Под крылом +167

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!

Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 3. Лилим. Глава 16

23 сентября 2016, 07:16
***
– Я нормально себя чувствую. – Упрямо повторила Майри, поджимая крылья.
Больничный режим у нее закончился, но Вольф никак не отставал, уговаривая не заниматься физическими упражнениями и упрашивая полежать еще немного в палате.
Майри было плевать на собственное состояние. Единственное, чего она хотела – чтобы от нее отстали. И чтобы директор Илья подтвердил ее просьбу о переводе.
Связь дрожала от боли. Пока Сиф был рядом с ней, лае терпела нахождение в палате. Но ему нужно было ходить то на общее собрание, то возникали накладки с Залом Переходов, то еще что-то...
Все волновались за нее. И в сочувственных взглядах Вольфа и Мира, и в тихом успокаивающем шепоте Сифа Майри слышала – они боятся.
Но Майри – не лир! Она и не подумает накладывать на себя руки!
Спать не получалось, а от таблеток, прописанных Вольфом, голова по утрам была тяжелой и мысли ворочались в ней, как большие камни. А стоило крылатой закрыть глаза, как из любой тени на нее начинал смотреть Ерк.
Или тот, кто себя за него выдавал.
Мирослав подтверждал вердикт Вольфа, и просил поменьше нервничать и стараться отдыхать как можно дольше. Но Майри не хотела лежать.
Она ведь не умирает. Все же нормально.
– Пожалуйста, ты еще не восстановилась. – Повторил Карм мягко. – Тебе лучше вернуться в палату.
Лае отрицательно покачала головой и раскрыла крыло, отгораживаясь им от оперативника.
Ей и тут хорошо. Древо было теплым, и казалось – приложи руку, и ощутишь мерное пульсирование огромного сердца.
А ведь Ерк обещал, что у нее будет два ребенка.
– Мне там надоело. – Прятаться в палате экстренного восстановления тоже было плохой идеей. Там постоянно находился кто-то из старших братьев Ирина. Или сам Дарелин. В последние пять дней он приходил туда не пять раз в день, а девять. И каждый раз заглядывал в палату к Майри, пытаясь угостить своей выпечкой.
А с вчерашнего вечера та палата опустела, и находиться там стало совсем бессмысленно.
Крылатая не могла отделаться от ощущения, что будь в тот момент Дар в Отделе – то смог бы помочь. Успел бы. И время от времени ловила себя на обиде – жгучей, разрывающей легкие в клочья.
Пусть уж ребенок-полукровка, чем никакого. Она была бы рада даже чистокровному лиру.
Через некоторое время к Карму присоединился Вольф, и Майри демонстративно отвернулась, уткнувшись лбом в теплую кору.
С ней действительно все в порядке. Просто тут, рядом с лилимами, под сенью Древа, крылатая ощущала себя немного лучше.
Она прекрасно понимала, что ведет себя глупо, и упираться нет никакого смысла. Ей действительно нужно быть в палате, под контролем врачей. Но Майри не могла отделаться от ощущения, что, едва она остается одна, на нее начинает смотреть Ерк.
Ерк – первый сосуд. Язвительный, острый на язык, хитрый и умный – и такой преданный. Когда Майри была маленькая, то всегда висла у него на шее. Уже потом, повзрослев, лае поняла, что тонкокостному тощему эалю трудно носить на себе сразу несколько детей, но Ерк никогда не ворчал.
Нет, он ворчал и фыркал, но делал это так смешно и забавно, что Майри не могла не засмеяться.
А теперь Ерк приходил к ней с каждой тенью, и смотрел. Пялился. Тянул к ней прозрачные руки.
Забирал ее ребенка.
– Что у вас тут происходит? – Голос принадлежал Белой.
Судя по шелесту, Вольф указал на Майри крыльями.
– Я попросил еще денек полежать в палате. Или просто полежать. Даже раскладушку предложил принести, если Майри не хочет уходить из-под Древа. Но она упирается! – Пожаловался хирург.
Теплая рука коснулась крыла, и лае нехотя приоткрыла его, недовольно уставившись на Дарелина.
– Со мной все в порядке. Мне надоело лежать в палате. – Упрямо повторила Майри, собираясь поплотнее закрыться крылом и снова изобразить «устрицу».
– Но ты еще не восстановилась до конца! – Вольф подошел с другой стороны и присел на корточки, умоляюще складывая руки. – Это может повредить твоему организму.
– Куда уж хуже... – буркнула лае.
У нее сильный организм, тело выдержит и не такое.
Лилимы в кроне Древа притихли, чем-то заинтересовавшись. Зашуршали маленькие крылышки, затрепетали листья на ветвях.
– А давай я тебе одеяло принесу? – Предложил Вольф, убедившись, что заставить Майри перебраться на кровать можно только с помощью силы. И, возможно, Сифа. А раз так, нужно пересилить себя и смириться с тем, что пациент отказывается выполнять врачебные предписания.
Дарелин вскинул голову. Жест оказался таким заразительным, что Майри тоже не смогла удержаться и повторила его, прислушиваясь.
Лилимы при общении между собой нечасто пользовались речью. Но тут, видимо, они увидели что-то очень интересное, что начали шушукаться не только посредством связи. И не только шушукаться – большинство мелких пернатых перебралось на нижние ветки, внимательно за чем-то наблюдая.
– Смотри...
– Идет...
– Тот самый...
– Смотри-смотри...
– Зефир отдал...
– Будет рад.
– Приближается...
– ...А Илья?
– Начальник...
– И шерсти нет...
– Крылья не вырастут...
Карм обернулся первым.
– Дар, ну я же просил! – Горечи в его словах было много. Горечи и обиды.
Майри вытянула шею, выглядывая из-за своего крыла и пытаясь поверх головы Дарелина увидеть то, чем так заинтересовались лилимы. Сам лир к возгласу сына отнесся странно спокойно, пропустив его мимо ушей.
– Пойду позову Сифа. – Буркнул Карм, и сделав широкий крюк, вышел из-под кроны Древа.
Шепотки лилимов стали громче, и самые храбрые повисли на нижних ветвях, а то и просто улеглись, продолжая таращиться на «возмутителя». Или, что более реально – на новое развлечение.
Так уж повелось, что все, кто попадал в их мир, проходил «контроль» с помощью лилимов. Маленьким крылатым было немножко все равно на тот факт, что вот этот «смешной краснохвостый эаль» является важным послом, или вот этот «пушистый шарик» - смертельно ядовитый цепной пес, которого решили продемонстрировать лае в целях «устрашения крылатых».
Сами лае весьма вяло реагировали на все попытки таких «демонстраций», но вот лилимам обязательно нужно было довести «собаську» до того состояния, когда тварь уже не знала, куда деваться от поглаживаний и смиренно перекидывалась на спину, изображая дохлую. Может хоть так настырные чудовища от нее отстанут!
«Чудовища» приходили в восторг и лезли чуть ли не в пасть к «пушистику», чтобы потрогать его за ядовитый язык. Конечно, Вольф потом ругался и жаловался начальнику, да и сам Илья был не в восторге от все происходящего, но изменить ситуацию было невозможно.
Ну не запирать же лилимов на время визитов!
Тем более, как лае уже успели убедиться – лучше предупредить посла заранее, чтобы он морально подготовился к «контролю», чем потом вытаскивать застрявших в вентиляции лилимов и менять двери, замочные скважины которых забиты чем попало в попытке их открыть.
А еще лучше – проводить переговоры не в Отделе. Так риск психологической травмы у ядовитых собак и прочих «методов устрашения» был намного ниже.
Правда, однажды в сумку к Илье, отправившемуся к эльвиинам для обсуждения условий перемирий, забрался один из детенышей, и там тихо уснул. А проснувшись, ощутил, что проголодался, и решил «тихонько» найти кухню и там взять что-то погрызть.
– Они заметили Риса. – Пояснила Белая Дарелину.
Вольф, посмотрев сначала за спину оперативнице, а потом снова переведя взгляд на лилимов, заулыбался.
– Кого заметили? – Не поняла Майри.
Белая сделала шаг вправо, позволяя крылатой рассмотреть предмет лилимского любопытства. В двух шагах за ее спиной стоял гибрид с отсутствующим выражением лица, крепко держащий чашку с воткнутым в нее чем-то, весьма похожим на палочку с листиками.
Майри знала – в одном из изоляторов сидит химера, которую взял себе под крыло Заафир. Она часто проходила мимо той двери, но никогда не заглядывала. Химера и химера, ей какое дело?
Может, Заф попытался приручить новый вид... Лае тоже читала всю информацию о новом мире.
– Он не бросится на лилимов? – Обеспокоенно уточнила Майри, напряженно подобравшись.
Белая проследила взглядом траекторию приземления одного из лилимов – тот стал первым храбрецом, слезшим с защищающих ветвей Древа – и едва дернув уголком рта, негромко что-то приказала гибриду. Тот молча сделал еще два шага вперед, оказавшись у оперативницы прямо под боком. Лае положила ему на плечо белокожую ладонь. Майри знала не понаслышке – вырваться, когда за тебя так ухватилась Бель, почти невозможно.
Лилимчик, еще совсем недавно вставший на крыло, осторожно подобрался поближе и вцепился Белой в штанину, выглядывая из-за нее, как из-за миниатюрной версии Древа. Майри узнала в нем Ави – одного из младшеньких братьев Рино.
Зашуршало, зашелестело – и рядом с Майри приземлился сам Рино, в штанах оперативника, но босиком и в едва наброшенной светлой рубашке.
– Ты же видел уже гибрида! – Едва удивился Вольф.
Лилим одарил врача долгим взглядом, намного более красноречивым чем любые слова. Да, он оперативник. Но это не отменяет факта, что Рино – лилим. И ему тоже интересно.
А еще – если гибрид все же бросится на кого-то, Рино будет первым, кто встанет на защиту.
Вольф не сомневался – сейчас все маленькие крылатые, неразрывно соединенные общей связью, представляют из себя почти единый организм, просто разделенный на множество частей. Хотя почему «сейчас»?
У всех лилимов с рождения была общая часть сознания. Коллективный разум.
Убедившись, что объект их любопытства не убегает, не рычит и вообще ничего не предпринимает, крылатые осмелели и один за другим посыпались на землю, как листья. Кто-то из самых наглых приземлился Вольфу на плечи. Хирург привычно вскинул руку, поддерживая пернатого. Лишиться косы из-за того, что кто-то из лилимов не удержался на нем, лае не хотелось.
Когда Ави протянул руку и пощупал предмет общего интереса за штанину, гибрид окончательно превратился в соляной столб. Даже взгляд у него стал абсолютно пустым и отсутствующим.

Примечания:
- Какая прелесть! - Защебетали лилимы, трогая дракона за раздвоенный язык и ощупывая огромные, (размером в половину себя) ядовитые клыки.
- Какие стальные... хм... - пораженно заметил посол, и побледнел, заметив возле своего ботинка толстый кусок стали, обкусанный маленькими зубками по краям.(с) запись из хроник одного переговора.


Мне действительно очень жаль, что обновления выходят так медленно. Куча внезапных факторов упали на голову. Я это преодолею и вернусь. Если с октября главы не будут выходить через день - можете сговориться, приходить ко мне в скайп и дружно орать, что я ленивый какангел, редиска и вообще нехороший человек.

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи