Черновик Под Крылом +180

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«От восхищенной читательницы» от Цаво
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
ЧЕРНОВАЯ ВЕРСИЯ


2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!
Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 3. Лилим. Глава 24

22 октября 2016, 07:26

***
Вольф с самым умильным видом покачал в руках мисочку с мармеладными шариками.
– Вы мои лапочки! Вы мои хорошенькие! А у меня для вас такие сладости есть! Спуститесь, мои маленькие – тут на всех хватит!
Лилимы хихикали и ерзали, но с веток Древа не спускались. Мармеладки манили маленьких крылатых, как золото дракона.
Хирург перехватил мисочку одной рукой, и показательно забросил один шарик себе в рот. Изобразил неземное наслаждение, громко причмокивая.
Мелкие внимательно следили за каждым его движением, не торопясь покидать защиту Древа. Все, даже самые маленькие лилимы знали – лае не мог забраться по ветвям, так и приземлиться сверху. Крылья у них были слишком большие.
Карм, устало присев на один из выпирающих корней, достал из кармана красный гранат и принялся его разламывать на части.
– Может, поможешь? – Укоряюще глянул на оперативника Вольф.
Лае лишь крылом дернул, то ли приглашая хирурга присоединиться к поеданию граната, то ли просто поджимая его плотнее.
– Каждую весну одно и то же. Пока маленьким не исполнится хотя бы два месяца, лилимы их тебе не покажут. – Спокойно пояснил он свое бездействие. - Надо просто потерпеть.
– Ну нельзя же все пускать на самотек! – Оскорбился Вольф, и вытащив из кармана пластиковую баночку, предъявил ее Карму. – Особенно на Такой!
Весной, как только кто-то из лилимов начинал носить ребенка, на всех маленьких крылатых нападало состояние голодной саранчи. Это было связано с необходимостью подпитывать еще не успевших родиться детей энергией – растущему организму ее нужно было много. Все крылатые постарше умели ее передавать, и делились энергией, восполняя ее едой.
В это время лилимы могли слопать почти все что угодно. На баночке из-под витаминов, лежащей в ладони Вольфа, был виден четкий отпечаток маленьких зубов.
– Значит, это был не Гавриил. – Подвел итог Карм, вернувшись к выколупыванию красных зерен. – Витамины то остались?
– Нет конечно!
– А Гавриил бы их вместе с баночкой съел.
Вольф вздохнул, и раздраженно запихнул «улику» обратно в карман. Охнул – пока он отвлекался на разговор с Кармом, лилимы нашли решение для получения сладостей.
Двое маленьких крылатых повисли вверх ногами на самой низкой веткой, и протянув ладошки, набивали рты мармеладными шариками. Хирург коварно опустил мисочку и свободной рукой ухватил ближайшего лилима за крыло, за что получил два недовольных мычания и один возмущенный вскрик.
Пойманный и перевернутый лилим оказался одним из младшего поколения. Вольф покрутил замусоленную пластиковую ленту на запястье, пытаясь разобрать полустертые буквы. Та была слишком широкой для маленькой ручки пернатого.
– Ави, как тебе не стыдно! – Пожурил хирург детеныша, усадив его на еще один выступающий корень Древа. – Почему ты нацепил на себя ленту родителей?
Лилименок захихикал и потянулся к мармеладкам. Раз уж его поймали, то пусть тогда дадут шариков побольше!
Со вздохом Вольф пододвинул к нему мисочку, и на всякий случай снова посмотрел вверх. С ветвей Древа на него таращились десятки пар глаз.
– Кто спустится – тому я тоже дам сладкого! – Посулил лае, заслужив несколько десятков смешков и перешептываний.
На плечо Вольфу приземлилось несколько крошек. Хирург, поначалу хотевший просто стряхнуть их, аккуратно подцепил пальцами и понюхал. Лизнул, и наморщил лоб.
Крошки были из слоеного теста – очень тонкого и воздушного.
– Отец утром к ним приходил. – Отстраненно заметил Карм, ковыряя зернышки граната.
У Вольфа даже крылья опустились от разочарования. К Древу Дарелин приходил всегда с чем-то вкусненьким. И лучше всего у лира получалась сладкая выпечка с разнообразной начинкой.
Наблюдавшие за хирургом лилимы захихикали громче, продолжая сыпать на лае крошками.
– Дар что, опять много наготовил? – Поддельно недовольным тоном уточнил Вольф, поджимая крылья.
Карм забросил в рот одно зернышко. Покатал на языке.
– Он третьи сутки спит по два часа... Выпишешь ему какие-нибудь капли?
– Какие-нибудь – могу. Вот только вряд ли он подействуют. Ты же знаешь.
Лае лишь кивнул. Да, знает.
Не существует лекарств, которые могли бы приглушить боль от потери ребенка.
– Но вот тебе могу порекомендовать настойку. – Продолжил Вольф.
– А мне зачем? – Вскинул голову Карм. – У меня все хорошо.
– «У меня все хорошо»! – Скривившись и приложив ладонь к шее, передразнил хирург. – Да на тебя смотреть страшно! Ты разве что ребенка сможешь обмануть, и то если он будет смотреть на твой затылок!
Ави, набив полный рот мармеладок, замычал, с восторгом повторяя за Вольфом.
Крылатый потупился, рассматривая гранатовые зерна на своей ладони.
– О чем разговариваете? – Из-за ствола Древа появился Рино с двумя длинными багетами в руках. Выпечку он забросил на плечо, и тащил теперь, как свою любимую винтовку.
– Обо всем. – Перебил Карм Вольфа, уже открывшего рот чтобы пожаловаться. – Ты знаешь, кто носит ребенка?
Лилим задумчиво осмотрел пустые ладони хирурга, наполовину опустевшую мисочку в руках Ави, и уставился на оперативника. Переложив оба багета на левое плечо, требовательно протянул правую руку.
– Дай попробовать.
Карм покосившись на Вольфа, безропотно насыпал в маленькую ладошку с десяток гранатовых зерен.
– Знаю. – Вынес вердикт Рино, продегустировав угощение.
– А кто это?
Вместо ответа лилим снова протянул ладошку.
– У тебя же багеты есть! – Мягко возмутился Вольф. – И обед будет через два часа!
– Нет еды – нет информации. – Безапелляционно заявил маленький вымогатель.
Хирург лишь вздохнул, понимая, что спор бесполезен. Карм молча отсыпал все чистые зернышки.
– Лилим. – Наконец последовал ответ.
– А кто из лилимов носит ребенка в этот момент? – На этот раз хирург сформулировал вопрос максимально четко.
Рино внимательно изучил пустую ладошку. Облизнулся, и снова посмотрел на Карма. Лае разломал вторую половину граната, показал лилиму.
– Тебя устроит? У меня только один был.
Маленький крылатый проворно затолкал «взятку» в нагрудный карман своей формы и довольно кивнул.
– Устроит. – После чего развернулся, намереваясь взлететь на самую низкую ветку Древа.
– Стой! – Опомнился первым Вольф от такой наглости. – Но ты же не ответил на вопрос!
Растопыривший крылья Рино недовольно развернулся к лае. Стало заметно, что у одного багета уже отгрызена попка.
– Я ответил. Мы всегда отвечаем на заданные вопросы, доктор.
– У кого будет двойня?
Лилим задумчиво укусил багет. Прожевал, не сводя взгляда с крылатых.
Вольф ощутил, что под крыльями у него пробежали мурашки. Он знал этот взгляд – оценивающий, всезнающий, всевидящий. Через Рино на хирурга сейчас смотрели все лилимы, чей общий разум был намного умнее, чем любой лае.
Ави, распихав мармеладки по карманам и набив остатками рот, слез с корня и требовательно подергал Карма за штанину. Показал пальцем наверх. Оперативник наклонился, подхватив маленького крылатого, и неспешно выпрямился, поднимая его вверх. На нижней ветке Древа уже ждали другие пернатые, которые помогли Ави перебраться под защиту листьев.
У лилима, доктор. – Наконец выдал Рино, и замахав крылышками, взлетел на толстую ветку.
– Они не скажут. – Устало выдал Карм, запрокинув голову и наблюдая за лилимами, мелькающими между ветвей и листьев. Те, ощущая повышенное к себе внимание, хихикали и шушукались громче обычного. – Может, если начальник прямо спросит – они ответят.
Вольф потоптался, высматривая один из серых шаров. Не все лилимы жили на Древе, но почти все время проводили именно тут. Исключение составляли лишь зачисленные в штат оперативников – Гавриил, Гэри и Рино. Но и они после работы приходили сюда, и часто спали с остальными, хотя имели собственные комнаты в жилой части Отдела.
За всю жизнь хирург не видел ни носящих лилимов, ни новорожденных. Маленькие крылатые показывали своих детенышей в самом лучшем случае через два месяца после рождения, когда те научаться ровно стоять на ветвях Древа. И то – такой чести удостаивался исключительно Илья.
Оставалось лишь надеяться, что в случае чего-то нестандартного лилимы все же позовут Вольфа.
– Кстати, - прекратив рассматривать мелькающих высоко вверху лилимов, доктор повернулся к Карму. – Как прошла первая ночь под одной крышей с Рисом?
Оперативник с самым задумчивым видом пошарил по карманам. С удивлением вытащил ладони и посмотрел на зажатое между пальцев красное зернышко граната.
– Никто не погиб. – Понимая, что Вольф в силу своего характера от него не отстанет, все же ответил лае. – Кроме посуды.
– Гибрид что, такой же всеядный, как мелкий Гавриил? – Не поверил хирург.
– Нет. По крайней мере, я не видел, чтобы он грыз ложку... Ирин вчера швырнул в него тарелку, а утром запустил чашкой.
– Химе... Рис сильно ударился? – Привычно забеспокоился Вольф.
Будучи главным врачом Отдела и посвятившим всю свою жизнь лечению, лае волновался за физическое состояние всех в их мире. Начиная от лае и заканчивая лилимами. Видимо, в этот список добавился еще один пункт.
Вместо ответа Карм тронул ладонью левое предплечье. У химереныша оказалась отменная реакция, и чашка завершила свой путь на идущим сзади крылатом.
– А ну-ка дай посмотреть. – Отточенным на лилимах жестом Вольф ухватил лае за локоть и заставив расстегнуть и приспустить рубашку, прощупал темный синяк. – Это когда произошло?
– Говорю же, утром. До завтрака, в семь сорок пять.
– Точно?
– Ну да. Я в семь сорок семь завтрак начинаю. – Педантично пояснил Карм.
– А кофе ты за последние несколько часов пил? – Вольф и не думал отставать, найдя себе новую «жертву».
– Да. Одну чашку ночью. Мне Марек принес... А что?
Хирург отпустил локоть оперативника, но сразу же ухватил за крыло. Потянул его, распрямляя. Потом проверил перья.
– А то, что синяк у тебя уже должен был сойти. – Подытожил Вольф.
– Да ладно. Ничего же страшного. Подумаешь, си... Ай!
Хирург осуждающе покачал головой, но повторно тыкать пальцем в предплечье оперативнику не стал.
– Подвожу итог. Ты обпился кофе, не выспался, из-за стресса у тебя замедлилась регенерация – и после этого ты приперся в Отдел и просил Илью отправить тебя вместе с Белой и Малкольмом на Мегу. – Перечислил хирург, и наконец отпустил чужое крыло.
– Со мной все в порядке! – Запротестовал недовольно Карм. – Да и синяк заболел только сейчас – я вообще думал, что он исчез уже давно!
– Еще скажи, что полчаса назад он не был синим!
Вместо ответа оперативник покосился на собственное предплечье.
– Он был светлее. И не болел точно. Я же Ави брал на руки и ничего не заметил.
Вольф, открывший рот для очередной тирады, окинул Карма взглядом с крыльев до головы. Потом поднял голову выше, рассматривая ствол Древа за ним.
– Ага...
– Что?
– Понятно... Карм, иди домой. Еще раз сегодня увижу в Отделе – скажу начальнику, что ты пренебрегаешь врачебными предписаниями.
– Но я ничем не пренебрегаю! И нет у меня никаких предписаний! Джар когда-то дежурил в зале Перехода со сломанным крылом, а у меня синяк!
Хирург пошарил по карманам, пытаясь найти забытый где-то блокнот и карандаш.
– Ну, тогда я сообщу об этом твоему отцу. – Не найдя искомое, нашелся Вольф. – У него сегодня есть дежурство?
Карм, уже собравшийся оспаривать свое право на работу, сразу же закрыл рот и сник. Он не любил волновать Дарелина по пустякам, особенно таким дурацким. Хватит с отца и Ирина с его глупостями.
Ах да. И химе... Риса.
Заф дал откровенно глупое имя этому созданию.
– И что написано в моем врачебном предписании? – Уточнил Карм, понимая, что проиграл.
– Освобождение от работы на один день. Завтра утром зайдешь ко мне, я еще раз осмотрю руку и решу – оставлять ли тебя дома снова или нет.
Понурившись, оперативник развернулся и направился к выходу из Отдела, на ходу застегивая рубашку. Наверное, будь на месте Карма Малкольм, то он бы наверняка стал возражать или спорить.
Подумаешь, обычный синяк!
Проводив взглядом белые крылья лае, Вольф медленно развернулся к Древу. Запрокинул голову, вслушиваясь в веселый лилимский щебет. Откуда-то с верхних ветвей сыпались крошки от разламываемых маленькими ручками багетов.
С самого утра к хирургу пришло пять оперативников, пожаловавшихся на непонятную слабость.
Карм был шестым.
Медленно вдохнув, Вольф закрыл глаза, вслушиваясь в связь с другими лае. Так получалось быстрее привести мысли в порядок.
Судя по всему, лилимам не хватало энергии, вот они и начали тянуть ее из окружающих. Но такой объем был бы разумен для десятерых детей.
Складывалось ощущение, что маленькие крылатые чего-то ждут, и пытаются взять как можно больше, чтобы успеть... Что успеть? Может, они предчувствуют нападение на Отдел?
Тогда их действия обретают смысл.
Опустив голову, Вольф молча уставился на уцепившегося за его ладонь Гавриила. Лилимчик, широко улыбнувшись, забросил в рот кусочек яблока.
– И из меня тянешь? – Обманчиво-ворчливым тоном уточнил хирург, не торопясь выдергивать руку из цепких пальчиков.
Гавриил заулыбался до ушей, и утвердительно закивал. Судя по измазанным щекам, маленький крылатый только что совершил набег на кухню и слопал как минимум один ящик шоколада. Вольф знал, что утром как раз привезли товары от эалей.
– Кто из лилимов носит двойню? – Предпринял хирург последнюю попытку.
Маленький оперативник по птичьи склонил голову к плечу, рассматривая снизу высоченного для него лае.
– Кто-то.
Вольфу ничего не оставалось, как тяжело вздохнуть.

Примечания:
Я сдаюсь. Мне нужен подвал, чтобы я спокойно сидела там и писала текст)

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.