Против системы +345

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
альфа/бета/омега
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Омегаверс
Предупреждения:
Групповой секс, Полиамория
Размер:
Миди, 22 страницы, 4 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
С точки зрения биологии, эволюции и общественного мнения: альфа и омега - идеальная пара. Они естественно и логично дополняют друг друга. Но у судьбы собственная игра.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа является частью сборника "Истинные", в котором представлены различные нестандартные случаи истинных. Все фанфики читаются как отдельные произведения.

Разница в возрасте -
https://ficbook.net/readfic/3694094/9661157#part_content;
Атеизм, отчаяние, ненависть -
https://ficbook.net/readfic/4030892/10473857#part_content;
Был счастлив тебе -
https://ficbook.net/readfic/4287008;
Прогноз погоды -
https://ficbook.net/readfic/4184968/10850883#part_content;
Поцелуй или жизнь -
https://ficbook.net/readfic/4007511/10413360#part_content;

Работа написана по заявке:

01. Бета

16 января 2016, 12:49
      Кристиан Баерн родился в небольшом городке Зебург в окрестностях Берлина. Назвать его детство счастливым можно было лишь с натяжкой. Судите сами: четвёртый ребёнок в не самой зажиточной семье и второй бета к тому же. Кроме очевидных финансовых проблем были и самые обычные — житейские. Его старший брат — Эрих, также бета, но совсем другой. До тринадцати лет он был окружён концентрированной любовью и вниманием со стороны родителей. Ведь из-за тяжёлых первых родов анатэ* родители считали, что больше детей у них уже не будет. Анатэ тогда не работал и всего себя посвящал сыну. Эрих рано научился говорить, уже в детском саду бегло читал и считал. В школе он всерьёз увлекался естественными науками, особенно биологией. Эрих решил поступать после школы в медицинский и мечтал стать хирургом. Но со временем органы атэ, вероятно, восстановились, и он забеременел вновь. На этот раз в семье появился альфа. Маленький Карл был мечтой отца и получил от него всю любовь и нежность, на которую суровый механик в третьем поколении вообще был способен. Карл с ранних лет знал своё предназначение в этом мире — посадить дерево, написать книгу и зачать альфу. Так внушал ему отец, у которого из трёх вышло только последнее. Эрих был счастлив рождению Карла и считал его своим спасением от неусыпного внимания родителей. Он уже подал документы на медицинский факультет, когда оказалось, что анатэ снова в положении. Как ни печально, но Эриху пришлось делать жестокий выбор. Либо анатэ делает аборт, либо он отказывается от обучения и отправляется работать, чтобы снять с родителей обязанность своего финансового обеспечения. Само собой, он выбрал для маленького омежки — Берта, жизнь и поступил на самые обычные медицинские курсы, чтобы стать медбратом. Для Берта приходилось покупать новые вещи и игрушки, ведь Карл был совсем не бережливым и неаккуратным ребёнком. Да и неинтересно омеге играть машинками и солдатиками. Возвращаясь, наконец, к Кристиану, справедливо было бы добавить, что его рождение стало результатом последней течки анатэ перед вазэктомией отца. Можно сказать, что он сорвал свой последний шанс на жизнь. Были ли в семье рады его появлению? Да. Если не считать, что к тому времени анатэ тоже приходилось работать, и они едва сводили концы с концами. И решение об операции было принято исходя из разумных соображений о том, что коробочка полна — бета, альфа и омега, все в сборе, и больше детей в семье не нужно. Когда Крили, как Кристиана называли домашние, родился, то Эрих давно уже жил отдельно и всё-таки подал документы в медицинский университет. Карл был лучшим учеником в младшей школе и успешно занимался велоспортом. А маленький Берт в пять лет уже умел читать, лепил из пластилина и художественной глины такие фигуры, что побеждал на всех детских выставках и конкурсах. Крили пришлось расти в атмосфере, где каждый из его братьев лучше, чем он.

      Кристиан прыгал почти до потолка, когда Карл предложил ему свою помощь при поступлении в Берлинский университет на факультет математики и естественных наук, который сам закончил и где преподавал теперь физику. Вместо книги Карл писал докторскую диссертацию, но отец и этим был доволен. Он позанимался с младшим братом, благодаря чему Кристиан успешно сдал вступительные экзамены. Ему предоставили общежитие, и он с готовностью переехал от родителей туда, почти в самый центр Берлина. Комната была маленькой - с односпальной кроватью, крошечным комодом и единственной тумбочкой. Но всё это лучше, чем под боком у стареющих родителей, которые за завтраком, обедом и ужином обсуждали заслуги и достижения старших детей, совсем забыв о том, что есть ещё и Кристиан, который только-только закончил школу.

      Общими стараниями братьев Крили обжился столом и удобным компьютерным стулом, одностворчатым шкафом, огромным квадратным ковром, который занимал почти весь пол комнаты, и парой цветов в горшках. Эрих подарил на поступление ноутбук - самый простенький и допотопный, только для учёбы. А Берт - новенький смартфон, который умел больше, чем ноут, в сотню раз, и понравился Крили гораздо сильнее.

      Учиться для Кристиана было не столько сложно, сколько напряжённо. Он вырвался от родителей, но остался под неусыпным контролем Карла, который следил за его посещаемостью и оценками. Стоило парню пропустить хоть раз, тут же вспыхивал скандал на тему: «Эрих вкладывает в твоё образование свои средства и, если не желаешь учиться — проваливай и не морочь нам голову!» Карл, как яркий представитель своего пола, был дико вспыльчивым и властным. К слову, сам Эрих весьма спокойно относился к прогулам или плохим оценкам брата, считая это незначительными погрешностями при хорошем общем результате. А Берт так и вовсе частенько ссорился с Карлом, если слышал, как он орёт на Крили. При всём этом младший Баерн отлично разбирался в точных науках и тянул на себе полгруппы. В том числе и своего партнёра Уилриха. Тот также был бетой, но делал уклон на естественные науки и помогал оставшейся части студентов. Так они были двумя палочками-выручалочками для всего курса и друг для друга. Смешно сказать, но Крили рисовал себе вполне радужные перспективы с Уилри, включающие в себя супружество и даже усыновление детей.

      Вполне очевидно, что когда на последнем курсе за Уилрихом стал ухаживать альфа с параллельного курса, он, ни секунды не раздумывая, ушёл к нему, оставив Крили наедине со своим разочарованием. Тогда-то он впервые задумался над отношениями с альфами и омегами, а не другими бетами. Ведь Эрих был женат на омеге, и они жили очень даже неплохо, растили уже двоих приёмных детей и были вполне счастливы. Мотивируя этим, Кристиан стал ходить на свидания, но редкий альфа хотел себе в партнёры бету, а из омег претенденты были уж больно серыми и забитыми - такими, кому с альфами вообще ничего не светило.

      Судьбоносным днём в жизни Кристиана оказался не самый счастливый день для Германии, как, впрочем, и для других стран. В день смерти Вольфганга Шульца — гениального математика, создавшего «Формулу Истинности», объявили, что по его завещанию всем желающим совершеннолетним гражданам Германии бесплатно рассчитают истинного. Господин Шульц всю свою жизнь изучал уравнение истинных пар и выяснил, что такое явление встречается не только у альф и омег, как было распространено думать, а также у бет и гамм. И не всегда истинность была гармоничной. Часто случалось, что у пары большая разница в возрасте, или они живут в разных уголках Земли, или вовсе альфе предназначен альфа, а омеге - омега. Обычно эта процедура стоила несколько тысяч евро, и не каждый хотел покупать кота в мешке за такую сумму. Но на халяву и зверь бежит.

      Самым забавным оказалось то, что Кристиан со своей склонностью к математике мог высчитать формулу и сам, только никогда не думал об этом. Теперь же в его голове поселился корешок зла, который медленно и методично прорастал. Решившись, он посвятил вычислениям целый вечер и половину ночи, но формула никак не хотела сходиться. По ней выходило, будто у Крили не один, а двое истинных — альфа и омега. Он пересчитал трижды, и каждый раз результат совпадал. Он даже не обращал внимания на показатели своих истинных, решив для начала выяснить, действительно ли его вычисления верны. Следующим утром он позвонил в компанию, основанную Шульцем, которая занималась расчётами, и записался на приём. Он ничего не рассказывал братьям, полагая, что никому из них его затея не понравится. Может, только Берт поддержит, но Эрих и Карл перевесят своим авторитетом, без сомнения.

      Его очередь подошла через неделю, за которую он успел перерешать формулу тысячу раз. Он вообще не мог думать ни о чём другом кроме этого. Если всё окажется правдой, что он будет тогда делать? Искать альфу или омегу? А если истинный будет каким-нибудь не таким, как представляет Кристиан? Что если он будет размазнёй или, наоборот, жестоким ублюдком? А если он уже будет женат? Или с детьми? Что Кристиан будет делать тогда? В метро он пересчитал альфу ещё раз, уже почти не обращая внимания на исходные числа, просто по памяти, так как выучил их наизусть. Он отклонил вызов Карла, потому что не желал слушать сейчас гневный рык и упрёки за прогул. Он и сам знал, что, учась на последнем курсе, следует проявлять больше ответственности, но учёба интересовала его в данную секунду меньше всего. Интерес съедал изнутри, подгоняя перейти на бег по дороге от метро к зданию «ФИ».

      В кабинете его встретил высокий худощавый альфа в квадратных очках и с аккуратной причёской. Кристиан принял бы его за бету, если бы не бешеный альфий запах, исходящий от математика.

      — Добрый день, господин Баерн. Я - Генрих Рах, присаживайтесь, пожалуйста, — довольно прохладно поздоровался он и занял своё место за большим столом, на котором были расставлены аккуратные стопки бумаг, подставки для папок и несколько различных калькуляторов.

      Кристиан сел, торопливо запихивая собственные вычисления в сумку, чтобы не показаться идиотом, когда результат окажется неверным. Рах проследил за этими манипуляциями и, недовольно сжав губы, раскрыл перед собой одну из папок.

      — Для начала я хотел бы уточнить, были ли верны все данные, которые Вы выслали нам по электронной почте? Посмотрите здесь, — он протянул Крили заполненный печатным шрифтом лист с его данными. Быстро пробежавшись по ним взглядом, он молча кивнул и вернул бумагу математику. — Что ж.

      Кристиан слышал, как бьётся его сердце, и нервно мял руки. Пауза, которую зачем-то выдерживал Рах, волновала парня и выводила из равновесия. Он уставился на математика, как будто решил, что тот и вовсе ему ничего говорить не собирается.

      — По моим вычислениям, Ваш истинный альфа — коренной португалец, уроженец северной набережной Португалии, полагаю Порту или прилежащие районы. Ему тридцать восемь лет. Все остальные биологические параметры Вы можете прочесть вот здесь, — Рах протянул Кристиану лист.

      Все данные там совпадали с теми, которые вышли у самого Кристиана. Он содрогнулся и поднял на математика восторженно-ожидающий взгляд. Крили уже понимал, что не ошибся ни в чём, но хотел теперь услышать подтверждение.

      — К моему удивлению, у Вас есть ещё один истинный — омега. Латыш, место рождения - Рига, двадцать семь лет. Они оба также приходятся истинными друг другу, — Рах протянул ещё один расчёт, который так же дублировал показания, рассчитанные Кристианом.

      Посидев пару минут в молчании, Рах прокашлялся, напоминая Крили, что его время истекло, он узнал, что хотел, получил аж двоих истинных и может теперь убираться куда подальше, такой счастливый.

      Счастливым Кристиана было назвать сложно. Восторженным, взволнованным – да. Но у него было достаточно мозгов, чтобы понимать — искать их равно сложно, как иголку в стоге сена. Рига, Порту... всё это большие города, и нет гарантии, что истинные живут там же, где и родились. Да и как их в принципе искать? По группе крови и размеру стопы? Смешно даже. Вся эта формула только сужает круг поисков, но по ней невозможно вычислить фамилию истинного. А если нет, то даже в пределах Порту можно проторчать всю жизнь, и альфу так и не встретить. К тому же, кто его вообще отпустит? У него на носу выпускная работа, экзамены. Откуда брать на поездку деньги? Эрих это безумие спонсировать не согласится однозначно, а собственных средств у Кристиана нет.

      Кристиан собрал все предоставленные ему бумаги и вышел из кабинета в просторный светлый коридор. Одна стена в здании была стеклянной и выходила на красивый внутренний дворик здания. Там располагалось несколько столов и скамеек, очевидно, работники «ФИ» здесь обычно обедали, но сейчас двор пустовал. Крили вышел туда и уселся за один из столов. С мобильника он вошёл в интернет и нашёл сайт «Формулы Истинности». Туда люди загружали свои параметры, на случай, если будет рассчитано уравнение, чтобы таким образом облегчить поиск. Ни альфы, ни омеги там не оказалось, и Кристиан вбил туда свои данные. На всякий случай. Вдруг всё же один из них захочет рассчитать формулу?

      Как ни странно, но Кристиан довольно быстро придумал, откуда можно взять деньги на розыски своего истинного альфы. Искать омегу он пока не собирался — что-то в нём подсказывало, что ведомая роль подходит ему больше, чем ведущая. Он никогда не сможет быть таким, как Карл - твёрдым, решительным, напористым. А ведь, живя с омегой, придётся развивать в себе все эти качества, как это сделал Эрих, когда женился на омеге. Он сохранил типичные для бет черты, но назвать его мягким и податливым не мог никто. Именно поэтому Крили решил найти альфу, чтобы не пришлось менять свой характер и привычки. Тем более пассивная роль в сексе ему всегда нравилась больше. Кристиан поехал к Берту - его брат-омега поймет, как это важно, и обязательно поможет. Ведь он всегда шёл на поводу у желаний Крили.

      Кристиан сочинил, продумал и продекламировал очень чувственную и проникновенную речь для Берта. Когда он закончил говорить, то не сомневался в том, что убедил брата в необходимости найти альфу. Берт сидел напротив него в небольшой кухне и внимательно заглядывал в глаза. Во время всего повествования он молчал.

      — Ну, что скажешь? — с надеждой спросил Крили, когда пауза слишком затянулась. Он нервно потёр чашку с крепким чёрным чаем. На столе в хаотичном порядке были разбросаны расчёты Кристиана и «ФИ», которые он показывал Берту.

      — Я так понимаю, что с Эрихом и Карлом на эту тему ты не говорил? — спокойно уточнил он. В его мозгу происходила сейчас серьёзная работа. Как омега, он хотел бы ввязаться в эту безумную авантюру и помочь брату найти истинных. Но как старший брат, не мог позволить Кристиану тешить себя несбыточными мечтами. Все эти бумажки перед ним доказывали, что найти этих двоих попросту нереально.

      — Ты же знаешь! Они никогда не поймут меня! Ни за что не станут слушать! — возмутился Крили. Он-то надеялся, что брат сразу же согласится, когда он приведёт свои суперубедительные доводы.

      — Крили, ты описал мне все свои аргументы. Но будь добр рассказать о том, как именно ты хочешь истинных найти? Ты — бета. И запаха не почувствуешь. Внешне не узнаешь тоже. Какие есть варианты?

      Кристиан молчал. Он не имел ни малейшего понятия, как искать их. Ему казалось, что нужно поехать в Порту и там уже разбираться по ситуации, он надеялся на волю судьбы и случая, а столь чётких планов не строил.

      — Меня больше интересует, что он будет делать, если найдёт их, — вмешался в их разговор Йонс — новоиспечённый супруг Берта. Он стоял спиной к братьям возле плиты и готовил спагетти с мясным соусом. За весь разговор он произнес что-то впервые, хотя по ходу рассказа Кристиана у него возникали вопросы к некоторым несостыковкам.

      — Как это что? Познакомлюсь с ними и…

      — И у них будут свои семьи с детьми или даже без них. И тут ты такой красивый являешься и говоришь — здрасте, я ваш истинный, давайте поженимся! — не обернувшись, предположил Йонс. Он как будто разговаривал со сковородкой, а не Кристианом, но это было привычной его манерой.

      — Я… ну не факт, что у них уже будут семьи, — нерешительно пробубнил Кирли, он как-то не предполагал этого варианта.

      — А если будут? Берти, знай, если к нам придёт какой-нибудь молоденький бета и начнёт утверждать, что он твой истинный — я сверну ему шею! — этими словами Йонс хотел показать, как может поступить и супруг истинного омеги Крили. — А ты что сделаешь, если мой истинный бета объявится?

      — Йонс прав, Крили. Ты ведь не станешь разбивать семью? — мягко произнёс Берт, уклоняясь от ответа на провокационный вопрос.

      — Да и вообще! Португалия и Латвия входят в Евросоюз! И триалы на официальном уровне запрещены. Ты найдёшь своих истинных, и раз они и друг другу так же подходят, то они наверняка поженятся. А кем будешь в их отношениях ты? — продолжил разбивать в песок мечту Крили Йонс.

      Самым противным было то, что он во всём был прав. Стоял на этой дурацкой кухне, даже не особо вникая в вопрос, и добавлял ко всем минусам, о которых знал Кристиан и сам, такие перспективы, что сердце в груди сжималось. Тем не менее, всё взвесив и прикинув возможности, Кристиан понял, что не стоит строить себе иллюзий. Он, в конце концов, математик — это точная и очень понятная наука, и ему просто не положено верить во что-то эфемерное.

_______________________________________________________________________________________________

Анатэ* - родитель-омега

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.