Ненормальные 45

Stupid Story автор
Mine-Koshimi бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
the GazettE

Пэйринг и персонажи:
Рейта/Руки, Таканори Мацумото, Акира Сузуки
Рейтинг:
R
Размер:
Миди, 98 страниц, 18 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Повествование от первого лица Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
У Акиры депрессия на фоне осознания смертности людей.
У Руки язык без костей на фоне алкогольного опьянения.
У Рейты не все в порядке с психикой. Есть подозрение на приступы паники и склонность к суициду.
У Таканори не все нормально с психикой. Есть подозрения на гомофобию, корни которой уходят к подростковому возрасту.
Короче, все плохо, но весело...)))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Честно говоря, я не представляю, о чем пишу, куда приведет меня фантазия. Таких перепадов настроения в процессе написания не было довольно давно. Я чуть не сломала мозг, придумывая описание >,<

Часть 9

29 июля 2016, 17:41
(не бечено) POV Рейта Стирая кровь с моего лица, Таканори облизывал собственные губы и почему-то не смотрел мне в глаза. Наверное, ему просто не хотелось, а может, он сосредоточил все свое внимание на моем опухшем носе. - Черт! Главное, не засветиться в таком виде, - говорит он и слегка кривится. И я не понимаю, делает это он оттого, что болят разбитые губы или это просто эмоциональная оценка моему виду. Мы вдвоем сидим на кухне, потому что здесь светлее, чем в ванной. На столе распотрошенная аптечка. Мы оба раздеты до пояса. Буквально минуту назад я закончил обрабатывать его синяки и ссадины. Теперь он отрывается на мне. - Уй, - я дергаюсь, когда он слишком сильно давит на мой нос. - Фу, бля, неженка! Что ты дергаешься? - тут же вскидывается он и, наконец, смотрит в глаза. Потом сглатывает ком в горле и уже гораздо тише добавляет. – Прости. Возьми очки. Сейчас я еще тебя тональным кремом намажу. – и почему-то отводит глаза. - За что ты извиняешься? – я ловлю его за руку и пытаюсь поймать взгляд. - За то, что ударил. - Так я дал сдачи, - отвечаю, усмехаясь. Что-то явно не так, что-то его беспокоит, только я почему-то не понимаю, что именно. – Ты ничуть не красивей меня. – утешаю его я. - Ты вообще мудак! Как у тебя только рука поднялась? – пытаясь перевести все в шутку, язвит он в ответ, но я все еще слышу напряжение в его голосе. А может, мне только кажется? Как бы то ни было, спустя десять минут я отправился по магазинам. Лекарства, коньяк, лимон, что-нибудь шоколадное к чаю и новая книгу Кобояши Кетано. Руки даже сделал список, чтобы я не забыл. Пока шел до аптеки, набрал номер Аоя. - Привет, - радостно отозвался он, взяв трубку. - Скажи-ка мне, ты случайно не знаешь кого-нибудь из школьных друзей Таканори, кого зовут Ёри? - Нет, - тут же ответил он. Потом немного подумал, помолчал, и добавил. – Вообще-то, был какой-то парень. Кажется… Может, конечно, я перепутал, но кажется, его Ёри звали. Мы как-то виделись еще на встрече выпускников. А с чего такой интерес? - Ты же знаешь, я пытаюсь узнать… ну, почему Таканори такой. - Ну ладно. Если хочешь, я тут у приятелей поспрашиваю, чтобы точно сказать. Ну, про фамилию и кто такой. Надо? - Да, спасибо. Узнай пожалуйста. - Хорошо. Только это… не лучше ли у самого Руки спросить? А то как-то за его спиной… - Уже спросил. - И как? - Он меня послал. - Логично. Ладно, я попробую узнать и перезвоню. Пока… Я благополучно все купил и вернулся домой. Меня не было минут пятьдесят, максимум – час, но этого времени хватило, чтобы Руки впал в депрессию. По крайней мере выглядел он отнюдь не жизнерадостно, когда я вошел с пакетами в кухню. Бледный, с темными кругами под глазами и следами недавней драки на лице, Таканори пялился куда-то в одну точку над стене, в одной руке держа сигарету, а в другой шариковую ручку. На полу валялась уже приличная кучка исписанных и скомканных листков из блокнота. - Что, муки творчества? – спросил я. -Иди на хер, - ответил он, но перестал зависать, переведя на меня взгляд. – Купил? - Купил. - Давай. - Что именно «давать»? я все купил. - Книгу, идиот, давай. - А давай, я тебе сначала пинка дам. - Что? - Сначала лекарства, потом постельный режим. Потом ты мне расскажешь, что с тобой случилось за время моего отсутствия, а потом, если будешь паинькой, ты получишь свое чтиво. Кстати, я не думал, что ты вообще такое читаешь. Несколько мгновений он сверлил меня взглядом, потом вздохнул и решительно захлопнул ноутбук. - Слушай, Рейта, а давай нажремся? Вот прям в говно, чтобы ни хера не помнить, а то что-то так х*ево, хоть вой. - Э… это потому что не пишется. - Как раз наоборот. Но лучше б совсем не писалось… Становилось все интереснее, я забрал блокнот и уставился в не очень ровные столбики стихов. Прямо под ними был нарисован повешенный человечек без лица. Я перевернул страницу. Боль. Депрессия. Страх. Безумие. Попытки сбежать от себя на тот свет… И полное на*балово – ведь попадаешь обратно, в то же дерьмо реальности. Примерно об этом были стихи. И внизу молодое, почти детское лицо, перечеркнутое бритвой от глаза к носу. Дальше опять подобное стихотворение. И в несколько линий – связанные руки. - Эко тебя накрыло… - Ты не понимаешь,- Руки усмехнулся. Потом фыркнул. Потом и вовсе засмеялся. И задыхаясь, давясь смехом, кое-как смог выдавить из себя. – Ахаха…они же… аха… они, бл*дь… хаха… про нас… Я смотрел на него и понимал, что это истерика. А Таканори смеялся до слез, до икоты. Я же не знал, как его успокоить и стоит ли вообще к нему лезть, когда у меня зазвонил телефон. Чтобы что-то услышать, пришлось выйти из кухни. - Значит так, я узнал. – говорил Юу. – Какой-то Кобояши Ёри учился на год старше Таканори. Вроде, они дружили в средней школе. Вот… Женат, двое детей. Что еще? Так… живет в Токио. Пишет книги под псевдонимом Кобояши Кетано. Могу даже телефон дать. Надо? - Надо, - медленно ответил я. - Хорошо, лови сообщения. Ну пока… Я вернулся на кухню. Руки уже не смеялся, но еще улыбался, икал и шарился в пакете. Книгу забрал я, выхватив прямо из рук. - Эй! – запротестовал, было, вокалист, но я отвернулся, отмахнувшись рукой. Так и есть – «Кобояши Кетано» значилось на обложке. - Наливай,- хрипло сказал я. - Чего? - Коньяк наливай.
Очень интересная работа. Я похожих не встречала. Правда у Акиры почти незаметна депрессия. Он просто иногда "уходит" из реальности, и все. А проблема Таканори более описана. Такова задумка или это откроется в последующих главах?
Но работа шикарная. Спасибо
автор
>**Nerol**
>Очень интересная работа. Я похожих не встречала. Правда у Акиры почти незаметна депрессия. Он просто иногда "уходит" из реальности, и все. А проблема Таканори более описана. Такова задумка или это откроется в последующих главах?Но работа шикарная. Спасибо

спасибо за приятные слова) ну... про "депрессию" в описании я, и правда,что-то загнула. скорее чувство подавленности, растерянности и страха. наверное... ну мы еще выясним, чего это с ним)) а вообще,его состояние и поведение так и задумано. пока что все под контролем)