось только три.
Желудок у мелкого оказался истинно лилимским – бездонным.
– От всяких плохих созданий. От химер. Ты знаешь, кто такие химеры? – Охотник снова посмотрел на время. Снотворное должно было уже подействовать. Еще секунд десять – и мелкий пернатый комок заснет прямо на стуле.
– Знаю. – Важно кивнул Гавриил, принявшись выковыривать из картонной ячейки конфету. – Это такие твари, которые охотятся на лае и на нас...
Забросив в рот сладость, лилим подпер кулачком голову и уставился на человека.
– А почему вы все время смотрите на время? – С детской непосредственностью спросил мелкий. – Ждете гостей?
Маничка согласно кивнул, только чтобы отвлечь пернатого. Снотворное должно было уже подействовать...
Предпоследняя конфета отправилась в путь к остальным.
– Вы не переживайте. Никто не опоздал. Все гости уже тут. – Успокаивающе протянул Гавриил.
Хлопнула входная дверь. Гибриды синхронно повернули головы.
– Идите проверьте! – Приказал им Мансур.
Куклы не сдвинулись с места.
Мужчина повторил свои слова.
– В праве доступа отказано. – Синхронно отозвались биороботы.
Гавриил любопытно заглянул в свою чашку. Шевельнул плечом, и драная кофта сползла вниз, открывая маленькие белые крылышки с проглядывающим между перьями пухом.
– Вкусный чай... – Довольно протянул он, и широко зевнул, попытавшись прикрыться ладошкой.
Фраза была произнесена на чистейшей лингве без акцента.
Мансур попытался было выхватить из кобуры под курткой бластер, но не успел. Его куклы оказались быстрее, и схватили собственного хозяина за руки, силой заставив снова сесть на стул.
По коридору прошлись легкие шаги, и на кухне оказался второй лилим. Он был чуть пониже и более худой, со светлыми кудряшками на голове и такими же огромными наивными глазищами на круглом лице.
Обычный человек подумал бы, что перед ним просто ребенок лет семи, держащий за ремешок игрушечное ружье.
Снайперская винтовка – облегченная, ручной сборки, выполненная из серебристого-синего металла, в котором Мансур с удивлением опознал материю хромов. За сто грамм этого материала на рынке платили не меньше сорока тысяч. Должно быть, кто-то из ленивых лае дал винтовку этому комку перьев, чтобы тот не мельтешил под ногами и не клянчил себе оружие.
Убедившись, что его гибриды не собираются его отпускать и не слушают приказов, охотник подобрался и сразу же расслабился. Перед ним было двое лилимов, и один из них вот-вот должен был свалиться под стол и уснуть.
– Вот уж не подумал, что лае решат использовать вас как наживку! – Возмутился до глубины души Мансур таким поворотом, мысленно перебирая варианты.
Вряд ли его нашли так быстро. У него по самым пессимистичным прикидкам получалось еще семь часов форы. Значит, лилименок провалился в другой мир, и лае на это мгновенно отреагировали.
Формально Маничка еще ничего не совершил – а снотворное в чае могло оказаться совершенно случайно!
Но как им удалось взломать его гибридов?
Когда Мансур выберется из этой ситуации – прибьет Караваева! Это он засунул в процессоры куклам дополнительные программы!
Кудрявый лилим склонил голову к плечу, изучая лицо охотника.
– Лае не решили. Они не придут. – Он говорил на интерлингве с едва слышимым акцентом.
Гавриил взял чашку и перевернул ее, поймав на язык последнюю сладкую каплю.
– Ну, раз никто не придет, то может вы меня тогда отпустите? – Попытался выкрутиться Маничка.
– Нет. – Качнул головой лилим с винтовкой.
Вырваться из железной хватки собственных кукол было невозможно.
Крылатый подросток забрался с ногами на свой стул и распахнул крылышки. Они были небольшими и аккуратными, только несколько перышек чуть топорщились.
– А что вы тогда намерены делать? – С насмешкой спросил Мансур. – Убить меня хотите?
Лилимы не были способны на убийство. Глупые и наивные, они больше были похожи на вечных детей, чем на хладнокровных убийц. А если кто-то из перьевых комков будет присутствовать при чужой смерти – ему же хуже.
Инкубаторы не способны изменить своей природе.
Мелкие крылатые переглянулись.
– Кажется, он думает, что мы приманка.
– Что мы отвлекающий маневр.
– Нехорошо. – Лилимы говорили друг за другом, дополняя чужие слова. Словно озвучивали общие мысли.
– Плохо.
– Он решил, что сейчас ворвутся лае.
– И что они будут нас защищать.
– Именно.
– Жаль.
– Жаль. – Качнул головой Гавриил, и повернулся к Маничке. – Извините пожалуйста, что мы испортили вам такой хороший день. Но мы тут одни, и никто из лае не знает, что мы тут. Но вы не переживайте – мы самые настоящие оперативники.
Охотник, не выдержав, заржал. Лилимы-оперативники! Вот эти мелкие недорослики, в которых по девяносто восемь сантиметров роста?! Его знакомые лопнут со смеха, когда услышат эту новость! Клоуны – и оперативники!
Мелкие терпеливо таращились на человека, ожидая, пока смех иссякнет.
– Да, он думает, что это смешно.
– Очень смешно.
Подойдя к мойке, кудрявый лилим задумчиво открыл несколько ящиков, изучая их содержимое. Второй пернатый вздохнул, продолжая сосредоточенно рассматривать лицо Манички.
– Вам никогда не приходило в голову, что мы невосприимчивы к алкоголю? – Доверчиво поинтересовался Гавриил. – И к снотворному тоже. И все препараты, которые и вы, и другие охотники используете, чтобы разрушить связь – не действуют... Вы же знаете, что мы любим притворяться.
– И почему же тогда вы притворялись?
Снотворное всегда действовало! Мансур переловил больше двух десятков лилимов!
Лилим пожал крылышками.
– Нам нравится играть. А тут это получилось выгодно. Понимаете, если кто-то узнает, что нас нельзя усыпить порошком или газом, то начнет искать другие способы. И, возможно, найдет настоящий. А мы этого не хотим.
Он говорил спокойно и негромко, одной рукой ощипывая сероватый пушок с маленьких крылышек и сбрасывая на пол. Без него лилименок не казался больше подростком.
– Но не переживайте. Вы никому об этом на расскажите. – Пообещал Гавриил, и подцепив последнюю конфету в коробке, забросил в рот. – Мансур Тогг, вы обвиняетесь в убийстве лае, сотрудничестве с Орденом Белых Плащей, охоте на разумных крылатых с целью наживы и...
– Докажите! – Выплюнул охотник, не ожидавший, что комки перьев узнают одно из его основных имен. Он хорошо контролировал собственные мысли, и был уверен – Гавриил не мог прочитать его воспоминания через то рукопожатие.
– Мы это видели. – Равнодушно отозвался второй пернатый. – Вы выстрелили в безоружного, выпустив весь заряд ему в спину... Нам это не понравилось.
Вытащив один из ящиков со столовыми приборами, кудрявый засунул в образовавшийся проем худую ручку и почти сразу же вытащил плоскую продолговатую коробочку. Она сразу же перекочевала в руки Гавриилу.
Лилим любопытно снял крышку и счастливо улыбнулся, рассматривая ровный ряд крошечных ампул и шприц в вакуумной упаковке.
– Заафиру это тоже не понравилось.
– Он очень... расстроился. – Поддакнул Гавриил, вытаскивая ампулку. – А еще расстроился наш господин начальник.
– Наш любимый начальник.
– А мы не любим, когда кто-то расстраивает нашего Илью.
– Пусть ваш облезлый Илья пишет претензию! – Фыркнул Мансур. – Вместе с дохлым Зафиком! Я лет через сто, так и быть, их рассмотрю! А теперь отпустите меня!
Маленькие пернатые снова переглянулись.
– Наш Илья не облезлый.
– И претензию предъявляем вам мы.
Посмотрев на ампулу на просвет, Гавриил легко отломил у нее верхнюю часть. Понюхал.
И отправил в рот все вместе.
Захрустело на зубах стекло.
Мансуру резко расхотелось смеяться. Он слышал что-то о одном лилиме, выродке, который разгрыз металлические прутья клетки, в которой его перевозили. Правда, того пернатого пристрелили сами охотники.
Но в ампуле содержался препарат для полного нарушения связи у всех комков перьев. Черт с ним, со стеклом, но этот инкубатор в перьях должен был уже кататься по полу и скулить от невозможности услышать других!
– Да, они меня убили. А еще, - маленький крылатый доверчиво наклонился к мужчине и широко улыбнулся, как ребенок, получивший конфету. Во рту у него не было никаких ранок от съеденного стекла. – открою секрет. Не волнуйтесь, вы никому не сможете его выдать...
Кудрявый лилимчик, поправив ремешок снайперки на плече, подошел ближе и положил на стол найденные в ящиках ножи.
– Знаете, пытка – это когда устраивают допрос с пристрастием с целью получения информации. Чем быстрее она будет добыта, тем меньше повреждений получит жертва. – Голос принадлежал не ему. Словно Гавриил цитировал кого-то дословно. – Следовательно, чем быстрее прилетит тот поганый лир, тем более здоровым будешь ты.
Охотник ощутил, что холодеет. Этот голос был его собственным. Как и фраза, которую он когда-то произнес.
Но тогда Мансур убил того лилима, чтобы поймать двух лае! Получается, что препараты по разрыванию связи действительно не работают! Если убитый им пернатый смог вернуться к циклу жизни, значит...
Гавриил опустил взгляд, и задумчиво тронул пальцем пластиковую ручку ножа.
– Не волнуйтесь, Мансур Тогг. Повреждения, которые мы вам причиним, не будут долго причинять вам неудобств. Вы убили меня. Вы убили Заафира. Нам обоим это не понравилось. А еще вы расстроили Илью.
– Понимаете, - проникновенно дополнил кудрявый лилим, с искренним любопытством рассматривая охотника и держащих его гибридов. – Если лае вымрут, то господин начальник очень расстроится.
– Он любит лае.
– А еще он любит работать.
– Очень.
– А если лае вымрут, то на их место придут другие расы. И Илья останется без работы.
– Мы не хотим, чтобы наш начальник грустил.
– И расстраивался.
– И что вы предпримите? – Издевательски уточнил Маничка. – Заф теперь дохлый, и даже его тело сгорело! Где вы найдете еще одного способного к размножению придурка?!
– Не переживайте. Мы уже все сделали. – Спокойно заметил Гавриил, и медленно сжал пальчики на рукояти ножа.
– Мы все уладили.
– Заф не будет мертвым.
– Но мы вам не расскажем.
– Даже по секрету.
– Отпустите меня! – Приказал Мансур своим гибридам. Те не шевельнулись, пропустив слова хозяина мимо ушей. – Вы, дурацкие консервы!
Лилимы синхронно улыбнулись. Широко и открыто, без тени недоверия или страха.
И от этого охотнику стало не по себе.
– Кричать бесполезно.
– Неэффективно.
– Ваши гибриды вам не подчиняются.
– И ни один из них не станет слушать ваших приказов.
Мансур рванулся, снова пытаясь вывернуться из хватки кукол.
– Что вы сделали с моими жестянками?!
– Ничего. – Развел руками кудрявый лилимчик.
– Все гибриды Меги подчиняются мне. – Отстраненно заметил Гавриил. – Так было сделано из соображений безопасности... Извините. Нам правда очень неудобно. Но сейчас мы будем вас убивать.
Примечания:
Такой хороший день человеку испортили!

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи