Подножка судьбы +674

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
альфа/омега
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Омегаверс
Предупреждения:
Изнасилование, Нецензурная лексика, Underage, Мужская беременность
Размер:
планируется Макси, написано 153 страницы, 15 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Очень крутая работа!» от GValet
«за наполнение» от arkesh
«Отличная работа!» от Wizardry I.K.
«За великолепный цикл!» от Aska-x
«За счастливый конец!» от Анна Зова
«Одна из самых любимых историй!» от Шипастая роза
«За статус "Закончен"))» от фафнир
Описание:
У тебя есть всё? Идеальная семья, много друзей, ты хорош собой, молод, перспективен и весел? Пожалуй, стоит отобрать всё это! Взамен получишь своего истинного. И посмотрим, как тебе удастся справиться с подножкой судьбы.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Другие рассказы из этой серии: https://ficbook.net/collections/6472700

Ещё один мой оридж по этой заявке:

Нестандартные - https://ficbook.net/readfic/4312931

В случае каких-то претензий относительно заявки отвечаю на них сразу: Я художник, я так вижу!

06. Бутылочка

12 февраля 2017, 17:36

========== Шестая глава ==========


========== Бутылочка ==========



      Спустя пару недель после примирения Ким с приятелями отправились смотреть новый фантастический фильм «Кальмар ходячий»*. Кино показывали в формате IMAX, и главное, что запомнилось Киму во время просмотра — это более чем откровенная сцена между омежкой-нэком и мутантом с осьминожьими щупальцами. На протяжении всего сеанса ребята громко шутили и комментировали поступки и реплики героев, а в ответ на замечания кидались попкорном. Самым большим своим достижением за последние дни Ким считал то, что ему все-таки удалось выманить неприступного Уилла Хамельтона на свидание. Оно, правда, проходило в шумной компании его приятелей и под чмоканье тентаклей, пристававших к несчастному нэку. Но первый шаг был сделан.

      «Золотая парочка» — Пирс и Ник — от похода в кино отказалась. Омежка не любил темные помещения и старался избегать их. Киму эта наивная трусость казалась милой, и он знал — Пирсу тоже. Друг всегда ревностно защищал своего истинного, в том числе и от его страхов. Зато Мэтт и Крис с большим энтузиазмом поддержали идею совместного кинопросмотра и прихватили с собой близнецов Хоутов. У ребят получилось почти три парочки. Ким с Уиллом, Мэтт и Дени, от которого так и разило Нильсоном из-за отпечатка его метки на шее, и сам Крис с Гленом. Бету, разумеется, воспринимали скорее как довесок, чем объект сексуального влечения. Ким подшучивал над Крисом, говорил, что нужно было соглашаться на Хоута-омегу, а раз сам профукал, то может довольствоваться Гленом. Бета обижался, никак не мог привыкнуть к жестоким шуточкам альф.

      После фильма они решили, что расходиться рано, и все вшестером отправились в знакомый бар недалеко от кинотеатра. Импровизированная игра «в бутылочку» включала в себя новые правила из-за недостатка народа. На круглом столе стояли шоты, наполненные текилой, водкой или скотчем, в промежутках лежали бумажники ребят. Условия были просты: указывает горлышко бутылки на шот — нужно выпить, на кошелек — поцеловать хозяина вещи. Опустевший шот сразу же наполнялся вновь. Для омег имелись поблажки — если они не хотели поцелуев, то откупались пятью долларами. Уилл предлагал платить по баксу, но альфы не согласились, сказав, что тогда им придется целоваться только друг с другом или Гленом.

      — Отлично, детка, иди ко мне, — разразился смехом Крис, когда его бутылочка указала на бумажник Кима. Все они были уже порядочно пьяны, перецеловались и не по разу, но останавливать веселье никто не желал.

      — Чего надо, Нильсон? — захохотал Ким, отталкивая лицо друга. — Я — честный альфа и не целуюсь с первыми встречными!

      — Какой я тебе первый встречный? Офонарел, Ронвуд? — рыкнул Крис и дернул его к себе, коротко и шутя чмокнув в губы. Ким сразу же стер с них слюну и сделал вид, что его сейчас стошнит.

      Все смеялись, и обстановка была совершенно расслабленная. Мэтт поначалу рычал, когда Киму или, в особенности, Крису выпадало целовать Дени, но, опьянев, он перестал злиться. Тем более, что альфы не лезли засасывать омегу. Ким упрямо выкупал все поцелуи Уилла, не желая делиться таким труднодоступным Хамельтоном с другими. Деньги у него стремительно заканчивались — эта дурацкая бутылка точно заколдованная раз за разом поворачивалась к Уиллу.

      — Ну наконец-то не альфа! — довольно воскликнул Крис, когда ему в первый раз выпал бумажник Глена. Он повернулся и окинул бету оценивающим взглядом.

      — Я откуплюсь! — тут же решил раскрасневшийся Глен. У него язык уже слегка цеплялся за зубы, а на губах застыл расслабленная улыбочка.

      — Вот еще! Поблажки только для омежек! — возмутился Крис, которому попытались отказать в поцелуе. Ким заметил, что теперь друг еще сильнее хочет это сделать.

      — Вы же меня омегой всегда называете! — собирался схитрить Глен, медленно отдаляя лицо от Криса.

      — Вот течка начнется — сможешь откупиться, а пока стой на месте! — засмеялся Нильсон, хватая бету за запястье и притягивая к себе.

      Ким наблюдал за ними, нежно поглаживая бедро Уилла. Тот приятно пах и выглядел потрясающе. Ярко-рыжие волосы блестели и слегка растрепались, придав его образу какой-то небрежной романтичности. Красивая улыбка будоражила воображение Кима, и он с каждой выпитой дозой все сильнее хотел близости с ним.

      Крис тем временем целовал Глена жадно и глубоко, хозяйничая у него во рту и забравшись рукой под футболку, хотя это по правилам делать было и необязательно. Киму показалось, что друг уж больно долго задержался с бетой, а тот вроде бы и вовсе не против такого расклада, даже рад ему.

      — Что-то скучно, — вздохнул Ким. Если так пойдет, то деньги у него закончатся раньше, чем Уилл возбудится или напьется настолько, что даст себя трахнуть. — Заменим поцелуйчики минетом!

      — Ну уж нет! — сразу же отказался Уилл и строго зыркнул на Ронвуда зелеными глазами. Он ущипнул его за бедро, намекая на то, что незачем выдумывать всякий бред.

      — Предлагаю проголосовать! — пьяно проговорил Ким.

      — Будет трое на трое! — вмешался Дени. Цифры не покидали его голову. И почему это раньше Ким не замечал, что омежка просто гений математики? С тех пор как они с Мэттом стали встречаться, Дени делал домашние задания по алгебре за всю компанию.

      — А мы позвоним Пирсу, и он тоже проголосует! — мгновенно нашел выход Крис, запуская руку в карман, чтобы достать телефон. Ему-то идея явно понравилась, но вот косился он почему-то не на Дени или Уилла, а на Глена. На бету, которого знал сто лет, но только алкоголь помог воспринимать его иначе, чем объект для насмешек.

      — Тогда четыре на четыре! — продолжал упрямиться Дени. Он насупился и скрестил руки на груди, демонстрируя, что не собирается отступать и так просто соглашаться на новые правила. — Ник будет против!

      — Поэтому мы Нику звонить не станем! Только Пирсу, — залился смехом Ким. Ему сегодня действительно было весело. Он перецеловался с двумя омегами, Гленом и собственными друзьями, выпил больше, чем в тот раз, когда его лишили машины, отлично проводил время в приятной компании и даже имел надежду на секс с Уиллом после. Не хватало только присутствия «золотой парочки».

      Ким уже набрал номер Пирса, когда ему в нос ударил знакомый запах. Он протрезвел в три секунды и затравленно огляделся, выронив из руки телефон. В бар вошел МакКензи со своим дружком-кабанчиком — Мелом Томсононом. Они осматривались, ища свободные места, но прежде увидели их. МакКензи что-то, улыбаясь, сказал приятелю, указывая на Кима. Томсон с энтузиазмом закивал, и они направились в их сторону.

      — О, бутылочка! Возьмёте нас в игру? — весело спросил Мел и, не дожидаясь ответа, уселся с ними. — Мы оплатим следующий круг!

      — У нас правила жестокие! — серьезно предупредил Дени, поглядывая то на Кима, то на Шона. Тот пододвинул стул от другого стола и сел рядом с Томсоном. Дени был единственным, кто знал, что произошло в раздевалке между ними. И что было после и как тяжело переживал это Ким. Удивительно, но доверять ему оказалось проще, чем кому-то из друзей, и Ронвуд не боялся, что омежка сдаст. Наоборот, верил, что тот — могила.

      — Какие правила? — усмехнувшись на одну сторону, спросил МакКензи. Ким внутренне поежился от его взгляда и вцепился пальцами в край своего стула, ощутив, как сломался ноготь на среднем.

      — Шот — пить, а бумажник — отсос, — дерзко ответил он, изо всех сил стараясь не показывать своих истинных чувств к Шону. Он никак не мог разобраться в них, слишком разнообразны те были и многогранны: от влечения до лютой ненависти. Алкоголь — плохой помощник, бурлил в теле Кима, подталкивал его к глупостям.

      — Я против отсоса! — опять возмутился Дени и чувствительно пихнул Кима ногой под столом, а потом состроил страшные глаза. Он мертвой хваткой вцепился в руку Мэтта и насупился, как сердитый хомячок.

      — Я тоже! — в кои-то веки поддержал брата Глен. Хоуты выросли настолько разными, что висел нерешенным вопрос: кто решил называть их близнецами? У Глена лицо было худым, слегка вытянутым, волосы — коротко острижеными, а тело — тренированным и поджарым. Глядя на него в бассейне, Ким не раз думал, что у беты неплохая фигурка. Дени же казался мягким даже на вид, пухлые щечки вечно краснели от слез или смущения, светлые глаза обрамляли длинные ресницы, он часто улыбался и имел привычку накручивать на палец тонкую прядь волос. Конечно, некое сходство между ними было, но никакой речи не шло, скажем о подмене, как показывали в фильмах или сериалах.

      — А разве мнение беты кого-то интересует? — удивился Крис, выгнув светлую бровь.

      У Кима неожиданно заныла голова. Висок пронзило резкой и сильной болью, а перед глазами появилась яркая вспышка. Запах МакКензи наполнил его легкие и рассудок, дышать было невозможно, казалось, все нутро обожжено. Голоса друзей стали неразборчивыми, и Ким знал — точно такое же состояние было, когда он потерял сознание в раздевалке перед показательными выступлениями. Он закусил губу и украдкой глянул на Шона. Тот слушал разговор между Крисом и Гленом и не обращал на него внимания. Хорошо бы сейчас испариться из бара, пока он не видит.

      — Тогда я не играю! — серьезно заявил Глен, намереваясь встать. Он забрал со стола свой кошелек, но осекся, когда Крис схватил его за запястье.

      — Я сказал, мнение беты никого не интересует! Сел, живо! — рыкнул Крис, дернув Глена за руку и вынуждая вернуться на место. Он зло оскалился, и взгляд потемнел. Что-то с другом не так! Неправильно он смотрит на бету! Словно ревнует его и не хочет расставаться.

      — Предлагаю омегам откупаться! — вмешался Уилл, желая разрядить накалившуюся обстановку и не доводить ситуацию до настоящего скандала.

      — Полтинник! — сразу же подхватил Мел. Он выложил свой достаточно плотный бумажник на стол и вальяжно откинулся на спинку стула. Ким поражался тому, какой Томсон здоровый. Ни капельки не походил на школьника, и выражение лица борзое и самоуверенное.

      — Двадцатка! И то дорого, — возмутился Дени.

      — Ну так пусть твой альфа заплатит, если не хочет, чтобы ты другому отсасывал, — пожал плечами Шон, кивнув на Криса. МакКензи чувствовал от омеги его запах, как и все остальные. Но ничего не знал о истинном положении дел между Нильсоном, Мэттом и Дени. Такой себе треугольник.

      — А если кому-то из нас выпадет отсосать другому альфе? — подал голос Ким. Это был самый страшный для него расклад, и даже от мыслей о такой вероятности его потряхивало, а низ живота сжимался. Если со своими приятелями он договорится, то минет Томсону или тем более МакКензи — не лучшая перспектива.

      — Ну так полтос или отсос, — рассмеялся Мел. Он явно был уверен в своей удаче или в кошельке. И МакКензи, разъезжающий на дорогущем джипе, наверняка тоже. Им-то переживать не о чем, а у Кима пятьдесят баксов в бумажнике, и это до конца месяца.

      — Окей, новоприбывшие начинают! — облизываясь, распорядился Крис в предвкушении веселья. Ким заметил, что друг опустил руку на колено Глена и слегка его сжал. Бета закусил губу и немного покраснел, но ладонь альфы не убрал.

      МакКензи крутанул бутылку и, когда она остановилась, с удовольствием опрокинул в рот текилу.

      — Я только что решил! — резко и громко заговорил Дени, привлекая к себе всеобщее внимание. — Если кому-то выпадет отсос, то можно откупиться двадцаткой и заменить минет поцелуем.

      — Ты решил? — улыбнулся на одну сторону МакКензи. Так кривенько, как больше всего раздражало Кима.

      — Да, я! — хмуро заупрямился Дени, многозначительно посмотрев на него, и выгнул бровь. Ким уже давно осознал — омежка не прост. И с каждым днем убеждался все больше. Не дожидаясь, пока альфы решат дискутировать на эту тему, он крутанул бутылку и выпил шот с водкой, когда горлышко указало на него. Он поморщился и закусил долькой лимона.

      Кима порадовала идея Дени и математическое мышление омеги. Он откупился от Мэтта двадцаткой, спокойно поцеловал друга взасос, и оба потом долго смеялись. Глен же выиграл отсос у Криса, но вот денег у беты уже не осталось даже на поцелуи. Альфа улыбнулся и кивнул в сторону выхода из бара. Глен отрицательно замотал головой и испуганно распахнул глаза. Но Нильсон не очень-то обращал внимания на эти немые протесты. Он встал и потянул его следом, забрал их с Гленом бумажники и, бросив «мы уехали», сбежал из бара, продолжая волочить за собой бету.

      — Он не перепутал? — с сомнением спросил МакКензи, переводя взгляд на Дени. Ким со злорадством подумал о том, что этот тупица никак не сообразит, почему запах Нильсона исходит от омеги, а тот сбегает с его братом-близнецом. — Разве не ты с ним? — он кивнул Дени.

      — Нет, — мгновенно отреагировал Мэтт, опуская ладонь на колено Хоута. Шон проследил за этим взглядом. — Дени — мой.

      — Странные у вас в компании порядки, — задумчиво протянул МакКензи. Он хотел сказать ещё что-то, но осекся и расплылся в довольной улыбке, глядя на шокированное лицо Кима и бутылочку, указывающую горлышком на него.

      Ким сглотнул и полез в бумажник. Нет, не это! Почему вечно случается то, чего он больше всего боится? Что же за отстой по жизни? Пальцы дрожали, а на лбу выступил пот. МакКензи со злорадством наблюдал за тем, как Ким вытащил из кошелька последние двадцать долларов.

      — Упс! В долг не играем, Ронвуд! — хмыкнул он, с любопытством ожидая, как тот будет выкручиваться.

      — Мэтт, одолжи тридцатку, — сдавленным голосом попросил Ким, подняв взгляд на друга. Бейз с готовностью потянулся к своему бумажнику, но тот, к несчастью, оказался пуст.

      За столом повисла тишина. Уилл все свои деньги уже потратил. Дени заглянул в свой кошелек, желая помочь Киму. Но там был только призрак печально известной повесившейся мыши. МакКензи сложил руки на груди и ждал, что скажет или сделает Ким. Он ведь видел, с какой легкостью тот целовался с Бейзом и как перепугался от предстоящего поцелуя с ним. Наверняка у этого придурошного опять разыгралось эго, и он думает, что вводит Ронвуда в панику одним своим видом.

      — Отстой, — прокомментировал Ким, переводя взгляд на самодовольного МакКензи.

      — Хочешь оставить себе двадцать долларов? Не знаешь, как сказать? — усмехнулся тот и провел языком по щеке с обратной стороны, намекая на то, что Ким вполне может взять в рот, он не будет противиться.

      Эта его отвратительная усмешка и грязные подначки раздражали Кима. Он лихорадочно соображал, что можно предпринять. Оставалось только позорное бегство. Ким покосился на дверь и почувствовал, как на запястье сомкнулась железная рука Шона. Повернувшись, он увидел твердый взгляд и нахмуренные брови, но улыбка все приподнимала левый уголок губ. Мало ему было того унижения, которое он причинил Киму в раздевалке, теперь хочет добавить. Еще и при друзьях! Живот у него сжался, и перед глазами на пару секунд потемнело.

      Скрипнул стул, и Ким заметил, что Мэтт поднялся, готовый к драке. Следом вскочил и Мел. Омеги же, наоборот, молча переглядывались. Дени легонько подергал своего альфу за рубашку и мурлыкнул, умоляя сесть и не ввязываться. Он не хотел, чтобы у Мэтта были неприятности, которые последуют за пьяной дракой в баре. И Ким тоже не желал этого.

      — Брось, Мэтт, проверим, как МакКензи умеет целоваться, — стараясь придать голосу насмешливости, хмыкнул он, придвинув свой стул ближе к МакКензи.

      «Охуеть! Что же я делаю?» — успел подумать Ким, прежде чем коснулся губ другого альфы.

      Несколько секунд МакКензи просто не шевелился, пребывая в состоянии шока. Ким облизал его губы и толкнулся внутрь рта, встречаясь там с языком Шона. Он, не веря собственному телу, ощутил возбуждение. На альфу! Срань Господня! Да еще и сам поцелуй ему нравился. Он продолжил, прикусывая губы, старался быть напористым и грубоватым, отыметь МакКензи в рот языком. Но тот наконец-то отмер и тоже решил принять участие. Его пальцы ухватили волосы на затылке Кима, а зубы сжали нижнюю губу. Не сильно, скорее дразня, а затем облизав. Ким тихо застонал в рот МакКензи и прикрыл глаза, вдыхая слабый запах своего истинного от мерзкого насмешливого Шона. Теперь-то он все понял!

      — Чего-то ты обомлел, МакКензи, — через силу усмехнулся Ким. Поясницу пробрала судорога — та, которой он боялся больше всего в жизни. В висках стучало, и пот катился по лбу. Как же так? МакКензи — его истинный? Почему? За что это счастье?

      — Ты поаккуратней, Ронвуд. Денег-то у тебя не осталось — быстро нашелся Шон, возвращаясь в реальность, и легонько помотал головой, словно отгоняя наваждение.

      — Поэтому я больше не играю, — заявил он, вытирая ладонью губы, и встал. Уилл поднялся тоже, готовый следовать за ним. Ким сообразил, что МакКензи ничего не понял! Не догадался об их истинности, а значит, нужно уйти поскорее, пока его не торкнуло. Он схватил Уилла за руку и поторопился к выходу из бара. Кима одолевало смятение, и он не знал, как жить и что делать дальше. Его родители — истинные. Они счастливы и безумно любят друг друга. Но им повезло быть разнополыми. А Киму и его паре — нет! Лучше забыть Шона! Они не могут сойтись! Он не будет с альфой. Никогда!

      Ким ощутил прилив боли, очень похожей на «ту самую». Его состояние становилось хуже, голова кружилась и сдавливало виски. В прошлый раз ему помог только секс с Чаком. Что, если в этот сработает близость с омегой? Во время секса происходит выплеск альфа-гормонов и дурацкий организм поймет — у Кима не должно быть никаких течек и реакции на МакКензи. Он оттащил Уилла в темный угол и, прижав к стене, стал грубо целовать и облизывать.

      — Эй, Ким, полегче! — прошептал омега, слегка отстраняя парня от себя. От него пахло алкоголем и нежным естественным ароматом. Это дурманило и подстегивало Кима действовать еще более напористо.

      — Я хочу тебя! Прямо сейчас, — выдохнул Ким ему в рот и теснее прижал к себе, целуя в шею и за ухом. Он опустил руку на ширинку омеги и слегка помял. — Ты ведь не дурак и знаешь, что нравишься мне. Но если я уйду, то больше не стану тебя добиваться.

      — Эм… ну, то есть так просто сдашься? — слабо улыбнулся Уилл, подразнивая Кима. — Я не против. Давай, как ты хочешь, — согласился он.

      — Тогда расстегни штанишки, детка, — победоносно хмыкнул Ким и прижал к стене спиной, задрал футболку и принялся целовать грудь и соски.

      Уилл послушно справился с пуговицей и чиркнул молнией на ширинке. Ким сдернул его джинсы вместе с бельем и, наступив на них, поднял омегу, выдергивая ноги из штанин. Уилл обвил бедрами талию Ронвуда, левой рукой альфа держал его под левым коленом, а правой прижимал к стене. Омега втиснул ладони между их тел вниз и освободил от одежды возбужденный член Кима, несколько раз ласково пройдясь ладошкой по всему стволу. У него не было течки, и зад был совершенно сухим, так что Ким сунул два пальца ему в рот. Тот с готовностью облизал их, очевидно радуясь минимальной смазке. Ким вошел в него сразу двумя, покачивая их из стороны в сторону и с удовольствием ощущая тугость внутри. Он двигался торопливо, желая поскорее растянуть для себя дырку, и добавил третий палец. Он хотел, чтобы партнеру было хорошо с ним в первый раз, и старательно вылизывал шею, нашел чувствительное местечко и сильнее возбуждался от слабых просящих стонов Уилла. Тело омеги откликнулось на ласки, и скоро пальцы Кима увлажнила естественная смазка.

      — Можно уже, — разрешил Уилл, со вздохом откинувшись затылком на прохладную стену.

      Ким кивнул с улыбкой, нежно куснул его за ключицу и насадил на себя одним плавным движением и, позволив Уиллу привыкнуть, стал сначала неторопливо двигаться в нем, постепенно ускоряясь и увеличивая амплитуду. Омега сдавленно стонал, цепляясь пальцами за плечи Кима, и часто облизывался, прося поцелуй. Приближаясь к разрядке, Ким взял в руку член Уилла, решив помочь кончить первым. Он приник к губам партнера. Омежка восторженно вскрикнул, и при следующих толчках из его задницы потекла смазка, капая вниз и пачкая штаны. Почти сразу к ней добавилась сперма. Ким вышел, не желая спускать в омегу и застревать в нем узлом.

      Уилл тяжело дышал и, когда альфа поставил на землю, перемялся с ноги на ногу. Ким придержал его, чтобы не грохнулся, и еще раз благодарно чмокнул в шеку.

      — Теперь ты доволен? — уточнил омега и наклонился поднять свою одежду.

      — Более чем, — кивнул Ким и первым опустился вниз.

      Он помог ему надеть белье и штаны, сделав это мягко и медленно. Перед тем как натянуть брюки на задницу парня, он коротко поцеловал его в бедро. Потом встал и заглянул омеге в глаза.

      — Ты очень нравишься мне, Уилл. Я собираюсь гонять от тебя всех альф, ругаться и ревновать, если позаришься на другого. Может, ты даже от меня за такое отхватишь, — Ким говорил искренне. Ему хотелось завязать с Уиллом отношения — нормальные, правильные. Показать себе и всему миру, что он альфа, а течка, которая у него была — только злая шутка природы. Он был бы хорошим альфой для Уилла, таким, как его отец или Пирс.

      — Ты предлагаешь мне быть вместе, — с сомнением уточнил омега, — или ставишь перед фактом, что мы встречаемся, потому что ты так решил?

      — Второе. Но если захочешь уйти, я держать не стану. По крайней мере, сегодня, — просто ответил Ким, стоя совсем близко к парню и глядя ему в лицо.

      — Хорошо. Я понял. Я не хочу уходить.

      Встреча с МакКензи отрезвила Кима, и выпитое после никак не отразилось на организме. Слабые судороги не давали покоя. Но они были почти незаметны, так что Ким подумал — стоит решать проблемы по мере их поступления. Уилл согласился остаться с ним, и он сможет жить нормально, с омегой. Причем весьма недурственным. Он взял Уилла за руку и повел к парковке такси. Они уселись в одно из них.

      — Куда? — спросил водитель, посмотрев на парочку в зеркало заднего вида.

      Ким назвал свой домашний адрес, бережно поглаживая омегу по колену. Он потянул Уилла на себя, чтобы улегся к нему на грудь и подремал по дороге. Ким поцеловал его в висок, прикрыв глаза. Он не увидел Дени и Мэтта на стоянке возле бара, зато когда они подъехали к дому, то в окнах друга горел свет. Значит, они просто миновали пункт с сексом в темном уголке.

      Ким постарался очень тихо открыть входную дверь в дом, на случай если все уже спят. Но нет. На задней веранде было светло. Он велел Уиллу подождать его в комнате и объяснил, куда на втором этаже войти, а сам вышел к анатэ. Тот сидел в своем кресле, подтянув под себя ноги, закутавшись в клетчатый плед, и курил.

      — Атэ, я пришел, — тихо позвал Ким и опустился рядом с ним на корточки.

      — Выглядишь трезвее, чем я ожидал, — отметил Чарльз, окинув сына с головы до ног и коротко втянув его запах. — Ты не один?

      — С Уиллом, можно ему переночевать? — Ким заглядывал Чарльзу в лицо и пытался угадать, о чем тот думает. У него было печальное выражение и грустные глаза. К тому же анатэ никогда не курил дома. Что случилось? — Атэ, все в порядке?

      — Да, иди ложись, пусть Уилл остается. Его родители в курсе?

      — Нет, я скажу ему написать смс. Атэ, точно все хорошо? Что-то с папой? — Кима тряхнуло от своей догадки. Неужели с отцом что-то произошло? В груди противно заныло, и сердце пропустило пару ударов. Он ни за что не хотел потерять Ричарда.

      — Нет, не переживай. Я не узнал ничего нового об отце, — анатэ затушил сигарету и поднялся. Его лицо стало привычно спокойным и вмиг утратило тревожные черты. — Пойдем в дом.

      Ночью Ким не приставал больше к Уиллу. Они приняли душ вместе перед сном. Ким нежно целовал бархатную кожу и аккуратно мыл омегу. Тот бы рад, мурлыкал от удовольствия и прикрывал глаза. Только дома Ким заметил, что Уилл оставил глубокие царапины на спине. В кровати Уилл устроился у него на плече и сразу же уснул. Ким осторожно гладил его и еще долго не спал от слабых внутренних судорог и мыслей о поцелуе с МакКензи. И главное — об их истинности.

_____________________________________________________________________________________



П.С.

Автор в пятницу едва не разбилась на машине и пребывает по сей день в легком шоке...
Примечания:
* Кальмар ходячий (https://ficbook.net/readfic/4654762) - Выпускной + коктейль с валерианкой + нахальный бармен-мутант = самая большая ошибка в жизни?



Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.