Мушкетерши и кардинальша +9

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Зена – королева воинов (Ксена – принцесса-воин), Дюма Александр (отец) «Три мушкетёра» (кроссовер)

Пэйринг или персонажи:
Шарлотта Д'Артаньян (она же Зена)/фэмРишелье (Габи и Надежда в одном лице), Шарлотта Д'Артаньян (она же Зена)/Милорд (Шарль Баксон, он же... Цезарь), Шарлотта Д'Артаньян (Зена)/Оливия де Ла Фер (Атос и... Алти), Милорд (Шарль Баксон, он же... Цезарь)/Оливия де Ла Фер (Атос, она же... Алти и не только) и другие
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Фэнтези, Стёб
Предупреждения:
BDSM, OOC, Нецензурная лексика, Групповой секс, Секс с использованием посторонних предметов, Зоофилия, Смена пола (gender switch), Элементы гета, Элементы слэша, Элементы фемслэша
Размер:
Миди, 41 страница, 7 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Революция! Мушкетеры и кардинал - дамы!
Кроме того, будут параллели с "Зеной". Воспоминания о прошлой жизни и встречи с людьми из Прошлого гарантированы!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава седьмая Вернуть судьбу. Суд

10 февраля 2016, 15:52
Императрица Зена-Шарлотта была счастлива в браке и нежно любима своим великим супругом, однако иной раз она ощущала какую-то пустоту внутри, какое-то странное чувство, будто в ее жизни не произошло того, что должно было произойти. Однажды, проведывая узников Бастилии, она подошла к камере, в которой находилась странная женщина, полностью утратившая память. Зена-Шарлотта не помнила, что в той жизни, которую они обе потеряли и которую изменили с помощью магии Цезарь и Алти, эта узница выдавала себя за мужчину и являлась гениальным министром Людовика Тринадцатого — кардиналом Ришелье. Однако, их связывало и кое-что еще.

Конечно же, и узница не могла этого помнить, не могла также и понять, отчего это на нее так смотрит сама императрица, но и у нее было ощущение потерянности.

— Ваше величество, чем вас так заинтересовала несчастная женщина?

— Не знаю, о, не знаю… — в растерянности пролепетала Зена-Шарлотта.

Императрице хотелось просто взглянуть в глаза узницы. Зене казалось, что тогда она узнает ответ на мучивший ее вопрос, чего же ей так не хватает в жизни. Шаманка Алти, томившаяся в соседней камере, смогла прочесть мысли своей противницы и решила использовать это в своих интересах. С помощью оставшейся у нее магической силы, она послала Зене видения из стертого Цезарем прошлого. Императрица увидела двух девушек, похожих друг на друга как две капли воды, но одну из них она больше всех на свете любила, а другой больше всех на свете желала смерти и… втайне желала ее. Это были ее верная спутница и возлюбленная Габриэль и демоническая дочь Габи — Надежда. Такие похожие друг на друга внешне и такие разные внутренне. Императрица вздрогнула.

Женщина с трудом приподнялась и посмотрела на императрицу.

Зена посмотрела в ее лучистые серо-голубые глаза и проговорила: 

— Кто ты? Кто?

В этот момент Алти простонала: 

— Если вы вытащите меня отсюда, я все расскажу.

Услышав эти слова, императрица приказала ее выпустить.

— Вспомните… — промолвила освобожденная шаманка, которой не с руки было врать, ведь амулет был не у нее.

И память обо всех прошлых жизнях, и о нынешних, утерянных жизни и судьбе вернулась к воительнице. И будто пелена спала с глаз ее, она поняла, что в узнице, когда-то выдававшей себя ради власти и Франции за мужчину, живут сразу две души — древнегреческой поэтессы и королевы амазонок Габриэль и темной полубогини Надежды. Она совмещает в себе благородное сердце и чистоту души первой с хитростью и коварством второй. Прозрение пришло и к бывшей спутнице Зены. Не говоря ни слова, обе просто обнялись.

Алти же поникла, ибо подозревала, что ей не простят ее роли в свержении кардинальши. А если вмешается Арамис… ведь нельзя стереть память богине… И значит, Афина только затаилась… Что ждет шаманку?

Но Зена, наконец, опомнилась и первым из врагов, о котором она вспомнила был Цезарь, а не Алти. Она с яростью произнесла его имя.

— Но… как все вернуть назад?

— С Цезарем и у меня счеты, — заметила Алти. — Собери мушкетерш.

— Да, ты права. Но учти — как только с Цезарем будет покончено, я займусь тобой. — бросила Зена-Шарлотта.

— Я готова понести ответственность. Ты казнишь меня?

Зена внимательно посмотрела на Алти. Такая покорность судьбе или раскаяние были точно не в духе шаманки. Должно быть, она что-то задумала.

— Увидим, — ответила она вслух.

Алти не хотела покоряться… Но и она была слаба.

Первой во дворец пришла Портос.

— Мои подруги придут скоро, ваше величество, — сказала она.

— Хватит называть меня величеством, — бросила Зена-Шарлотта, — подруженька моя, разве ты меня не узнаешь?

— Шарлотта, — заморгала Портос, что-то вспоминая.

— Да, это я, ваша Шарлотта. Цезарь с помощью колдовства стер нам память и изменил наши судьбы. Теперь нужно вернуть все назад и сместить его.

— Не Цезарь, вероятно, а госпожа-де Шеврез…, — сказала Портос.

— Умная мысль, если каждый день будешь их записывать, то за год, глядишь, листочек и наберется, — вошла Арамис.

Тут подошла Атос, она же Алти и она же Шеврез. Шаманка провела мушкетерш к Цезарю и, не успел император даже удивиться, как был скован.

— Что вы себе позволяете?! — вскричал Цезарь, опомнившись. — Это называется оскорблением величества!

— Оскорблением величества называлось заточение Людовика.

— Людовик не является истинным монархом, ибо истинным монархом может именоваться только тот, кто сам, своими деяниями, заслужил это право. — парировал Цезарь.

— Иными словами тот, кто узурпировал власть? Ну что ж, возможно, Людовик, по своей мягкости, не держал Францию в крепком кулаке. Но он был законным королем, кроме того, имеются королева и Ришелье. Ну и, помимо прочего, богиня, думаю, сможет рассудить нас. Афина, ведь сможешь?

— Да я только этим и занимаюсь со времен Олимпа… — чуть грустно улыбнувшись, ответила богиня мудрости и справедливой войны. Затем она обратилась к Цезарю: — Мы будем судить тебя за твои преступления. Защищайся, если можешь.

— Афина? — Цезарь был растерян, — Я не могу обвинять богиню, спрашивайте.

— Шаманка Алти, называвшаяся также Оливией-де Ла Фер и Мари-де Шеврез, предоставим слово тебе! — проговорила Афина-Арамис.

— Перед богами, демонами и людьми обвиняю этого человека в том, что он предал меня! — возгласила Алти.

— Что?! — вскинулся Цезарь. — Что ты говоришь, ведьма?! Это ты меня предала, при чем вот уже три раза. В первый раз, когда в созданном мной альтернативном мире стала сначала моей советницей, а затем моей женой и убила меня, во второй раз — в нашей нынешней жизни, когда вышла за меня замуж и попыталась меня убить в нашу брачную ночь, в третий раз — теперь.

— Нет, первым предал меня ты, Цезарь, ведь я… любила тебя. Правда, любила, но в глубине души ты всегда любил Зену и свое честолюбие, свою мечту.

— Любила? Но где же была видна твоя любовь? Ты что в этой, что в прошлой жизни утверждала свою власть и амбиции за мой счет, — возмутился Цезарь, — только в этой поприжала хвост. Отдай я амулет тебе, ты бы не исполнила своего обещания, и я всего- навсего упредил твои намерения

— Но мы отвлеклись, — заметила Портос, — давайте потом обсудим любовные дела?

— Ты права, Портос, — кивнула Афина. — Твоя очередь, Зена, также зовущаяся Шарлоттой Д'Артаньян.

Алти перешла на другую сторону комнаты.

Но, как выяснилось, без обсуждения любовных дел, этот суд не мог пройти.

— Значит, теперь моя очередь… моя очередь… — начала Зена-Шарлотта. — Перед богами, демонами и людьми я также обвиняю этого человека в низком предательстве. Человек по имени Юлий Цезарь, в этой жизни какое-то время называвший себя Шарлем Баксоном и Милордом, когда-то, в другой жизни, был столь же красивым, соблазнительным и лукавым молодым человеком. Встретились мы, когда он пленником попал на мой корабль, ибо я в то время была пираткой. Во время пребывания на моем корабле, Юлий завоевал мое сердце… завоевал, чтобы затем разбить. Молодой римлянин воспользовался своей властью надо мной, устроил мне западню и захватил в плен… Сейчас я вспоминаю это событие из моей жизни так, словно случилось оно лишь вчера. Вот, мы с ним одновременно спускаемся по лестницам наших кораблей. Я откидываю капюшон накидки, чтобы милый увидел, как я сегодня красива… красива для него, какой радостью светится мое лицо. Мы подходим друг к другу, и он кружит меня в танце…, а затем приставляет к моему горлу нож и отдает приказ своим людям атаковать…

— Что ты делаешь?! — кричу я ему.

— Это моя судьба, а ты её часть, а я — часть твоей судьбы, — тихо отвечает он с печальной улыбкой. И вот я уже на кресте, а мой коварный возлюбленный приказывает сломать мне ноги, после чего уходит, не оборачиваясь…

— Ты, ты… да ты мне тогда первая изменила! — закричал Цезарь, — с Аресом! Тебе только власть и была нужна! И я обвиняю тебя в свою очередь! Обвиняю изменившую мне Зену, обвиняю не оценившую мою любовь Шарлотту, обвиняю Катерину Сфорца, которой ты также была, даже под угрозой смерти твоих детей не отступившуюся от своих амбиций и от своего желания отомстить мне и, в результате, их воспитывал мой офицер!

Шарлотта застонала.

— Пусть даже так, Цезарь, ты — предатель и обманщик! — вскричала она. — Ты ухитрился обмануть меня и в этой жизни, снова украв мои истинные жизнь и судьбу! Не важно, в какой жизни и судьбе ты живешь, Цезарь, ты был, есть и будешь мерзавцем! Этого уже никакая судьба не изменит!

— Что было в прошлой жизни, за то вы несли ответ, — мягко сказала Афина, — как быть с имеющимся делом? Алти, что заставило тебя предложить цезарю свои услуги? Цезарь, что заставило тебя сместить монархов?

— Я хотела отомстить Зене! — воскликнула Алти, — она отняла у меня сердце Цезаря!

— Мда… Страсти — это страшное дело! — покачала головой Афина. — А как насчет тебя, Цезарь?

Он вздохнул.

— Я должен осуществить свою миссию, исполнить свое предназначение… и… мне просто хотелось, чтобы Зена простила и любила меня. Ведь, отправив на крест ее, я поставил крест и на себе, на своей судьбе… ибо она была моей единственной, настоящей суженой, и мы вместе, бок о бок, должны были идти к нашей общей цели.

— И, кажется, вы даже хотели было помириться, при битве у Форли?

Цезарь снова вздохнул: 

— Я стремился к этому.

— Ты — мерзавец! — выкрикнула Зена. — Никакого примирения между нами быть не может!

— Но тогда ты почти согласилась, — проговорил Юлий. — …Впрочем, Алти, если ты не признаешься…

— Я поняла! — закричала шаманка. — Я… В общем, вы простили было друг друга, когда были Чезаре Борджиа и Катериной Сфорца, но я стерла вам память. Аккурат перед тем, как меня убил Мигель-де Корелла…

— Который готов сделать это еще раз, — раздался отчетливый голос, — ты сглупила, не убив меня в этой жизни, — из темноты вышел человек со шрамом на виске.
Волосы на голове у шаманки зашевелились как живые, она страшно побледнела.

— О боги! Это адское видение! — закричала Алти.

— Кто вы? — конечно, Афина не могла не знать этого, но судебная процедура требовала.

— Спросите у этой женщины, кто я. Вы видите, она меня узнала…

— Мигель-де Корелла! Мигель-де Корелла! — выкрикивала Алти, обезумев от ужаса. Казалось, она вот-вот лишится чувств.

— Да, я — Мигель-де Корелла, прозванный Душителем. Посланец смерти. — ответил грозный призрак.

— Танатос, за кем ты пришел? — ужаснулась Габриэль, ведь Танатос, строго говоря, был смертью, а не посланником ее.

— Мне нужна падшая женщина, амазонка-ренегатка, черная колдунья Алти! — ответствовал Душитель.

— Пожалуйста, прости меня! — взмолилась Алти, но Мигель не думал прощать просто так. — Если три человека попросят дать еще один шанс, то так и быть — не заберу. Но ты проживешь жизнь обычной женщины…

Цезарь молчал, молчала и Зена. Портос хлопала глазами.

— Дай ей шанс, не забирай ее жизнь! — подала голос в ее защиту лишь одна Габриэль.

— Я… Я тоже прошу, — сказала вдруг Шарлотта. — Ибо понимаю ее… по-женски.

— Что же, я, пожалуй, тоже присоединюсь, — нехотя проговорила Афина.

— Ты будешь жить. Но… силы у тебя не будет.

Танатос исчез. Алти застыла, а потом забилась в истерике.

— Нет! Неееет! — кричала презренная женщина.

— Да-да! — насмешливо бросил ей Цезарь.

Она зарыдала.

Афина посмотрела на женщину, у нее были пустые глаза. Похоже, она потеряла разум.

— Отправьте ее в монастырь, — мягко сказала Афина. — Цезарь же…

Юлий теперь казался безучастным. Зена снова стала его врагом, его предназначение и Судьба оказались ложью… для чего ему жизнь?

— Пусть Зена сама вынесет приговор.

— Дурак ты, Цезарь, — усмехнулась Зена-Шарлотта. — Ты же сам сказал… что если мы выберем любовь… то порвем круг наших мучений. Я до сих пор люблю.

— А… Габриэль? — произнес Цезарь несвойственным ему робким голосом.

— Я стану тем, кем захочет Зена… Подругой ли, сестрой ли. — ласково улыбнулась Габриэль-Ришелье.

— И тем, и другим, — также улыбнулась ей Зена.

— Ну, вот и решили, — улыбнулась Афина, —, но мы должны вернуть правильное время, иначе чп.

— Должны… — тихо проговорила Зена-Шарлотта, а Цезарь смотрел на нее горящими глазами, не веря своему счастью. Она простила его и любит!

— Я согласен на все, — воскликнул Цезарь, — с тобой и без власти я, словно на Олимпе!

Зена-Шарлотта нежно обвила руками его шею, их губы слились в поцелуе.

— Арамис, а кем была я? — неожиданно спросила Портос.

— Джоксером Могучим, — улыбнулась Афина-Арамис.

— Да ну, так не честно, — надула губы Портос, — я-то размечталась, что хоть в прошлой жизни была какой-то героиней или богиней, а я каким-то дурачком и неудачником была…

— Нет, — возразила Габи, — ты была отличным другом и просто хорошим человеком!

— Конечно, чудаковатым, куда денешься, но верным, хорошим другом, — кивнула Шарлотта.

Портос вздохнула:

— Ну, хоть что-то радует! А я вот песню сочинила, слушайте:

Всем привет! Меня зовут Портос,
У меня красивый нос!

Все затыкают уши и дружно кричат: 

— Хватит!

Цезарь рассмеялся, но добродушно.

— А теперь… Все возвращается на круги своя. — проговорила Афина.

Все хорошо, что хорошо кончается. Людовик Тринадцатый Справедливый вновь был восстановлен на престоле. Правда, его "верную" супругу Анну Австрийскую все же заточили в монастырь за измену королю-мужу и стране. Кардинальша Ришелье ведет Францию к славе и процветанию. Цезарь и Зена-Шарлотта, обвенчавшись во Франции, благословленные кардинальшей, уехали в Швецию, где, как и задумывал Цезарь, он выдал себя за вернувшегося принца Густава Адольфа. Вскоре мнимый Густав II Адольф взошел на престол, и Зена-Шарлотта, которую теперь величали Марией-Кристиной, стала его королевой. Он, наконец, смог выполнить свое предназначение, став тем самым Северным Львом…
Примечания:
Глава имеет отсылку к другому нашему фанфику "Прошлая жизнь" (https://ficbook.net/readfic/4042450)

Возможность оставлять отзывы отключена автором