Черновик Под Крылом +175

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«От восхищенной читательницы» от Цаво
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
ЧЕРНОВАЯ ВЕРСИЯ


2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!
Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 3. Лилим. Глава 15

19 сентября 2016, 14:31
***
Лае за свою жизнь собирали и создавали колоссальное количество энергии. Ее было так много, что после смерти «искра» крылатого не рассеивалась сразу, и ее можно поймать. Лилимы это умели.
Заф рассчитывал, что Гэри – его «страховка» - все еще сможет ощутить его. Или, что тоже было возможно – что Малкольм сумеет дозваться.
Малкольм был потомком Высших, и единственный из всех лае носил статус «говорящего с ушедшими». И он мог позвать. Ощутить душу только что умершего лае, поймать ее, не давая рассыпаться, суметь притянуть к себе. Вот только удержать не мог – слишком большая нагрузка на собственное сознание, слишком много нужно энергии на каждую секунду.
Достаточно отдать «искру» лилиму, и Заф снова мог получить жизнь.
Поэтому маленькие крылатые так высоко ценились на рабских рынках. Надо всего лишь умереть рядом с лилимом, чтобы через несколько месяцев снова родиться и сохранить при себе все воспоминания и свой разум.
Ни одна машина по репликации и клонированию не была способна на такое.
Но лилимы не смогли перехватить Зафа. Не услышали. Гэри не сумел. Чтобы поймать душу, нужно было находиться очень близко. Очень. Держать за руку. Касаться крылом.
А Малкольму помешали.
А шесть часов – это максимальный срок, который могла продержаться искра.
Если бы Итаним оставил тело Зафа там, между домами – то его смогли бы достать Белые Плащи.
Но Заафиру никто не смог помочь, и он умер.
Окончательно.
И теперь мог жить только через Итанима – в виде воспоминаний и когда-то перелитой крови.
И любви, которую отдал, чтобы Рис оказался в безопасности.
«Блокирован непроизвольный мышечный спазм»
– В чем выражается любовь Зафа?
– В том, что он подставился под выстрелы. – Кратко ответила Белая. – Мы защищаем до конца.
Ее монолог был ровным, словно она зачитывала заранее написанный текст.
И от этого становилось еще хуже.
«Блокирован непроизвольный мышечный спазм»
Если бы Заф не стал закрывать Риса от выстрелов!
Пусть бы вообще не брал под крыло!
Дарелин что-то тихо сказал. Белая кивнула, и протянув руку, ухватилась белыми пальцами за ошейник на Итаниме. Рис ожидал ощутить рывок, но прохладный металл вдруг щелкнул и скользнул по шее. Свернулся спиралью на широкой ладони крылатой.
– Анализатор состояния нужен только на время изоляции, - пояснила лае. – С браслетами пока походишь – ради общего спокойствия.
– Хорошо. – Гибриду эти предметы не мешали.
Первой встала Белая, засунув в карман ошейник. За ней выпрямился Дарелин. Протянул руку Итаниму.
– Пошли, мелочь. – «Перевела» оперативница.
Рис внимательно изучил протянутую конечность и аккуратно уклонившись от нее, встал, поплотнее прижав к себе чашку с помидоркой.
– Мне необходимо инсталлировать новый язык для успешного выполнения команд и вербальной коммуникации. – Когда до двери из изолятора осталось меньше трех шагов, заметил гибрид.
– У нас нет ни терминала, ни необходимых программ. – Белая толкнула дверь и вышла первой. – Дар попросил меня первое время помочь тебе с азами.
Гибрид вздохнул, и покосившись на Дарелина, переступил порог.
– А потом?
– Потом выучишь наш язык.
Но у крылатой, похоже, были выставлены другие обозначения термина «потом», и она, ухватив Итанима за плечо, повела по коридору, одновременно произнося слова и сразу же давая им перевод.
Стена, пол, угол, дверь, табличка...
Рис послушно переставлял ноги и прилежно сохранял услышанное в базе данных. Еще и визуальный образ почти ко всем словам подбирал – чтобы точно не ошибиться.
Свет, тень, дверная ручка, косяк...
Плохо, что у лае не было терминалов. Так бы его подключили, и через час Рис знал бы язык крылатых в совершенстве. Но вот так, получая сразу и слово, и его определение, тоже было хорошо.
Коридор был длинный и широкий, с высоким потолком. Дверей было не слишком много, и располагались они по обе стороны стены. Круглые панели освещения чередовались с квадратными решетками вентиляции. Плитка на полу была белой, а после одного поворота сменилась на цветную и узорчатую.
Кровать, вода, стул, чашка...
После коридора была лестница, ведущая наверх. И еще одна. Снова коридор. Еще одна лестница.
А потом потолок резко ушел вверх, стены раздались в стороны, и световые панели заменились на огромные – от пола и до потолка - окна. В центре помещения, огороженное низким бортиком, росло дерево.
Широкие, раскидистые ветви тянулись в стороны. Рис запрокинул голову, изучая высоту дерева. Белая тоже остановилась, давая время гибриду рассмотреть все детали.
– Это Древо.
Внешний анализ подтвердил сходства с изображением в ангаре. На развилках ветвей сквозь просвечивающуюся листву виднелись серые круглые шары.
Но Древо в цифровой памяти Итанима было не таким крупным. Оригинал был невообразимо больше. Верхние ветви его несколько метров не дотягивались до выпуклых стеклянных панелей, заменяющих потолок. Стены уходили вверх, разделяясь на круглые открытые балконы. Рис насчитал их пять штук, а потом опустил голову, привлеченный странными звуками.
Рядом с Древом, усевшись на один из выступающих из земли корней, сидел какой-то крылатый. Рядом с ним стояли еще двое.
– Подожди тут. – Бросила лае, отпустив плечо гибрида, и легко перешагнула низенький бордюрчик, похожий на порожек. За ней последовал Дарелин.
Покосившись на Вишню Мирабель, Итаним постарался посчитать количество живых объектов, находящихся на Древе. На нижнюю ветку, растопырив короткие крылышки, как раз приземлился странный неопознанный субъект.
Оперение у него было белым, безо всяких серых пятнышек. Без крыльев существо наиболее подходило под обозначение «несовершеннолетний объект без прав управления, с несформированной репродуктивной системой».
А рекламе их называли детьми.
Это – детеныш лае? А почему на его одежде нет опознавательных маркеров? На Меге у всех «детей» он был, чтобы родители в случае чего могли отследить местоположение своего потерявшегося в магазине отпрыска. И почему два похожих существа были рядом с тем красноволосым лае? И в изоляторе Рис тоже видел одного.
Детеныш был босиком, в светлой льняной рубашке на завязках и серых бриджах. Рис приблизил изображение, рассматривая непонятные красные черточки на рукавах. Это такой узор? Волосы у крылатого мелко вились и торчали во все стороны. Так было и у Зафа, когда он только-только вставал с кровати.
Рост крылатого составлял 84 сантиметра, размах крыльев – метр тридцать. В комплекте шли круглые синие глаза, маленький нос, похожий на картофелину, пухлые щеки и непонятная эмоция на лице.
Рис тщательно сохранил изображение. Интересно, а детеныш – тоже красивый? Если следовать утверждению Зафа – то да.
«Блокирован непроизвольный мышечный спазм»
А потом маленький крылатый почуял чужой взгляд и повернул голову. Ресницы у его были светлые и очень пушистые, а на левой щеке отпечатался след от подушки.
Шум в ветвях Древа стал меньше, постепенно затихая. Зашелестели листья, и на ветку рядом с первым детенышем приземлился второй. Он был выше на семь сантиметров, носил голубую рубашку и черные штаны.
Снова зашуршало.
Третий крылатый был крупнее первых двух, но и намного худее. Да и волосы у него были не светлые, похожие на пшеницу, а чуть темнее, и перехватывались каким-то шнурком, чтобы пряди не падали на глаза. И глаза оказались серо-голубыми.
И все они, не мигая, уставились на гибрида. Рис на всякий случай прижал кружку к животу, настороженно наблюдая за чужими действиями. Если эти дети на него бросятся, что ему надо будет делать? Нападать – нельзя, Заф ведь будет против.
Да и по программе ни в коем случае нельзя реагировать на действия детей. Итаним ведь – не домашняя кукла, у него нет специальных настроек, чтобы обращаться с неполовозрелыми особями.
А можно от детей убегать? Но Белая отдала приказ, который заключался в том, чтобы дождаться ее тут.
«Дождись меня там, хорошо?»
«Блокирован непроизвольный мышечный спазм»

Маленьких крылатых на ветке стало четверо.
Рису ведь сказали подождать. Но приказа о том, чтобы стоять неподвижно не поступало, и гибрид осторожно сделал шаг вперед. Потом второй.
Нет-нет, лучше он подождет поближе к Белой. Она уж точно знает, как нужно с детьми лае обращаться!
Бордюрчик был высотой в пятнадцать с половиной сантиметров, и разделял зал на две территории. Внешняя вся была покрыта цветной сине-белой плиткой, а внутренняя представляла собой огромный земляной круг с растущим из центра деревом.

Примечания:
Да, лилимы маленького роста. Они такие поголовно пыр-пыр-пыр.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.