FUCKING PERFEKT

Смешанная
NC-17
Завершён
4
автор
Размер:
287 страниц, 10 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 7. Эйдон. POV Роберт.

Настройки текста
Роберт. От двух недель, проведённых в Итале с драгоценной супружницей, у меня осталось двоякое впечатление. С одной стороны, мы вроде как поставили все точки над «и», а с другой… Не знаю даже как и сказать-то! Но рука у неё очень тяжёлая! После нашей памятной игры я, если честно, был откровенно болен пару дней, у меня даже был жар! Она ободрала мне к чертям всю спину! Когда Нэн это увидела, она была в ужасе! Пришлось проваляться в её постели бездеятельно почти сутки – пока она каждый час втирала мне мазь в бесчисленные мелкие ранки. Но, за то я высказал Нэн всё, что думаю о ней самой, о собственной жене, об их аморфной любви и вообще о бабах в целом! Речи мои, в основном, сводились к тому, что все они, естественно, бляди, но она в ответ только презрительно хмыкала и продолжала измываться над моей драгоценной шкурой! Короче – если Вероника не залетела даже после такого – она бездетна и я могу натурально отправить её в монастырь!... Нет, я не хочу от неё отказываться… Не смотря ни на что, я всё же хочу повторить с ней игру, она уже будет знать, что со мной можно, а чего нельзя категорически… Мать твою, какой же я извращенец! Вернувшись к жене через сутки, я, само собою, ничего ей пояснять не собирался, да и она как-то подозрительно притихла – не начала свои бесконечный подъёбки на тему «дорогой, ты где был?», думаю это на неё атмосфера Итала так повлияла – у меня в замке строго настрого запрещены праздные разговоры, касающиеся хозяев! А ей, как хозяйке замка, следует поучиться, как вести себя с прислугой, а то её панибратское отношение со слугами Эйдона начало напрягать даже миссис Маршалл – женщину, которая знает толк в ведении хозяйства! Да, собственно, почему мы так быстро вернулись в Эйдон. Естественно, не из-за того, что мне надоело через день таскаться по утрам к Нэн, у неё бы я вообще задержался на неделю, но ведь в Итале сидит жена – чистый дракон в юбке! К тому же надо соответствовать образу женатого мужчины, тем более, что соседи одолели с бесконечными визитами… В общем, я получил два письма. Первое - от МакКуинона, с которым мой папаша всё же заключил брачный контракт на Алисию, в его письме были не только благодарности за посредничество в этом весьма выгодном для приграничного лерда деле, но и очень дельный совет насчёт приобретения хороших семян для земледельцев Эйдона, а так же предложение купить по очень сходной цене шотландских драгоценных тонкорунных овец и другого племенного скота. Я как раз получил весьма ощутимый доход от продажи большой партии вина Итала, и половину денег мне всё же придётся вбухать в раздолбанный бесхозяйственным отношением Эйдон! Это – раз. Вторая причина – это письмо от моей управляющей, в котором она сообщила об окончании ремонта в жилой части замка. Таким образом, в Итале я сделал всё, что запланировал, если не больше, и нам пора в Эйдон! На галеры, Роберт!… А ещё я соскучился по своим честерским приятельницам, ибо жена – это, конечно, хорошо и правильно, а подружки – это чудесное разнообразие и отдых от семейной жизни! А семейная жизнь меня очень напрягает, эти «прелести» я могу выдержать самое большее неделю, а потом – меня уже не удержать ничем, прости, дорогая, но твой муж отъявленный кобель! В общем, это точно не лечится! А ещё в родном поместье я неожиданно для себя, вдруг, осознал, что мало того, что хочу наследника, так ещё и чувствую подозрительное уважение к собственной жене – истеричной, надо сказать натуре! Но, блядь, такой сексуально притягательной! Не думаю, что Эдуард смог бы найти для меня лучшую партию, чем Вероника Стоун, с её непроходимой наивностью и фанатичной преданностью! Мы с ней на самом деле – прекрасная пара! Впервые увидев её, я, честное благородное – ничего вдохновляющего не почувствовал – так – девка, как девка, таких много, и ничего примечательного! А сейчас я думаю, что она всё же в некотором роде красива! Ей, конечно, далеко до красоты Монмутов, но нашу, мягко говоря, сильно поганую, кровь как раз и следует разбавить более простой (ха!) человеческой! Чёрт, мне нужен сын… У Ланкастера нет прямого наследника, у него есть только я, но я не могу ему наследовать из-за того давнего скандала с мамой, а вот мой сын может, я себе подобного отношения к жене никогда не позволю! Наверное, всё таки за этим я и припёр жену сюда – в Итал! Мне нужно получить от неё ребёнка! Срочно! Я видел завещание собственного дяди - и меня оно очень воодушевило! …До Эйдона мы добрались вполне сносно, если не считать этого мерзкого бесконечного дождя, который поливал всю дорогу! На этот раз слуги и стражники не выскочили за стены встречать нас – уже хорошо, запомнили, наконец-то, за что я им плачу! Отдав поводья Нортуга Питеру, первым делом я помчался лично осматривать отремонтированные помещения, проверил качество работ и использованных материалов – всё, за малым исключением, меня устроило. Я просто велел снять со стены моей спальни здоровенную шпалеру на Божественную тему (чья идиотская идея вешать такие вещи в спальне?) – ей там явно не место! За то теперь в моей комнате стоит нормальная человеческая кровать, в которую не страшно забросить женщину без риска поломать лежбище! Через пару дней, когда я выносил мозги, или что там у них в голове, лентяям на конюшнях, которые за время моего отсутствия возомнили себя слишком занятыми для тупого выгребания навоза из стойл, туда неожиданно припёрлась Вероника. Она, как-то странно улыбаясь, попросила меня выйти с ней в сад. Бля, неужели не видно, что я – занят?! Ну, хрен с тобой, выйду! А этих хмырей выдеру попозже! Я как можно вежливей подхватил жену под ручку, и мы потопали, куда там ей в голову взбрело. В саду она резко остановилась, развернулась ко мне лицом, покраснела и быстро выговорила: - Ты кого больше хочешь - мальчика или девочку? Что?! Что она спросила?! Я не поверил собственным ушам! Неужели Господь внял моим мольбам и сжалился над моей давно загубленной душой? Или это мамины молитвы умилостивили Его? Или всё же пресловутая любовь существует, и я люблю свою жену? Боже мой… Ох, ты ж Боже мой! Я буду отцом! У меня будет дочь! Моя собственная дочь! Или сын?! Без разницы – я буду отцом! Я подхватил Веронику и закружил вокруг каких-то облезлых кустов хрен пойми чего: - Малышка моя, умница моя! Это правда? – нет, мне не верится! И, Бог мой, я люблю тебя, Вероника Стоун, тьфу ты, Маннерс! Я должен ей это сказать сейчас же! - Да, думаю, уже второй месяц! – рассмеялась она. - Боже, как я счастлив! Я хочу мальчика, а потом девочку, а потом еще мальчика и еще…, - в общем, я не успел сообщить ей, что я люблю её и сколько конкретно я хочу от неё детей, она оборвала меня. - Стоп-стоп, давай я пока этого рожу, а потом посмотрим! – продолжала смеяться она. Нет, что-то страшно сейчас говорить ей о своих чувствах…А вдруг я ей противен после того, что она узнала обо мне? И я сказал: - Ну, уж нет! Мы не будем останавливаться, мы будем рожать и рожать, и в замке будет много детей! Вечером, когда подали обед, мы с женой сидели в огромном каминном зале друг напротив друга вдвоём. Она была как-то необычно светла, что ли? А из меня буквально лился поток красноречия! Столько комплиментов собственной супружнице я отродясь за раз не делал! Я опять начал настаивать на дюжине отпрысков! Твою мать, что я несу? Какие у меня вообще могут быть дети? С моей-то кровью? Нет, просто голова кругом! Всё так неожиданно… Как она исхитрилась забеременеть от меня? Я ни разу ни с кем не предохранялся, и при этом до сих пор не нажил ни одного бастарда! А с другой стороны, все мои подружки женщины либо опытные, либо замужние, им подобные залёты ни к чему… Или Вероника всё же с кем-то спуталась? Нет, этого не может быть! Но – почему не может такого быть? Я ещё раз внимательно посмотрел на жену – ё-маё! С кем эта монастырская мышка может связаться? Ну кому она нужна, кроме такого придурка, как я? И чего я в ней нашёл? Жил же как-то раньше, а теперь… Мне почему-то вдруг припомнились мои развесёлые подружки из Честера. Бля, я не хотел бы, чтобы моя Вероника была одной из них! Я вообще не хочу, чтобы мужчины смотрели в её сторону! Я быстро глянул на неё, она вдруг резко побледнела, что-то пискнула и опрометью выскочила из-за стола. Боже, что случилось? Что-то с моей дочкой? Я тоже поскакал за ней следом. Её рвало прямо за дверью зала. Чёрт, жуткое зрелище! Нет, я совершенно не брезгливый и людей я видел в любом виде, тем более, что и сам могу быть мягко говоря, не в форме, но смотреть на то, как её нежное тело содрогается в бесконечных конвульсиях, по бледным щекам текут слёзы?! Нет! Это свыше моих сил! Пока слуги прибежали, я уже успел поднять её с колен, вытереть её лицо и даже подать ей воды. Потом мы с Лари под дружное кудахтанье её бестолковой служанки и ещё парочки полуобморочных горничных, осторожно повели Веронику наверх в спальню. Там мы осторожно уложили мою девочку в постель и я отправил Лари за миссис Маршалл, думаю, это единственная женщина в этом чёртовом замке, способная мыслить, а не бестолково топтаться и суетиться! Явившись, миссис Маршалл первым делом попыталась выставить меня за дверь. Хрена с два! Это интересно, чего я не должен знать о собственной супруге, да ещё когда она в таком деликатном положении? Аарон всегда всё знает о том, как протекает беременность его жены, я тоже хочу всё знать! Экономка поморщилась, пожала плечами, мол, леди, возможно, будет неудобно при мне рассказать о своих ощущениях! Знала бы ты, какими мы с ней только друг перед другом не побывали, думаю, и эту мелочь мы в состоянии пережить! И я демонстративно встал у окна, правда, отвернувшись, пусть уж пошепчутся, но – при мне! Я должен всё знать лично! В конце концов, эта женщина носит под сердцем моего ребёнка! Ёлки, как я собой горд! Надо отписаться папаше (Андреа окосеет от зависти!) и Ланкастеру (он передаст эту счастливую весточку маме!)! Но это – чуть позже, а сейчас, что там у них? Блин, чисто бабский разговор – когда были в последний раз женские дни, не болит ли сейчас низ живота… Так, женские дни были ещё в Алнвике – что-то я не припоминаю этого, хотя, чего я там мог помнить, я же с ней там ни разу не спал, я, ублюдок такой, мотался к Нэн! Нет, ну, а почему сразу ублюдок? Она, между прочим, была очень слаба после болезни, а я не импотент!... Низ живота у неё не болит. Это хорошо или нет? По одобрительному жужжанию миссис Маршалл, я понял, что хорошо! Теперь она спросила, как давно мы с ней в последний раз трахались? Прикольно! Это-то нахрена им знать? Я даже развернулся к ним лицом, любопытно же – чего она ей ответит! По моей версии, это было сегодня ночью, и чего – сегодня она что ли залетела? Вероника так мило покраснела и смущённо уставилась на меня. Экономка тоже посмотрела на меня: - Мой господин, вы нас смущаете! – строго выговорила она, намекая, чтобы шёл я отсюда куда подальше. Чёрт, всё же придётся выйти! Я подошёл к жене, поцеловал её в лоб: - Я буду за дверью, - улыбнулся я ей и тронул пальцем её губки, - Потом сама расскажешь, о чём вы тут секретничали без меня! - Господин, это женские дела, Вам об этом не стоит знать! – хитро улыбнулась миссис Маршалл. - Женские дела меня не интересуют, - усмехнулся я в ответ, - Меня интересует только здоровье моей дорогой жены! – и я торжественной покинул комнату. Чёрт, как же это муторно – ждать, пока девки наболтаются о своих делах! Лучше бы я там остался, глядишь, они бы всё прояснили куда быстрее! Наконец, дверь открылась и из неё вышла вся такая довольная домоуправительница: - Она здорова, лорд Роберт, - типо успокоила она меня, - В её состоянии это вполне нормально, - бля, в её состоянии, на мой взгляд, падать от тошноты не нормально, женщина! Но я промолчал, а она продолжила, - Просто нам надо было прояснить некоторые вещи, которые всё равно необходимо будет сообщить повитухе и доктору, и, чтобы не поставить леди в неудобное положение, мы должны были с ней всё выяснить досконально. - Может, мне сейчас послать за доктором?! – блин, а и правда, почему я до сих пор не послал за лекарем? - Нет, уже поздно! – рассмеялась миссис Маршалл, - Пошлите лучше к Маре за тёплым молоком, и пусть сюда принесут большой кувшин с кислым ягодным взваром! А леди пусть отдыхает, да и вы тоже успокойтесь и идите спать! Я сама утром пошлю в город за доктором и всё сделаю, что в подобных случаях нужно делать, - она улыбнулась мне и легко тронула меня за рукав, - Я так рада за Вас, лорд Роберт! Ваша жена будет великолепной матерью, поверьте мне, она очень сильная женщина! – тихо проговорила она, - Постарайтесь быть к ней внимательнее и осторожнее… Я сама распоряжусь насчёт молока и взвара! Распоряжайся насчёт чего угодно! Внимания им, девкам, от меня мало?! А я, можно подумать, не внимателен к своей жене! Но я, естественно, пообещал, что буду самым внимательным, осторожным, бдительным и чего там ещё от меня потребуется? Экономка как-то странно посмотрела на меня, но ничего не сказала, поклонилась мне и ушла. И чего эта старая мегера от меня вдруг захотела? Можно подумать, она не знает, что я к жене отношусь весьма трепетно, и свою буйную фантазию выплёскиваю на стороне! Я, чёрт меня дери, берегу свою Веронику! Точнее – как могу, так и берегу! Думаю, мы с миссис Маршалл друг друга поняли. - Найдите эту бездельницу Пейдж, - хмыкнул я, - Пусть хоть оботрёт леди перед сном! – я развернулся и направился в свою комнату, надо написать письма родственникам. Утром послали за доктором Барнсом, он приехал уже ближе к полудню, сей мудрый учёный муж сообщил мне, что у моей жены так называемый «токсикоз»! Слово-то какое умное придумано! Он даже попытался мне поразъяснять за чаем, что мне, да как теперь делать с беременной женой! Вот ведь насмешил-то! На этот самый токсикоз я налюбовался по самое не балуйся с невесткой и собственным братом, когда ещё жил в отцовском доме! Теперь и мне придётся носиться вокруг жены и расставить по всему замку и его территории тазики на предмет, если ей вдруг поплохеет! Можешь не распинаться, Барнс, я прекрасно помню всю эту хрень с Андреа! Я не плохо «отблагодарил» врача в денежном эквиваленте, он даже был несколько удивлён моей щедростью – а чего ради любимой жены с будущим наследником во чреве не сделаешь? – и твёрдо обещал раз в неделю посещать нас и очень внимательно следить за ходом нашей беременности! Это, конечно, вселяет некоторую надежду на успех, но Веронике, которую постоянно тошнит, это как-то мало помогает! Всего за пару месяцев она так исхудала, что я уже начал подозревать, что она специально ничего не ест, но потом её как прорвало – вообще всё, что только видит, тащит в рот! Слава тебе, Господи! У неё опять появился здоровый румянец на щеках, округлилась попка, начали порядочно наливаться груди (вообще одуреть, как классно!), начал расти животик, а с неделю назад её начал распирать просто зверски аппетит до секса! И, хотя, доктор Барнс велел нам с ней быть в постели крайне осторожными, думаю, в этом нет никакого смысла – моя леди заводится даже от мимолётного прикосновения – и почему я не должен ей подыгрывать? Тем более, что её сегодняшние аппетиты, наконец, почти совпали с моими? Количество перешло в ахренительное качество! Надеюсь, что родив мне мою доченьку, моя жена не забудет, как мы с ней «кувыркались» и хотя бы попытается почаще изображать что-либо подобное? Жаль, что она не в состоянии сейчас «поиграть»… Придется ехать в Честер, у меня уже вся спина ноет от дикого желания… Или отправиться к Нэн? Тоже вариант, но его я отложу на потом! Ибо сегодня пришло письмо от брата, завтра после полудня он с женой и моими красотками племянницами приедут к нам в гости. Моя жена, естественно, сразу засуетилась, а мне стало совершенно нехрен делать… Я и рад приезду брата с девчонками, и как-то не очень одновременно – с одной стороны здорово, хоть прошвырнусь с Аароном по окрестностям, пообщаюсь с нормальным достойным мужчиной своего круга – он поохотится, а я так помотаюсь, отдохну немного от семейной жизни! А с другой стороны – Вероника начнёт, как потерпевшая, изображать из себя хозяйку и совершенно забудет обо мне… А тут ещё Мара, хотя вот как раз Мара-то и скрасит мой неожиданно образовавшийся досуг, а то давно я чего-то с ней не развлекался! Надо ей намекнуть, что я хочу, чтобы завтра утром она принесла мой завтрак мне в комнату… А на самом деле, я всё равно жутко хочу в Честер! Надеюсь, брат с семьёй погостят не больше недели. А то я сбегу не только от жены, но и от гостей, а это уже откровенное хамство с моей стороны, да и Вероника может сильно обидеться! …Аарон с Андреа и девочками прибыли, как и предполагалось, ближе к вечеру. Бетти, естественно, сразу повисла на мне и так и не отходила, до того момента, когда уж Андреа не шикнула на неё, напомнив, что она маленькая леди, а леди не подобает вести себя подобным образом! Девочка надулась, но ушла со своей Мери укладываться спать, предварительно потребовав от меня клятву, что утром я зайду за ней и мы вместе позавтракаем. Моя ж ты крошка! Естественно, я с тобой позавтракаю! Кто бы сомневался? Как только мой «хвостик» отбыл, мы с Аароном тоже поднялись из-за стола, и направились в мой кабинет. Как только мы туда вошли, он вытащил из пояса небольшой клочок бумаги, молча сунул его мне и направился к маленькому столику с винами: - Чего тут у тебя сегодня интересного? – он начал открывать бутылки и нюхать их содержимое, а я подошёл к камину и развернул записку. От мамы? Я с удивлением посмотрел на невинно дегустирующего вино брата, неужели Аарон посмел пойти против папаши? - Это прислали с почтой от Оксфорда, - усмехнулся он, - Отец, похоже, даже не догадывается, что ты исхитрился втравить в свои игры не только меня, но и благочестивого лорда Томаса! Так вот зачем он приехал! Я быстро пробежал глазами по маминой записке. Она искренне поздравляла нас с Вероникой, просила меня быть осторожней, а то до неё доходят какие-то не совсем внятные слухи о том, что я, якобы, плохо отношусь к своей молодой жене, а в конце буквально умаляла разрешить ей увидеть внука или внучку! Господи, мама! Ну чего ты разнервничалась? Представляю, каких усилий ей стоило переслать эту записку мне в обход матери-настоятельницы, которая докладывает о каждом её шаге Нортумберленду! - Она хочет навестить нас, когда родится ребёнок! – сообщил я Аарону, хотя я и уверен, что он записку читал, она даже не была скреплена восковой печатью, после чего ещё немного покрутил кусочек пергамента в руках и бросил в огонь, - Думаю, он не сможет ей этого запретить. - Не знаю, Роб, отец ездил в Винчестер ко Двору, имел там долгий разговор с Эдуадом… - Я слышал об этом, – усмехнулся я, - Налей мне тоже чего-нибудь! И не напрягайся, папаша там был с целью утрясти вопросы с твоим будущим зятем! Кстати, как Алисия отнеслась к тому, что через год станет замужней леди, так и не успев выйти на ярмарку невест? - И почему я не удивлён?! – рассмеялся Аарон, - Боюсь, ты знаешь даже точную дату кончины каждого более-менее видного лорда Королевства! Мы немного посмеялись этой его шутке, но ничего особенно смешного я тут не заметил – да, я могу уверенно сказать, кто и кому перешёл дорогу и чем это может обернуться, но конкретно знать? Боюсь, я ещё не так искусен в подобных делах, как дядя Генри, хотя и стремлюсь не отстать от него! По мнению Ланкастера, у меня очень выгодная позиция для серого кардинала Королевства – я не особенно на виду, редко бываю при Дворе (ну, тут я бы и почаще бывал, да неохота с некоторыми личностями часто видеться!), с недавних пор прочно женат (горячие и не очень взоры маменек дочек на выданьи больше меня не колыхают!), базируюсь на границе с Шотландией (далековато как от Лондона, так и от Винчестера!) и теоретически, таким образом, не должен влиять на Эдуарда (хотя и являюсь его вроде как племянником!)! Но это всё лирика, а вопрос про Алисию далеко не праздный. Девка она своенравная, может и взбрыкнуть, если у неё вдруг любовь невъебенная к какому-нибудь бродячему минестралю в голову втемяшится – в её возрасте такие вещи встречаются часто, что я сразу и высказал брату. - МакКуинан заезжал к нам проездом в Винчестер, - грустно вздохнул Аарон, - Алисия в полном восторге, - похоронным тоном сообщил он, - Лизи сразу надулась, что и ей жениха не дали, а твоя подружка Бетти начала такое выговаривать, что мы с Андреа чуть под землю не провалились со стыда! - Интересно, и чего это маленькая девочка может такого необыкновенного сказать? – ухмыльнулся я, примерно подозревая о чем шла речь. - Она пообещала старшей сестре показать, как делают детей! На псарне! – он сердито глянул на меня, - Догадываюсь, кто её мог так просветить! - Ну, дорогой мой, как уж мог, так и смог! – развёл я руками, посмеиваясь, - Радуйся, что она вас с Андреа только подслушивает, а то я б употел ей практику показывать! - Я тебя когда-нибудь убью, хоть ты мне и брат! – смеясь, зарычал Аарон, - Ты портишь всех женщин, которые встречаются на твоём пути! Даже маленьких, несмышлёных девочек! Нашёл несмышлёную! Твоя младшенькая при хорошей раскладе далеко пойдёт, если никто не остановит! А я хотел бы посмотреть на того, кто это попытается сделать годков эдак через десять! Моя Бетти поставит на уши всё Королевство, если чего-нибудь сильно захочет! Такой волевой девчонки я ни разу в жизни не встречал! Думаю, отдавая её мужу, ты, братец, будешь рыдать от счастья, что больше за неё ответственности не несёшь! - Ладно, живи, - разрешил он мне великодушно, - У тебя с женой хоть как-то наладилось? А то ты какой-то дёрганый, если хочешь, могу тебя прикрыть, пока ты по своим девкам шляться будешь… В смысле, пока я тут… Твою бабушку! Чего это с моим братцем приключилось? А как же великая несгибаемая мораль женатого мужчины? Или мои подружки его так впечатлили, что он, наконец, осознал, как много теряет, оставаясь около юбки своей благоверной грымзы? - Нормально у нас всё! – усмехнулся я, - Но если ты соскучился – можем и съездить! С тобой меня отпустят без лишних разговоров и подозрений! …Проснувшись с первыми лучами солнца, я долго смотрел на спящую Веронику. Она так мило и доверчиво улыбалась во сне чему-то, что мне на миг даже стало неловко перед ней – за что я так с ней поступаю? Чем она заслужила такого мужа, как я? Я вспомнил, какими глазами она смотрела на меня, когда мы приехали к ней сюда с бумагами короля – она была такой по-детски наивной! А я был так зол – у меня болела голова, мне не нравилось, что за меня уже всё решено, что меня продают за графскую корону, как какую-то портовую шлюху, мне был противен Эйдон и его обитатели, меня вообще всё раздражало! И она в том числе! Прошло полгода и что изменилось? Чего я за это время достиг, будучи графом? Я практически отремонтировал замок, не потратив при этом ничего из собственных денег. Я разорил приграничный шотландский клан МакДугласов и возвысил другой, более удобный для меня, клан МакКуинанов… Я навешал собственной жене таких рогов, что их должно быть видно не то что в Честере, но, думаю, даже в шотландском Эдинбурге! И я всё равно пытаюсь сделать из этой милой наивной монашки, живущей по каким-то своим неписанным законам эфемерной чести, стерву! Да, ещё я смог сделать ей ребёнка, это, пожалуй, самое важное за эти полгода моей жизни… Моей никчёмной жизни проклятого всеми бастарда! Мой сын точно никогда не услышит в спину глумливого шипения завистливой черни… Чёрт! Я чуть не забыл! Меня же ждёт Бетти! Я осторожно выбрался из постели, быстро оделся и выскользнул за дверь. Я тихонько прошёл к комнате племянницы, аккуратно приоткрыл дверь и заглянул в её спальню. Маленькая хулиганистая леди сидела у туалетного столика и руководила своей горничной Мери. Служанка с улыбкой на губах, старательно укладывала непослушные рыжеватые локоны девчушки. Бетти была жуть, как строга! Прям, смешно! Она так серьёзно рассматривала себя в зеркале, что я решил прикрыть дверь обратно и постучаться, как и полагается истинному джентльмену. - Это он! – услышал я сдавленный вскрик, - Живее, корова! – ух ты, как мы разговариваем с прислугой, надо бы мелкой задницу надрать, чтобы повежливее была! – Отрывай быстрее, а то уйдёт! – продолжила она сердито ворчать. Мери открыла мне дверь и впустила в спальню малолетней прелестницы. - Роб! – шестилетняя кокетка томно закатила глазки и протянула ко мне обе ручки, - Я тебя ждала! – обалдеть, как внезапно! Я с очень серьёзным лицом, как и подобает благородному мужчине, приклонил голову, приветствуя мелкую пакостницу: - Леди готова немного прогуляться? – спросил я, продолжая подыгрывать ей. - Ах, Роб, - всплеснула ручками эта шалопайка, - Ты всегда такой элегантный…, - какой шикарный комплимент! И давай мне глазки строить! Мелкая, а уже до такой степени женщина! У Алисии, что ли научилась? - Бет, я лично выдеру тебя розгами, если не прекратишь строить мне глазки! – строго погрозил я ей пальцем, - Твой отец твоего поведения точно не одобрит! - Ну, Роб, ты же ничего ему не расскажешь, правда? – она спрыгнула со стульчика, ухватила меня за руку и преданно начала заглядывать мне в глаза, - А Мери тоже ничего не видела. Да, Мери? - Конечно, нет, леди! – поддакнула ей горничная. - Пошли, пошли скорее, - поторопила меня Бетти. Когда мы спустились вниз, племяшка вдруг остановилась и дёрнула меня за руку: - Роб! - Ну, чего ещё? - Роб, ты меня любишь? – и мордашка такая серьёзная, что ужас просто! Чего? Люблю ли я тебя?! Уй, бля… Но вслух я ответил: - Конечно! Как я могу тебя не любить? Ты же моя любимая маленькая куколка! Она радостно запрыгала и потащила меня в поварни: - Вели своей кухарке подать завтрак, и пусть она уходит, хорошо? - Хорошо, - усмехнулся я, сейчас мне маленькая леди начнёт дальше в любви признаваться! Таких приколов в моей богатой биографии ещё не было! Ну, что же…Будем послушать и посмотреть! Я с готовностью пропустил племяшку в кухню к Маре, - Прошу, миледи! – на полном серьёзе сказал я. Мы торжественно уселись за стол, повариха поставила перед нами тарелки, горшочек с кашей, чашки со сладостями, кувшин с парным молоком. Бетти посмотрела на меня очень строго. Ах! Да! - Мара, иди, прогуляйся! – велел я поварихе и подмигнул мелкой,- Ты довольная, дорогая? Она радостно закивала. Ну, что дальше? Я весь твой, как это не смешно звучит! Бетти нервно заёрзала на своей лавочке напротив меня: - Роб, - еле выговорила она, - Женись на мне! Я опешил. Чего я? Жениться на тебе? Я еле сдержался, чтобы не расхохотаться: - Бетти, деточка, я же твой дядя и я женат…, - начал было я, но она меня оборвала. - Ты мой дядя только наполовину! Я всё узнала, Роб, - она с очень умным видом положила ладошку на мою руку, - У вас с папой разные матери! – во бля, интересно, кто у нас такой языкастый? – Так что мы с тобой хоть и родственники, но мне за тебя замуж можно! Алисия мне сказала, что главное, чтобы жених и невеста не были братом и сестрой! Кстати, у неё очень красивый жених! Я его видела, они целовались, между прочим, хотя Алисия и говорит, что нет, но ты ей не верь – я сама видела! – нет, это не ребёнок, это дьяволёнок! Уверен, она специально следила за сестрой в надежде что-нибудь эдакое увидеть! - Бет! – я строго посмотрел на детище, - Тебе сколько раз говорить, что нельзя подглядывать за старшими? - А я и не подглядывала! Я играла в оранжерее, у нас с Эммой, - это её здоровенная кукла, - Был чай! А тут они! Ну, я и присела за кадкой с цитроном! Чего я их смущать-то буду? Я же леди! – о, да, ты натуральная леди, крошка! Она сунула в рот засахаренную ягодку, - Так ты женишься на мне? - Бет, девочка, я же для тебя старый! – начал я опять. - Ты самое то, как говорит бабушка! – парировала эта нахалка. - К тому же у меня есть беременная жена! – выдвинул я Веронику, как самый надёжный на мой взгляд, щит! - Это ничего страшного! – заверило меня это ангельское создание. – Она при родах умрёт, а ты останешься безутешным вдовцом с младенцем на руках! А я тебя буду утешать! Ебическая сила! Даже у меня нет слов! Нет, это – не ребёнок! Куда Андреа-то смотрит? Эта маленькая леди уже далеко не леди! Чего она под «утешением» понимает, интересно? Надо бы это прояснить, а то мало ли… - А как ты меня будешь утешать? – осторожно спросил я. - Ну, - замялась она, - Я буду гладить тебя по голове, играть с твоим малышом и возьму на себя обязанности хозяйки по дому! – сообщила она практически без запинки. Фух! Уже легче! Спокойно, Роберт, ты точно вдовцом не скоро не будешь, а потому и прелести подобных «утешений» тебе не страшны! - Бетти, - я потрогал её локон на голове, - А ты в курсе, что грешно желать смерти беременной женщине? Ты же в церковь ходишь каждый день! Твой духовник будет очень удивлён твоей исповеди! - Но ведь ты своему духовнику ничего не говорил про ведьму, что тебя похитила? – с чего это она взяла? - Говорил! – нагло соврал я. Она хитро глянула на меня: - А он сказал, что нет! - А где ты видела духовника, который всем рассказывает об исповедях своих прихожан? – парировал я, - Тайна исповеди, дорогая моя! - Да? – она даже несколько поникла, - Ну, ладно… Тогда потом, когда твоя жена станет старой и умрёт, ты женишься на мне? Я буду ждать! Настырный ребёнок! - Зая, но ведь я тоже стану очень старым! А вдруг я умру раньше, чем моя жена? Ты так и останешься в девицах? И не порадуешь меня своими детками? И вообще, я предлагаю дружить семьями! Ты только подрасти и найди себе хорошего мужа… - А Алисия сказала, что ей мужа нашёл ты! Бля, ну сколько можно? Бет! Не зли меня и не перебивай! Ты ведёшь себя сейчас, как дворовая девка, а не как благородная леди! - Дорогая моя девочка, - я ласково улыбнулся маленькой стервочке, - Давай вернёмся к этому разговору лет эдак через десять? - Ты хочешь, чтобы у меня выросла грудь, как у этой толстой кухарки? - о, блин! А при чём тут Мара? Утро становится жутко томным! – Я же вижу, как ты пялишься на её сиси! – интересно, а чего ты ещё видишь, детище? - С чего ты взяла, что я именно пялюсь? Я же женатый мужчина! – я наложил девчонке в тарелку овсянки, - Ешь давай, а то остынет! - Ты ей подмигнул, я видела! И ты ей нравишься, - Бетти надула губки, - Она готовит тебе такую вкусную кашу и так улыбается тебе! Леди Вероника, когда ты появляешься, точно так же улыбается! - устами младенца, даже такого наглого, как моя племяшка, иногда глаголит истина! – Ну, ладно! – она махнула рукой, - Поговорим через десять лет, раз уж ты на этом настаиваешь! Видишь, какая я покладистая? Из меня получится очень хорошая жена! - Просто отличная! – заверил я эту малолетнюю разгильдяйку, - Ты, главное, хорошенько учись, чтобы твой будущий муж был тобой всегда и во всём доволен! - Как ты своей женой? - Именно так! – подтвердил я, - Кстати, тебе чего привезти из Честера? Мы с твоим отцом завтра туда поедем по делам. - Ну, - заёрзала она, - А что ты собирался привезти своей жене? Да, собственно, себя, если уж на то пошло! Хотя, надо бы ей чего-нибудь привезти, а то действительно, как-то не очень… - Я привезу ей сладких жареных пончиков, что готовят в местной булочной! Она их очень любит! – честно соврал я. - Тогда мне тоже, таких же! И резного кролика! Вот такого! – она руками показала размер, - Я назову его Робертом и мы с ним будем вместе чай пить в оранжерее вместе с Мери! На том мы и порешили – я ей дарю кролика Роберта (деревянного болвана ростом с охотничью собаку!), а она десять лет пьёт с ним чай и думает – стоит ли ей выходить за меня замуж! С облегченьицем нас! Вот теперь можно и спокойно позавтракать! …Лари нас с Аароном нашёл даже на псарне, где я показывал брату выводок замечательных шотландских сторожевых, парочку из которых намеревался ему презентовать, а то в Алнвике совсем ничего нового сто лет нет, да и девочкам развлечение – пока эти псяры маленькие, они, как игрушечные, сшитые из меха, комочки, забавно тявкают и разрешают кормить себя из сосок! Но когда вырастут – это надо быть идиотом, чтобы почесать за ушком у такой собаки, если ты ей не хозяин, потому что ростом она с хорошего телёнка! Так, собственно, мой слуга! Ну, то, что он принёс нам с братом молока с пирожками – к этому я уже привык – пусть меня кормят, сколько им вздумается, но брательник мой начал глумливо ржать, хотя с удовольствием слопал почти всё сам, я же выпил молоко, а оставшиеся пирожки я скормил ощенившейся суке, щенят которой мы разглядывали, она осталась мной очень довольна, и, думаю, отдаст мне своих щенят без проблем, тем более, что их у неё шесть штук! Кроме пирогов и молока от Мары, Лари передал мне записку – я удивился, кто это со мной в моём собственной замке записками начал переговариваться? Совсем, что ли у моей жены крышу сорвало? Оказалось, записка не от Вероники, а от Алисии… Так, ещё одна племяшка хочет за меня замуж? Или хоть эта не хочет по причине того, что жениха ей уже предоставили? - Аарон, твои девчонки мне проходу не дают! Куда смотрит твоя жена? – рассмеялся я и дал прочитать записку, в которой мне вот прямо сейчас назначено свидание в моём же саду! Братец озадачился, прочитав писульку собственной дочери: - Ну, что ж, - он пожал плечами, - Иди, наверное. Всё равно не отстанет, она приставучая у меня… Можно подумать, я этого без тебя не знаю! Забыл, что ли, что половину своей сознательной жизни я провёл рядом с твоими девками? Чего они только со мной не вытворяли! Даже, помнится, в женское платье обряжали – хотелось им, видите ли, знать, налезет ли на меня материно платье? И пусть я был немного пьян, но ведь налезло же! Налезло! Я ж не ахти какой габаритный даже сейчас, а тогда вообще ещё был полупрозрачным, как выражался папенька. Я даже подозреваю, что твоих дочерей я знаю куда лучше, чем ты сам, родитель, блин! - Тогда развлекайся сам, где хочешь, а я пошёл на свидание к твоей Алисии! – и, не дожидаясь реакции Аарона, я развернулся и направился в другой конец замкового двора, в сад. По дороге я сорвал какой-то венико подобный цветок не известного мне вида – я ж иду на конфиденциальную встречу с леди, как никак, надо хоть внешне соответствовать! Алисия меня уже ожидала – она сидела на лавочке в маленькой беседке, как раз там, где любит с загадочным видом растекаться мечтами моя Вероника. Что-то мне не нравится, как она хищно следит за тем, как я приближаюсь… Что задумала эта девица? Меня терзают смутные сомнения и подозрения определённого характера! - Не я ли тот счастливчик, которого ожидает прекрасная юная леди? – спросил я и протянул ей свою фиолетовую метёлку. Она с радостью забрала у меня цветочек и улыбнулась: - Вас, мой лорд! Именно вас и больше никого другого! Ты такой милый! – блин, уже страшно, - Садись поближе, Роб! – она с готовностью убрала юбку, чтобы освободить для меня место. Я плюхнулся, куда мне было велено – в конце-концов, хоть и теоретически, но я ей родной дядя, а потому скомпрометировать её я не могу. В теории, конечно, ибо подобное где-нибудь в Лондоне или в Винчестере спровоцировало бы скандал до неба! - Я весь твой на ближайшие полчаса! – заявил я девчонке, чтобы сразу ограничить время нашей аудиенции, - Потом мы с твоим отцом поедем на рыбалку! - Знаю я ваши рыбалки, - проворчала Алисия, - Опять напьётесь в деревенской таверне и припрётесь под утро! Я озадачился. Да что б ты понимала!? Тем более, мы натурально собирались порыбачить… А она продолжила вообще дурниной: - Роб, я точно знаю, что вы с моим Шоном большие друзья, - во как, Шон уже «её», я фигею, как мало девкам для счастья надо! – И не строй из себя сильно умного! Знаю я, чем вы там занимаетесь, когда рядом нет леди! – Однако, начавшийся ахренительно день, становится всё чудесатей и чудесатей, как говорится! Оказывается, все про всех всё знают, даже мне уже интересно, чего она такого обо мне и Шоне знает? – К тому же это ты предложил ему жениться на мне, так сказала мама! Твоя мама, деточка, слишком много говорит, но, да ладно, проскакали. - Ну что ты, дорогая? Я просто говорил ему, что ты у нас красавица, а потом он сам тебя однажды увидел и, естественно, влюбился! – хмыкнул я. - Не ври! – усмехнулась Алисия и больно стеганула меня по руке моим же цветком, - Шон меня впервые увидел месяц назад, когда приезжал в Алнвик подписывать брачные бумаги! - Ну, хорошо! Пусть так! Чего тебе от меня-то надо? – решил спросить я напрямик, - Сразу сообщаю, я его видел неделю назад, и о том, что он отказывается жениться на тебе, он мне не сообщал! - Роб! – воскликнула надурная племяшка, - Не смей так говорить! Дед говорил, что за мной дают хорошие деньги, хоть и без земли! Скажи, я - богатая невеста? - Богатая, - кисло подтвердил я сей неоспоримый факт, но тупая, сил нет никаких! – Давай ближе к делу! Чего тебе от меня-то надо? – повторил я свой вопрос. Она как-то нервно заёрзала: - Роб, - бля, Алисия покраснела, что-то в лесу крупное сдохло! – Шон подарил мне кольцо, - она предъявила мне довольно изящное золотое колечко с рубином, - Мы обручились… Он…Точнее, я его поцеловала в оранжерее, а эта дура Бетти, начала хихикать за кадкой! Вот! И, чего дальше? Я что должен сейчас делать-то? Восхищаться твоей дурной смелостью? Да ты идиотка, Алисия, лезть целоваться ко взрослому мужчине! Надо же до такого додуматься?! Да он мог с тобой такое сделать, о чем ты даже представить себе не можешь, девочка! Видимо, на моём лице восторга не отразилось и племяшка злобно прошипела: - Он мой жених, а потому я могу с ним делать всё, что захочу! - Ну, и чего ты с ним хочешь сделать? – интересно, да каких крайностей доходят её наивные фантазии? - Я хочу, чтобы он сделал со мной то же, что ты сделал с леди Вероникой до свадьбы! – быстро выпалила она. - Чего?! – я аж опешил, она что, хочет, чтобы Шон вытирал об неё ноги, как это делал я над своей невестой как до, так, собственно, и после свадьбы? - Ты только не кричи, – прошептала она, оглядываясь, - Это останется строго между нами! – заверила она меня, - Я тут посоветовалась с некоторыми опытными женщинами, – вот этого-то я больше всего и боялся! Представляю себе я этих опытных женщин, явно мои подружки-горничные, больше тебе тяму ни с кем посоветоваться явно не хватит! – Они мне кое-что рассказали о, ну ты сам знаешь, о чем! – думаю, что знаю, но чего там тебе наплели, понятия не имею! – Вы с леди Вероникой переборщили с бычьей кровью в первую ночь! – прошептала она и хитро мне подмигнула, - Кое-кто видел, как ты весь бледный до изнеможения набирал флакончик крови на бойне накануне свадьбы! Мама была просто в шоке, увидев, как вы бездарно перепачкали простынь! Мы с Шоном будем осмотрительнее! Твою мать! До меня, наконец, дошло, к чему она клонит! Оказывается, официально считается, что Вероника уже не была девственницей, и мы с ней в первый раз трахнулись ещё до венчания! И моя старшая племяшка хочет переспать со своим женихом до свадьбы! Нихрена себе она быстро созрела! Я внимательно посмотрел на её фигуру – а натурально, грудь у неё, оказывается, уже не меньше, чем у моей жены! Бля, и когда ребёнок успел вырасти? Чёрт, да она же уже хочет мужчину! - Алисия, детка, ты понимаешь, что ты говоришь? - попытался я образумить её, - Невеста потому и зовётся невестой, что она непорочна! - Но ты же с леди Вероникой…, - начала было она, но я не дал ей договорить. - Леди Вероника была непорочной, как истинный Ангел! - Ага, Ангел! – хмыкнула Алисия, - Мама была в шоке, когда увидела вашу простыню! Я слышала, как она разговаривала с бабушкой и говорила ей, что просто представить себе не может, когда ты успел соблазнить леди Веронику! А я всего лишь хочу, чтобы мой жених соблазнил меня! Ну, Роб! Он мне так нравится! Когда я его целовала, у меня между ног стало так жарко! До него я целовалась с некоторыми, но было даже противно и слюняво как-то, а тут! Мот мне сказала, что это очень хорошо, когда тело женщины так реагирует на мужчину! – жесть! Я был прав! Она догадалась «посоветоваться» со служанкой! - Но ты ещё не женщина, Алисия! Ты – юная девушка! Невеста, мать твою! – не сдержался я, - А ведёшь себя, как обычная дешёвая портовая шлюха! - Роб, но ведь все говорят, что ты очень опытный в отношениях с женщинами! Бабушка говорит, что для тебя женщина всё равно что храм! – обиженно воскликнула она. Вот чёрт! - Извини, я не сдержался, - я погладил её по руке, - Ты же леди, девочка моя! И поверь мне, для мужчины нет ничего приятнее и желаннее, когда его невеста девственна, невинна! Когда он учит её премудростям любви, а не наоборот! Даже опытные куртизанки стараются изображать невинность перед клиентом, если он того желает! Пойми же, наконец, для Шона ты будешь во сто крат прекраснее, когда он будет уверен в твоей девственности! - Но он сказал, что ему нравится, как я его целую… - Поцеловать мужчину и лечь с ним в общую постель до свадьбы – это разные вещи, Алисия! – уй, ёпт, никогда бы не поверил, что это я ей скажу! Это должна говорить Андреа! На худой конец Аарон… Ну кто я для неё? Если хорошенько подумать, вообще никто! Хорошо, что хоть не спрашивает, как это всё происходит! Надеюсь, что уже знает. - Роб, - как виновато смотрит-то! – Ну не сердись на меня! Я же люблю своего жениха и скоро мы с ним обвенчаемся… - Насколько я знаю, это твоё «скоро» случится через восемь месяцев, дорогая моя! – с ума сойти, какой я, оказывается, сноб и брюзга! – А если ты с первого раза забеременеешь? Ты как себе представляешь себя в подвенечном платье с огромным животом? – а вот на это что ты мне скажешь? Она натурально испугалась! Проняло! Ура! Глаза нашей начинающей потаскушки стали огромными и перепуганными! Представила, да? Отлично! - Мы все очень хотим видеть тебя самой прекрасной невестой Королевства! Не забывай, что на вашем венчании будет присутствовать герцог Корнуоллский – родной брат Его Величества! - И ты с женой, да? – оборвала меня она. - Конечно, я же твой дядя! – заверил я дурашку. - А ты тоже на половину Монмут…, - мечтательно пробормотала она, - Королевская кровь! Это так романтично, Роб! Жаль, что мы с тобой такие близкие родственники… Ахренеть, как романтично! А жаль так, что аж жало чешется куснуть тебя посильнее! Но куда романтичней обсуждать с мужчиной, у которого репутация не приведи Господь, прелести дефлорации до брака! - Вот видишь, ты тоже в родстве с Королём, должна соответствовать! - Я соответствую, - понурилась она окончательно, - Но, вдруг Шон передумает жениться на мне, ведь за мной не дают земель…Только деньги… - У Шона достаточно земли в Шотландии, дорогая! И ему совершенно не нужны поместья в Британии, он шотландский лерд, это то же самое, что у нас граф, не меньше, пойми, наконец! - Но он может встретить девушку, которая его соблазнит, и бросит меня! А это уже и дурь попёрла! Можно подумать, Шона ни разу никто не соблазнял! Я сейчас зарыдаю от умиления, Шон – девственник! Повеселила! - Алисия! Благородные люди, к которым относится и твой жених, слов на ветер не бросают! Сказал – женюсь, значит женится! - Ты думаешь? – ёпт, сейчас ведь расплачется! - Я – знаешь! МакКуинан - мой давний и очень хороший друг, Алисия, я верю ему, как себе! - Вот это-то меня и пугает! – воскликнула девица, - Мама считает, что ты разгильдяй, и дружки у тебя такие же! - А ты тоже считаешь, что я разгильдяй? – усмехнулся я. Она задумалась. Дорогая моя, это именно то занятие, которым тебе следует заниматься чаще (в отличает от моей жены, которая вечно в раздумьях, и которой явно думать надо меньше!). Ну думай же шустрее! Так и вижу, как тяжёлые мысли еле переворачиваются в этой очаровательной пустой головке! Шон! Друг! Прости меня за такую подставу! Да, теперь я окончательно уверен – моя старшая племяшка полнейшая дура! Я искренне надеюсь, что ты найдёшь в ней что-то кроме полного отсутствия мозгов! Я поднялся, поцеловал её в макушку: - Дорогая, думаю, ты всё поняла и не совершишь непоправимой ошибки? Помни, что потеря девичьей части непоправима! Твой муж будет тобой гордиться и ещё больше полюбит тебя, если в первую ночь ты отдашь ему своё невинное тело! – я склонился к её ушку и тихо шепнул, - Я знаю, что говорю, потому что твоя мама права, я – разгильдяй! – и рассмеялся. - Ну и пусть! – неожиданно улыбнулась она, - За то ты не строишь из себя святошу, я бы тоже хотела жить, как ты, - а вот этого лучше не надо даже пытаться делать! – Но я леди и мне придется вести себя, как леди, - она понурилась, - И почему я не родилась мальчиком? Действительно – Королевство в твоём лице потеряло просто невероятного дуболома! И я рад, что ты – женщина! - Господу было угодно, чтобы ты родилась девочкой, Алисия, не гневи Его! – какой же я ханжа на самом деле, самому даже противно, но ей, похоже, это нравится! Она тоже поднялась с лавочки: - Роб, могу я надеяться, что ты поступишь, как джентльмен, и наш разговор останется строго между нами? Ога, щазззз! Отправлю глашатого в Лондон или в Винчестер с кратким текстом нашей с тобой беседы! Это ты лучше постарайся не болтать! - Естественно, дорогая! – я даже поцеловал её ручку, - Нас обоих не погладят по головке за этот наш разговор! Тебя за то, что задавала не приличествующие юной леди вопросы, а меня за то, что отвечал на них! - Я люблю тебя, Роб! – во! Второе признание в любви за сегодняшний день! И опять от малолетки… Надеюсь, третье будет от моей жены, или я слишком многого хочу? - И я тебя очень люблю, девочка! – я подал ей руку. – Давай, провожу тебя в замок! - Слушай, а вы сейчас с папой правда на рыбалку, а не в кабак? - На рыбалку! – задолбала уже, хуже Вероники, малолетняя брюзга! - А ты мне из Честера привезёшь пончики? Бетти-предательница, я тебе это припомню! - Привезу! Я привезу полную корзину пончиков, но вечером, возможно, ты уже будешь к тому времени спать! - Это ничего! – она беспечно помахала этим непонятным цветком, - Главное, что ты и мне их привезёшь тоже! Всё. Девки меня окончательно затрахают когда-нибудь! И не столько в прямом смысле (тут упаси меня Господь от них!) – они ж все мозги вынесут! Три девки! Пардон – четыре, если с матушкой! Нет! Пять! Я чуть не забыл мачеху! Вот это жизнь у Аарона – не заскучаешь ни разу! Хотя, скорее всего, они ему оптом осточертели хрен знает когда ещё и он на них просто внимания не обращает. А я так не могу - видимо, я слеплен из другого теста… Как говорит папаша – я «блядский» угодник. Да уж… Но Алисия меня натурально выбила из колеи – старею, что ли? Или всё же умнеть начинаю хоть в чём-то? Отделавшись от племянницы, я поймал первого попавшегося мне на глаза холопа и велел ему быстро найти и направить ко мне Лари, а сам пошёл искать братца – сейчас я его обрадую, что мы срочно сваливаем на рыбалку и ниипёт! Третью его доченьку я сегодня уже не вынесу! Она у него повышенно умная, а я не могу так быстро перестраиваться! Его я нашёл быстро за благороднейшим, и, на мой взгляд, тупейшим занятием – метанием копья! Никогда не понимал прелестей подобных мероприятий, но Аарону они доставляют истинное наслаждение. - Сворачивай свои игрушки! Мы срочно отправляемся на вечернюю рыбалку! - Что-то случилось? С Алисией? – встрепенулся он. - Пока ещё ничего, и, надеюсь, всё обойдётся, если ты прикажешь своей жене поговорить с дочерью, как с будущей женщиной и матерью! – огрызнулся я, - Так ты со мной на рыбалку или тут останешься кидаться палками? – зла не хватает на этого тугодума! Он с сомнением посмотрел на древки: - Пожалуй, лучше с тобой, - согласился он, - Но ты мне расскажешь, о чём моя дочь с тобой хотела поговорить? Ага, разбежался! Так я тебе и рассказал всё, как на духу! Нашёлся душеприказчик! - Наш с ней разговор может заинтересовать только твоего будущего зятя и твою жену, и то постольку поскольку, - усмехнулся я, - Но ты можешь успокоиться, я Шону ничего не расскажу! – рассмеялся я, видя, как вытянулось лицо Аарона. - Роб, - с трудом выговорил он, бледнея, - Что она натворила?! - Ничего, пока что совершенно ничего! – заверил я его, - У нас ещё всё впереди… Я резко развернулся и буквально аллюром понёсся к воротам, где увидел ищущего меня камердинера: - Лари! – окликнул его я, - Мы с лордом Аароном сейчас же верхом отбываем на дальние форелевые пруды, а ты грузишь в повозку удочки и остальную приблуду, - я подмигнул ему, - Мара пусть быстро соберёт обед нам с собой, а ты вытащишь из подвала большую плетёную бутыль молодого италского вина, потом - всё в кучу – и бегом за нами! Да, найди леди Веронику или её служанку – пусть не ждут нас на обед, мы приедем поздно! – какой я хороший, о жене вспомнил! Лари поклонился и побежал в замок. Я же навострился было на конюшни, но меня нагнал Аарон. - Роб, ты меня пугаешь, о чём вы разговаривали с моей дочерью? – прошептал он. - Поговорим по дороге, - улыбнулся я ему, - И прекрати нервничать – за нами с тобой пристально наблюдают наши дамы! – я вежливо помахал кому-то из них, кажется, это была Андреа, а, может, и нет, я не разглядел, короче! - Чёрт, интриган проклятый, ты просто скажи – всё нормально? Её Шон не обидел, ну в том плане, что это… - Успокаиваю – нет! – я похлопал брата по недюжинному плечу, - Как бы она его сама не обидела! У твоей дочери в поле ветер, в жопе дым! Извини за резкость, но как более культурно пояснить, я просто не представляю! - Она что – спрашивала тебя об …этом? – еле выдавил он из себя. Я посмотрел на густо покрасневшего старшего братца: - О чём? – изобразил я полного идиота. - Ну, - замялся он, и мне пришлось его слегка подтолкнуть, чтобы не останавливался, а бодрее топал в нужном направлении, - Про отношения между мужчиной и женщиной… - Как правильно трахаться, что ли? – ухмыльнулся я. - Роб, - прошипел Аарон, - Она всё-таки моя дочь и твоя племянница, имей уважение! - Имею! – заверил я его, и добавил, - Нет, не об этом мы с ней разговаривали, успокойся. - Чёрт, Роб! Ну, как я могу быть спокоен, когда моя дочь перед свадьбой о чём-то советуется с тобой?! - воскликнул он. - Тише, - шикнул я, - Не ори, как потерпевший! И чем я, кстати, плохой советчик для юной леди, которая является моей племянницей? Ты обижаешь меня, брат! - Чем, чем? Да всем! – проворчал Аарон, - Зная тебя, мне страшно представить, что ты можешь наплести наивной девочке! Ой, какие мы высокоморальные! Нашёл, блин, наивную девочку! Но ничего - завтра я твою высокую непогрешимую мораль подкорректирую, оставив с двумя очаровательными леди…А вслух я сказал: - Вот именно, дорогой мой, я-то уж точно знаю что можно, а чего нельзя достойной и уважаемой леди! И как она должна себя вести, чтобы не спровоцировать скандал! Поверь мне, у меня богатый опыт общения с блядями всевозможных мастей! Уж кого-кого, а потаскуху от порядочной женщины я всегда отличу, как бы она не маскировалась под приличную! Аарон как-то даже тяжко вздохнул и полез было чесать затылок, но, по ходу дела, передумал, махнул на меня рукой: - На рыбалку, так на рыбалку! Вели вина взять побольше! А то клёв будет плохой! – усмехнулся он и так мощно хрястнул меня по плечу, что я разве что не отлетел к ближайшей стене, - Ой, - смутился этот козлина, - Ну, не рассчитал! Не рассчитал он! Ты на себя, буйвола, посмотри и со мной сравни! Но я тоже не применул его двинуть в бок, чтобы не зазнавался: - Что, силушку девать некуда? – съязвил я. Этот паразит в ответ только глумливо поржал. Ладно-ладно, я ж не злопамятный, у меня просто отличная память, дорогой братец. Ещё посмотрим, кто будет смеяться последним! Прибыв к прудам, я первым делом направился к своему любимому раскидистому дубу – указал своему камердинеру, что именно тут у меня и будет проходить сегодняшняя «рыбалка». Пока Лари раскладывал и подготавливал, я с некоторым интересом сделал пару шагов в сторону братца и его слуги, эти двое особо правильных в натуре раскладывали снасти! Во больные-то, какой же нормальный мужик на рыбалке рыбу удит?! Этим занимаются или дети, или если уж совсем хреново и хочется в одиночестве пожалеть себя ненаглядного. Правда, есть ещё вариант – такой подвид мужчин, как мой брат, то есть совершенный придурок по жизни, который упёрто делает то, что пообещал своей супруге! Посмотрел я на этот бурно цветущий идиотизм и вернулся к Лари, который уже всё подготовил и смирно ожидал моих дальнейших указаний. - Наливай и садись со мной! – чёрт побери, но, похоже, это единственный человек из прислуги с которым я могу спокойно сидеть за одним столом, и меня при этом не подташнивает! Лари почтительно поклонился, разлил вино по большим глиняным кружкам, подал одну из них мне, очень осторожно присел на краешек покрывала (он прекрасно знает, что я не большой любитель дружеских отношений с прислугой, хотя его это в общем и в целом не сильно касается, для меня он практически член семьи, хоть и не равный!), осторожно раскрыл один из хорошенько укутанных горшков (мама моя! - какое ароматное мясо! Мара сегодня превзошла сама себя!), на чистую миску выложил хороший кусок свежего хлеба и только после этого сам поднял свою кружку и застыл, в ожидании моей реакции. Я благожелательно улыбнулся: - За рыбалку! – я подмигнул ему, - Глядя на этих двоих, думаю, мы вернёмся с отличным уловом! И я натурально накаркал. Форель в этом пруду, похоже, очень давно соскучилась по благородным удочкам! Всего через какой-то часок-полтора Аарон наловил с дюжину крупных рыбин. - Куда нам столько рыбы, Аарон? – рассмеялся я, мне было смешно просто до безумия! Молодое вино Итала всегда очень крепкое, хоть и быстро выветривается, а я уже успел влить в себя четыре не слабого размера кружки и медленно отхлёбывал из пятой. - О! – братец, наконец, повернулся в мою сторону, его брови удивлённо поползли вверх при виде меня и сидящего рядом со мной слуги, - Может и хватит! Тем более, - он сунул удило слуге и огромными шагами направился ко мне, - Если я не пригляжу за тобой, у нас возникнут сильные проблемы с твоей транспортировкой! Я опять расхохотался: - Это тебя с места не сдвинешь! А меня даже женщина поднимет, я же «изящный»! – я отсалютовал ему и сделал ещё один большой глоток, Лари сразу сунул мне в руку здоровенный кусок пирога с мясом, - Вот, заметь, Аарон, я закусываю! – и образцово-показательно откусил от пирога, - Вкусно, кстати! - С ума сойти! – усмехнулся он, усаживаясь рядом со мной, и указывая пальцем на пустую кружку, - Полную, - кивнул он моему камердинеру. Мой слуга выполнил его приказ и с весьма почтительным видом отодвинулся от нас подальше. - Джо! – крикнул мой правильный братец своему облезлого вида прихвостню, - Сматывай снасти, пакуй рыбу и можешь с Лари устроиться на ужин вон там! – он указал на весьма впечатляющие своей пушистостью кусты ивы, что находились и близко и одновременно не очень от моего излюбленного дуба. Мой камердинер для верности (вот что значит порода настоящих слуг!) посмотрел на меня, я кивнул ему, согласившись таким образом, что он свободен на некоторое время, и только после этого Лари убыл раскладывать для себя уже второй, а для этого парня Джо, первый ужин! Эдакий пикник для плебеев! Забавно! Но мой Лари так себе плебей… - Тебе хватит! – оборвал мои мысли Аарон и грубо отобрал у меня кружку с вином, - Я обещал твоей жене, что ты на самом деле будешь рыбачить! Будет несколько неудобно, если я привезу тебя в виде хрен пойми чего, но только не мужа! Вот гад! Вечер, плавно переходящий в ночь стал совершенно не томным и скучным. Я откинулся спиной к дереву и удобно раскинул ноги – хрен с тобой, пей в одно лицо, раз тебе так больше нравится! Чёрт, даже я один пить не могу, а этому – хоть бы хрен! Бездонная, здоровенная, амбаловидная груда мяса – вот кто ты такой! - Ты обиделся? – усмехнулся этот изверг и подмигнул мне. Если честно признался, то да, я, в конце-то концов, уже давно не мальчик и как бы норму свою примерно знаю! - Если ты боишься, спешу успокоить – со мной всё нормально! Со мной был Лари, а уж он-то ничего бы не допустил! – надеюсь, сказал я это язвительно. - Не дуйся, - улыбнулся мне этот Иуда, - Мы все знаем, каким ты бываешь умницей, если захочешь! – глумливо рассмеялся он. Достал подкалывать, здоровенный буйвол! Бля, и чего это я вдруг такой обидчивый стал? И я просто так, по братски, послал его по всем известному адресу: - Пошёл ты на хер! - Во! Узнаю своего младшего братишку! – обрадовался Аарон, - А то гляжу на тебя и собственным глазам не верю – ты это или не ты? - Хочешь сказать, ещё больше похудел, да? – хмыкнул я. - Нет! – еле выговорил он с набитым ртом, - Классная у тебя повариха! И где ты их таких только находишь? – он проглотил, запил вином и тихо добавил, - Ты сильно изменился за эти три месяца, Роб. Ты стал каким-то, - он начал усиленно подбирать слова и морщить лоб. Ну, живее же, каким я стал таким, что не таким? Я обратно взял свою кружку с вином и сделал из неё порядочный глоток. Думай живее – мне же интересно! Наконец, он разродился: - Если бы ты был женщиной, я бы сказал – томным! Я поперхнулся печёным яблоком. Томный?! Я?! То изящным обзовут, теперь вот ещё хлеще – томный! Это на что, интересно, эта наглая рыжая морда намекает? Что я – садомит?! - Если что, я мужиков не люблю! И не надейся! – выпалил я в оправдание своей новой загадочности. - Да я не об этом… Ну не про это я, короче! Не сбивай меня с мысли! – ётп, да у тебя ещё и мысли есть? Так изрекай! - Ты не то что как чужой стал, но вот что-то в тебе такое появилось, чего я никак понять не могу, - начал он опять насиловать собственные мозги, - Твои глаза, Роб, - да чёрт тебя дери, глаза-то мои тебе на кой сдались? – Тебя что-то мучает? – и замолчал, родил, похоже, свою гениальную мысль! – У вас с Вероникой опять проблемы? Знаешь, мне она показалась вполне довольной, у вас наладилось или я не прав? Да хрен её знает – довольна она или нет? Я такие вопросы себе не задаю, а ей – тем более! Во всяком случае, в постели она ведёт себя очень даже! Не думаю, что я её не удовлетворяю, а вот она меня… Нет, не совсем… Жить постоянно с одной женщиной скучно, за последний месяц я в этом убедился на личном опыте! Как бы не была горяча подружка – мне всё равно требуется разнообразие. И пусть я прекрасно знаю, что все бабы устроены примерно одинаково – ну не вставляет меня каждый день одна и та же «малышка»! И насчёт наладилось – это да! - Наладилось, - кивнул я, - Она перестала ерепениться и смирно сидит на том стуле, на который указал ей я! - Роб? – он слегка толкнул мою ногу своей, - Я спросил тебя о том, что тебя мучает? Какая новая блажь завелась в твоей голове? - Да никакой! – на полном серьёзе наврал я. - Я не верю тебе. - Твоё право! – буркнул я. - Ты спишь с кухаркой…, - тихо сказал Аарон. - Я с ней не сплю! – усмехнулся я, - Сплю я со своей женой, как и полагается, а с кухаркой я тупо трахаюсь для разнообразия! - Вероника любит тебя, - проговорил Аарон, внимательно наблюдая за мной. Я хренею, какая проницательность! И вообще – к чему этот разговор? Очередная попытка призвать к знаменитой совести Маннерсов? Да имел я её во всех позах, эту вашу совесть! - Ты это всё к чему, Аарон? – главное говорить ровно, без раздражения, - Хочешь воззвать к совести и чести? Да в пизду их обоих! Когда я буду стар, и мой дружок откажется вставать даже при виде самой расчудесной киски, мне будет очень больно вспоминать об упущенных возможностях! Полагаю, ты тоже начал задумываться об этом, не так ли? Ну вот такой вот я! Ну не сошёлся для меня клином Свет на моей жене! - Ты сильно недооцениваешь Веронику! – вставил он уже не так патетично, скорее уже, чтобы сразу не сдаться. - О, да! Все знают мою жену! Но живу-то с ней я! – я сделал ещё глоток вина, - И, поверь мне, у неё есть недостатки, она вовсе не такая ангелоподобная, как кажется со стороны! - Единственный её недостаток – это глупая любовь к тебе! – фыркнул он. - Это самый незаметный её недостаток! – рассмеялся я, - У неё есть и похлеще! Все девки имеют недостатки! К примеру, твоя Андреа, - я усмехнулся, - Она чудесная жена и мать, но её длинный язык – это нечто! А что Вероника? Она слишком много думает о том, о чём ей, как женщине, думать не положено! Да и хозяйка она, мягко говоря, никакая. Замок держится исключительно на таланте домоуправительницы, - я вздохнул и с виноватым видом развёл руками, - Вот такая она у меня звезда, но уж что есть, тем и пользуюсь! Как-то так. Ну вот, я это сказал! Спасибо, брат, мне действительно стало легче! Теперь и ты знаешь – что конкретно я никогда не приемлю в собственной жене. Меня бесят женщины, сующие свои длинные носы в мужские дела, да ещё рассуждающие о том, как эти дела должны делаться! Всё. Хватит. Я подхватил кувшин с вином, подлил себе и Аарону: - Довольно о грустном! Давай выпьем за то, чтобы задуманное на завтра сбылось! – предложил я и подмигнул ему, - Ты мило развлечёшься, а я улажу кое-какие дела… - Отлично! – кивнул он, - Единственное, я никак не могу взять в толк, так это – какие у тебя могут быть дела в Честере, ну, кроме очевидных, - он тоже подмигнул, - Ведь все, кто тебе нужен, сами приезжают в Эйдон к тебе? Нет, на этот вопрос я тебе точно не отвечу – меньше знаешь, крепче спишь, дорогой мой! А потому я отсалютовал своей кружкой: - Успокойся, честь и совесть Маннерсов не пострадает! За нас! И за твоих чудесных девочек! …Вернулись в Эйдон мы где-то в районе полуночи – Вероника и Андреа всё ещё сидели в большом зале около камина, тихонько о чём-то переговаривались и что-то вышивали. Услышав нас, обе с большим подозрением уставились в нашу сторону – что не ожидали нас с рыбой увидеть? Да я сам бы не ожидал себя с этой холодной скользкой дрянью увидеть после рыбалки! Сюрприз, девки! Мужчины с рыбалки вернулись с уловом и на своих двоих! Можете бежать свечки ставить кому там полагается в таких случаях! - Почему ты до сих пор не в постели, дорогая? – я, стараясь не дышать, быстро «клюнул» жену в волосы, - Как наш малыш? – потом я сразу обернулся к невестке, - Леди Андреа! – легкий наклон головы и сразу в сторону. Умница, Роберт, они, вроде не заметили, что ты слегка порядочно выпивши! А вот и пиздец, который подкрался незаметно – Аарона качнуло, когда он удумал поцеловать ручку моей супружницы! Не, вы как хотите, а я – баиньки! У меня завтра очень насыщенный день будет, если мне повезёт, и я окажусь прав! - Дорогая! – я, как мог, галантно, но на самом деле, скорее всего, грубовато, потянул Веронику, - Тебе давно пора отдыхать! – и потянул её за собой. Что-то меня сильно завела эта её сегодняшняя покорность – как только мы поднялись в её спальню, я не сдержался, вышвырнул буквально за шкирдяк эту настырную Пейдж: - Я хочу тебя… …С первыми лучами солнца я, как обычно, проснулся – Вероника спала рядом, крепко уцепившись за мою руку. Блин, как бы её отодрать и не разбудить при этом? Этой ночью она была просто великолепна! Но я всё равно хочу встретиться с Нэн в чудесном лесном коттедже, который недавно закончил оборудовать для нас с ней совсем рядом с Эйдоном. Мне не терпится! Я хочу «большую игру»! Я устал…Устал был таким до дури правильным! Видит Бог, я пытался, но это сильнее меня! Моя душа, как обычно, терпит полное поражение от моего бренного тела! Да и хрен с ним! Всё равно я хочу быть уверенным, что не за так просто варюсь в кипящем масле Ада! И я попытался осторожно отобрать свою руку у жены. Вот и славно! Аревуар, милая! Я легонько поцеловал её губы – сейчас бы её трахнуть самое то, пока она такая вся «пушистая» со сна, но – мне надо спешить, а то вдруг нужный мне человек успел уйти из Честера и мне придётся гнаться за ним хрен знает куда? - Мы вернёмся к ночи, распорядись, чтобы Мара приготовила пирог с ягодами, как я люблю! - Ты точно сегодня вернёшься? – блин, она выглядит натурально удивлённой, я её что, разочаровал таким заявлением? - А ты хочешь, чтобы я задержался в Честере? – я игриво прикусил мизинчик на её ручке, - Моё аппетитное яблочко не хочет видеть своего мужа? - Роберт, прости меня! – испуганно пролепетала она. У, блядь, когда она прекратит передо мной извиняться? Но я сдержался: - Ну что ты? Я же не сержусь, моя маленькая! – рука сама потянулась погладить этот чудесных округлый животик, в котором растёт мой малыш, моя доченька, моё солнышко…И почему все хотят, чтобы ты, моя золотая девочка, оказалась мальчиком? …В Честер мы с братом прибыли до полудня, там я отправил Лари снять для меня в таверне «Красный Бык» самую лучшую комнату, после чего он может считать себя совершенно свободным до вечера. Аарон с удивлением посмотрел на меня, но спрашивать ничего не стал, надо думать, до него дошло, что я всё равно ничего ему путного не скажу! Леди Роксалана и её подружка леди Ингрид встретили нас очень радушно, но я сразу, прямо с порога, заявил, что не останусь даже попить чаю! Ингрид, нахалка такая, всё же оттащила меня в уютный уголочек и попыталась пособлазнять, но, я, как сам не знаю какой мудила, был твёрд не только в лосинах, но и в своём намерении покинуть этот гостеприимный дом! - Мой лорд, - проворковала эта высококлассная шлюха, - Неужели в нашем городке появилась женщина, укравшая тебя у нас? - Нет! – рассмеялся я и помял пальцами её подбородок, - Я просто немного занят сегодня, милая моя! - Неужели достопочтенная графиня Эйдон своим интересным положением уняла твой пыл, мой мальчик? – продолжила она допытываться. Это она зря сказала. Всё, что угодно, но моя семейная жизнь – не твоё свинячье дело! - Отъебись, - незлобливо проурчал я и мило ей улыбнулся, - Я приеду к вам через пару недель, когда буду свободен! – пообещал я и одарил слегка ошалевшую леди весьма горячим и многообещающим, на мой взгляд, поцелуем. - Какой ты сегодня сердитый хам! - надула губки Ингрид, - Но я тебя, как всегда, прощаю! – и сунула мне для прощального поцелуя свою тщательно ухоженную когтисную лапку, - Мой Снежный Барс! – она игриво провела по моей шее ногтями. Блядь, как я хочу остаться!!! Но я действительно не могу! Не могу! Он может уйти в любой момент и неизвестно, когда я смогу вновь напасть на его след! - До встречи, моя королева! – прошептал я и довольно грубовато отпихнул начинающую надоедать мне женщину, - Аарон! – я уже был в гостиной, где братец с очень целомудренным видом пил чай с леди Роксаланой, - Ты знаешь, где меня найти вечером! Я оставляю тебе Нортуга! – я повернулся всем корпусом к шалавам и изобразил на губах что-то вроде вежливой светской улыбки, - Леди! – и, быстро развернувшись, чтобы однозначно не передумать, выскочил из дома. Я остановил коня брата у церкви святого Бартоломео, спрыгнул с него, одной рукой бросил поводья какому-то местному служке, другой ему же всучил кошель с серебром: - Граф Эйдон жертвует братии на дрова на зиму! Монах попытался поцеловать мою руку, но я ловко увернулся – ну не люблю я, когда мужчина целует меня! Даже руку! - Отец Себастиан ещё тут? – спросил я, он молча кивнул, - Будьте так любезны, святой отче, найдите его, я хочу ему исповедоваться, - я смиренно приклонил голову, монах перекрестил меня, кивнул и быстро пошёл куда-то в сторону колокольни. Он тут! Я со вздохом перекрестился, поцеловал крест на своём перстне и смело шагнул под своды церкви. Как же тут холодно и темно! На свечи им, что ли, ещё сделать пожертвование? Я огляделся по сторонам, удивительно, но глаза быстро привыкли к серому полумраку, царившему вокруг. Так, мне – туда! И я бодро, не обращая внимания на сидящих на лавочках прихожан, направился к призывно открытой дверце в исповедальную кабинку. Я плотно прикрыл эту чёрную, маслянисто поблескивающую дверь, уселся на узкую жесткую лавочку и уставился в мелкие дырочки, проделанные в дереве… Как долго тянется время… Я ждал целых девять лет, но эти минуты куда длиннее! Нет, я не хочу видеть, как он приближается! Я опустил голову на руки… Боже! Я так часто представлял себе эту встречу и вот теперь не знаю – что я ему скажу? Как мне покаяться в моих грехах? - Слушаю тебя, сын мой! – этот тихий голос буквально ударил меня, как всё равно хлыстом поперёк спины! Это он! Мой первый духовный наставник, отец Иоахим… Чёрт! О, Господи, прости! Я перекрестился. У меня пропал голос и я с трудом выдавил из себя: - Отец Иоахим, это я…, - мне, наконец, хватило духа поднять голову и посмотреть в дырочки. Как он изменился! Он совсем старик! Худой, седой, маленький старичок! Видимо, он почувствовал на себе мой взгляд и тоже поднял голову, чтобы посмотреть в мои глаза… А глаза у него всё такие же – теплые, карие, слегка смешливые… Он с удивлением некоторое время смотрел на меня, потом на его глазах появились слёзы: - Это ты, мой маленький мальчик? – одними губами проговорил он. Он всегда, сколько я себя помню, называл меня «маленьким мальчиком»! Помню, я очень на это сердился, а он в ответ смеялся и в наказание сажал меня переписывать очередной лист Святого Писания… - Я… Я хочу всё знать…, - шепнул я. - Не здесь, - тихо ответил он. - Таверна «Красный Бык», я буду ждать вас там, святой отец! Он усмехнулся: - А как же исповедь? Граф Эйдон дорого заплатил за неё! - Графа Эйдона от Гиены Огненной навряд ли спасёт исповедь! – ответил я. - Но Роберту Томасу Маннерсу она явно не повредит! Исповедуйся, скверный мальчишка! – строго проговорил он, но глаза его продолжали как бы смеяться, - Мне ты можешь сказать всё, я тебя внимательно слушаю! Тебе сразу станет легче… Я некоторое время помолчал, собираясь с мыслями, а потом меня как всё равно прорвало, и я начал буквально взахлёб рассказывать ему о себе всё подряд – и про отца с мачехой, и про мою беременную Веронику, и про Аарона с его дочками и придурочной женой, начал было про Ланкастера, но он меня остановил и велел говорить о душевном, тогда я, заикаясь и с трудом подбирая слова, чтобы они не были матерными, попытался поведать ему о своих связях с женщинами, в частности, с Нэн, которая, как не крути, но одной крови со мной… Кое как выдавив из себя кое-какие признания и на этот счёт, я на самом деле почувствовал себя значительно лучше – дикое напряжение, преследовавшее меня с того злополучного дня, когда мне объявили, что теперь я жених, как рукой сняло! Внезапно осознав это, я с каким-то непонятным облегчением заткнулся на полуслове… Так, в общем-то ничего толком и не рассказав… - Достаточно, мой мальчик, - он вздохнул, - Ты всё-таки нашёл меня… Видимо, Господу нашему так надо, мы не можем противиться Его Промыслу…, - он ещё раз вздохнул, - Господь прощает тебе твои грехи и прегрешения, сын мой! – и перекрестил сначала себя, а затем и исповедальную кабинку, - Я сейчас же отправлюсь в таверну, - и поднялся. Я ещё немного посидел внутри кабинки, потом вышел из неё – блин, сколько народу сегодня приволоклось в церковь! Массовое желание получить разрешение на Райское блаженство? Я молча вышел в огромные ворота на улицу, как же тут светло! Я вздохнул полной грудью – Господи, ты услышал меня, я нашёл его! Это действительно мой старик-духовник, с которым я, глупый обиженный мальчишка, не захотел даже попрощаться, когда он в ночь ушёл из Алнвика девять лет назад… Получив поводья коня Аарона от того же монашка, я сунул ему ещё один кошель: - Граф Эйдон жертвует братии на свечи! – и добавил, уже забравшись в седло, уже себе под нос, - Темно у вас в Храме Божьем, как в моей душе… Служка поклонился, перекрестил меня вместе с конём, начал бормотать какие-то молитвы, но я не стал выслушивать его – я должен быть в «Красном Быке» как можно скорее! Хотя, отец Иоахим навряд ли отправится туда на лошади… Всё равно я должен быть там раньше него! Не знаю почему, но что-то меня туда гонит со страшной силой, задницей чувствую какую-то засаду! А своей заднице я привык доверять! Прибыв в таверну, я первым делом направился к стойке, к хозяину – старому жадному козлу, который за лишний шиллинг при случае мать родную продаст. - Милорд! – расплылся этот жирный боров, увидев меня, - Ваш слуга был так любезен заказать для Вас лучшую комнату моего скромного заведения! Смею надеяться, Вы и в этот раз не будете разочарованы нашим гостеприимством! Ванна уже поднята в комнаты! – он поклонился мне и подмигнул, - Какие будут распоряжения? - Эль, хлеб, сыр и фрукты! И никого ко мне не пускать! И можешь не трудиться, я знаю, куда мне идти и как мне сегодня развлечься! – я развернулся, и направился к лестнице, ведущей на верхний этаж этого курятника, претендующего на звание приличного заведения. Лари ждал меня в натурально самой лучшей комнате таверны – тут действительно есть не сильно большая, но чистая ванна, в окна вставлено настоящее стекло и даже есть занавески. Кроме того – стол, два хороших мягких стула и большая расправленная кровать с чистым бельём. Эдакая попытка изобразить знатный, дорогой бордель! И это при наличии в самом строении огромного количества крыс! Чёрт, впервые в жизни мне вдруг стало противно, я как будто со стороны посмотрел на свою жизнь – какая же я блядь! Я ни чуть не лучше тех шлюх, которым я плачу за сомнительно удовольствие иметь их потасканные тела! И как этот человек (я хмуро глянул на Лари) терпит меня столько лет? - У тебя никогда не возникало желания уйти от меня? – спросил я камердинера. - Вы хотите меня уволить?! – искренне удивился он. - Нет, я просто хочу знать, каково это служить нянькой при таком раздолбае, как я? Ты ещё не устал от меня? - Мне обидно слышать от Вас такие слова, милорд! – да он откровенно обрадовался, что я не собираюсь его вышвырнуть, - Это величайшая часть для меня быть Вам полезным! Клянусь, пока я жив, я буду рядом с Вами! – он встал на колени и опустил голову. Блядь, поразительная верность! И чем я заслуживаю такой преданности? Может, просто плебейская кровь и ему пофигу перед кем прыгать? Но ведь и Том постоянно ворчит на меня, но всё мне прощает… И Аарон тоже всегда готов поддержать и понять… Мама… Нэн… Хитрый и беспринципный лис Ланкастер…Вероника, эта наивная дурочка… А я? Кому предан я? Я сам себе усмехнулся – а ты предан исключительно себе ненаглядному и горячо любимому! Да что ж это такое? Что за мысли, Роберт? Ты ведёшь себя, как беременная баба! - Лари, - я поднял его с колен, - Извини… Это я так, чего-то вдруг нашло на меня непонятное… Направишь ко мне снизу монаха, - я подробно описал внешность отца Иоахима, - Закажешь в булочной пончиков полную большую корзину, купишь на рынке деревянного кролика, всё это сюда, а сам – свободен до вечера! Надо полагать, у тебя тоже должна когда-нибудь появиться личная жизнь! – я усмехнулся, - Когда ты у меня, наконец, женишься? Он что-то невнятное начал бормотать про занятость и что не встретил подходящую женщину. - Я приказываю тебе к Рождеству жениться! Свободен! – и указал ему на дверь, - И напомни этому жирному хряку, местному хозяину, чтобы никого ко мне не пускал! Я дико занят! – и я прямо в верховой одежде завалился на расстеленную кровать. Лари со смущенной улыбкой поклонился: - Ваша воля, милорд! – и вышел из комнаты, тихо прикрыв за собою дверь. Я с чувством потянулся. Хорошо-то как! После долгой верховой езды так приятно расслабиться… И почему-то я абсолютно уверен, что он обязательно придёт – он никогда мне не врал (в отличие от меня). Я закинул руки под голову и закрыл глаза… В дверь тихонько поскреблись. Что за чёрт? Я же ясно сказал – никого ко мне не пускать! А отец Иоахим навряд ли уже пришёл, да и не стал бы он так виновато скрестить! - Какого дьявола? – довольно внятно и сердито пробурчал я. - Ваш заказ, милорд, - раздался полупридушенный от страха девичий голосок. Уйяяя, точно! Мой заказ! Надеюсь, мой духовник оценит его – я заказал только то, что они, эти святые люди, позволяют себе из пищи! Какой я внимательный – самому страшно! - Давай! – крикнул я. Дверь осторожно приоткрылась, в неё бочком, очень осторожно, стараясь не уронить тяжёлый поднос, вошла конопатая девчушка лет одиннадцати-двенадцати. Она с ужасом уставилась на меня, самым наглым образом возлежащего в одежде на огромной кровати. Новая служанка? Во всяком случае такой я тут ещё не видел – слишком уж мелкая! Хозяин обычно берёт девок постарше, чтобы и в постели клиентов развлекли, и по хозяйству могли помочь! - Туда! - я указал одной рукой на стол. Она, вся красная, потащила свой тяжеленный поднос к столу, осторожно поставила его, разложила принесённую еду, потом опустила голову, вцепилась в края своего передника и застыла там, как статуя, блин! Я дождался, когда ей хватило смелости поднять на меня глаза. - Лови! – я бросил девчонке монетку, она её ловко поймала и сразу спрятала в карманчик передника. И чего дальше? Чего она ждёт? Почему не уходит? Неужели это мелкое конопатое недоразумение – новая местная шлюха? Ох, бля, ебическая сила! Она меня что – соблазнить хочет? Чем?! Да у неё ещё даже сисек толком нету, и задница с кулачёк даже в широкой юбке! - Чего тебе, девочка? – я еле сдерживал смех. - Милорд, - еле выговорила она, - Хозяин велел мне…, - она ещё сильнее покраснела и вообще уткнулась лицом в собственный передник. - Чего тебе велел хозяин? – я больше не могу, это нечто! Я сейчас начну натурально ржать над этой ситуацией! Я - весь такой правильный, жду святого отца, морально готовлюсь к этому, а тут приходит малолетняя блядь и тупо пытается меня оттрахать! - Скрасить Ваш досуг…, - еле расслышал я шёпот, за которым последовал всхлип. Чего? Досуг мой скрасить? Ты?! Мне что, делать больше нечего, кроме как ебать малолеток? Я хоть и извращенец в некотором роде, но чтобы - детей? Нет, это точно не для меня! Я хотел уже выставить за дверь эту эротическую фантазию педофила, но она так быстро подскочила ко мне и сразу поцеловала в щёку – ну совсем, как меня чмокают мои племяшки при встрече… Однако… Я сел посреди кровати и внимательно посмотрел на девчонку: - Тебе сколько лет, гетера недоделанная? - Четырнадцать, милорд, - краснея, со слезами на глазах, ответила она. - Не ври! Тебе от силы двенадцать! – резко бросил я и перебрался на край постели, чтобы быть рядом с ней, она буквально шарахнулась от меня в сторону. Профессионалки так себя не ведут…И тут меня осенило! Она же девственница скорее всего! Мать твою! Она же ещё совсем ребёнок! В её годы есть девки рослые, как мои племяшки, а она-то – мелкая, недокормленная какая-то, что ли? Или болеет какой дрянью непотребной? - У тебя уже были клиенты? – с подозрением спросил я. - Нет, милорд, вы – первый…, - еле выговорила она. - Почему ты тут? – она посмотрела на меня с величайшим подозрением. - Сьюзи умерла, - пролепетала она. Чёрт! Какая, к хренам собачьим, Сьюзи? О ком она? - Кто такая Сьюзи? – строго спросил я и хлопнул по кровати рядом с собой, - Садись и перестань трястись, учти, меня твои прелести не прельщают! Она робко присела на краешек и преданно уставилась на меня. - Ну? – блин, я что, каждое слово клещами из неё тянуть должен? – Кто такая Сьюзи? – повторил я свой вопрос. - Моя старшая сестра… Когда умерла мама, она нас кормила…, - и опять тишина, боится она меня, что ли? - Нас – это кого? – пришлось задать наводящий вопрос. - Меня и моего младшего брата Билли, ему восемь, милорд, но он сильный! Он с любой работой справится! – она с надеждой глянула на меня, - И он здоровый, милорд, совершенно здоровый и очень сильный! – повторила она, как монах мантру. - От чего умерла Сьюзи? – спросил я и без того уже догадываясь, что сестра её была шлюхой в одной из честерских таверн, возможно, даже в этой, и я её, возможно, тоже когда-то имел, но совершенно не помню. Всё должно быть так! Или я ничего в этой жизни блядской не смыслю! - Её позавчера случайно придушил клиент, - чуть не плача прошептала девчонка. - Ясно. Не хнычь! – приказал я. Всё же я прав! - Значит, ты решила занять освободившееся место? Тебя саму-то как зовут? - Сара, милорд, - чуть слышно выдохнула она, - Вы правда совсем не хотите меня, милорд? – и столько ужаса в глазах, что мне аж поплохело, выпорют её, что ли, если я её не трахну? - Правда, девочка, я совершенно не интересуюсь маленькими девственницами! И тут она разрыдалась! Да так, блядь, отчаянно – почти без голоса, просто буквально захлёбываясь слезами и трясясь всем телом! Я осторожно тронул её плечико – чёрт знает что! Телом назвать эти косточки можно с большой натяжкой! - Не ной! – она попыталась кулачком зажать рот, но слёзы из её глаз так и продолжали литься сплошным потоком, - Заткнись, я сказал! – моё ангельское терпение на исходе! Я резко поднялся с кровати. И что мне делать с этим тощим цыплёнком, на руках у которого ещё и «очень сильный» братец? Представляю себе этот силача! А она такая тощая, что первый же извращенец порвёт её, нахрен, пополам и она просто истечёт кровью! Фу! Кровь! Меня аж передёрнуло от отвращения. Я обернулся, и ещё раз посмотрел на девчонку…Она с ужасом смотрела на меня и старательно сдерживала буквально рвущиеся наружу всхлипы. А что? По рассказам отца, миссис Маршалл, которая была когда-то просто Мери, тоже пришла к воротам Итала почти полудохлым заморышем, но моя мама оставила её на птичнике, а теперь – что бы я делал без этой мудрой женщины? - Что ты умеешь делать? – спросил я. - Всё, милорд! - Конкретнее! У меня предвидится большой окот у овец. Ты умеешь ходить за ягнятами? - Да, милорд! Я умею, я всё умею! И мы с Билли очень мало едим, нам можно одну чашку супа на двоих давать! И спать мы можем прямо в овине! – она часто-часто закивала головой и поднялась с краешка кровати. - Ну это ты уж загнула! Одну чашку супа на двоих! – рассмеялся я, - А как же твой сильный Билли? Сильному мужчине надо много еды! – она опять испугалась, да не трясись, дурёха! – В общем так. Сейчас спускаешься вниз, находишь там моего слугу. Моего слугу знаешь? - Господина Роланда? Да, милорд, господин Роланд очень добрый человек! Он никогда не напивается и не дерётся! Ещё бы мой Лари напивался и дрался! А кто бы меня, точнее, моё тело, отсюда вывозил, если бы мой камердинер тоже был в хлам? Я кивнул, мол, молодец, и продолжил: - Скажешь ему, что я велел тебя и твоего брата накормить и отправить в Эйдон к миссис Маршалл. Запомнила куда и к кому? – она кивнула, - Завтра в полдень, ты с Билли и миссис Маршалл явитесь ко мне в кабинет и я распоряжусь – кто и куда отправится! Осознала? – она опять кивнула и кинулась ко мне в ноги, начала обнимать колени, нести какую-то чушь о том, что я никогда не пожалею о своём решении, что Господь Всемогущий мне в помощь и всё такое, - Иди же, у меня и без тебя есть дела!- я слегка отпихнул девчонку, - Тряпки свои можешь не собирать, я всё равно велю всё сжечь, мне вши в замке не нужны! Она опять часто-часто закивала, поднялась на ноги и бегом кинулась из комнаты: - Милорд, Вы никогда не пожалеете, что взяли нас с Билли на услужение! Никогда, милорд! Чёрт, меня это начинает напрягать, я махнул ей рукой: - Иди, девочка, пока я не передумал! Она сразу скрылась за дверью и я с облегчением вздохнул. А что? Только что я, совершенно за бесценок получил сразу двоих преданных слуг! И дело, надо думать – богоугодное… Отец Иоахим и мама должны мною гордиться! И, может, Господь Бог увидит это и поможет моей жене благополучно разродиться первенцем? Всё же девушка она у меня не совсем первой молодости – всякое может случиться… Могу и овдоветь внезапно – кто знает? Я к этому готов! Главное – чтобы всё было хорошо с ребёнком, в обратном случае – к чему выёживаться и пытаться «встать на путь истинный»? Один хрен, я же прекрасно понимаю, что моя жена уже в том возрасте, когда первые роды могут завершиться и не совсем положительно… Почти шестнадцать… А я бы хотел ещё детей! Один ребёнок – это не ребёнок, а наследник, детей должно быть много! Только тогда твой род никогда не прервётся! Иногда мне кажется, что я люблю свою жену, но, если поразмыслить хорошенько – она мне скорее любовница, чем любимая женщина. Это не правильно, но так уж получилось! Прости, Вероника, но свою настоящую и единственную любовь я встретил задолго до знакомства с тобой! А жениться на Нэн, к сожалению, я никогда не смогу – она не только старше меня, но и слишком, слишком родная! Да и не согласится она, даже если я опять ей это предложу, тем более теперь, когда я всё ей рассказал…Чёрт! Как же я её люблю! Мою дорогую Нэнси…Такую необыкновенно изысканную красавицу и умницу… - Роберт, кто тебе разрешил в обуви лечь на кровать? – я даже вздрогнул от неожиданности, похоже, я задремал, растекаясь приятными мечтами о встрече с моей любимой подружкой. Я быстро поднялся с кровати: - Отец Иоахим! – и самый вежливый поклон головой, на который я спросонья бываю способен. - Ты вырос в очень красивого мужчину, мой маленький мальчик, - улыбнулся он мне, - Красивого, умного и очень опасного мужчину, Роберт! Я предупреждал тебя, когда ты был маленьким, чтобы ты всегда соизмерял свою силу и возможности других людей! - Святой отец, - я изобразил искреннее удивление и обеими руками указал на своё поджарое тело, - В моём теле не так уж и много силы! - Не хитри, ты прекрасно меня понял! Твоя сила не в теле! Хотя, оно у тебя тоже даже излишне привлекательно и грешно для женщин! Твоя сила в разуме, в силе твоего несгибаемого духа истинного принца крови! И не перебивай меня, у меня крайне мало времени – ищейки Нортумберленда никогда не дремлют – уже завтра твой так называемый отец будет знать, что мы с тобой некоторое время находились в одной таверне! А я так за всю жизнь и не нажил себе высокого покровителя – за меня некому заступиться… Это, надо думать, намёк? Моё предложение, надо полагать, будет принято? - Можешь успокоиться – сегодня папенькиных тружеников в Честере нет! Он приставил ко мне Аарона и свято верит, что тот ничего не упустит! – усмехнулся я, - Но мой брат меня никогда не предаст! Я в нём абсолютно уверен. Да и, собственно, не знает он зачем я сегодня приехал в Честер! - Аарон… Он всё такой же благородный и честный? И всё так же верит всем и вся? – тихо спросил он. - Что благородный – это да! Аарон чтит своё происхождение! К сожалению, у него нет наследника… Но они с женой ещё не потеряли надежду, и я в них тоже верю… - Сомневаюсь, - тихо усмехнулся отец Иоахим, - Зная тебя, твои амбиции… Роберт, ты согласился на этот свой так называемый брак, чтобы отобрать у Нортумберленда герцогскую корону? Если у Аарона так и не будет наследника мужского пола, то ты или твой законный сын получит её, ты всё ещё ненавидишь лорда Персиваля? - Нет, ты не прав… Бери выше, святой отец! Зачем мне какое-то северное герцогство, когда в скором времени моим станет богатый и плодородный Корнуолл? А мой сын может получить значительно больше, у него точно не будет вопросов к происхождению! Святой отец истово перекрестился и сел на один из стульев: - Ты подтвердил мои самые худшие предположения, мой мальчик, - прошептал он, - До меня доходили некоторые слухи… Как же, доходили до тебя слухи, старый пройдоха! Да ты лучше всех знаешь, что Эдуард болен, а Генрих уже спит и видит себя на престоле! Ну уж нет, я не упущу своего шанса сделать своих потомков хозяевами этого грёбаного острова! И не надо меня упрашивать простить Нортумберленда за его скотское поведение в отношении моей мамы, которое привело к тому, что мне в отцы прочат хрен пойми кого, чуть ли не его же оруженосца! Мне! Истинному наследнику Эдуарда! Боюсь, на моём лице что-то отразилось не слишком покорное, и отец Иоахим строго постучал пальцами по столу: - Прекрати злиться, Роберт! Только твой холодный разум и твоё вечно холодное сердце могут помочь тебе осуществить задуманное! И не говори мне, что ты задумал – я догадываюсь! Ты слишком умён, чтобы сейчас вклиниться в борьбу за Корону! Я уверен, что ты уже давно всё для себя решил, и твой дядя навряд ли без твоей поддержки что-либо сможет сделать… Он хоть и хитёр, но в нём нет твоей наглости, Роберт, той прыти, с которой ты ввязываешься в очень мутные дела, из которых всегда получаешь хорошую прибыль! Думаю, он часто обращается к тебе по всяким запутанным вопросам? - Бывает, - кивнул я, и быстро сменил тему разговора, - А почему ты решил, что мой брак не настоящий, а именно «так называемый»? Я люблю свою жену! У нас к зиме будет ребёнок! - Думаю говорить о том, что ты любишь свою жену тебе не стоит… Во всяком случае, мне, мой мальчик! – опять усмехнулся он, - Это ты специально для меня заказал обед? – он улыбнулся, - Я знал, что ты не оставишь меня голодным! – он отломал кусок хлеба и положил на него сыр, - Ты ещё помнишь, что я люблю козий сыр, хитрый мальчишка! Да и не собирался ты исповедоваться! Я же тебя знаю! Ты и половины не сказал из того, что успел или собираешься натворить! – рассмеялся он, - Чего ты хочешь от меня? Ты же не зря гонялся за мной столько лет? У тебя явно есть какая-то цель. Говори. Вот и настал тот самый момент, про который я могу сказать – ипать! Я дождался! Сейчас моё любопытство и упрямство будут вознаграждены сполна! - Почему ты ушёл от меня? – выпалил я и уселся напротив него, - Ты исчез в тот же вечер, когда произошёл тот несчастный случай с мачехой… Он быстро глянул на меня, потом долго жевал свой хлеб с сыром, я налил ему эля, он с благодарностью кивнул мне, отпил из кружки… Ну же! Я весь в нетерпении! Неужели ты знал? - Милорд потребовал от меня, чтобы я пересказал ему твою последнюю исповедь, Роберт, - наконец, сказал он, - Я отказался, - он грустно улыбнулся, - А ты, стервец, ты даже мне не сказал, что собирался сделать! А если бы она насмерть разбилась? Нортумберленд землю носом рыл, чтобы найти того, кто натянул на лестнице тонкую конскую нить, да ещё в таком месте, ведь он посчитал, что это было покушение на его жизнь! Ну, да… Скромно молча признаюсь – это была моя работа! Но нить была натянута не для сэра Персиваля! Нет! Я её натянул именно для Элизабет – этой сучки, из-за которой меня лишили матери! - Он отправил мою маму в монастырь, чтобы жениться на этой шлюхе! – чёрт, я опять не сдержался! Он с удивлением уставился на меня: - Что? Роберт! Леди Элизабет всегда относилась к вам с Аароном, как к собственным детям! - Я ей не сын! – прошипел я, - И мне плевать, как она ко мне относится, главное, как к ней отношусь я! - Ты чуть не убил её, мальчик! – воскликнул этот святоша. Что бы ты понимал?! Да когда я увидел, как папаша стоит на коленях перед ней, целует её руки, говорит, как он её любит и смотрит на неё такими глазами, я чуть не сдох от злости! Боже! Он никогда не смотрел так на маму! Какими он смотрел на эту полуобморочную глазами! Я никогда не забуду этого! Он специально опозорил и отправил маму в монастырь, чтобы жениться на её сестре! - Сэр Персиваль ухаживал за леди Элизабет ещё до венчания с леди Шарлоттой! – быстро выговорил отец Иоахим. Я не хочу этого слышать! Кажется, я закрыл уши обеими руками. - Ты же хотел знать, мальчик, чего же ты вдруг испугался? – усмехнулся монах и тронул мои руки, - Открой глаза и слушай, - твёрдо приказал он, - Я знаю – в душе ты очень добрый мальчик! - Нет, святой отец, я никогда не был добрым мальчиком! – прорычал я, - Ты даже не представляешь, до какой степени я ненавижу её до сих пор! Он мне безразличен, а вот она… Нет, я никогда не поверю в то, что она искренне любит нас с Аароном! Бог даже не дал им детей! Он не благословил их брак! Даже нас с Вероникой Бог увидел и дал нам ребёнка, а им – нет! Их брак – не от Бога! - Глупость! Их брак был благословлен Небесами! – оборвал меня отец Иоахим, - Когда она упала с лестницы, она потеряла ребёнка! Ты убил его, Роберт! Даже так? Чёрт! Я с облегчением выдохнул. Нет! Мне ничего не жаль! Может это и ужасно, но я – счастлив! Да! Я – счастлив! Счастлив тем, что эта тварь, из-за которой я и моя мама приняли столько оскорблений и унижений, была наказана! Пусть случайно, но я сделал это! Я отомстил ей за нас, мама! Я с усмешкой посмотрел на монаха: - Ты думаешь, я раскаиваюсь? – я рассмеялся, - Нет! Я просто невероятно счастлив слышать, что моя мама отомщена! Господь Бог есть! И Он – справедлив! Отец Иоахим с грустью посмотрел на меня: - Леди Шарлотта этого бы не одобрила, если бы узнала… - А она и не узнает, об этом знаем только мы с тобой, святой отец, - улыбнулся ему я, - И я хочу, чтобы ты поселился в деревне рядом с моим замком Эйдон, там есть хорошенький маленький приход святого Бенедикта, там тепло, уютно, а священнику нужен помощник, - я ещё раз улыбнулся, - Ты нужен мне, отец Иоахим! Ты единственный, кто может придерживать меня… У меня много пороков и грехов, о которых я не могу сказать даже собственному духовнику! Я точно знаю, что каждое моё слово в исповедальне моей часовни заносится на бумагу и сразу отправляется в Алнвик! Милорд следит за каждым моим шагом… Теперь я знаю – почему! – я с облегчением глубоко вдохнул полной грудью, - Он до сих пор считает, что ту нить на лестнице натянул тогда я, либо кто-то по моей указке, но с целью убить его! – я рассмеялся, - Какой же он наивный! Если бы я хотел его… устранить, я бы этого добился несмотря ни на какие предосторожности с его стороны! Так ты вернёшься ко мне, чтобы молиться за мою грешную душу? - Роберт! – остановил меня старый монах, - Ты говоришь страшные вещи! Услышь себя! Мне страшно представить, что творится в твоем сердце и в твоей душе! И я боюсь вновь стать твоим духовником, но, видимо, Господь того желает, раз уж Он свёл нас вновь, - он тяжело вздохнул, и это отличный признак, он явно согласен! - Когда-то я крестил тебя, - продолжил он, - Такого маленького, беззащитного…Ты был очень тих, даже ни разу не вскрикнул во время таинства, только сердито кряхтел время от времени… Да… Как быстро летит время! Кажется, это было вчера! А сегодня мой маленький мальчик уже взрослый мужчина, знатный, богатый лорд! – понеслось! Сейчас начнёт вспоминать сколько раз меня тошнило от его нравоучений! Как я спал над Святым Писанием! – Хорошо, я поеду с тобой, мне нечего терять, сэр Персиваль, конечно, будет в бешенстве, но я старый человек, мне нужен покой… И не думай, что я это делаю ради тебя, просто я уже стар, и мне трудно ходить по городам и сёлам от церкви к церкви! К тому же я просто не могу отказаться от покровительства самого графа Эйдон! Естественно! Он меня прекрасно понял. Ну что, старый лис, ты выбрал жизнь? Я с улыбкой кивнул хитрецу: - Будем считать, что это моя тебе благодарность за наставничество во времена моего младенчества, отец Иоахим! – я подхватил его тонкую сухую руку и поцеловал её, - Я тебя правильно понял? – в ответ он только тонко улыбнулся, он явно меня понял. Вот и славно! Когда ты рядом – мне спокойнее, мои тайны должны быть рядом со мной! В обратном случае – они должны просто уйти в мир иной, случайно уйти, без покаяния! Прости, отец Иоахим, но уж слишком многое стоит на кону, я не могу рисковать будущим своих детей! А тебе действительно будет хорошо в деревенской церквушке, я позабочусь об этом, будь уверен. Я подлил эля в его кружку и налил себе. - А ловко ты, отче, водил за нос моих ищеек! Надо же так обозваться – Себастиян! Мои ребята мозги свернули, пока до них допёрло, что ты взял имя прихода Алнвика! Уважаю! – я отсалютовал своему новому-старому духовнику и залпом выпил эль. Чёрт, жаль, что ему нельзя вино! Мы бы с ним не хило посидели… - Отче, я могу послать за твоими вещами? - Всё, что у меня есть, я всегда ношу с собой! – рассмеялся он в ответ. …Всё. Я практически счастливый человек! Брат с семейством убыли, и я опять принадлежу исключительно сам себе! Ну, и в некотором роде своей жене. Думаю, наши с ней отношения начинают более-менее устаканиваться – после того, как она побывала у этих уродов в плену, она стала значительно спокойнее, меньше задаётся идиотскими вопросам и проявляет исключительно разумную инициативу (я тут опускаю случай с письмом, написанным в полнейшем бреду Эдуарду!). В постели у нас тоже вроде бы всё нормально, она совершенно перестала меня стесняться, что меня бесконечно радует, но упорно продолжает чуть что извиняться – это меня раздражает, ну не должна она перед такой дрянью, как я, извиняться в постели! Чёрт! Она всё ещё так невинна… В общем, вся эта хня приключилась буквально на пустом месте. Я, как обычно по утрам, мирно сидел в поварне и наслаждался чудесной горячей кашей с мёдом и не менее чудесным видом на задницу Мары. День вообще обещал быть миленьким. Вчера я получил записку от Нэн – она сегодня к вечеру приедет ко мне в коттедж, который я приготовил специально для неё. Я даже поселил в нем одну милую пожилую семейную пару из Итала – они уж точно не будут ни о чём болтать! Их задача очень проста – время от времени встречать там мою драгоценную гостью и меня, убирать в комнатах, в том числе и в игровой, а в основное время они – простые фермеры-арендаторы – я просто не беру с них арендную плату за пользование коттеджем и землёй. В общем – они довольны, и очень надеются, что я тоже буду доволен их стараниями. Я тоже хочу этого. Но сегодня мне надо побывать там и проверить – всё ли готово принять мою королеву? Но, вернёмся к объёмному заду Мары! Что-то моей жене сегодня не понравилось, как я его созерцаю! А и хрен с ней! Бабы как-нибудь сами между собой разберутся, а мне пора – меня ждёт совершенно новенькая игровая комната! И, буквально через неделю - ахренительный секс с Нэн! Так что – аревуар, девки, я побежал, у меня и без ваших переглядок полно дел! Чёрт, как жаль, что она не пожелала, чтобы я её встретил! Хотя, это понятно – она будет после утомительной дороги, захочет отдохнуть и привести себя в порядок... Но – всё равно очень жаль! В коттедже, который прописан в бумагах графства Эйдон, как «Вилла в лесу» (на самом деле этот двухэтажный каменный дом с остроконечной крышей и высоченным чердаком стоит прямо на опушке не вдалеке от того места, где мне «посчастливилось» принять свой единственный, и, очень надеюсь – последний в этой жизни бой в качестве рыцаря Его Высочества), я и решил разместить свой маленький «дом свиданий» с одной единственной женщиной – моей Нэнси О*Нил! За три месяца специально нанятые работники по моим чертежам соорудили такую чудесную игровую – я сам обалдел, когда увидел результат! Не думаю, что трудяги поняли, что сделали – у них были такие озадаченные мордахи, когда я ставил кресты на тех местах, куда надо вбить железные крюки в дорогущую, мягкую кожу яркого красного цвета! Я еле сдержался, чтобы не рассмеяться! В общем – я получил некоторое удовольствие от процесса. А так, в общем и в целом эта игровая отличается от той, что в Итале только кроватью и камином. Тут я под видом ложа установил нечто похожее на огромный жертвенный камень, и матрац тут значительно жестче – я хочу доставлять моей королеве удовольствия и при этом сам получать максимум приятных ощущений! И камин тут вполне приличный, его выложили по новому, теперь он больше походит на миниатюрную кухонную печь – тепла много и полное отсутствие жутких всполохов. В смежной комнате за ширмой над жаровней стоит большая медная ванна и пёстрая восточная тахта с горой подушечек и валиков – тут я буду отдыхать, пока сильные и ласковые руки Нэн будут приводить меня в чувство… Мать твою, у меня стояк! И, какой болезненный, блядь! Я спустился вниз, там, в большой гостиной, меня ожидали супруги Морисон на их лицах огромными буквами было написано, что они боятся моего неодобрения. - Всё просто идеально, - я даже изволил покривить губы в чём-то вроде одобряющей улыбки, - Не забывайте, что комната хозяйки должна быть чистой, светлой и бельё должно меняться ежедневно! – они оба закивали, преданно уставившись мне в глаза, - Когда приедет леди, ей ни в чём не перечить, исполнять любую прихоть и сразу отправить мне записку о её прибытии! Я приеду на утро следующего дня к завтраку. Я уже развернулся и собрался покинуть этот страшно гостеприимный домик, когда услышал за своей спиной робкое кряхтение Сэма: - Милорд…, - проскрипел он. - Чего ещё? – проворчал я, слегка оборачиваясь. - Леди, которую мы ожидаем… Это та леди, о которой мы с Мэри думаем? - Да, - усмехнулся я, - Вас что-то смущает? – я быстро глянул сначала на Сэма, а затем на Мэри. - Нет, милорд, - ответила женщина, - Я просто хотела уточнить, что мне приготовить к ужину к приезду леди и на завтрак… У меня больше нет вопросов, милорд! – она очень вежливо поклонилась. Я даже рассмеялся: - Если что, Мэри, я бы хотел на завтрак получить овсянку с мёдом! Нахрена мне второй завтрак? Да и фиг с ним! Просто посижу рядом с моей королевой, поболтаем с ней, выпью немного вина… Вернулся я в Эйдон уже ближе к ужину. В поварне сидела на лавочке заплаканная Мара, увидев меня, она бросилась ко мне и повисла всем своим не малым весом на моих плечах. Эй, девушка, полегче, я ж не Геракл! - Ну, что ещё приключилось? – усмехнулся я ей в волосы, поглаживая по мягким плечикам. - Миледи велела мне убираться из замка, - прошептала она, потом всхлипнула и добавила, - Она выпорола меня кнутом перед всеми служанками, - ещё один всхлип, - Она знает, что … ну что мы … Я, если честно, выпал в осадок! Интересно, что это с Вероникой? Неужто прозрела моя личная святая? А и хер с ней! Пусть развлекается по личному усмотрению – главное, чтобы дуростью своей ребёнку не навредила! Я погладил Мару по голове: - Мы не расстанемся, дорогая моя! – и поцеловал её в мягкую щёчку, - Если она слишком упрётся, я отправлю тебя на время в Лондон, а когда она отойдёт – ты вернешься! - Вы такой добрый, мой лорд, - проворковала толстушка. Нет, от этой бабы я отказываться навечно ни разу не собираюсь! - Ужин подали? – спросил я, она кивнула, а я с чувством поцеловал ложбинку между её прелестными мягкими грудями, ведь, зная свою супругу, которая постоянно норовит «наказать» меня отлучением от своего тела, я на ближайшую неделю буду холостым графом Эйдон, - Принесёшь мне на ночь тёплого молока в мою комнату! – приказал я и резко оттолкнул от себя Мару, - И сказку расскажешь! – рассмеялся я, глядя на то, как она образцово покраснела. И я направился в большой обеденный зал к своему Дракону в юбке. Дракон был уже там. Злей некуда! Класс! Жаль, что с ней сейчас никак нельзя сыграть… И сегодня она мне точно не даст – вон как её перекосило от злости-то! И я вежливо подал ей руку, усадил за стол, затем сам занял своё место на противоположном конце длинного стола. Сегодня нас обслуживает один Лари, остальные, видимо, боятся показывать свои гнусные рожи! Суки! Они посмели сунуть свои поросячьи носы в мою постель? Всех перепорю на конюшне! Они забудут, что я вообще имею баб!!! Я подал знак Лари, чтобы он нас оставил с моей ненаглядной наедине. Камердинер вежливо поклонился и вымелся. Я допил вино: - Ты увольняешь Мару? Она аж вскинулась: - А тебе что, жаль ее? – яд так и брыжжит! - Ты можешь гулять и спать с кем угодно и где угодно, - ой, спасибо, солнце моё, можно подумать я тебя буду спрашивать! - Но в собственном доме я твоего блядства не потерплю, - уже страшно! Я еле сдержал смех! - И еще, если это повторится, - это вроде угрозы? Можешь не сомневаться, повторится и не раз! - И я об этом узнаю, - а тут как уж тебе повезёт, милая моя! - Я буду жестоко наказывать и увольнять всех, кто имел с тобой дело, - испугала, блядь, уже страшно! Вас, девок, хрен да маленько, и любая с восторгом будет прыгать на моём дружке и просить ещё и ещё! - За удовольствие надо платить, - умница, что не забыла! Жаль только, что истолковала как-то коряво, по-бабски! - Вот пусть они за него и платят! – боюсь, платить будешь ты, а не они! Окончив свою ахренеть какую коронную речь, она торжественно поднялась из-за стола, и направилась на выход. Шуруй, только не споткнись смотри, а то ещё мою дочку загубишь из-за свой дурости! Нет, и она ещё хочет, чтобы я был ей верен? Я ей что – монах? Да пошла бы она!!! Я налил себе ещё вина, выпил его… Нет, ну, может, она не такая дура? Я поднялся наверх, подошёл к нашей общей спальне – заперто! Вот дрянь! - Вероника! – позвал я и тихонько поскрёбся в дверь. Нихрена! Сидит там, как мышь на крупу надутая, молчит… Ну и фиг с ней! Господи, прошу это там у себя записать – я пытался, но моя жена мне отказала! Так что я не виноват в том, что сейчас буду трахать другую женщину! …Неделя до приезда Нэн пронеслась, как один день. За неделю я успел лично выпороть на конюшнях двоих особо языкастых служанок, которые особо рьяно интересовались моими похождениями, полностью отрегулировать занятия местного гарнизона вояк и в профилактически целях зажать в тёмном углу Пейдж: - Ещё хоть полслова вякнешь свой хозяйке о том с кем и где я зажимаюсь, я тебя трахну прямо в нашей с ней постели, уяснила? – как можно жарче прошептал я ей на ушко, - Как ты думаешь, ей понравится узнать, что ты тоже моя? Бля! Мне понравилось, как у неё часто застучало сердечко от моих слов – вот что хотите, но я ей определённо не противен, как мужчина! Она точно не откажется, если я попрошу её о кое-какой услуге… - Я не хотела, милорд, - промямлила она. - Чего ты не хотела? – рассмеялся я, – Язык свой распускать или обжиматься тут со мной? - я взял двумя пальцами её за подбородок и грубовато поцеловал в губы, - Свободна! – я резко отпустил её, - Можешь бежать и жаловаться свой хозяйке, что я и до твоего непорочного тела домогался в грубой форме! Я резко развернулся и направился в противоположную сторону, пока это курица не заметила, что мой боевой дружок начал волноваться. Чёрт! Скоро, уже совсем скоро в маленькой лесной вилле появится моя долгожданная гостья… Я просто зверски устал… … Ночь… Кто бы знал, как мне тоскливо и одиноко! Сегодня я не велел Маре приходить ко мне, зря, наверное… Хотя… Я поднялся с постели, взял свечу, отодвинул панель у камина и залез в узкий лаз – я решил направиться к жене… Как-то мне не спокойно сегодня за неё, сам не знаю почему - но не могу я уснуть, всё думаю то о ней, то о Нэн, то о нашей будущей доченьке… Я добрался до нашей спальни, отодвинул тяжёлую дубовую доску, изображающую со стороны комнаты какую-то резную картинку. Всё. Здравствуй, дорогая! Не ожидала? Сюрприз, мать его! Из темноты раздался перепуганный тоненький голосок: - Как ты тут оказался? Как ты пробрался сюда? Зачем пришел? - Ну ты же меня через дверь не пускаешь, - я подошёл к нашей общей кровати, лег на своё законное супружеское место и спросил, - Как ты себя чувствуешь? Как наш малыш? – я очень старался, чтобы мой голос был как можно нежнее и ласковее, а то ещё устроит тут посреди ночи истерику на потеху прислуге! - Хорошо я себя чувствую! – буркнула она, - Так зачем ты пришел? Вот сука! Ну, хорошо… Я потёрся щекой об её округлившийся животик: - Ты не разговариваешь со мной совсем...Я скучаю…, - после таких заявлений ни одна девка от меня не уходила! И если ты и сейчас меня прогонишь…Тогда уж точно, родишь и пошла на хер в свой монастырь, где тебе и место! Я приподнялся на локтях и навис над ней, хотел уже её поцеловать, но тут она вдруг ойкнула и схватила мою руку, положила себе на живот…Уй, бляяя… Меня так отчетливо пнули в ладонь! - Что это? – у меня возникло странное непонятное ощущение, - Это нормально? – да чего тут моет быть нормального-то? Я ясно чувствую, что меня пинает четыре, а не две ноги! Как у щенка… - Наш малыш шевелится, - она улыбнулась, она даже не представляет, что я сейчас почувствовал! Я и раньше легко мог сказать, сколько щенков будет у суки, но никогда не думал, что почувствую это с женщиной… Я же не знал, сколько детей носит Андреа… Хотя, я ведь не касался её живота рукой, а сук я именно трогал! Знать бы кто у меня там – дочери или сыновья? Надо немного напрячься, и я их, возможно, увижу… И я начал осторожно поглаживать живот Вероники, ну же, кто вы, мои маленькие? Я – папа, мне можно сказать… Они меня услышали!... Бля, я не знаю, кому мне молиться! У меня будет сразу и дочь и сын! Господи! Ты даже не представляешь, до какой степени я счастлив! И я знаю, как вас зовут! Уже знаю. Какой наглый толчок пяткой! Это – Эдвард! А это упрямое монотонное пихание – это моя красотка Эвелин развлекается! А если сказать Веронике, что мы ждём двойню? Она решит, что я окончательно свихнулся! Помнится я попытался как-то папаше сказать, что у овцы будет три ягнёнка и что она сдохнет при родах, если не пригласить бабку- повитуху, которая помогает коровам, так он так на меня глянул, что я решил мирно заткнуться, пока меня не отправили в Бедлам! …А мои зайки не на шутку развоевались! - Ой, опять! – сорвалось с моих губ, я, наверное, сейчас выгляжу, как натуральный идиот! Но я не могу сдержаться, я хочу их слушать и знать о них всё! И я прижался к её животику ухом, в которое сразу получил от собственного сына, - Привет, мой маленький, это твой папа! - бойкий у меня будет мальчик! Я поцеловал то место, где был последний толчок, поднял голову и спросил, - Давно он так делает? – строго спросил я, подозревая, что сегодняшнее выступление моих деток далеко не первое. - Уже неделю, - выдавила она из себя с таким виноватым видом, что мне даже расхотелось с ней ругаться. - И ты молчала?! – спокойнее, Роб, чего возьмёшь со взбалмошной беременной девки? - Почему ты мне ничего не говоришь о себе? О нашем ребёнке? Я выпорю тебя, глупая женщина! – я изобразил на лице суровость и неприступность. - А разве тебе это интересно? Это ведь для тебя не важно! - и что это за тон, дорогая? Ты напросишься у меня, я ж не посмотрю, что ты леди, да ещё и беременная – огребёшь по заднице! Но, я просто обязан сделать скидку на её интересное положение и я решил ограничиться напоминанием о нашем с ней брачном контракте перед людьми и Богом: - Господи, Вероника, ты же моя жена! Ты носишь моего ребенка, что может быть важнее этого сейчас? - У тебя всегда так много важных дел! – начинается! Сейчас начнутся стоны про мою распущенность, про моих блядей, про то, что она мне не интересна из-за того, что беременна! И откуда я это знаю? А чёрт его знает откуда! Просто знаю и всё! И она на самом деле продолжила, - К тому же, вокруг столько молодых и не очень молодых красивых девушек, да и вообще... Я стала такой не красивой…, - щна грустно улыбнулась. Одуреть можно! Нет, ну откуда я всё это знал? Надо ей сказать что-нибудь банальное, из разряда той мурни, которую любят девушки! Я быстро собрался с мыслями. Ох, простите меня, дети мои, за мою откровенную ложь, но вашей матушке сейчас лучше быть спокойнее, чем волноваться и думать хрен пойми о чём! - Вот глупая упрямица! – я игриво чмокнул её в губы, - Я тебе говорил уже, и повторяю, ты - моя жена, остальное всё просто моя сиюминутная прихоть! – Господи, прости, я сам себе лгу! - Да, я, конечно, понимаю, что я приношу тебе боль своим поведением, но я такой, как есть и не скрываю этого от тебя, и меня давно уже поздно исправлять или переделывать! – а вот это уже истинная правда! - Прости меня, принимай таким, какой есть, я очень стараюсь стать лучше..., - Боже мой, как мне не стыдно обманывать беременную женщину? Я обнял её и ещё разок поцеловал для собственного успокоение, но, похоже, этим я и её заодно успокоил! Удивительные они существа, эти женщины, верят в любую херню, лишь бы она была преподнесена с честным видом и по возможности, убедительным тоном! Сегодня я, наконец, прекрасно выспался в собственной постели! А теперь мне пора – меня ждёт моя новая игровая комната и моя ненаглядная Королева! Я осторожно поднялся, слегка коснулся губами волос Вероники: - Береги себя и наших деток, девочка, - едва слышно шепнул я скорее моим отпрыскам, чем спящей жене, - Буду к следующему воскресенью! – пообещал я им и направился прямиком к дверям. Спустившись в поварни, я, как обычно, плюхнулся на своё место: - Как спалось, милая? – это вместо приветствия Маре. Она так здорово покраснела – жесть! Люблю я, когда она вот так краснеет! Её кожа становится такого чудесного розового цвета, совсем, как молодое вино! - Спасибо, мой лорд, - промямлила она и водрузила передо мной тарелку с овсянкой. Нет, тут я только немного перекушу, а позавтракаю с Нэн, а то я натурально объемся и мне станет плохо от двух-то завтраков подряд! - Я бы хотел выпить молока со свежим хлебом! – сообщил я ей, она с готовностью сменила посуду перед о мной, теперь передо мной стояла кружка, кувшин с молоком и нехилого размеру свежевыпеченный каравай, - То, что надо! – одобрил я и принялся за еду. Мара, как обычно, присела напротив меня, подпёрла рукой свою пухлую щёчку и преданно уставилась на мою личность. Любит она меня самым натуральным образом, что не есть, конечно, гуд, но всё же приятно! - Роберт, - прошептала она, - Я просто умру без тебя от тоски… Я чуть не подавился молоком, она что – белены объелась? От тоски ещё никто не умер, только от дурости! - А с чего ты вдруг взяла, что мы с тобой расстанемся? - Хозяйка велела найти мне замену как можно скорее, она ежедневно напоминает об этот миссис Маршалл… - Если она не прекратит дурить, я отправлю тебя на время, пока у неё пройдёт, в Итал, а кухарку из Итала отправят временно сюда! – собственно, какие тут проблемы-то? – Иди ко мне! – я поднялся из-за стола и поманил её к себе поближе. Она ловко перебралась ко мне. Чёрт, какие же формы у этой девки! А её грудь просто сводит меня с ума… Обожаю совать нос в этот чудесный вырез! Мара порывисто обхватила меня и крепко прижала к себе: - Мой лорд, любимый, ну поговорите с вашей женой, пусть она оставит меня в замке! Как же мы будем встречаться, если меня уволят? – горячо, но достаточно громко зашептала она в мои волосы. Я быстрыми поцелуями провёл дорожку к её губам… Мммм… Какая приятная женщина… Я с трудом оторвался от неё и сказал: - Я попробую поговорить, но она еще слишком зла на тебя…Будь умницей! – и легонько щёлкнул пальцем по её носу, потом сунулся к её ушку и очень тихо добавил, - Не жди меня скоро, у меня очень важные дела… Я ещё раз хорошенько поцеловал окончательно разомлевшую деву, после чего тихонько покинул её вместе с Эйдоном и всем, что к нему прилагается! Если честно, я уже всем своим великолепным телом несколько ближе к границе с Шотландией… Нортуг, почуявший моё настроение, несётся, как угорелый, Лари на своём Пегом уже сильно отстал, но мне так не хочется останавливаться! Сейчас мы с моим конём, как единое целое – а его скорость – это мои крылья! Чёрт, ну почему у меня нет крыльев? Вот если бы они у меня были… Страшно представить – что бы я делал! Я бы, как натуральный ворон, вылетел рано утром из замка, и кружил целый день над своими землями, а вечером, когда зайдёт солнце, возвращался обратно, чтобы утром вновь покинуть этот осточертевший Эйдон! Господи, дай мне сил! Я так устал быть «правильным»! Моя жена хочет идеального мужа, которого придумала себе в своём грёбаном монастыре, и не желает понимать, что идеальных мужчин в природе не существует! Все мы в какой-то мере сволочи, кто-то в большей, а кто-то в меньшей степени! Тебе, дорогая, не повезло, тебе достался один из самых худших для семейной жизни вариантов – мужчина-блядь! Я даже рассмеялся от такого точного определения себя драгоценного! Какой же я всё-таки замечательный! Натуральный Факкинг Перфект, как назвала меня Нэн после нашего первого раза! А вот и коттедж показался вдали… Я натянул поводья, чтобы Нортуг перестал нестись, мы дождались Лари и спокойно въехали в открытые ворота «Виллы в лесу». Я оставил коня на попечение своего камердинера: - С завтрашнего утра даю тебе отпуск на три дня, потом вернёшься в Эйдон, - тихо сказал я, - Приглядишь там за моей женой… Он вежливо мне поклонился: - Да, мой лорд! Благодарю, мой лорд! - Не стоит! – усмехнулся я и практически бегом поднялся по лестнице. Постучать в дверь я не успел – она открылась, как только я перед ней остановился. Я не стал упрашивать себя и сразу шагнул за порог. - Мой лорд! – там стоял, приклонив голову, Сэм Морисон,- Какие будут распоряжения? - Никаких, расслабься и скройся с глаз вместе с женой! Леди уже проснулась? - Да, мой лорд! – с готовностью кивнул он, - Завтрак сервирован, согласно ваших с леди пожеланий! Вас обслужить? - Я сказал – сгинуть! И чтобы до завтрашнего утра я никого даже случайно не встретил! – фыркнул я на этого непонятливого, - Нас обслужит Лари! - Ваша воля, мой лорд! – он опять поклонился, и, наконец, умёлся! А я направился в гостиную… Её там ещё не было. Я сел на своё место во главе стола, невесть откуда взявшийся Лари открыл передо мной блюдо, положил в мою тарелку большую ложку густо сдобренной маслом и мёдом овсянки. - Хватит! – остановил я его, он не обиделся, налил мне молока, и подал блюдо с хлебом и маслом, - Отлично! А теперь подготовь ванну, как я люблю и исчезни… Он молча кивнул и бесшумно испарился. Хорошо иметь умного и преданного слугу! Второго Лари я навряд ли когда-нибудь встречу – у них в крови служить своему господину, а не прислуживаться! И я остался совсем один, взял кусок свежего хлеба, намазал на него масло и только начал есть, как услышал очень тихий шорох сбоку – кто-то, стараясь быть неслышимым, проскользнул в комнату, пользуясь тем, что Лари выходил. Я точно знаю кто этот кто-то! Нэнси. Я чувствую тонкий аромат лаванды. Она хочет посмотреть на меня со стороны? Да никаких проблем! Любуйся, дорогая! Ближайшие дни я весь только для тебя! Я с чувством откусил от своего бутерброда, прожевал… - Ты хочешь мой бутерброд, дорогая? – как можно нежнее проговорил я, продолжая смотреть на хлеб. - Нет! – рассмеялась она, - Ты совершенно не меняешься! Разве что сегодня ты гладко выбрит! Но это, я думаю, не надолго! Она уже стояла рядом со мной, я хотел подняться и вежливо поприветствовать леди, но она тронула моё плечо: - Сиди, мой золотой мальчик, - и, о, чёрт! Она встала передо мной на колени! - Нэн?! – невольно воскликнул я, - Что ты делаешь? А она сначала ухватилась за мою руку, начала её жадно целовать сначала с тыльной стороны, потом ладонь: - Я так скучала, я просто сходила с ума… Как ты? Что с тобой?... Как же вкусно пахнут твои руки…, - мои руки скорее всего, пахнут свежим хлебом, который я только что в них держал! Она же, прижала мою левую руку к своей восхитительной груди и прошептала, - Я умаляю тебя, прости меня… - За что? – эта женщина постоянно выбивает почву из-под моих ног! - За то, что не могу от тебя отказаться и приношу столько боли твоей беременной жене… - Ой, - покривился я, - Нэн, не пори чушь! Вероника сама найдёт причину, по которой будет страдать! О тебе она понятия не имеет, у неё сейчас новый бзик – она подозревает нашу кухарку в порочной связи со мной! – рассмеялся я. - Подозревает ли? – усмехнулась продолжающая стоять передо мной на коленях Нэнси. - Хорошо, - я небрежно-властно похлопал эту чудесную красотку по щеке, - Она в этом уверена, и я скажу тебе больше, она совершенно права в своих подозрениях! И ты можешь меня наказать за это, я очень плохо себя вёл! Я изменял данной мне Богом жене и всё такое! – преувеличенно наигранно тоскливо вздохнул я. - Безобразник… Чёрт, я хочу эту женщину! Тут! Прямо на этом столе среди тарелок с закусками! Но – нельзя… На столе никогда нельзя трахаться - это первое требование, которое Нэн предъявила мне и я его никогда не забуду! - Тебе понравился … наш маленький дом? – осторожно спросил я. Она поднялась и как-то порывисто обняла меня: - Всё прекрасно! И я готова сыграть с тобой в большую игру, но вначале я бы хотела кое-что попробовать… Блядь, звучит очень заманчиво, но: - А ты не хотела бы для начала немного перекусить? - Вообще-то я уже перекусила. Но могу с тобой попить чаю, если ты не против, конечно… - Вот блин, - я образцово-показательно надул губки бантиком, - А я хотел с тобой позавтракать… Она хитро улыбнулась и села рядом со мной за стол: - Можно мне из твоей тарелки? Вот чёрт, что она задумала? Она явно что-то хочет от меня… Я пододвинул к ней ближе свою тарелку с кашей: - Ты была в Итале? Там всё нормально? - О, да, дорогой, я там побывала и взяла то, что тебе нужно! А ещё я была в Лондоне, солнце моё! Она была в Лондоне? Интересно – чего она там забыла? Я почувствовал некоторый укол ревности. - Надеюсь, ты останавливалась в моём доме, а не в гостинице или…? У тебя появился новый поклонник? Кто он? Она рассмеялась: - Нет, я останавливалась у Ланкастеров. У него есть жена, дочери, которым в этот году уже пора начинать выезжать в свет – это куда приличнее, чем жить в доме… Я даже не знаю – кем мне тебя считать? Родственником? Свет будет не просто шокирован – ибо это будет скандал, связанным с Монмутами! Любовником? Это уже лучше, но ведь ты – женат! К тому же все с придыханием ждут – кого вы с Вероникой родите? Уже заключаются пари, а некоторые подумывают о возможном браке… Кстати, я уверена, что ты точно знаешь – сын или дочь? – она уставилась на меня своими прекрасными зелёными глазами, - Скажи мне! - Хочешь поучаствовать в пари? – усмехнулся я, дожёвывая свой бутерброд, - Я бы рекомендовал тебе третий вариант… - Ребёнок не выживет?! – испуганно воскликнула Нэн. - Типун тебе на язык, женщина! Я имею ввиду – у меня будет двойня! - Два мальчика или твоя сумасшедшая мечта – две девочки? – быстро и очень заинтересованно спросила она. - Ни то и не другое. У меня будут сразу и сын, и дочь! Эдвард и Эвелин! Красивые я им дал имена? Нэнси некоторое время молча смотрела на меня: - Ты не шутишь, Роб? Я ведь на самом деле с удовольствием заработаю на этом огромные деньги! И, если хочешь, я и за тебя поставлю, - предложила она, - Это будут очень большие деньги, поверь мне, я знаю толк в ставках и пари! - Да уж…, - вздохнул я, - Ты умеешь делать деньги из воздуха… Как ты это делаешь, Нэн? - Не знаю, ты же не можешь сказать – откуда ты знаешь у кого кто родится? - Как раз это очень просто, - оборвал я её, - Единственное, мне обязательно надо дотронуться до живота беременной, и младенец сам скажет мне всё, что я только пожелаю! Они утверждают, что я дарю им солнечный свет, которого в материнской утробе им не хватает! Кстати, это и есть то, ради чего ты так ко мне подлизываешься? - Не совсем, - замялась она и даже слегка покраснела, - Видишь ли… Когда я была в Лондоне, я посетила одну закрытую вечеринку в масках, ну… Там собираются знатные люди с не совсем традиционными взглядами на интим… Ну, ты меня понял, да? - Понял, ты искала покорного любовника на замену мне! - Чёрт, Роб! Ну почему ты такой умный? Почему ты даже не попытался сделать вид, что ничего не понял об этом? Да! Я хотела уйти от тебя, оставить тебя для твой жены, чтобы у тебя была нормальная семья! - Какая к черту у меня может быть нормальная семья, Нэн? Меня женили! Тупо женили! Если хочешь – продали, как последнюю портовую шлюху, чтобы получить от меня наследников! Видит Бог, я пытался полюбить свою жену – она вроде и не плохая женщина, но я не могу! В постели у нас с ней всё нормально, мы подходим друг другу, но как только она открывает рот! Нэн! О чём она думает? Такое ощущение, что она застряла в своём монастыре навечно! Ты просто не представляешь, как она недавно опозорилась перед прислугой! – я прикрыл глаза, вспомнив, каких усилий мне стоило заткнуть рты всем служанкам Эйдона! – Узнав о том, что я трахаюсь с кухаркой, этой полоумной праведнице хватило ума собрать всех! Понимаешь – всех служанок и высказать им своё фи! Да ещё и выпороть Мару перед всеми! И ведь она даже не поняла, насколько она унизила себя перед прислугой подобным поведением! Миссис Маршалл, конечно, поддержала её, когда та собралась наказать кухарку, но она даже представить себе не могла, что Вероника начнёт прилюдно выяснять с ней отношения! Одно дело – просто велеть выпороть на конюшне без объяснений, а потом приватно сказать – за что, но вот так! Нэн, - я почесал свой гладко выбритый подбородок, - Это омерзительно! Теперь, если Мара уйдёт – прислуга будет шептаться за моей спиной и называть меня «подкаблучником», а если Мара останется – они будут в тихушку посмеиваться над моей женой… И что мне теперь делать? Естественно, я всё сделаю, но моя кухарка останется в Эйдоне даже если она мне нахрен не нужна будет! Я резко заткнулся – чего это я вдруг так разошёлся из-за этой полоумной? Хочет выставлять себя идиоткой – флаг ей геральдический в руки! Нэнси удивленно смотрела на меня с добрую минуту, поднялась, а потом рассмеялась: - Она тебе нравится, можешь не отрицать! Ты заботишься о ней! - Я забочусь о своих будущих детях и об их будущем! – фыркнул я. - О, да! Верю! Я вообще очень доверчивая, когда дело касается такого сладкого мальчика, как ты! Роб, ну чего ты? – её горячие губы тронули мою шею сзади, - Я очень скучала… Я не смогла найти никого даже отдалённо похожего на тебя…, - шептала она, - Мне одна «покорная» рассказала о просто умопомрачительном Короле… Не знаешь, о ком я? - твою мать, ну вот как она узнала? В таких местах все бывают только в масках и под чужими именами! И как она классно лизнула мою скулу… У меня уже встал! А она продолжила свою сладкую пытку, - Она не знает, кто ты, но она так ярко расписала твои руки, волосы, скулы, глаза… А когда она сказала, что кавалер после секса плюхнулся в ванну – у меня не осталось просто никаких сомнений! Ты, наверное, единственный в Королевстве, кто брезгует чужим потом! Блядь, придётся чуть-чуть признаться в своих «левых» похождениях… - Я был не Королём, я был Властелином, дорогая, это явно тебе не подойдёт! Да и не нравится мне это проделывать с женщиной – я просто попробовал… Один раз! - Один раз? И сразу Властелином?! – удивлённо воскликнула она, продолжая искусно разжигать в моём теле страсть, - Ты реально делал ей больно? Ты?! - Ты хочешь знать, что конкретно я с ней делал? – прошептал я, чувствуя, что мне уже в общем-то всё фиолетово, я просто дико хочу женщину! – Я душил её. Разными способами. А потом, когда она уже была практически одной ногой в могиле – трахал, очень жёстко, и, скорее всего, очень больно! Это было кайфово только в процессе, но потом мне стало противно… И это полное отсутствие мягкой щекочущей нервы боли… Нет, моя Королева, лучше накажи меня – я был просто до безобразия плохим мужем, я и сейчас хреновый муж… - Душил? – нежно проурчала она, взяла мою руку, поцеловала её тыльную сторону, потом взяла в рот указательный палец и пососала его, - Вот этими пальцами? – она резко распрямилась, - Марш наверх, дорогой мой негодяй, мы немножко поиграем… - Немножко? – я вскинул правую бровь, как она любит. - Ну, хорошо! – кивнула она и потащила меня за собой, - Я спущу с тебя семь шкур, чтобы не шлялся от меня по всяким грязным потаскушкам и уважал свою жену! - Я по грязным шлюхам не хожу! – рассмеялся я,- У меня все пронумерованы и окольцованы! - Ну ты и дрянь, Роб, даром, что благородный по рождению и воспитаю! – фыркнула она в ответ, - Но я из тебя дурь-то выбью! Ты на коленях у меня будешь вымаливать прощения за это своё хамство! - Не дождёшься! – блядь, меня всё это уже дико завело, - Моя Королева! – я резко остановился и отвесил Нэн низкий поклон, - Давай сегодня без масок, я просто хочу тобой любоваться… - Да пожалуйста, - небрежно ответила она и открыла передо мной дверь в игровую, - Прошу, раздолбай! – и подтолкнула меня в спину, - Живее! Сначала поможешь мне раздеться, а потом уж я решу, что мне с тобой делать! … Бог мой! Эти несколько часов были великолепны и убийственны одновременно! У меня вся спина горит адским пламенем, ломит предплечья и кисти рук, болят яйца… Она буквально «выдоила» меня до самого дна – до завтрашнего дня я теперь никому как мужчина не пригожусь… Нэн оттрахала меня до состояния полнейшего нестояния! Теперь я лежу в тёплой воде (в ванну я смог забраться сам!) и старательно пытаюсь не уснуть – вот, блядь, я выжат полностью, как никогда… Нэнси превзошла саму себя – мне кажется, я сам уже не смогу даже подняться из воды. Ха! Как бы не пришлось звать Лари для этой почётной миссии. Хотя – Лари я отправил к чёрту отдыхать от моего присутствия… - Нэн! – позвал я, - Ты сможешь меня отсюда вытащить, если я окончательно размякну? - Легко! – моя красавица уже стоит рядом с мягким полотенцем в руках, - Я тебя откуда угодно достану, мой Факинг Перфект! - Блядь, я не ненавижу, когда ты так меня называешь… - Я больше не буду, - быстро проговорила она, - Поднимаемся, а то ты, смотрю, уже практически уснул! – она нагло рассмеялась. Но я всё же смог сам спуститься по лесенке из ванны и даже самолично рухнуть на низкую тахту. Вот чёрт! Как же я устал! И как же мне сейчас хорошо! Нэн, как всё равно услышала меня: - Ты совершенно забросил тренировки с мечём и копьём, рыцарь недоделанный! - Иди на хер, - это всё, что я смог проворчать ей в ответ. - Ещё и огрызается! – и эта сука так, блядь, больно хлопнула по моему правому плечу ладонью, что я не то что зашипел, я подскочил, как ошпаренный! - Охренела, что ли? - А ты не хами мне! – рявкнула она, - Я в Лондоне была и при Дворе в том числе! И я видела тех женщин, с которыми ты спутался! Ты ведёшь себя, как шлюха, Роб! Настала моя очередь смеяться: - Они носят мои кольца? Мой маленький гарем помнит обо мне! И я согласен с тобой, я – шлюха! Ты забыла, что мной уже не плохо поторговали мои так называемые родственнички? И, надеюсь, ты заметила, что все эти девки жены очень влиятельных старых придурков? Им нужен секс, а мне информация, которую им разбалтывают их типо мужья! За это я тоже получил весьма ощутимый шлепок по и без того горящей спине. - И чем я опять провинился?! – нет, я натурально возмущён! – Если хочешь, я и жене подарю кольцо со своим вензелем, если ты на это намекаешь! - Ты безмозглая беспринципная скотина, Роб! – Нэн как-то странно вздохнула и, наконец, плеснула на мою кожу масло для массажа, - Неужели Ланкастер не сказал тебе о волне слухов, прокатившихся при Дворе, когда ты шалавился по Лондону почти месяц? - Ну? – проворчал я, чтобы хоть как-то скрыть раздирающий мои лёгкие крик боли, - Опять моя внешность покоя не даёт кому-то? Или я должен был поступить, как свинья, и даже не представиться Эдуарду, когда явился в Лондон? – это я уже выкрикнул, нет, я не могу, мне страшно больно! – Нэн, мне больно! - Знаю, - спокойно ответила она, - Помучайся телом, может, наконец, почувствуешь, что чувствую я или твоя жена, когда тебя носит фиг знает где! Ты хоть сказал ей, что тебя не будет к ужину сегодня? Естественно – нет! – и опять саданула всей ладонью, я выгнулся от жгучей боли. - Сссссс…. - Что? – и голос такой участливый, убить готов сучку! - Ничего! – рявкнул я, - Идите вы все на хуй со своими душами! У меня её нет!!! Вся вышла! Издохла, когда ты сказала, что никогда не выйдешь за меня!!! И зачем я ей это сказал? У меня всё внутри разрывается от невыносимой боли и жалости к себе! Пусть лучше ещё ударит по плечу, чем роется в моей голове! Нет у меня чувств! И не будет больше никогда! Я не хочу больше любить! Это страшно больно! Это то, что никогда не приносит удовольствия! Это – медленная смерть… - Убей меня, Нэн, - прошептал я, уткнувшись носом с мягкий валик, и, чёрт, слёзы сами потекли из моих глаз, да что же это такое? Мне так жаль себя? Или это от физической боли? Она, хоть и не видела моих слёз, но тоже всхлипнула и ещё усиленнее начала растирать мою спину. - Роб… Дорогой мой… Мальчик мой, - всхлипывала она, разминая мою уже сладко ноющую кожу, - Любимый мой мальчик… Если бы ты только знал, как болит душа, когда знаешь, что не имеешь прав на любимого человека…Или что он тебя не любит… - Одно твоё слово, Нэн…, - чуть слышно выдохнул я. - Это будет не угодно Богу …, - прошептала она. Я хренею! А то, что сейчас происходит между нами Ему угодно? - И твои дети пострадают, - еле выговорила она. Дети… Блядь, мои дети… Обязательства перед Генри… Вероника… Корона для моего сына!!! И месть всем этим грязным ублюдкам! - Я ненавижу эту блядскую жизнь! – заорал я, резко поднялся и сел, - Ты хочешь понять, зачем мне всё это надо? – я ткнул пальцем в сторону игровой комнаты. - Да, - она опустила голову, - Я же знаю, что ты не совсем покорный… Я испортила тебя… Всё! Она меня разозлила! Я с силой ввалил ей пощёчину: - Истеричка! Никогда не скули передо мной! Нэнси упала на тахту, а я навис над её перепуганным лицом: - Если бы это со мной сделала не ты, то сделала бы другая – и я всё равно подставлял бы свою спину под плеть! – зашипел я, - Мне это необходимо, чтобы продолжать делать своё дело! Мне нужны очень сильные эмоции, чтобы перебить ими все чувства! Все! Ты меня понимаешь? Что эти твари опять шипели за моей спиной? Что я вылитый Эдуард в молодости? Ебал я их мнение! Раз уж я его сын, то на кого я, по их мнению, должен быть похож? На Маннерса? С какого перепугу-то? Или они всё ещё свято верят, что мать нагуляла меня с камердинером? Да знала бы ты, как я ненавижу их всех, и я всё сделаю, чтобы они валялись у моих ног! И мне до звезды, каким способом я этого добьюсь! В её больших зелёных глазах появился ужас – отлично! Сейчас расплачется и я буду чувствовать себя полной скотиной – она приехала ко мне чёрт знает откуда по первому же моему свистку, а я ей тут истерики закатываю! Душеспасительные! - Нэн, детка, - я осторожно тронул пальцем её пухлую нижнюю губу, - Забудь всё, что я тебе только что наплёл… Я просто люблю тебя, а ещё мне сейчас очень больно, я уже не понимаю что несу, ты была со мной очень жестока сегодня… Прости меня, милая моя, - попробовать её обнять? А если на хер пошлёт? Нет, обниму. Твою ж мать! Как же у меня всё болит!!! – Ух, ёпт…, - и я позорно рухнул мордой в мягкую подушку. - Тебе совсем плохо?! – перепугалась Нэнси, - Я сейчас! Вот что она «сейчас»? Я то скорее всего сейчас в обморок если что… «Сейчасом» оказались нюхательные соли – вот мерзость-то! Зря я забил на тренировки… Мне натурально хреново – а ведь, если подумать, ничего она со мной сверхнового не делала – ничего, ну, кроме того, что… Ну, чего себя-то стесняться? Надо было отказаться второй раз от «качелей» - запястья немеют до сих пор… - Тебе лучше? – какое, к хренам, лучше? От этой мерзкой соли меня начало подташнивать! – Не молчи, Роб! – она осторожно тронула моё опять же правое плечо! То, что горит хуже, чем адским пламенем! - Да пошла ты! Лучше ещё помассируй! И не тронь мои плечи! - Но их надо размять, Роб, могут остаться синяки… Я правда не хотела… Но ты меня так рассердил своим поведением в Лондоне, ты просто не представляешь, как меня распирало сказать этой овце, что расписывала мне какой ты чудесный любовник, что ты – мой мужчина! Только мой! И выдрать эти белобрысые патлы! - Она ещё и блондинка? – вот ведь искренне удивлён, чего-то я не припомню эту девку…Помню только, что чуть не придушил её, а вот как она выглядела нифига не припомню, - Знаешь, я тогда нажрался порядочно, и помню о ней крайне мало… Думаю, если бы я её в тот раз убил, я бы не только не расстроился, я бы этого даже не заметил… Блядь! Больно же! Нежнее, милая, я же живой ещё! – глупая, однако, попытка рассмешить её, - Прости… Не обращай внимания на меня…, - Господи, когда же пройдёт дикая боль и наступит тёплое жжение? Клянусь! Как вернусь в Эйдон, ни одной тренировки не пропущу! Даже меч найду, хотя хрен его знает – куда я его сунул? Но, думается, Лари знает… Лари… Господи, Боже мой, как этот человек терпит меня? Я сам себя еле перевариваю, а ему приходится терпеть все мои выебоны..., - Дай мне вина! – приказал я Нэн. - Вина? – переспросила она. - Да! Чёрт тебя дери! Хотя… Нет! Не надо, - я внимательно прислушался к своим ощущениям, - Продолжай… Мне становится ахрененно хорошо… Знаешь, иногда я очень хочу выпороть собственную жену… Кинуть её поперёк лавки, задрать подол и по голым ляжкам тонкой плёткой отходить! - Почему? Она тебя так сильно раздражает? - Нет, не так чтобы уж сильно, но вот хочется и всё тут! - А меня ты отказался наказать…, - усмехнулась Нэнси. - Тебя нельзя наказывать, ты – идеальная женщина, Нэн! - А ты – идеальный лгун! - А ещё я очень красивый! – выдавил я из себя. - Этого не отнять, - рассмеялась она, продолжая старательно разминать мою спину, - К твоей красоте ещё бы душу, так и цены бы тебе не было Роб! - Я тебя сейчас не слышал… Хочу спать, а на остальное наплевать… Она склонилась надо мной и поцеловала куда-то в район шеи – приятно, легко, свободно! И сейчас такое ощущение, что я всех люблю! И как она исхитряется примирять меня с самим собой? - Ещё, - попросил я. - Хорошо, милый, расслабься…, - поцелуй, - Я знаю, что ты всё равно самый лучший…, - поцелуй, - Самый нежный…, - поцелуй, - И самый добрый мужчина на свете! – ещё поцелуй, но тут она, на мой взгляд, уже загнула! Я и сам-то себя даже в приступе нежности к себе ненаглядному, навряд ли назову «добрым»! Но ей виднее, раз ей так хочется – буду для неё и добрым и каким только захочет, только пускай не останавливается… Глаза сами закрываются, я сейчас усну… Нэн… Или это Вероника так ласково целует мою приятно пощипывающую кожу? – Я люблю тебя, - услышал я уже откуда-то издалека чей-то голос, возможно, даже свой собственный… Проснулся я от того, что просто дико хочу жрать! И, чёрт, я думал, что вообще не смогу подняться, но моя Нэнси, наверное, волшебница – я так замечательно себя чувствую! Интересно, сейчас поздний вечер или уже раннее утро? Я встал, накинул на плечи тяжёлый бархатный халат и босиком пошлёпал в коридор. В доме очень тихо. Я спустился вниз, в сторону кухни – там тоже никого… Пришлось самому доставать хлеб и яблочное повидло. Молока я так и не нашёл, пришлось налить себе полную чашку вина. Ну, хоть так, а то у меня такое ощущение, что ещё чуть-чуть я и сдохну от голода! А вот интересно – где народ-то? Я ещё отломил кусок хлеба, забрал початую бутылку и пошёл обратно наверх. Нэн я обнаружил в её комнате – она мирно спала в собственной кровати, надо к ней присоединиться! Но сначала доем… Блин, наверно сейчас очень рано – даже конского ржания не слыхать! А ведь я проспал больше половины суток… И я с чувством залез в постель под тёплый бочек своей красавицы-подружки…Она красива даже когда спит… И кто бы сказал, что этой женщине скоро будет целых тридцать лет! Она выглядит, как моя ровесница! Интересно, а Вероника в её годы будет так же свежа и привлекательна? А я? Какими мы с ней будем годков эдак через десять? Я, скорее всего, стану ещё худее, как Эдуард, а моя жена, я очень на это надеюсь, ещё хоть немного раздастся в бёдрах, хотя задница у неё вполне приличная и сейчас… Интересно, чем она занимается, когда меня нет в замке? Ну, допустим, сейчас должна спать... А если она не одна, а с…? Убью! Хотя… Дети, однозначно, мои! Или – нет? - Ты чего пинаешься? – сонно проворчала Нэн. - Ничего! – чуть ли не выкрикнул я, - Ты точно ни разу от меня не залетала? - Какая тебе, в пень, сейчас разница? – она попыталась отвернуться от меня, - Я вообще проклята Господом… - Чёрт! Нэн! Ну скажи! Я не буду ругаться! Честное слово! - Был у меня выкидыш, когда тебя полумёртвого привезли, - устало вздохнула она, и всё же отвернулась, - Срок был маленький, но это точно был твой рёбенок… Прости, я слишком перенервничала тогда… Я не сберегла его… И не спрашивай меня о детях больше! Я ненавижу эту тему! – и больно ткнула меня локтем в живот, немного помолчала, затем резко развернулась ко мне лицом, её зелёные глаза были подозрительно сощурены, - Это о чём ты, падлец, сейчас подумал? Да как ты смеешь даже думать подобное о своей жене?! Да она святая! Ты должен на неё молиться, а ты?! – она просто задыхалась, не находя слов, - Никогда не смей… Эта женщина всегда поддержит тебя! Она как никто другой понимает тебя! – зашептала она, - Пойми, наконец, как друг, как сестра, я останусь с тобой до конца, но потом-то ты с кем останешься? Генри, Аарон, Том, Шон? Они мужчины, а тебе, для твоей же пользы, нужен друг-женщина, с которой ты сможешь без оглядки обсудить свои личные проблемы, те, о которых друг-мужчина даже и не должен подозревать! Знаю я тебя – у тебя постоянно в голове миллион мыслей, одна дурней другой, их тех, что мужчины с восторгом воспринимают, но только женщина сможет моментально сказать степень опасности! Ты же безбашенный по своей сути! И не начинай надуваться, дорогой мой мальчик, я старше тебя и я знаю тебя! И вообще – ты пил? В такую рань? Роб, да что же такое с тобой? - Я не нашёл на кухне молоко…, - я чувствую себя, как нашкодивший мальчишка. - Ну да, и воды там тоже не было… - Блядь, а если я хочу напиться? – рассмеялся я, - Не поверишь, но иногда это так классно! Правда, потом хреново, но в процессе! - Охломон ты, Роб! – Нэн игриво толкнула меня в бок рукой, - Спи и мне не мешай, глупый ревнивый мальчишка! Я обнял её: - Мне очень жаль, я был бы счастлив воспитывать нашего малыша… - Не надо об этом, - тихо повторила она свою просьбу, - Это очень больно, осознавать, что никогда не услышишь, - она с трудом сглотнула, - Не услышишь «мама»! И не смей меня жалеть! Я заслужила! Господь меня наказал и правильно сделал! - Нэн, - я потёрся носом об её плечо, - Я всё равно люблю тебя… И ладно, уговорила, я ещё раз попытаюсь найти общий язык с Вероникой, раз уж ты так на этом настаиваешь! Но говорю сразу, я не уверен! Как только я начинаю подбивать под неё клинья – она обязательно какой-нибудь фортель выкидывает! Ты думаешь я получил массу удовольствия, когда она уехала в Лондон к своим родственничкам и даже не подумала известить меня об этом? - Хватит винить во всём девочку! – оборвала меня Нэн, - Она молода, неопытна и очень импульсивна! А ты – наглая, прожженная скотина, которая её специально провоцирует на необдуманные поступки! Ещё скажи, что тебе не нравится бегать за ней! Так я тебе и поверила! Видел бы ты себя со стороны, когда ей было плохо! Худющий, издёрганный, глаза злющие! Вот что хочешь – но Вероника тебе далеко не так безразлична, как ты мне тут утверждаешь! И прекрати, наконец, искать причины, чтобы оскорбить или унизить её! Я тебе это приказываю, понял? - Нет! – фыркнул я,- С чего бы вдруг у любовницы такие высокие чувства к жене? - А с того, что она тебе, шалопаю, детей подарит, в отличие от твоей любовницы, как ты изволил меня назвать! – И чего я такого сказал-то? Вся, прямо, взъерепенилась! - Научись, наконец, доверять ей! Ведь, если уж так посудить, то ты и ваши будущие дети – то вся её семья… - Нэн, ты меня уже достала с моей женой! Я просто хочу с тобой отдохнуть от семейных радостей! Ну не создан я для тихого семейного счастья! И ничем меня туда, в это грёбаное гнездо, не заманишь навечно! Скучно мне там! – признался я, наконец, - Я привык быть всегда один и во всём полагаться исключительно на себя, меня напрягает нести ответственность за другого человека, которой к тому же норовит везде своё мнение высказать! И, заметь, это самое мнение очень часто с моим не совпадает! - Ещё бы! – с сарказмом усмехнулась она, - Вашему Величеству не смеет перечить даже сам сэр Персиваль! - Не язви… Ну вот что за баба такая? Язык – острее бритвы! Как начнёт по мозгам елозить – никакого спасения нету. Претвориться, что болит спина? Может, прекратит «пилить»? И я осторожно повернулся на спину: - Уй, бля…, - проскрипел я с чувством и ленивенько, как она любит, развернулся на живот. - Щиплет? - испугалась она. - Нет, блядь! Естественно и щиплет и болит! Ты вчера со мной обращалась, как с деревянным болваном! - Роб, - вот теперь мне её тон больше нравится, в голосе появилось обожание и покорное преклонение, - Я думала, тебе нравится, ты же меня не останавливал… Как мило – извиняйся дальше, а лучше – поцелуй, а то мне спать совершенно не хочется, а вот от кое-чего интимного я бы точно не отказался! - Я хочу завтра повторить игру! – твёрдо сказал я, внимательно наблюдая за выражением её виноватых ярко зелёных со сна глаз. - Ты… - Я! – и я уверенно погладил её плоский животик в районе пупка, - Ты учила меня соизмерять свои возможности со своими желаниями, так вот я соизмерил, и говорю тебе – я хочу ещё игру, и я к ней буду готов завтра к вечеру! - Ты гадкий избалованный мальчишка! – подскочила она и оттолкнула меня от себя, - Ты обманул меня! С тобой всё в порядке! Ты просто обожаешь заставлять людей чувствовать себя виноватыми перед тобой! Интриган! – она швырнула в меня маленькую подушечку и рассмеялась, - И как я тебя терплю? - Я сам себя с трудом перевариваю, - я уже стою рядом с ней, руки сами тянутся к этой шикарной груди… Чёрт бы побрал эту женщину – она такая мягкая и податливая… С ней так уютно и спокойно… И с ней, как и с Вероникой, хочется не только брать для себя, но отдаваться не задумываясь о последствиях…Может и права моя Нэн – моя жена для меня куда больше, чем мне кажется? …- Какого хрена? – проворчал я прямо в мягкий валик, - Если это не Лари скребётся – убью кого-то! – пообещал я на полном серьёзе, я только что вылез из ванны и Нэн вот только-только начала растирать мою ноющую спину! - Я сама посмотрю, не двигайся, дорогой, - она нежно тронула губами мою задницу, - Сегодня ты был великолепен, мой золотой мальчик! - Я всегда великолепен, - проворчал я в ответ, а она на это тихо рассмеялась и поднялась с тахты. - Лари? – несколько разочарованно вздохнула она, - Боюсь то, что ты хочешь ему сказать, сейчас для него будет бесполезной информацией! – в голосе Нэн звучал такой неподдельный сарказм, что у меня зачесалась рука, как хотелось пару-тройку раз с силой хлопнуть по её наглой заднице! - Леди, это очень важно! Разрешите мне сказать ему буквально пару слов на ушко! Я не отниму у вас много времени! Если хотите, я даже с закрытыми глазами войду, только разрешите! – настаивал мой камердинер. - Завяжи ему глаза и пусть войдёт! – приказал я, ведь не отстанет же! И через пару минут я услышал такое, что даже раздирающая душу и мою шкуру жгучая боль показалась мне такой хернёй! - Что?! – я подскочил, чем вызвал неподдельный испуг Нэн, которая попыталась уложить меня обратно, но я её грубо оттолкнул от себя, - Отвали! А ты повтори, что ты сказал? Что она выдумала? - Мой лорд, - послушно проговорил Лари, стоя на коленях перед низкой тахтой, на которой был я, - Ваша жена уже третьи сутки отказывается от пищи! Я сегодня утром прискакал в Эйдон и мне об этом сказала миссис Маршалл! Она просто не знала, где вас искать, простите, мой лорд! - Вот чёрт! Ты, - я ткнул пальцем в слугу, - Седлай Нортуга! – Лари сразу подскочил и выбежал из комнаты, - А ты, - я обернулся к испуганно застывшей Нэн, - Помоги мне одеться! Быстро! И, блядский рот, вот как я могу ей доверять? Она меня уже достала своими выебонами! - Роб, заткнись сейчас же! Она беременна, а у беременных женщин могут быть любые заскоки! – опять заступается за эту, прости Господи, жену недоделанную! – Умаляю тебя, будь с ней терпеливым! Не забывай, что она носит твоих детей! Ты меня слышишь? - Слышу, - буркнул я, - И будь так любезна – заткнись! Или я за себя не ручаюсь! Такую подлянку даже враг подстроить не в состоянии! Фантазии, блядь, не хватит! - Не ворчи, - она осторожно накрыла мои плечи мягкой шёлковой рубашкой, - Камзол будешь одевать? Сегодня тепло… - Не буду! И я не ворчу! И мне больно…, - прошептал я в конце. Мне на самом деле очень больно, и не только физически, но как это понимать? - Я буду ждать от тебя записку, напиши мне, как она? Я волнуюсь, Роб, твои дети для меня как мои собственные, - какая, к чёрту, романтика! Я сейчас зарыдаю от умиления! Или от этой поганой жгучей боли? Спина горит, как в крапиве обвалялся! И всё из-за Вероники, сучки надурной! В общем, пока я доскакал до Эйдона, я пять раз передумал что сделать с непокорной женой, и решил ничего не делать – просто немного отругать, не думаю, что она это со зла делает, скорее, что-нибудь опять вбила в голову, с ней такое постоянно – придумает себе что-нибудь и свято в эту херню верит! Думаю, и якобы любовь она тоже вообразила – вот и носится с ней теперь, как курица с яйцом! К тому же по дороге Лари, как мог, рассказал что там и к чему. Вероника опять поругалась с кухаркой – глупость несусветная, а потом ещё вообразила, что какая-то служанка, попробовав её суп, отравилась! Девчонка, как вся прислуга точно знает – беременна, у неё та же фигня, что была и у Вероники – токсикоз называется! Ох, чёрт, девки своими заморочками меня точно со свету когда-нибудь сживут! Представляю, как тяжко Аарону живётся – я бы точно с ума сошёл от их выипонов каждодневных. Ладно. Я бросил поводья старику Питеру: - Что нового в нашем сумасшедшем королевстве? - Всё как обычно, мой лорд, только наша леди немного захворала, - смущённо проговорил он, - Скучает она без Вас, мой лорд… - Ты считаешь, что это плохо? – у меня начало подниматься настроение, это так приятно, когда кто-то по тебе искренне скучает! – Приготовьте мне ванну, - бросил я каким-то без дела шарахающимся служанкам. Они перепугано заквохтали и начали бестолково метаться – эх, чёрт, я - дома! Даже дурищи ничуть не меняются! Хорошо-то как! И я быстро пошёл наверх, даже не изволив с дороги умыться, как был – пыльный и жутко воняющий потом Нортуга. Я тихо открыл дверь в нашу комнату. Там, естественно торчала эта бесполезная овца Пейдж – вот что делает эта женщина? Я, например, совершенно не вижу от неё никакого толку одно безобразие, сплетни, и, как следствие – мы с женой ругаемся на практически пустом месте! Вероника полулежит в постели – бледная, как смерть. Спит, что ли? Нет, не спит… Короче – разругались мы с ней конкретно! Нет, ну правда, видел я дур, но таких!!! Ну вот почему женщины верят не фактам, а своим догадкам? Не понимаю. И она ещё к тому же на меня обиделась! А я-то тут при чём вообще? В конце-концов, это не честно – я свои отношения с кухаркой никогда не афишировал, и она – тоже! Раз уж тебе вдруг захотелось унизить себя – пожалуйста, только меня не надо втягивать в эти свои приколы… И спину, блядь, дерёт… В общем – херня какая-то получается! Пока готовили мне ванну, я успел влить в Веронику немного бульона – ведь хочет же есть, но упрямая, как ослица! И её стошнило. Нет, я не брезглив, когда дело не касается крови, но тут! - Она что, уже и есть не может? Вы почему не послали за мной сразу, как только началась эта блажь? – хотя, чего я спрашиваю у этой дурищи Пейдж? Нашёл, тоже с кем разговаривать! А она ещё оправдывается, шалава такая! - Мой лорд, доктор говорил, что ей надо кушать понемногу, но часто…. – и вся мелкой дрожью трясётся, как овца, блин! Ну, тут уж и моя драгоценная не вытерпела – как же, убогую обижаю! - Пейдж ни в чем не виновата, не злись на неё, прошу! И я поеду в Лондон… Чего? Совсем ипанулась, что ли? И эта долбанная служанка уши тут свои развесила, убил бы при настроении сплетницу! Ну, ладно, сегодня я очень добрый и покладистый – у меня и так всё нахрен, не так. Как я бы хотел наподдать ей по самое не балуйся, но я просто махнул на девку, мол - пошла отсюда, и она меня моментально поняла! А теперь – жена… Неужели она думает, что я её отпущу к этим её так называемым родственникам? Да будь она даже трижды здорова и совершенно не беременна – никогда она больше не будет гостить у своей тётушки! Нечего меня позорить на всё Королевство! - Нет, - и я даже попытался изобразить на лице что-то вроде улыбочки, но, боюсь, получилась она у меня, как у натуральной гиены, уж очень Вероника от этого расстроилась, попыталась настаивать, утверждать, что я скотина, и ей тут из-за меня и моего отношения к ней очень плохо, пришлось на чистом английском повторить, - Нет! – и я предпочёл удалиться от греха подальше. Вслед мне раздалось громкое рыдание – ой, ну вот на что она надеется? Что я сейчас брошусь её утешать и помогать собирать вещи в дорогу? Не дождётся. Я знаком разрешил служанке вернуться в комнату леди – вот тебе, дорогая, утешительница, рыдай с ней сколько влезет! А мне бы всё же помыться не помешает, да и спину надо хорошенько размять… Я же примерный семьянин – сегодня буду ночевать со своей женой, а не с кем попало! Пока я скакал в Эйдон, я дал себе слово, что больше моя жена меня из нашей общей спальни никогда не выставит – если я оттуда уйду, то исключительно по собственной воле, и не факт, что вообще вернусь! Ну… Может и вернусь, смотря как она меня будет упрашивать…В каких позах! Дьявол, как хорошо-то в тёплой воде… - Лари, не дай мне уснуть тут… - Да, мой лорд! Покажите мне спину, - он бесцеремонно подошёл и внимательно посмотрел мою горящую адским пламенем спину, - Крови нет. - Это я и без тебя знаю! Но меня это уже радует. Сможешь сделать так, чтобы я хоть на боку мог лежать? Он легко тронул что-то очень сильно отдавшееся жгучей болью мне прямо в голову: - Я не уверен, мой лорд, этот рубец длинный и явно будет синяк… Но кожа не ободрана… Я попытаюсь, но, боюсь, уже поздно – надо было сразу… - Не учи меня жить! – рыкнул я, - Приготовь что там надо для массажа и налей мне вина, а лучше – давай сюда всю бутылку! - Как скажете, мой лорд! И голос такой осуждающий – куда бы деваться! Я сейчас, прям, от стыда сгорю нахрен! Но бутылку аквитанского таки вручил. Отлично. Я сделал не хилый глоток – может, хоть это немного заглушит боль? И всё это из-за Вероники, моей непутёвой жены! Сейчас бы я спокойно спал в постели у Нэн, а завтра у меня и следов бы на спине не осталось! Чёрт!!! Я быстро, стараясь даже не пытаться ощущать вкуса вина, влил его в себя… - Вот блядь… Лари! – он буквально из воздуха возник передо мной, - Не помогает! – ну, это я уже капризничаю, - Вытаскивай меня и разминай как можно сильнее, даже если я буду ругаться или рыдать – не обращай на это внимание. Я ясно выразился? - Да, мой лорд, - кивнул камердинер. Он отобрал у меня пустую бутылку и помог мне выбраться из воды – стало ещё хуже… Я кое-как вытерся спереди, слуга промокнул меня со спины и я буквально рухнул на кровать носом в мягкую перину. - Я готов, - и я вцепился зубами в подушку, чтобы не происходило в последующие полчаса, я попытаюсь вытерпеть, потом станет лучше и я смогу немного поспать до ужина. Если смогу, конечно, - Лари,- проворчал я сквозь пух, - Не жалей меня, меня не за что жалеть, понял? - Да, мой лорд! – услышал я чёткий ответ и началось! Господи! Ведь всё это – моё искупление за грехи, не так ли? Я буквально живьём горю в адском огне! Кажется, я застонал… Только не останавливайся, Лари, только не тормози! Ещё немного и боль дойдёт до своей вершины и всё изменится…Ох, чёрт, слёзы…Но – больно же! …Их только не хватает! Я так зол сам не себя! Но, если кто-то думает Там, на Небесах, что я одумаюсь и прекращу свои эксперименты с Нэн – этот Кто-то сильно ошибается! Я ещё не всё испробовал! И пусть гореть мне в Аду – но на этом свете я познаю как можно больше удовольствий! Боль, наконец, достигла своего апогея и, как обычно, резко схлынула, оставив мне в отместку за кайф жуткую усталость и мягкое покалывание… - Не забудь разбудить меня …, повторил я и буквально провалился в сон. Глухой, чёрный, без сновидений… - Мой лорд, просыпайтесь! Неужели уже вечер? Судя по тому, что я зверски голоден, скорее – да. - Сэр, вы должны подняться и поесть! – продолжил Лари над моим ухом, - Ваш дядя снимет с меня голову, он и без того был страшно сердит, когда был в Эйдоне в последний раз, он полагает, что я плохо за Вами ухаживаю! Может, принести еду сюда? - Я уже проснулся, - пришлось ответить, ведь не отстанет же, - И давай одеваться, я спущусь вниз… Кстати, а что моя жена, как она? - Леди Вероника уже спит, мой лорд. - Это хорошо, - я потянулся, - Очень хорошо! – констатировал вслух я своё состояние, - Ты прекрасно поработал, дружище… И не слушай Ланкастера, ты мой слуга, а не его! И мне нравится, как ты за мной, - я хмыкнул, - Ухаживаешь! Что там у нас сегодня на пожрать? И я хочу, чтобы ты ко мне присоединился за столом! – я внимательно посмотрел на Лари, он испуганно захлопал ресницами, - Да не бойся, я не напьюсь! Просто плохо мне… На душе как-то не очень, понимаешь? – он с каким-то скорбным видом закивал, - Сомневаюсь я что-то, что ты меня понимаешь, ну, да и фиг с ним, с пониманием, и без него как-то раньше жили! Я поднялся. Голова немного побаливает – не стоило мне пить, та бутылка явно была не к месту… - Лари, признайся честно, я – хреновый хозяин? – и чего это меня на самоуничижение потянуло? Недотрахали или перетрахали, но не тело, а мозги? – Они ведь все меня ненавидят. Я их заставляю работать…, - я вздохнул, наблюдая за тем, как ловко мой камердинер застёгивает тучу мелких пуговичек на моей рубашке, - И я не люблю свою жену должным образом… А интересно – а вот как её любить надо? - Жену надо уважать, - буркнул слуга. - Уважать? – лениво протянул я, - А за что я могу уважать свою жену, Лари? Да, она привлекательная, добродетельная в чём-то, наверное, всё же в монастыре воспитывалась… Леди Нэнси настаивает на том, чтобы я был к ней внимательным! Я не внимателен в отношении леди Вероники, как ты считаешь? - Ну… У Вас странные отношения для супругов…, - бля, какая политкорректность! - Да не бойся ты! Уж кто кто, а ты видел меня в таких видах, что чертям бы стало тошно на меня любоваться, да и выручал ты меня не единожды… И вообще! Лари! У тебя было столько замечательных возможностей очистить этот мир от меня, что страшно подумать! Почему ты ни одной не воспользовался? - Мой лорд, - промямлил он, окончательно покраснев, - Я горжусь, что являюсь Вашим камердинером! - Да ладно, Лари, я ведь знаю, что я не подарок и вообще, хрен его знает, что я выделываю, когда в состоянии полной отключки? – ну скажи, мне же интересно знать о том, о чём я даже под пытками не припомню! - Когда Вы отключаетесь, мой лорд, вы ведёте себя практически всегда тихо и мирно. Ага, значит – бывает, что и не тихо и совершенно даже не мирно… - Что – даже не ругаюсь? – изобразил я искреннее удивление, - А знаешь, мне такая дрянь при этом видится! Упаси Господь! - Ну, бывают истерики, но они быстро проходят… Однако… Я не раз был свидетелем пьяных истерик в борделях, зрелище мало приятное, но вполне терпимое, правда, истерики устраивали шалавы… Значит ко всему прочему я ещё и истеричка. Хотя, чего тут удивительного? Надо себе признаться – бывают у меня истерииа – то от хохота, то просто хрен пойми от чего! Дурная кровь – ни чего не поделаешь! Тем временем Лари окончательно меня нарядил, даже галстук хотел накрутить, но я его отстранил: - Мы с тобой будем ужинать без дам! - Да, мой лорд. - Заладил – «Да, мой лорд!» - рассмеялся я, - Устал я быть лордом! Хочу сегодня немного побыть простым смертным! - Как скажите, мой лорд! Вот болван! Вот интересно – когда же он женится, а? Я так хочу узнать, какие ему бабы нравятся? Худые? Толстые? Чтобы сиськи были большие, или задница? Или и то и другое? Я люблю грудастых, мягких, и зад, как у Вероники чтобы… Стоп. Не стоит сейчас себя накручивать – ей сейчас не до секса… А очень жаль – я бы с удовольствием посадил её на себя сверху и получил максимум удовольствия! Вниз, в большой обеденный зал, я спустился вполне бодро и в весьма приподнятом настроении (всего пара глотков вина и я очень даже человек, оказывается!). Стол уже был накрыт на две персоны. Они что – не знают, что Вероника однозначно сегодня не спустится? Я когда-нибудь пришибу эту лентяйку Пейдж! Я быстро осмотрел – чего мне наготовила сегодня Мара? Так. Я хочу пирог, он пахнет чем-то сладким, похожим на ревень, потом возьму, пожалуй, кусочек фазана и глазированную морковь – остальное мне ни нахер не упёрлось, но я всё равно поблагодарил кухарку за старания и велел всем выметаться, кроме Лари. С ним я всё же хочу ещё немного поболтать – о нём поболтать. Мне на самом деле интересно – чего он не женится никак? И, если виновата моя персона – дам ему разом штук пять выходных и велю привести женщину, а потом лично отведу их под венец! Блин, только сегодня до меня дошло, что моему камердинеру скоро стукнет двадцать девять, ведь он меня на десять лет старше, а я так ни разу и не застукал его в пикантной ситуации с какой-нибудь смазливой служаночкой! Обидно даже… Как только за последним слугой закрылись огромные тяжёлые двери-ворота, я плюхнулся на одно из мест: - Наливай и пересаживайся ближе! – хмыкнул я, глядя на недоумённое лицо камердинера, - Ну ты чего? Можно подумать, мы с тобой ни разу не пили на брудершафт! Он усмехнулся, кивнул, переставил тарелки с дальнего конца стола, налил нам вина: - Вы же терпеть не можете, когда прислуга садится с Вами за стол, мой лорд! - Ты – не прислуга, Лари, и ты это прекрасно знаешь! Ты единственный человек, которые имел сотни возможностей прекратить моё мерзкое существование, но упорно продолжаешь помогать мне, что бы я не сделал – ты всегда на моей стороне. И я хочу понять, - я хорошенько отхлебнул из своего кубка, - Не мешаю ли я твоей личной жизни? И… У меня скоро будет сын, кому я смогу поручить его, когда он подрастёт? И не стесняйся, ешь, пей, что хочешь, будь просто моим приятелем сегодня! - У моего старшего брата много детей, - Лари всё же сначала положил мне на тарелку здоровенный кусок фазана, интересно как он определил, что я хочу съесть? Потом немного заколебался, - Глазированная морковь или печёные яблоки? – я ткнул пальцем в морковь и сразу получил горсть восхитительной морковки, - Кушайте, мой лорд, - грустно вздохнул он, и положил себе тушёного мяса с картофелем и подливой, - Раз уж вы завели разговор о том, что для Вас я больше, чем обыкновенный слуга, я воспользуюсь этим, - он внимательно посмотрел мне в глаза, интересно, что он хочет мне сказать? – Вам надо нормально питаться, а не … Вы специально изнуряете себя? Блядь, ну вот по глазам вижу, не это он хотел сказать! Блядь! Блядь! Блядь! Я сейчас сдохну от любопытства! Лари, не будь скотиной! Не переводи всё на мою и без того мне хорошо известную личность! - Я не изнуряю себя, мне нравится так жить! – рассмеялся я, - Я обожаю свою стройную фигуру, Лари! И, раз уж на то пошло, женщины предпочитают поджарых мужчин! А я очень люблю женщин и хочу как можно дольше привлекать их! А ты? Какие девки тебе нравятся? Я ведь могу помочь – возьму ту, что тебе по вкусу в замок, - я подмигнул ему, - И она твоя! – я залпом допил вино и даже сунул в рот кусочек фазана, - Налей ещё. - Сначала – еда, мой лорд! – вот ведь упёртый! Хотя, возможно, он и прав, в голове уже порядком зашумело, и мне на самом деле нужно поесть. А то такими темпами мы можем благополучно отправиться в конкретный загул, а у меня сейчас жена дурит, мне за ней бы уследить! И я начал послушно грызть глазированную морковку с несчастной птичкой. Убедившись, что я внял гласу разума, Лари тоже принялся жевать своё мясо, и лишь практически доев, решился тихо сказать, - Я никогда, наверное, не женюсь, мой лорд… А это ещё что за фигня? Все мужчины трахаются! Если у мужика не стоит – он либо древний старикан, либо ему кое-что отрезали! - Почему? – вырвалось у меня, - То, что у меня семья получилась, ну, так себе, это ещё ни о чём не говорит! Мой брат Аарон, к примеру, очень счастлив в браке! Хотя, я и свой брак совсем уж никакущим назвать не могу! У меня прекрасная жена, - вот уж я пиздеть-то мастер! - Я боюсь, что буду не интересен женщине, – промямлил он. - С чего бы? – усмехнулся я и самолично налил себе и ему, - В семейной жизни, - вот ведь я хренов знаток! - Всё может быть, возможно, я и невыносим для этой самой семейной жизни, но, как мне кажется – не такой уж я и плохой вариант! Во всяком случае, я люблю женщин, а не заглядываюсь на симпатичных мужчин! - В том-то и дело, мой лорд, что я не уверен, что мне они нравятся! – выпалил он и резко выпил вино из своего кубка. Ах-ре-неть… Я даже подавился вином… - А ты пробовал… ну, в смысле, к девке под юбку-то слазить? – еле выдавил я из себя. - Пробовал, - кисло ответил он, - Не очень интересно… - А что тебе интересно? – ну, это у меня уже любопытство просто свинское! Чёрт, как же интересно залезть в голову такого странного мужчины! А, может, он наоборот того, женщиной себя мнит? Нет, я просто не могу назвать моего Лари садомитом! Вообще-то он ни разу до меня не доматывался, а эти деятели очень любят почему-то мой тощий зад лапать! А с другой стороны – чего ему мою задницу щупать украдкой, когда он меня с отрочества одевает, иногда помогает мыться, делает массаж…И он меня мог трахнуть, когда я был в отключке, но никогда этого не делал. Блин, вот засада-то… - Вы меня теперь рассчитаете, мой лорд? – донеслось до моего ошарашенного сознания откуда-то очень издалека. - А? – я быстро допил своё вино, думаю, оно мне поможет осознать эту новость, - Кого рассчитать? Тебя? Да никогда! Но жениться ты должен по любому! Я же женился, - привёл я самый веский, на мой взгляд, аргумент, - А мои запросы в постели ты прекрасно знаешь, я далеко не Ангел…, - я посмотрел в его глаза, он спокоен, он устал от меня скрывать своё влечение? Я его никогда не отпущу хотя бы из-за того, что он слишком много знает обо мне, - У тебя есть постоянный… близкий друг? – тихо спросил я. - Нет, - усмехнулся он, - Так, случайные встречи! Но, если Вы настаиваете, я женюсь на той, на которую вы мне укажите. - Ну, ты хоть скажи, какая она должна быть – там цвет глаз, волос, грудь? Худая или пополнее? Рост примерно? На какую из известных нам с тобой леди она должна походить? Ну, кто-нибудь тебе нравится? Я имею в виду, внешне. Из женщин, - а то ещё не так поймёт меня, лучше буду уточнять. Ха. И чего это я такой внимательный вдруг сделался? У меня такое ощущение, что его идеал – это я! Не удивлюсь, короче, если мой Лари тайно по мне сохнет, я бы и сам по себе сох, если бы любил мальчиков! Он покраснел и отвёл в сторону взгляд. Я не ошибся. Ему нравлюсь, если это я так правильно выражаюсь, именно я. И нахрена я вообще весь этот разговор затеял? Не знал – и спал бы крепче! А теперь… А с другой стороны – что теперь-то меняется? Да ничего не меняется! Естественно, я его женю на какой-нибудь деревенской глупышке, которая будет по гробовую доску благодарна ему за кров и работу в Эйдоне, родят они пару-тройку таких симпатичных маленьких Роландов… - Я бы не хотел, чтобы моя семья узнала о моей проблеме, мой лорд, - его тихий голос вывел меня из задумчивости, - Они будут крайне разочарованы, ведь Вы не простой лорд, вы – истинный наследник, а я… Я подвёл Вас… - Сомневаюсь я, что ты меня хоть раз подвёл, Лари. И я должен признать – лучшей няньки для меня просто придумать было бы невозможно! И, знаешь, теперь я себя даже лучше чувствую, а то я всё рылся в себе время от времени, что типо извращенец я и всё такое, что тебе противно быть рядом со мной, а теперь я почти счастлив! Почему почти? Полностью счастливы бывают только идиоты, Лари, а мы с тобой не идиоты! У нас есть много общего, нам обоим есть что скрывать, как о себе, так и друг о друге! Замечательно! – я похлопал его по плечу, и перешёл на другую тему, - Как считаешь – я достаточно поел? Или мне ещё что-нибудь в себя впихнуть? Он рассмеялся, уже хорошо. Между нами ничего не меняется. Мой Лари умеет быть настоящим, за то я его и люблю! - Кусочек пирога, мой лорд! – и камердинер протянул мне щедрый ломоть пирога с ревенем, - Один маленький кусочек, а потом Вы можете идти отдыхать, старуха Рут будет довольна Вами! - Вот старая ведьма, даже тут не отстаёт! – проворчал я. - Она волнуется за Вас, мой лорд. - Она волнуется за остатки своей души, а не за меня! – ещё один загадочный, ну кому я, кроме себя и мамы на самом деле нужен? От меня одни проблемы! У меня даже с самим с собой и то проблемы! …Я тихонько зашёл в нашу общую с Вероникой спальню, самостоятельно разделся, немного постоял перед зеркалом – оно в этой комнате большое, венецианское, я его специально заказывал для нашей спальни. Блин, это так весело - иногда подглядывать за собой, когда трахаешься! Наверное, я всё же долбанный Факкинг Перфект на самом деле! Я посмотрел на жену – не разбудил ли я её своими брожениями? Нет, спит. Это хорошо… А вот интересно – я на самом деле красивый или их всех ко мне влечёт что-то другое? Например, скандал с моим происхождением? Или «подозрительное» сходство с Эдуардом? Или то, что они никак не могут определить мою сексуальную ориентацию? Я внимательнее пригляделся к не очень чёткому отражению. Надо бы на себя полюбоваться днём, а то при свете единственной свечи выгляжу я как-то по-блядски! Ладно, надо ложиться спать, завтра дел – уйма, пока я отсутствовал, народец местный мог и приборзеть… Да уж, это далеко не Итал! Там бы меня нашли сразу, как только Вероника начала дурить! Я подошёл к окну. Хорошо, что его немного расширили, а то натуральная бойница была, а не окно. Какой же у нас задичавший сад! Вот им-то я завтра и займусь! Пора, наконец, навести полный порядок в моём новом доме, раз уж всё равно теперь навеки я к нему прикован… Хотя? А если после рождения детей договориться с Вероникой и просто исчезнуть из их жизни? Уехать с Нэн на континент, купить там небольшое поместье где-нибудь в Германии или Швеции, а она тут объявит, что я скоропостижно отправился к праотцам? И все будут довольны – у Генри есть наследник, к которому нет претензий о законности рождения, а у Эйдона есть Вероника и моя малышка! Я обернулся и внимательно посмотрел на свою жену. Нет. Я не оставлю её. Она же загубит всё, что я начал на корню! Хотя, чего я себя обманываю? Я просто не могу представить, что в её постели может появиться другой мужчина! Но и мне она не очень-то и нужна… Права Нэн, я – ревнивая скотина… Самовлюблённая, эгоистичная скотина. Да и хрен с ним! И я осторожно пристроился на кровати рядом с Вероникой, и, естественно, моментально благополучно уснул – чего мне стесняться-то? Моя совесть абсолютно чиста и непорочна, она у меня – девственница! И почему я так чутко сплю? Она только поднялась, а я уже вообразил, что утро… Пришлось изобразить приступ рыцарства – подал жене воды и даже поинтересовался, не нужно ли ещё чего? Хорошо, что ей больше ничего не надо было, а то пришлось бы тащиться и выполнять… За то она осталась мною довольна – подобные «приступы» бывают полезны для семейного благополучия. А теперь – спать. Завтра у меня дела, а потом, как ей станет лучше – подумаю, чем заняться.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.