Черновик Под Крылом +175

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«От восхищенной читательницы» от Цаво
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
ЧЕРНОВАЯ ВЕРСИЯ


2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!
Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 3. Лилим. Глава 22

15 октября 2016, 18:17
Карм отрицательно покачал головой. Зачем расстраивать отца еще сильнее? На него и так навалилось столько ужасов – сначала Ирин с потерей крыльев, потом смерть Зафа...
Связь задрожала, и лае прикусил губу, пережидая головокружение. Его брата больше нет, и незримые нити, связывающие их всю жизнь, теперь повисли обрезанными струнами. Словно у Карма отнялась способность чувствовать половину себя.
Все эти дни крылатый старательно не думал о том, что произошло. Гораздо легче было уверять себя, что Заафир просто ушел на задание. Очень далеко и очень надолго. Что он где-то есть, и однажды вернется.
Тонкий бумажный лист смялся под пяльцами. Обманывать себя нельзя, но и принять знание не получалось.
– Я тоже не сказал. – Горько заметил Марек. – И Елька. У Ила три процента, у Серфина – семь с половиной. Ирин же...
– Меньше двух?
– Полтора. Отец и так расстроился, когда узнал, что у нас всех меньше десяти процентов совместимости с кем-бы то ни было. – Лае вздохнул. – А я надеялся, что этой весной хоть что-то изменится в лучшую сторону... Знаешь, какие у Ассы перья красивые?
Карм согласно кивнул.
Ассой звали одну из младших техников, полукровку в третьем поколении. Марек засматривался на нее с первого дня работы курьером, но никаких решительных действий не предпринимал, отговариваясь, что сначала пару себе должны найти Заф с Кармом.
Вот только совместимость Ассы с Мареком не превышала девяти процентов. А теперь бесполезно было и пытаться.
– Не расстраивайся. – Постарался утешить младшего Карм. – У тебя есть несколько процентов, так что маленький шанс остается.
У самого Карма в результатах анализов стоял ноль, даже без запятых. Абсолютно стерилен, не в состоянии подстроиться под пару. Не обладает совместимостью ни с кем из живущих крылатых в Отделе, включая лилимов, лиров или лаури.
Целый комплект нулей.
Еще одна из причин, по которой крылатый не любил людей и не хотел вспоминать о приюте.
– Я не расстроен. – Фальшиво заулыбался Марек, и связь передала его глухую тоску. Но она была вызвана не результатами анализов. И даже не горечью от невозможности поухаживать за Ассой.
Поднявшись с чужой кровати, лае бесцеремонно ухватил старшего брата за крыло и подтянув поближе второй стул, устроился под белыми перьями.
– Теперь я – второй по старшинству ребенок в семье. – Горько заметил крылатый. – Поэтому мне надо приглядывать за тобой, как это делал Заафир.
– Тогда это я должен лезть к тебе под крыло. – Слабо возмутился Карм, не собираясь выпихивать обнаглевшего брата.
Марек был старше Ельки на час, и теперь действительно являлся вторым.
– Ты учишь человеческий еще и для того, чтобы завтра упросить начальника отправиться на Мегу в составе боевой четверки.
– Мне кажется, Илья пошлет туда шестерых. – Осторожно заметил крылатый, переворачивая измятый лист. – Выше шансы у тех, кто знает хотя бы несколько слов.
– Значит, пойдет Белая, Малкольм... Возможно, Джар. Мир, как полевой врач и опытный оперативник... Они хотят поговорить с полукровкой или ее убить?
– Не знаю. – Дернул сложенным крылом Карм. – Я тоже хочу туда пойти. Может, найти то место, где... Ты понял.
Марек едва качнул головой. То место, где погиб Заф. Где его жизнь отобрали.
Говорить больше не хотелось. Карамель упорно впихивал себе в голову фразу за фразой, с каждой страницей ощущая все большее удушье. Подчерк Зафа был аккуратным, и было видно, с какой тщательностью он выводит каждую букву человеческого языка. И от этого раздражение Карма становилось лишь сильнее, и хотелось почесаться.
С этим человеческим миром крылатые связывали очень много надежд. Неизвестный сигнал, слабый, но идущий с равной периодичностью засек Змей. Не послание, а словно бы старый маячок. Очень старый, но все еще рабочий.
Когда-то, очень давно, на лае охотились. И многие из крылатых бежали в другие миры, или были силой перевезены из дома. Возможно, где-то возникали общины, или маленькие поселения. Вольф не отрицал вероятности, что в виде исключения лае могут размножаться в другом мире. Может быть, кто-то дожил и до этого времени. Что значит несколько сотен лет для тех, кто теоретически абсолютно бессмертен?
Карм читал отчеты техников перед тем, как они отправили Зафа на задание. Выжить легче в полупустом мире – затеряться в лесах и горах, перелететь пустыню, спрятаться на самом краю земли. Где никто не найдет, и даже не пойдет искать. Мега была планетой, застроенной складами, ангарами и высотками от полюсов до экватора. И у крылатых вспыхнула надежда – может быть, при таком развитии человеческих технологий, лае смогли построить маячок и включить его, пытаясь дозваться до Отдела? Может, они сумели слиться с людьми, раствориться среди многомиллионного населения... Может, первое поколение лае все же погибло, но они оставили после себя детей? Пусть даже полукровок в первом, втором, или хоть пятом поколении – но есть на планете хоть одно создание, родственное крылатым в Отделе?
Вот только кроме сигнала больше ничего не нашли. Да и само расположение маячка так и не смогли установить. Рядом с Мегой сигнал рассеивался. Словно сама планета его генерировала.
Несколько раз клюнув носом, Марек нехотя выбрался с насиженного места под крылом старшего брата. Потянулся, разминая собственные крылья, и распахнул форточку, впуская свежий ночной воздух в комнату.
– Ложился бы ты спать. Илья выберет тех оперативников, которые не зевают через каждые три метра.
– Еще страница – и лягу. – Сонно запротестовал Карм, пытаясь понять – нужны ли ему существительные, обозначающие виды выпечки. Что такое «xleb» и «lepeshka» лае уже выучил. – Вот кофе допью, и непременно отправлюсь в кровать.
Марек перегнулся через брата, уперевшись ему ладонями чуть повыше основания крыльев.
– Mne, pa-ga-lo-sta, bue-ter-brod s su-rom. – По слогам прочитал лае, снова зевнул. – Там в последнем слове «сы» или «си»? Страшное заклинание по вызову еды, да?
– Кажется, «сы». – Неуверенно ответил Карм, все же не выдержав и принявшись чесать локоть.
– И кофе ты допил. – Уличил его в обмане младший брат, уткнувшись подбородком крылатому в затылок.
Карамель слышал, что с помощью слов Марек пытается спрятать собственную тоску и отчаяние.
– Я не засну завтра на ходу, не переживай так. – Попытался он снова успокоить младшего.
– Лучше бы ты вообще не становился оперативником. И Заафир тоже остался бы только врачом. – Все же не выдержал Марек, и добавил горько. – Если бы...
Лае поджал губы. Если бы, если бы...
В ребра толкнулась боль за сказанные когда-то слова.
«У меня нет брата. Он умер»
Да, теперь действительно умер. Карм сам не понял, как тогда смог сказать такое Зафу. Но произнесенные слова спрятать назад было уже нельзя. И он ощущал себя правым, полностью уверенным в том, что младший брат ошибается, и ему нужна встряска, чтобы мозги у него встали на место.
И отец это слышал... Карму нужно было немедленно извиниться, сказать, что он не специально, что он просто потерял контроль из-за всего происходящего. Ведь вины Зафа в травме Ирина не было. Но тогда показалось, что лае все сделал правильно, и что благодаря словам младший одумается. На пол полетела чашка с корабликом.
Карму казалось, что он до сих пор слышит треск разбиваемой посуды.
«У меня нет брата. Он умер»
Может ли это быть так, что слова спровоцировали все, что произошло потом? И это Карм виноват в том, что случилось...
Нужно было тогда сразу извиниться.
Нужно было.
Вот только прошлое не вернуть, и извиняться было не перед кем.
Теперь у Карма действительно не было брата. Ведь он умер.
– Пожалуйста, пообещай, что с тобой ничего не случиться. – Тихо попросил Марек, продолжая отдавливать брату крылья. – Я не перенесу, если окажусь самым старшим братом.
– Обещаю.
– Не слышу. – Буркнул лае.
– Обещаю, что со мной никогда ничего не случиться. – Послушно повторил Карм, бездумно рассматривая конспект. – Я всегда буду твоим старшим братом и никогда не уйду.
Когда Марек ушел из комнаты, Карм постарался перевернуть страницу. Шрифт сместился, чернила расплывались на намокшей бумаге, превращая ровные строчки в неопознанные кляксы.
Вот только Карм не проливал на конспект воду.
Никто из младших не слышал тогда, что он крикнул Зафу, перед тем как разбить чашку.
«У меня нет брата! Он умер!»
Примечания:
Нелюбовь Карма к людям не поместится в список из ста пунктов.
Любовь Марека к приготовлению разных кофесодержащих напитков сильнее любви пить их самому.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.