Черновик Под Крылом +180

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Фэнтези, Фантастика
Размер:
Макси, 512 страниц, 147 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«От восхищенной читательницы» от Цаво
«Непередаваемо трогательно!!!» от Suosen
«Это прекрасно!!!!!» от Shilian
«За крылья для читателей! » от Larifuga
«ПИНК-ПИНК: Для мотивации, ПИНК» от К.Е.В.
«За обожравшихся лилимов!» от Tascha
Описание:
ЧЕРНОВАЯ ВЕРСИЯ


2231 год. Будущее.
Вам скучно? Задание от начальника слишком пресное? Не хватает адреналина? Жизнь утратила яркие краски?
Заведите куклу!
Только убедитесь, что вы не идиот.
Заранее убедитесь.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Изначально я хотела написать коротенькую историю. Но совершенно внезапно в текст ворвался мой любимый и тщательно прописанный мир, и я поняла, что больше не могу держать его в голове. Он уже слишком большой.
Тут нет полностью черных или белых персонажей.

А мне тут рисуночки рисуют!*_*
От Кони обложечка с Зафом и Рисом http://cs7050.vk.me/c630320/v630320268/2669c/kdjcS6-TC8Q.jpg
От Rin маленький несчастный гибридик http://savepic.su/7036272.jpg
От Светика гениальнейшая идея) http://cs631916.vk.me/v631916986/143f1/NHalfDWro3w.jpg
От OreAgeha восхитительный Рис http://imgdepo.com/id/i8699341

Часть 4. Лае. Глава 17

2 апреля 2017, 14:10
***
Старые деревянные ступени легко ложились под ноги. Некоторые поскрипывали, но звук этот был приятным, и не резал больно по ушам. А еще за него не ругали.
С кухни доносился запах выпекаемого хлеба и немного – яблок. Волшебная мечта, что после ужина всем дадут по кусочку шарлотки, вот-вот могла осуществиться.
Подтащив к окну стул, крылатый выглянул наружу.
На зеленой траве играли дети. Совсем мало – остальных давно забрали в новые семьи. Да и сейчас было видно, что по посыпанной речным песком дорожке идут, держась за руки, еще двое взрослых.
Значит, вечером еще одна кровать опустеет. А может быть – и две.
А за ними кто придет? Родители?
Крылатый прислонился лбом к стеклу, силясь рассмотреть две фигуры на дорожке.
Родители... Ведь к ним он хочет вернуться. Если бы можно было исправить все, что было...
Мечты о том, что их заберут именно они, неожиданно отрезвили.
Две фигуры вздрогнули, смазались, сливаясь в одну большую кляксу.
Теперь по дорожке, медленно приближаясь к дому, шел лишь один крылатый.
С серыми, блестящими на солнце перьями, с длинной, тщательно заплетенной косой. В простых, немного заношенных, но очень знакомых вещах.
Боевой лир.
Их киррэн.
Дарелин.
Он приближался неотвратимо, и яркий идеальный мирок рассыпался под его ногами, как бумажный домик из опавших листьев, оголяя чистые воспоминания.
Никто не приходил забирать детей.
На ужин никогда не давали шарлотку. Да, ей пахло в коридоре, а потом в комнатах воспитателей.
Крылатый, стоящий на стуле, положил ладони на стекло.
Дарелин остановился, вскинул голову, заглядывая в каждое окно.
Сон, такой приятный, сладкий, истончался, но он сумел поймать взгляд отца перед тем, как проснуться.

Поежившись, Заф все же открыл глаза.
Перед ним, усевшись прямо на кучу гнилых досок, сидел златокрылый. На коленях у него лежал длинный, весь в щербинках и царапинах меч. Он был непомерно тяжелым, редко какой лае мог просто поднять его, не говоря уже о возможности орудовать двуручным клинком в бою.
На лице златокрылого застыло выражение глупой расслабленности и спокойствия. Не зная его, могло показаться, что Эрелим немного не дружит с головой. Такие лица порой встречались в других мирах у людей, и их носили деревенские дурачки – блаженные, вечные дети во взрослых телах, безобидные и послушные.
Заметив, что крылатый больше не спит, Эрелим склонил голову к плечу. Плащ за его спиной чуть шевельнулся.
Теперь златокрылый был похож на исхудавшую птицу.
Заф аккуратно сел, стараясь поменьше тревожить шуршащие листья. Собственное тело – еще неуклюжее, требующее огромного количества пищи и энергии, продолжающее свой рост, казалось ему непропорционально длинным и тонким.
Крылья, едва обзаведясь упругими перьями, сразу же теряли их, уступая место серому пушку, а те снова выпадали, замыкая круг.
В листьях, которые Заф сгреб в одну кучу и устроил себе постель под деревом, было тепло. И даже обнаружилось небольшое яблоко, почерневшее с одной стороны. Протерев его о свою одежду, крылатый протянул дар.
Эрелим с удивлением посмотрел сначала на яблоко, потом на лицо Зафа. Отрицательно покачал головой.
– Точно не хочешь? – Уточнил крылатый. Вид у златокрылого был голодным.
– Теперь я знаю, что это действительно ты. – Невпопад сообщил Эрелим, снова глупо улыбнувшись. Убрав одну руку от меча, он пошарил на поясе и передал Зафу холщовый мешочек. – Ешь. Время есть.
Благодарно кивнув, Заф вытряхнул себе на колени хлеб. Тот был еще теплым, и сохранял тонкий аромат изюма. Не хлеб, а огромная булка, с вмешанными в тесто кусочками изюма, орехов и засахаренных апельсиновых шкурок.
На дне мешочка нашелся пластиковый контейнер, в котором, чуть подтаяв, лежал кусок шоколадного масла.
Все это было приготовлено в Отделе.
Ножа у Зафа не было, и он принялся просто макать булку в масло, стараясь сильно не запачкаться.
– Сколько дома прошло времени?
Все было свежим, сделанным не более суток назад.
Эрелим вскинул взгляд в небо, словно молился.
– Четыре часа. – Наконец последовал ответ.
Для Зафа прошел почти год. Одиннадцать месяцев и восемнадцать дней бесконечного бегства, голода и невозможности вернуться домой. Слишком рано.
Это чувство преследовало его на каждом привале, везде, где только лае закрывал глаза. Страх опоздать или вернуться слишком рано. При втором варианте могли погибнуть дети лилимов. При первом...
Рис.
И Карм. Заф не слышал никого из крылатых, оказавшись в вакууме, и это подстегивало страх опоздать. Если он не найдет путь домой по истечении двух лет, то связь не восстановится.
– Ешь. Время есть. – Напомнил негромко златокрылый, снова сложив ладони на клинке меча.
– Как ты нашел меня так быстро? – Спросил лае, когда масло полностью закончилось. А вот булка еще оставалась.
Сначала Заф хотел было спрятать ее, чтобы доесть чуть позже, но, не удержавшись, откусил кусочек. За первым последовал второй и третий, и прятать остатки уже не было смысла.
– Меня отправила Мэл. – Последовал тихий ответ.
Мэл. Ах да...
Вторая златокрылая была способна открывать подобие Перехода, и для этого ей не нужен был Змей. Лишь собственные руки, способные проломить не только простую стену, но и грани между мирами.
Вот только, в отличии от Перехода, Мэл не могла дважды открыть один и тот же портал. Как и пропустить в него обычных лае.
Вслед за булкой Заф съел яблоко.
– Ты поможешь мне вернуться домой?
Златокрылый, чуть помедлив, утвердительно кивнул.
Месяц назад лае окончательно потерял способность проваливаться сквозь миры вместе с очередной смены пуха на перышки. Значит, то лилимское, наносное, окончательно прошло, и теперь развитие пойдет правильно.
Крылатому еще повезло, что он застрял именно в этом мире. Было ли это совпадением, или маленькие крылатые как-то могли выбирать место – но Заафир оказался недалеко от собственного приюта.
Тот давно уже был закрыт, и даже здание развалилось от старости, а холодные каменные остовы поросли вьюнком. Сквозь сгнивший пол проросли сорняки, а на месте крыльца теперь росла дикая яблоня.
Заф помнил все этапы взросления лае, попавшего в цикл к маленьким крылатым. И теперь оставалось только ждать, когда собственное тело окрепнет и вернется в ту точку, когда его убили.
Момент своей смерти он помнил, и время от времени удивлялся от спокойствия и какой-то обыденности.
Наверное, если бы Заф знал, чем все закончится, поступил бы по-другому. Прорвался бы вместе с Рисом, наплевав на закон. Правила можно менять.
Не стал бы помогать Маничке. Он же в первую секунду их встречи подумал, что человек выглядит как-то странно. Подозрительно. Да еще и травма, которую Заф лечил у куклы. Сделанная специально, чтобы проверить, на что лае способен.
Больше Заафир не позволит себя обмануть. Вряд ли ему снова так несказанно повезет.
Соня установила с ним контакт, когда он ее поцеловал на том званом ужине. Создала еще один отрезок связи, с помощью которого перехватила крылатого. А потом передала его остальным лилимам.
Сделала невозможное.
Заф не помнил этого момента. Просто тогда, упав с крыши и сломав себе крылья, понял – умирает. Рассыпается, словно песочная скульптура.
И тогда Соня Адлер встала над ним, и прикоснулась ладонями к вискам. Лае не видел ее и никогда прежде не получал второй шанс прежде, но безошибочно догадался, что будет дальше.
Догадался – и сделал все возможное, чтобы никто не смел обидеть Риса.
Отправил его в Отдел.
Ведь там Заф легко найдет своего ребенка. И ни один охотник до Риса не доберется.
– С Рисом все хорошо?
– Думаю, да. – Последовал спокойный ответ.
Мир приюта был расположен довольно далеко от Отдела, но Змей о нем знал. Зафу оставалось лишь терпеливо ждать, когда тут окажутся крылатые. Ждать – и не попадать в руки охотникам.
Месяц назад по его следу пошел каи из Васарии, натравленный одним из охотников. Пока что только ради развлечения – Заафир сумел оторваться от погони, не выдав себя и свою истинную природу.
Ради лилима охотник еще поленится дергаться, но вот пока что беспомощный лае был слишком хорошей добычей.
Жаль, что Эрелим не носит с собой браслет-коммуникатор. Рассчитывать на это было слишком смелой мечтой.
Златокрылый плавно, словно находился в воде, поднялся. Движение его было беззвучным, но вот свист рассекаемого клинком ветра лае уловил. Как и блеск металла в левой руке Эрелима.
Он не стал размахиваться, но меч ушел на половину своей длины в темное тело, прибив его к земле.
Тварь, подбирающаяся со спины к златокрылому, судорожно дернула вытянутой собачьей головой и издохла. Не меняя растерянно-глупого выражения лица, Эрелим наступил на химеру, вытягивая испачканный меч. Обернулся к Зафу.
– Времени больше нет.
Лае кивнул, покидая кокон из листьев. Бросил короткий взгляд на тварь, навечно оставшуюся лежать рядом с гнилыми досками.
Вспоминать, кого убил златокрылый, было легко. Он изучал это во время обучения еще на врача.
Первый подтип, четырехпалая химера с ядом в клыках. Их часто спускают на лаури и порой – на лилимов. Быстрые и очень хорошо маскирующиеся твари, обученные не убивать, но притаскивать искусанную и отравленную добычу хозяину.
Но поодиночке их не отправляют...
Эрелим резко опустил клинок в сухие сорняки рядом со своей ногой, и сделав шаг чуть шире, равнодушно пошел дальше. Ему не было нужды оглядываться или проверять, точно ли он убил химеру – и Заф тоже переступил сорняки, на всякий случай сжимая в руке нож.
Его он подобрал в двух мирах отсюда, удачно (или не очень) свалившись вниз головой на чьей-то кухне. Проверять, дружелюбны ли хозяева кухни и не очень, крылатый не стал, и быстро выскочил в окно, прихватив с собой связку сосисок, на которые приземлился, и нож, так удачно лежащий на столе рядом. И если сосиски исчезли очень быстро в желудке, то простенькое оружие Заф держал при себе. Хоть какая-то, но защита, а то с одним лишь барьером получалось слишком грустно. И ненадежно.
Да и сидеть, сложив крылья, в то время как Эрелим будет его защищать, было не в привычках Зафа.
Напоследок оглянувшись, крылатый увидел, что в куче листьев, которую он тщательно сгребал и утрамбовывал в ямку рядом с деревом, белым пятном светится его собственное перо, чуть блестевшее при осеннем солнце. Возвращаться и прятать его уже не было времени, поэтому Заф поспешил за златокрылым, отстраненно заметив, что макушкой достает ему до плеча.
Неплохой результат для почти одного года.


Примечания:
А вот и тот, чьего появления ждали так долго!

А вообще я тут хочу кое-что уточнить у читающей публики. Вы находите целую кучу крошечных отсылок и деталей, которые я вставила в текст. Сюжет подходит к концу, как и написанные страницы.
После того, как я переработаю текст, я выложу его. Но уже заранее хочу спросить - интересно ли вам будет читать продолжение про этот мир? Не конкретно про Зафа и Риса, а про всех остальных.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.