Под крылом +167

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!

Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 4. Лае. Глава 12

26 марта 2017, 16:35
***
Через три дня вернулись почти все группы крылатых. След Заафира находили еще дважды, что внушало надежду на его скорое обнаружение.
А на четвертый день коммуникаторы на руках всех оперативников засветились желтым.
Общий сбор.
Илья наконец принял решение по делу Ирина.
Карм ощущал себя неважно, все сильнее нервничая с каждой минутой. А что, если начальник выгонит младшенького из мира? Конечно, Ирин уже давно совершеннолетний, но он плохо приспособлен к жизни в одиночестве. Да еще и терапия по восстановлению крыльев не пройдена...
При этом лае ощущал глухую злость на брата. Мало Ирину было истерик дома! Нет же, нужно было ввязать в это все еще двоих и Малкольма!
Права была Белая – нужно было воспитывать младшенького раньше. А Карм и остальные его баловали. Самый слабый из них, единственный без близнеца, самый маленький...
Если начальник Отдела выгонит Ирина, крылатому нужно будет тоже уйти. Как старшему, который несет ответственность за брата. Но при этом Карм не хотел уходить.
Они еще не нашли Зафа.
– Ты не против, если Рис сядет на мое место? – Прискакав в зал для обсуждений одним из последних, Вольф без промедлений наклонился к Карму.
– А? Что? – Крылатый вздрогнул, потом покосился на сидящего справа от себя гибрида. Дальше находился Ил, топорща перья и прикрывая Риса крылом со спины.
Многие смотрели на химереныша. Некоторые с удивлением, некоторые – с неприязнью. Но во всех взглядах читалось любопытство.
Что же произошло, что Малкольм вчера во время обеда накрыл гибрида своим крылом? А перед этим еще и извинился.
Малкольм. Извинился. Взял под крыло.
Некоторые подозревали, что рыжий сделал это исключительно из-за сестры, но найти логическое объяснение все равно не могли.
Связь колыхалась, как паутина под легким ветерком. Любопытство росло, и крылатые против воли вытягивали шеи, пытаясь глянуть еще раз на гибрида.
Химера, которая прокатилась на шее Малкольма, а потом оказалась под его защитой. Может, это просто ее яд так действует?
В любом случае, заявления с просьбой убрать из Отдела гибрида перестали ложиться на стол Ильи.
А Вольф хитро улыбался, оглядывая сканирующим взглядом остальных крылатых. Он уже успел прочитать новенький доклад, который завершался вопросом.
Если Малкольм взял под защиту химеру, должны ли последовать его примеру остальные?
– Куда сядет? – Переспросил Карм.
– На мое место. – Хирург указал на стул, стоявший на помосте рядом с платформой. – Не волнуйся, это только на десять минут.
Карамель вздохнул, с силой прижимая крылья к спине.
– Рис, пожалуйста, можешь сесть на тот стул? – Попросил он гибрида.
– Зачем? – Рису было и тут хорошо. Он с братьями Зафа в первом ряду сидели, а занимать стул, на котором его будет всем видно, Итаниму не хотелось. И вообще он может не выполнять приказы, если они ему не нравятся. Карм ему не хозяин, а Заф живой. Так что он правильно функционирует.
– Ты одна из сторон конфликта, - пояснил Вольф. – А остальные лае уже шеи сворачивают, пытаясь тебя рассмотреть.
– Ладно. – Все же кивнул гибрид, и послушно поднявшись на помост, занял стул.
На освободившееся место довольно шлепнулся хирург, потеснив Ила и Карма крыльями.
– Тебе же не нравится тут сидеть. – Укорил его Ил негромко.
– Это только на две минуты. – Пообещал Вольф, сохраняя на лице довольное выражение лица.
Карамель попытался вытерпеть две минуты, но хирург уже через тридцать секунд вскочил на ноги, вернувшись на помост. Там он положил рамку и открыл несколько окон, на которых было несколько изображений. Что там было, никто не успел разглядеть – Вольф уже через секунду свернул все голограммы, и соскочив с помоста, выглянул за дверь в коридор.
– Что с ним такое? – Наклонившись к брату, тихо уточил Карм.
– Какая-то новость, - Ил знал хирурга достаточно хорошо, чтобы интерпретировать его поведение и догадываться о причине. – И если Вольф не сообщит ее через пять минут, то лопнет.
– Хорошая или плохая? – Новостей второго типа в последнее время было как-то слишком много, и услышать еще одну Карамель не хотел.
Младший брат скользнул взглядом по суетливо мечущемуся по залу хирургу.
– Большая новость. Огромная настолько, что держать ее в себе почти невозможно.
Одними из последних пришли Майри с Сифом, заняв два оставшихся места поближе к дверям.
Сразу за ними, сохраняя на лице обиженное выражение, появился Ирин, на плечо которому положил ладонь старший Гавриил.
Карм медленно выдохнул, борясь с паникой, но оперативник подвел младшенького к старшим и указав на пустующее место, так же молча вернулся к дверям, подперев собой одну из стен.
– Он меня за плечо схватил и все время торопил! – Плаксиво сообщил Ирин, но двое старших братьев одновременно вздохнули и взглядами указали на пустой кусок лавки.
Обсуждать поведение Гавриила не хотелось.
Арх, не став захлопывать дверь, беззвучно прошел к помосту. Но все равно крылатые замолкали, прекращали перешептываться и вертеть головами, концентрируя свое внимание на начальнике.
На неподвижно сидящего на стуле Риса Илья лишь взглянул, и повернулся лицом к крылатым.
Болтающие ногами на подоконнике лилимы тоже затихли, с обожанием рассматривая арха.
– Думаю, все знают причину, по которой тут собрались. – Начальник Отдела не кричал и не дергал крыльями, но тишина среди лае стала полной. – Ирин и его поступок. На момент, когда все произошло, гибрид, - арх на миг скосил взгляд на сидящего на стуле по правую от себя руку Риса, - официально находился под крылом у Дарелина. Так же, как и сам Ирин. Возник своего рода казус. Один из лае попытался убить взятого под крыло, в процессе обманув троих. Я принял решение почти сразу, но Вольф попросил меня немного подождать.
Кто-то из крылатых не выдержал.
– Дарелин – всего лишь лир на службе Отдела. Он вырастил детей и может валить к себе. – Фраза была негромкой, но ее все услышали.
Карм развернулся, пытаясь найти говорившего. Сидящий рядом с киррэном Марек мгновенно взъерошился, закрыв лира своим крылом и сцепив зубы. Ил, Серфин и Елька тоже завертели головами. Как только они найдут этого умника, пару перьев точно выдернут!
Один Ирин сидел неподвижно, глядя на арха. А потом дернул уголком рта.
– Кто-то хочет еще высказаться? – Уточнил Илья спокойно, оглядывая крылатых.
– Да! – Младший брат отпихнул руку Карма и вскочил на ноги. – Дар – это чистокровный лир, и он не может подпадать под действие наших законов!
Карм хватанул ртом воздух. Не таких слов он ожидал услышать от младшенького.
– Ирин, сядь и помолчи! – Зашипел Ил, пытаясь ухватить младшенького за рубашку. Ирин сделал еще шаг вперед, оказавшись на помосте и вне досягаемости братьев.
– Вы не можете меня ни в чем обвинять! – Повысил голос лае, тряхнув головой. – Я следовал нашим законам, а они позволяют мстить убийцам! А эта дурацкая химера убила моего брата!
Арх смотрел на Ирина со смесью усталости и смирения.
Третьим на помост вскочил Вольф, и непринужденно встал возле пьедестала, опершись на него боком.
– В тот момент, когда ты решил совершить месть, уже всем было известно, что Заафир живой. – Спокойно произнес Илья. – И да, ты прав – Дарелин является чистокровным лиром. Но он официально признан нами как оперативник и как киррэн. Как твой киррэн в том числе. И все права, в том числе право взять под крыло у лира были. И он может требовать мести, так как ты попытался убить того, кого Дар защищает. Но ты так же под крылом у лира, и лишь по этой причине Дарелин ничего не требует.
– Да не нужна мне его защита! – Зло выкрикнул Ирин. – Я поступил согласно законам, и сделаю так снова! Лир не может быть лае! А химеру нельзя взять под крыло!
Марек вспушился еще сильнее, краснея пятнами. Такого поведения от младшего брата он тоже не ждал. Пойти против отца!
Дарелин опустил голову, уткнувшись лицом в ладони.
Карм ощутил, что воздух вокруг него становится вязким, как ледяная вода, и дышать получается через раз. Ил беззвучно шевелил губами.
Тихий в общем-то щелчок по голограмме прокатился по залу подобно удару в колокол. Вольф растянул виртокно на максимальный размер и повернулся лицом к остальным.
– Можно я выскажусь, начальник? – Хирург смотрел лишь на арха. И Илья едва кивнул, делая шаг в сторону. – По сравнению с другими расами, у нас очень мало законов. Есть право на месть. Есть право взять под крыло. И никогда прежде еще у нас не возникало таких ситуаций, когда нельзя вынести однозначное решение. Дарелин взял гибрида под крыло, потому что Заафир сделал это. Мы не знаем мотивов Зафа, но Дар поступил так ради сына. Ирин решил отомстить, и попытался гибрида убить.
– Я сделаю это снова! Вы мне еще спасибо скажете! – Не выдержав, закричал Ирин, и осекся, когда откуда-то сзади по затылку ему прилетела смятая бумажка.
Рино на подоконнике насупился, перекатывая в ладонях второй бумажный снаряд.
– Если тебя это успокоит, то я могу принести тебе благодарность прямо сейчас. – Вольф переложил в другую руку сканирующую рамку, останавливая мелькание картинок на голограмме над своей головой. – Ирин, младший из детей Тиамы, я благодарю тебя за то, что ты попытался убить химеру по имени Рис. И моя радость безмерна, что ты не смог завершить начатое.
Ирин пренебрежительно фыркнул. На голограмме выстроились в ряд несколько созданий.
– Я добью эту гадину, и вы мне будете благодар-ыы... – Вскочивший на ноги Карм подскочил к брату и закрыл тому рот ладонью, не позволяя закончить фразу.
Собственное терпение закончилось как-то враз, и чаша терпения рухнула на бок.
– Я с тобой еще поговорю, идиот... – Прошипел старший брат на ухо Ирину, предотвращая попытки вырваться, и силой утащил его обратно на лавочку.
Вольф еще миг смотрел на бескрылого лае, а потом вскинул голову.
– О чем это я? Ах да... – Хирург тряхнул головой, словно действительно потерял нить разговора. Щелкнул пальцем по рамке. – Перед тем, как начальник сообщит свое решение, я хотел бы показать одну вещь, которая, возможно, изменит мнения некоторых по поводу моей благодарности.
Вздох Гавриила-старшего, тоскливый и бессильный, услышали все.
На голограмме, зависнув в воздухе, находился Эли. С левой стороны от него был Ерк, справа – Рыбка. Маленький лилим, единственный из всех сумевший попасть в этот список.
Ясень, предпоследний из проекта хромов.
Последним в ряду находился Заафир.
Хирург вытянул его на передний план.
Вольф провел пальцем по планшету, и изображения поблекли, стали нечеткими. Ярко высветился кокон, оплетающий все тело крылатого оперативника. Золотые нити, красные, пурпурные перетекали друг в друга, перекидывались на раскрытые крылья, оплетали, словно паутина. Пурпур закрывал всю грудь и голову. Красные и золотые едва касались перьев.
– Вот энергетический отпечаток лае-полукровки. А вот образы сосудов. – Лекторским тоном пояснил Вольф, словно кто-то мог этого не знать.
Кокон на теле Ясеня едва светился, но сильно размывал облик, мешая понять черты лица или расовую принадлежность.
На Рыбке свечения было больше, и на груди бился пурпур, разгоняя красные всполохи к рукам и ногам. Крылья почти не светились, но несколько золотых нитей все же были.
Эли был весь покрыт красными и золотыми нитями. Пурпура было намного больше, и даже в длинных заплетенных волосах мелькали его искры. Вольф развернул голограмму спиной, позволяя рассмотреть спину сосуда и энергетические наросты на лопатках. Эли был эльвиином, бескрылым, но нити кокона выгибались, очерчивая небольшие горбики.
Последним в ряду был Ерк. Самый первый и самый старый сосуд. Эаль, которого исцелили хромы.
Голограмма не была статичной. Ерк хмурился, передергивал плечами, шевелил длинным тонким хвостом, закручивая его в колечко.
Выдержав драматическую паузу, Вольф включил и его слепок, показывая энергетический фон.
Ерк был золотом. Миг – и кокон его окрасился красным. Зеленым. Пурпуром. Цвета перебегали по кокону, закрывая тело эаля полностью и выплетаясь в узор за спиной. Еще секунда – и нити вновь стали золотыми.
Первый сосуд не принадлежал к расе лае, но потоки энергии раскрывались и шевелились, незримо формируя разлапистые широкие крылья.
– Мы все видели это сотни раз! – Не удержался Раф, но сидящие на подоконнике лилимы свирепо зашикали. Рино взвесил на руке смятую бумажку, и оперативник не стал развивать свое недовольство.
Вольф, едва не светясь от предвкушения, вытащил из кармана кубик и забросил его на пьедестал.
В воздухе появилась пятая голограмма, потеснившая остальные. Запись была склеенной из нескольких.
Вот гибрид с кроваво-красными волосами сидит в воздухе, как на кровати, вытягивая забинтованную ногу.
Пятен вокруг него мало, они размазанные, но был один пурпурный пятачок над грудью размером с кулак лилима.
Изображение дрогнуло, сменяясь. Химереныш снова замер, вытянув куда-то вверх руки.
Золото было на его руках и лице, перекидывалось на ноги. По плечам тянулись красные полосы, мешаясь с зеленым и синим. За левым плечом нити кокона чуть отодвигались, образуя горбик.
Голограмма изменилась в третий раз. Гибрид лежал, но камера снимала его сверху. К голове тянулись темные, ничем не подсвеченные провода – видимо, Вольф сделал снимок, когда Рис находился в саркофаге.
Пурпур на груди стал больше, небольшое его пятно появилось на виске. Золотые нити стали толще, медленно окрашиваясь в розовый и красный. Бордовый.
Последнее изображение, судя по виду, было снято за пару минут до начала собрания. Гибрид снова сидел, словно на стуле, окутанный золотыми нитями, будто коконом.
Вот Рис чуть повернул голову – и золото покраснело, словно на него брызнули кровью. Пурпур словно выступил вперед, впитав его. Миг – и кокон стал красным. Снова пурпур, смешанный с золотом.
За левым плечом виднелось небольшое, не больше лилимского, красно-желтое крыло.
Насмотревшись на медленно вертящуюся голограмму, крылатые медленно переводили взгляды на сидящего на стульчике на помосте гибрида.
– Хочу отдать должное Ирину и снова поблагодарить его, - Вольф разорвал напряженную тишину собственным довольным голосом. – Если бы не он, я бы еще долго не догадался. Спасибо тебе, Ирин, что ты не смог уничтожить наш сосуд.
Тонкая издевка, прозрачный полунамек в его голосе теперь стала понятна всем крылатым.
Лае снова вскидывали головы, рассматривая голограмму. Теперь слева гибрида стоял Ерк и Эли, а справа – Заафир.
Энергетические потоки. Почти полное совпадение.
Проект хромов, который так никто из крылатых не смог повторить.
Карм переводил взгляд с настоящего Риса на его изображение. Запоздало вспомнил, что разжал руки, перестав удерживать отпихивающегося младшего брата.
– Кровь проснулась. – Протянул кто-то с задних рядов. Слова прокатились, и собственные губы Карамеля шевельнулись, повторяя их.
Кровь проснулась.
Лишь у сосудов однажды перелитая кровь проснется снова.
И снова.
И снова.
Когда будет необходимо.
И если сосуду больно, все это услышат. Потому что он взят под крыло, и тоже слышен для связи.
Малкольм был ближе всех тогда, и просто передал крик остальным.
И сам Карм тогда бросился на защиту, чуть ли не быстрее отца.
Потому что боль билась, и ее нужно было остановить.
– По поводу поступка Ирина. – Голос арха звучал особенно бесцветно и спокойно. – Возможно, приведение в порядок пустующих домов на дальней улице поможет ему...
«Кровь проснулась»
«Что ты не смог уничтожить наш сосуд»
«Не смог уничтожить наш сосуд»
«Наш сосуд»
«Сосуд»

– Нет.
Арх осекся.
Настоящий Рис, неподвижно сидящий на стульчике на помосте, впервые подал голос. Запрокинув голову, гибрид смотрел на собственную голограмму, изредка моргая.
– Что ты... – Начал было Вольф, но закончить фразу не успел.
«Сосуд»
«Потому что можем»

– Нет. – Уперто повторил Итаним. – Не хочу быть сосудом!
Возможно, если бы Карм хотя бы догадывался о подобном, то он вскочил бы раньше. Глаза у гибрида сверкнули, и поднявшись на ноги, он бросился прочь. Увернувшись от руки Вольфа, Рис рванул прочь из зала, по пути проскочив под чьим-то белым крылом и проскользнув между ног у огромного Гавриила, который попытался встать в проеме.
Гибрид не оглядывался, припустив по коридору. Он не хочет!
Не хочет быть сосудом!
Не желает!
«Потому что можем»
«Кровь проснулась»

Он не хочет, чтобы крылатые пили его кровь! Рис против!
Коридор раздваивался, и гибрид скользнул право, на лестницу. Пробежал по ступенькам вверх.
Он не знал, что расположено на четвертом этаже Отдела. Никогда прежде не был.
Позади и внизу доносились крики и звуки множества ног. Шелест крыльев, голоса.
Рису нужно просто дождаться тут Зафа!
А его крови на всех не хватит!
Коридор свернул влево, а потом гибрид увидел Древо.
Он добежал до одного из балконных коридоров, которые опоясывали дом лилимов. За перилами не было ни барьера, ни стекла. А до ближайших ветвей руками не дотянуться.
Рис оглянулся.
Карм рассказывал про Мирослава, который хотел посмотреть на новорожденных лилимчиков и застрял в ветвях. Никто из лае не мог забраться на Древо – слишком часто там растут ветки.
По лестнице позади загрохотали ботинки.
Между ближайшей разлапистой ветвью Древа и концом балкончика было чуть меньше пятнадцати метров.
Не допрыгнет.
Сделав пару шагов назад, Рис кинулся вперед.
По коридору позади него задрожал чей-то вопль.
Гибрид перескочил через перила, оттолкнувшись еще и от них, и полетел вперед. А потом – вперед и вниз.
До ветви, которая тянулась к четвертому этажу, он бы никак не дотянулся. Нижняя же была больше, и Рис рассчитывал до нее добраться.
По лицу и руками хлестнули листья. Захрустели тонкие веточки, ломаясь под весом гибрида. Сама ветвь едва качнулась, и вновь замерла, словно ничего и не было.
Щебет лилимов оборвался, словно выключили звук.
Рис, раскачавшись, оседлал ветвь и пригнув голову, переполз ближе к центральному стволу Древа. Потом сел, для надежности зацепившись ногами за соседнюю ветвь, и посмотрел на балкон, с которого прыгал.
Если бы не Древо, гибрид бы сломал себе что-то при приземлении.
Примечания:
Ту-ду-ТУДУМ! *философски смотрит на поднявшиеся волны и брызги от брошенного куска скалы*

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи