Черновик Под Крылом +180

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«От восхищенной читательницы» от Цаво
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
ЧЕРНОВАЯ ВЕРСИЯ


2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!
Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 4. Лае. Глава 2

6 марта 2017, 10:02

***
Рис волновался.
А что если крылатый все сделает неправильно? А вдруг он переделает все хуже? Может, он вообще захотел себе чашку забрать?
– Перестань паниковать. – Равнодушно бросила Белая, развалившись в огромном зеленом кресле и растопырив крылья. На коленях она держала тонкий планшет, и сейчас что-то смотрела, нацепив на одно ухо пластиковую закорючку с крошечным динамиком. – Вернет тебе Ил твой ненаглядный сорняк.
– Это не сорняк, а Вишня Мирабель. – Поправил Рис, трогая пальцем башенку из кубиков с серебристыми гранями и голубоватыми стенками. Флэшки закачались, но башенка не рухнула.
– Да хоть Роза Кефаль.
– А такой сорт существует?
Белая занесла ладонь над виртокном, останавливая запись.
– Возможно. В любом случае – Миллениум тебе все вернет.
– Миллениум?
– Это полное имя Ила. Так эали называют свои праздничные торты, которые пекут перед Днем Осени.
Рис занес в память новые данные, и снова тронул пальцем башенку. Та, не выдержав такого издевательства, все же рухнула. Кубики с записями рассыпались по столу. Некоторые перевернулись, и на нижних гранях стали видны полупрозрачные надписи, сделанные от руки.
– А какое полное имя у Серфина? – Гибрид повертел в пальцах ближайший кубик, рассматривая надпись.
После возвращения Белой с Меги прошло уже двенадцать дней. И каждый день крылатая приходила в дом к Дарелину, чтобы учить Риса языку лае. Четыре раза присутствовал Карм, но в основном он лишь заглядывал в комнату на пару минут, внимательно слушал и уходил, стараясь не чесать себе руки. Беаль пояснила, что у брата Зафа аллергия на человеческие языки.
– Серфин. У лиров есть печенье в форме звезд с сахарной пудрой сверху – серфяник.
Рис разочарованно вздохнул. Ил-Миллениум был более загадочным, чем Серфин-Серфяник.
– А твое имя что означает?
– Ничего.
– А почему? – Гибрид выучил, что крылатая отвечает на вопросы.
– Мои родители немного... удивились тому, какой я родилась. Они подготовили имена, но те позабылись, едва меня показали. Так что я Беаль – Белая.
Положив один из кубиков на стол, Рис взял в руки второй. Два символа из трех нарисованных на грани он знал.
Первый «Е». Третий – «к».
Что же означает второй знак?
– Эр. – Пояснила Белая лениво, стоило гибриду повернуться к ней.
– Erk. – Послушно сложил буквы Рис. – Ерк... А что дальше написано? – Он повернул кубик другой гранью.
Оторвавшись от своего виртокна, Белая сощурилась.
– Первый сосуд. – Прочитала она размазанную подпись.
Подумав, гибрид занес ладонь над своим планшетом и разжал пальцы. Но виртокно показало ему не чашки, вазы и сосуды.
На записи появилось странное создание, напоминающее человека лишь отдаленно. У существа был длинный гибкий и тонкий хвост с мягким треугольником на конце, четырехпалые руки и неправильные с точки зрения человеческой анатомии ноги. Стопа была длинной, и создание словно стояло на цыпочках, как кошка. Все тело существа покрывала то ли краска, то ли короткий бархатный мех темного фиолетового цвета. Глаза у него были желтыми, с круглым черным зрачком, а кончики ушей – острыми. Волосы на голове создание заплетало в косу, идущую от лба. Длинный ее конец достигал бедра, как еще один толстый хвост.
Рис уже знал – лае считали одним из признаков красоты длинные волосы, и любили заплетать косы. А еще – крылатые отстригали их, когда теряли кого-то, кого любили.
Хотя Белая носила короткий ежик, и этого гибрид не мог понять. То ли лае не хотела выглядеть красивой, то ли находилась в самом большом трауре в мире. Никого с такой прической Рис больше не видел.
Создание, облаченное в черную форму, лениво перебрасывало с ладони на ладонь длинный изогнутый клинок, похожий на обоюдоострый серп. В воздухе лезвие выписывало восьмерки, но существо каждый раз ловко ловило его за рукоять, не порезавшись ни разу.
А потом, хищно ухмыльнувшись и показав два чуть выступающих верхних клыка, создание исчезло с голограммы с негромким «пуф!»
Белая, быстро дотянувшись, растянула виртокно на максимальный размер, чтобы голограмма занимала весь стол.
В следующую секунду с таким же звуком создание появилось прямо перед Рисом, сжимая в руках уже два клинка.
Гибрид моргнул. Потом моргнул снова, отключая боевой режим.
Голограмма была очень реальной. Настолько, что собственные системы среагировали на нее, как на настоящую угрозу. Создание, опустив клинки и запрокинув голову, смеялось, подергивая хвостом с треугольной пикой.
Сзади кто-то сдавленно захохотал, прикрывая рукой рот. Обернувшись, Рис уставился на держащегося за дверной косяк красноволосого крылатого с растрепанной косой. Волосы у рыжего вились, и все время норовили расплестись.
Малкольм уже приходил два раза, и гибрид успел убедиться, что этот лае ему не нравится. Крылатый был слишком шумным, с кучей непонятных, но почему-то обидных фраз. А еще он объяснял не так, как Белая. И постоянно говорил что-то про Зафа.
Повернувшись к крылатой, Рис увидел, что она тоже усмехается краешком губ.
– Малкольм, уймись. Ерк этот трюк и с тобой проделывал, и ты визжал так, что стекла в тренировочном зале пошли трещинами. – Упрекнула Белая младшего брата.
Спрятав последние смешки в кулак, рыжий невозмутимо дернул крылом, возвращая своему лицу выражение превосходства.
– Попрошу заметить, что трещины там были и до меня. А я всего лишь отрабатывал тактику звукового оглушения. – Вскинув вверх палец, величественно сообщил Малкольм почти без акцента. – И вообще, я думал, что ты эту куклу учишь нашему языку! А вы просто болтаете!
Белая лениво потянулась, вытягивая в стороны растопыренные крылья.
– Последние три часа учила. Сейчас перерыв. – Свернув свое виртокно, крылатая глянула на время на планшете. – Я помню, что сегодня будет.
– А что будет? – Уточнил Рис на языке лае. Пусть он и не выучил его еще до конца, но уже много всего понимает!
– Моя драгоценная сестрица, процессорный ты кукленыш, - проникновенно сообщил Малкольм, рухнув на диванчик у стены, - сегодня отправляется на задание! И меня, - такого восхитительного, прекрасного, умного, чуткого и ответственного, - на время ее отсутствия ставят тебе в наставники!
Гибрид моргнул, дважды прокручивая услышанные слова. Поэтому рыжий ему и не нравился – он не мог говорить нормально. Только так.
Единственное, в чем был плюс Малкольма – он не бросался в Риса посудой, как Ирин. И еще он жил в другом доме.
– И я, весь несчастный, добрый и мягкий, согласился после сотен тысяч уговоров продолжить неблагодарную работу по вкладыванию в твои электронные мозги священных знаний нашей расы! – Даже лежа на боку на диване Малкольм держал на лице выражение умирающего мученика.
Белая, дотянувшись, молча пихнула носком ботинка ножку дивана.
– Какое задание? – Все же решился уточнить гибрид.
– Поиск Зафа. – Кратко пояснила крылатая, лениво шевеля оттопыренными крыльями.
Рис кивнул, принимая информацию. Поиск Заафира.
Заф был живым.
Впервые услышав это, гибрид не знал, как себя вести. Что делать. Куда бежать. Возможно ли стать снова живым, если ты лишился тела?
А лае так могли. Карм попытался рассказать, но плюнул и позвал Белую. И пусть слова крылатой были просты, но Рис долго не мог понять этого.
Он же сам засек смерть хозяина. Сам оттащил тело в мусоросжигатель. Сам включил цикл.
И тут оказалось, что Заф живой благодаря Соне.
Глава компании IMT, по словам Белой, совершила невозможное и перехватила душу Зафа и всю его память с энергией. И вернула в цикл.
Рис уменьшил виртокно со смеющейся голограммой хвостатого существа, продолжая вспоминать, все время убеждая себя, что так бывает.
Люди этого не умели.
А вот лилимы – да.
Его хозяин был живым, но где-то далеко.
И гибрид постоянно повторял про себя слова Белой. От них было порой неприятно, но процессорные сбои прекратились.
Понаблюдав за тем, как выбравшаяся из кресла крылатая потягивается, Рис сложил слова в вопрос.
– Могу ли я помочь с поиском?
Малкольм сдавленно забулькал, снова сдерживая смех. К облегчению гибрида, Белая не стала улыбаться.
– Нет. Тебе запрещено. Ты же не оперативник.
– Но я боевая единица. Я... – Три раза, совмещая обучение языку крылатых и прогулку, Беаль выходила с Рисом на улицу и тренировалась.
– А пусть кукленыш с Виринеем пойдет? – Сквозь смешок предложил рыжий, за что был удостоен равнодушного взгляда старшей сестры. – Ну а что? Следуя законам неудачливости стажера, они либо убьются в течении пяти минут, либо на шестой найдут Белых Плащей, которые поймали Зафа!.. Дурацкая шутка?
– Очень. – Едва кивнула Белая.
Раздосадованный Малкольм перевернулся на спину, растопырив крылья, чтобы лежать было удобнее.
– Заафир – мой хозяин, и...
– Именно. – Припечатала крылатая спокойно. – Ты не знаешь правил, не понимаешь на достаточном уровне наш язык, не говоря уже о других наречиях, не разбираешься в других мирах и ты не являешься оперативником. Так что ты сидишь тут, никуда не рвешься и спокойно ждешь, когда поиски завершатся.
Рис сел обратно на свой пуф. Потрогал серебристую грань очередного кубика.
Все слова Белой соответствовали действительности. Но гибрид тоже хотел помочь. Это же... Это же Заф!
– Смирись. – Посоветовал Малкольм на человеческом языке. – Ты в данный момент абсолютно бесполезен. От этого планшета и то пользы больше. Он хотя бы воспроизводит прошлое.
– Он хотя бы воспроизводит прошлое. – Повторил Рис голосом рыжего, и повернулся к Белой. – А когда я выучу ваш язык и наречия и... Остальное, то смогу помогать?
Женщина, помедлив, утвердительно кивнула. Потом окинула гибрида спокойным взглядом с ног до головы.
– Меня не будет несколько дней. Малкольм будет к тебе приходить. Задавай ему любые вопросы, он ответит. – Переведя взгляд на рыжего, Беаль с нажимом повторила. – Ответит на любые вопросы. Все понятно?
– Угу. – Вздохнул крылатый, сделав вид, что всецело увлечен разглядыванием своих красных перышек.
– Пока, мелочь. – Кивнула Белая, и напоследок, сделав шаг к диванчику, встрепала ладонью волосы Малкольма, чем вызвала его недовольный вздох. – Увидимся скоро, рыжий.
Не оборачиваясь, крылатая покинула библиотеку. Чуть погодя хлопнула входная дверь – лае не закрывались на ключ.
– И так она попрощалась со своим младшим братом?! – Малкольм, вскочив с дивана, подошел к окну. Схватился за голову, пытаясь вытащить из волос тонкий белоснежный шнурок. – Со своим ненаглядным, любимым младшеньким, который души в ней не чает?! «Увидимся скоро!» Да она на опасное задание отправляется в одиночку! Ууу!!! Убью Зафа, который подставляет под удар мою сестру!
Замерев, лае несколько секунд напряженно всматривался в окно. Потом как ни в чем не бывало отвернулся, принявшись по новой заплетать косу.
– Эй, химереныш, - излишне равнодушно позвал Малкольм. – Ты ничего не слышал, ясно?
– Я не химереныш. – Поправил Рис, отмотав запись на планшете назад. Теперь хвостатое создание, отсмеявшись, вновь подбрасывало клинки, жонглируя ими в воздухе.
Восстановив прическу и послонявшись по комнате, Малкольм рухнул в кресло, еще хранящее тепло старшей сестры, точно так же растопырив крылья. Вздохнул, уставившись на запись.
– Кто это? – Спросил у него гибрид, подумав немного и решившись. Пусть лае был ему не слишком приятен, но необходимость в знаниях была выше каких-то непонятных ощущений.
– Ерк. Первый сосуд. Принадлежит к расе эалей, ударение на вторую гласную. – Выражение лица рыжего застыло, и последняя фраза прозвучала без обычной издевки в голосе.
– Что означает термин «первый сосуд»?
– Ну... – Крылатый напряженно пошевелил пальцами, потом очертил руками непонятную фигуру. – Это что-то вроде символа. Вот блин, в человеческом нет такого обозначения... Он как бы хранитель, талисман... Нет, не то... Жрец! Вот, Ерк – жрец!
– Первый сосуд – это религиозный титул? – Уточнил Рис.
Малкольм отрицательно покачал головой. Потом, подумав, усмехнулся. Улыбка его была гибриду неприятна.
– У нас отсутствуют религиозные секты, процессор ты на ножках. Мы просто пили его кровь и силу.
– Зачем?
– Потому что можем. Хромы подарили нам сосуды, чтобы мы были сильнее.
– Заф не говорил, что крылатые пьют кровь. – Помедлив, заметил гибрид осторожно.
Рыжий зафыркал.
– Можно подумать, что Заафир хоть что-то из наших секретов тебе растрепал! Ты же абсолютно бесполезный робот... Ах, простите, гибрид. Да с тобой все возятся лишь потому, что у Дарелина не все в порядке с мозгами!
Рис, протянув руку, свернул голограмму с эалем. Маленький легкий кубик лег в ладонь.
– Вот вернется Заф, и сам у него спросишь, насколько ты ценен... Конечно, если он тебя сможет вспомнить... – Задумчиво протянул Малкольм, подперев голову руками и лениво рассматривая гибрида. Во взгляде его читалась легкая брезгливость.
– А Заафир может меня не вспомнить?
– Да легко! Умереть, перенестись в крошечное тельце, а потом еще и вырасти до своего нужного размера за каких-то два года – это и на нервную систему очень большая нагрузка! Вот если бы он Илье подал документы на твое усыновление, я бы еще мог это понять, а так... Ты же для него всего лишь забавная кукла, пока Заф своих детей не заведет.
Гибрид осторожно положил кубик на стол к остальным. Строить новую башенку ему не хотелось. Как и задавать вопросы.
«Можно подумать, что Заафир хоть что-то из наших секретов тебе растрепал!»
А ведь все так. Заф ничего Рису не говорил про кровь. И про ритуалы. И документы не подавал – анализаторы подтверждали, что Малкольм говорит правду. А гибрид ведь бесполезен. Он не смог защитить хозяина от удара.
И слова крылатого оставляли холод, хотя никаких повреждений система не обнаруживала.
– Если бы на Мегу Заафир отправился бы с кем-то, то тебя бы вообще не было! – Продолжил рассуждать Малкольм. – Он просто наивный дурак, любящий подбирать всякий хлам и чинить его... Весь в своего киррэна.
– Дарелин хороший. ¬– Возразил Рис на единственное, с чем мог поспорить, но рыжий сделал вид, что не слышит.
– Лир тоже большим умом не блещет. Карм с братьями прекрасно видят его состояние, и возятся с ним лишь из жалости. И тебя пригрели лишь потому, что ты отвлекаешь на себя внимание Дарелина и он не страдает по поводу смерти своего детеныша... Но теперь все знают, что Заафир живой, и ты скоро тоже станешь не нужен.
На Меге по всем каналам постоянно крутились рекламные ролики.
«Вы хотите заменить устаревшую модель гибрида на новую? Ваш персональный охранник устарел? Обращайтесь во все филиалы компании IMT – обновите свою жизнь! Сделайте ее интересной!»
Тут рекламных роликов не было. Как и новостных каналов. Как и головизоров.
Что делают крылатые с куклами, которые устарели и стали не нужны?
Повернув голову, Рис посмотрел на рыжего. Малкольм продолжал говорить, открывая рот и шевеля губами, но гибрид не слышал ни единого звука.

Вечером из Отдела вернулся уставший Ил. Отыскав одного гибрида в домашней библиотеке, крылатый водрузил на столик перед ним чашку с Вишней Мирабель. Утром Ил обещал Белой, что вернет росток помидора, лишь поменяет землю, добавит удобрений и сделает пару снимков листьев. С собой крылатый притащил еще ведерко с землей – одно из растений на подоконнике нуждалось в пересадке.
– Еще неделю, наверное, проживет. – Не уверенный, что его поймут, произнес лае. – Этот сорт совсем не приспособлен к жизни у нас...
Неподвижно до этого сидевший на пуфике, Рис равнодушно перевел взгляд на последний уцелевший на ростке листочек, потрогал пальцем. Потом, поднявшись на ноги, гибрид взял чашку в руки и молча вышел из комнаты.
– Что это с ним? – Растерянно уточнил Ил, заметив выглянувшего с кухни младшего брата.
Ирин все еще был на больничном – Вольф все никак не давал разрешение на первую из череды операций, восстанавливающих крылья.
– А мне откуда знать? – Раздраженно буркнул Ирин, не отрывая взгляда от книжки, которую держал в левой руке. В правой у него была горячая, исходящая паром котлета, положенная между двумя кусочками хлеба. – Это не моя проблема! Я этой химере в няньки не нанимался! Спроси лучше Карма!
Но Карм сам едва вернулся домой, и теперь молча тыкал лопаткой в сковородку, переворачивая жарящиеся котлеты.
Покачав головой и оставив ведерко с землей в коридоре, Ил отправился помогать брату готовить ужин. Старшенький вернулся из чужого мира усталый и разочарованный – там Зафа тоже не было.
Примечания:
Итак, ярмарка в Москве закончилась, и я возвращаюсь к выкладке текста)

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.