Хейлат +4

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Фэнтези, Экшн (action), Songfic
Размер:
Мини, 23 страницы, 6 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Золотой Век тоже начинался с войны; но та война сплотила всех мидринов против общего врага - хищных тварей хаоса, готовых пожрать всё живое.
Очаги прорыва хаотиков появлялись повсюду, и запечатать их могли лишь Драконы; но были мидрины, считавшие защиту родного мира своим долгом.

Посвящение:
Своей настоящей семье - или, по крайней мере, как казалось в тот момент.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 1

7 декабря 2015, 23:04
      Ламбосы прижимались к скалам, черпая силу от родной стихии. Сомкнутая стена щитов сопротивлялась хаотикам, но было очевидно, что этого хватит ненадолго - твари брали измором.
      Очередной клыкастый ужас, издав пронзительный визг, бросился на щит Тарона. Сотник сомкнул кулак на металлическом ремне, заставив прямоугольник металла рвануться вперёд острым шипом. Тварь снова взвизгнула, насадившись на этот шип всем телом, и заскребла когтями по щиту, оставляя в металле глубокие царапины. Тарон поморщился от усталости, и в следующий миг еле успел отдернуть голову - хаотик, издыхая, плюнул ему в лицо кислотой.
      Однако стоявшему позади повезло меньше: Тарон услышал крик боли. Оборачиваться не было времени - бестия вдвое крупнее, размером с быка, на полном ходу врезалась в строй двумя щитами правее. Только совместное заклятье укрепления позволило удержать стену целой - но на то, чтобы убить этого хаотика, ушло ещё секунд двадцать. И ещё какое-то количество сил.
      “Если так продолжится, то минут через десять от нас останутся только косточки”, - Тарон тряхнул мордой. “Этот прорыв не должен был расшириться так быстро!”
      Место порождения хаотиков виднелось буквально в паре сотен метров - дымящейся кляксой прямо в воздухе. О его появлении стало известно утром - и Тарон погнал всю сотню, чтобы добраться сюда уже к вечеру. Этого должно было хватить, чтобы из очага не успело вырваться слишком много тварей; как и всегда в таких случаях, план предполагал перебить уже воплотившихся - а затем нести стражу вокруг прорыва, убивая появляющиеся небольшие группки вплоть до прибытия Драконов, которые запечатают очаг.
      Однако десяти часов оказалось слишком много, а сотни ламбосских воинов - слишком мало. Чем ближе они подходили к очагу, тем больше хаотиков сбегалось к ним со всех сторон; сотня Тарона сперва замедлилась, потом завязла на месте в двадцати метрах - и в итоге Тарон скомандовал отход. Слава Драконам, за спиной был удобный склон, к которому можно было прижаться и держать оборону до тех пор, пока поток тварей не поредеет… но шипастые, клыкастые, когтистые, ядовитые, кислотные, а иногда даже взрывающиеся бестии не кончались; более того, очаг на глазах вытянулся, расширившись - и начал извергать новых тварей.
      Тарон стиснул зубы. Было похоже, что это конец. Ясное дело, что рано или поздно Ламба или другие Драконы доберутся и до этого прорыва - но сколько хаотиков при этом успеет разбрестись по пустоши, чтобы подстеречь неосторожного путника?!
      Очередной боец упал, и Тарон поспешил сосредоточиться: новая волна хаотиков неслась прямо на его измученный отряд. Сколько ламбосов из сотни осталось в строю? два десятка? три?..
      - Ни шагу назад! - рыкнул он.
      В других обстоятельствах над ним бы кто-нибудь хохотнул - прижатым к стене мидринам было всё равно некуда отступать; но сейчас все только нахмурились, опуская рогатые головы, и собрали оставшиеся силы. Даже рудная жила, протекавшая в глубине скальной породы, не восполняла достаточно силы, чтобы держать оборону. Тарон улыбнулся, вспомнив жену и сына - и приготовился к славной смерти.
      Но вдруг раздался звук трубы. Хаотики, бежавшими первыми, не замедлились, бросаясь на ламбосов - но основная масса смешалась, поворачивая куда-то в сторону. Времени выяснять, что творится, не было - даже малое количество хищников было смертельно опасно. В конце концов, хаотики были живыми воплощениями жестокости и голода: они умели лишь убивать и поглощать, но в этом они были идеальны.
      Крупный зелёный ящер нанёс удар когтистой лапой, Тарон поднял щит, чтобы заблокировать удар - и тут же хвост ящера, метнувшись вперёд, захлестнул его лодыжку. В следующий момент ногу пронзила дикая боль: бритвенно-острые шипы на хвосте разрезали сапоги и мясо до самой кости. Тарон глухо зарычал, выбил из щита очередной шип, вонзившийся хаотику точно в маленький глаз - а затем осел на землю, выпадая из строя.
      …
      - Плохи дела, - буркнул Густав, видя, как бронзовые рога ламбосского сотника заваливаются куда-то вглубь отряда.
      - Справимся, - ответил ему Амирид. В голосе командира была непоколебимая уверенность. Ятаган тускло сверкнул в воздухе, прервав прыжок какого-то мелкого хаотика; тварь, булькая перерезанным горлом, упала в камни. Инаста, шагавшая справа от лидера, немедленно вонзила в бестию копьё и, продолжая движение, выбросила свою “добычу” подальше. Даже умирающие, хаотики могли быть смертельно опасны.
      - Мы - да, - Густав упал на колено, выбросив вперёд руки. Поток морозного ветра замедлил прыгнувшую тварь, и шедшая во втором ряду Беда властным жестом вдавила врага в почву. Вспышка телекинеза - и хаотик лопнул, разметав потроха. - А они?
      Все в отряде Хейлат понимали, что на этот раз им посчастливилось успеть в последнюю минуту; ещё немного, и ламбосы были бы окончательно раздавлены. Бойцы рогатой сотни были хороши, судя по телам, широкой полосой покрывавшей всё пространство от скалы до очага прорыва - хоть и не чета Хейлат, прошедших не один десяток подобных боёв. Однако хаотиков было слишком много; Хейлат вышли на равном расстоянии от очага и остатков ламбосского отряда. Идти на помощь ламбосам было рискованно; намного более выгодным решением было пробиться к очагу и удерживать его…
      - Оцепляем? - Ти’ира сделала резкий уверенный жест, и сразу три несущихся к отряду твари полетели кувырком; даже на подобной пустоши она могла пробить землю скрытыми ростками, хоть это и было чертовски нелегко.
      - Нет.
      - Оставим за спиной? - тяжело дыша, спросил Алдар. - Я бы…
      - Это приказ, - бросила Инаста. Быстрый шаг вперёд, неуловимый разворот - и копьё, почти не задержавшись, разваливает голову очередного хаотика; сама Инаста возвращается в движущийся строй, не останавливая движения.
      - Да, - подтвердил Амирид. - Идём к ламбосам. Дерсан, Густав, Триш, Ти’ира - справа; Алесса, Кир, Ниа - слева. Беда - точность. Алдар - гордость. Ильза - общий контроль. Гэвин - не лезь, лечи.
      Они моментально перестроились в атакующий клин. Всего четырнадцать мидринов, из них восемь - девушки. Но каждый из них сейчас стоил десятка; вместе же они были неостановимы.
      Шедший в центре Золотой глубоко вздохнул, зажмурился - а когда открыл глаза, всё его лицо выражало насмешку над происходящим. “Хаотики, прорыв… всё это мелочи. Это пустяки, мы бывали в таких переделках, что через это пройдём, не замедляя шага! мы - лучшие!”. Он даже начал смеяться, до того заразительно, что на лицах отряда появились улыбки.
      Шедшая рядом с ним Звёздная, напротив, молчала. И это молчание выражалось во всём: в спокойном сосредоточенном лице, в скупых, но выверенных движениях, в уверенном шаге. И отряд будто бы немного копировал её, не делая ни одного лишнего шага или взмаха.
      До этого твари бросались на них по двое-трое; и отлетали, визжа - если ещё могли визжать. Но через несколько мгновений на них должна была накинуться добрая половина той стаи, что наседала на ламбосов.
      - Сделаем их, - уверенно произнёс Амирид.
      - Дааа! - завопил Алдар.
      И в следующий миг… в следующий миг отряд Хейлат набросился на хаотиков.
      Ятаган Амирида оставлял за собой серебристую полосу. Тварь, похожая на огромную собаку, попыталась отгрызть лидеру отряда запястье, но Амирид развернул к оскаленной морде левую ладонь - и слепящий серебристый свет заставил её отшатнуться. Инаста, по-прежнему шедшая справа, добила хаотика и, нисколько не замедлив движения, перешагнула через дёргающуюся тушу: опыт говорил, что с отрубленной головой бестия уже вряд ли навредит.
      По левую руку от Амирида шла Тинечка; её лицо было чистым и по-детски светлым, но грозно сомкнутые брови сейчас не оставляли никакого желания шутить. Вскинув руку к небу, альвийка яростным порывом ветра схватила летящую перепончатокрылую тварь - и следующим жестом вогнала её в глотку другого хаотика, неповоротливого, но мощного.
      В следующий момент эту самую глотку пробило арбалетной стрелой. Алесса довольно ухмыльнулась: двоих одним ударом! - в то время как её руки уже перезаряжали любимое оружие.
      Ниа, шедшая рядом с подругой, увернулась от налетевшего сбоку хаотика, похожего на взбесившуюся саранчу; раз, другой, третий. Пары мгновений хватило ей, чтобы понять, как именно хаотик движется - и, хмыкнув, девушка-перевёртыш хлопнула в ладоши, парализуя противника. Могучий Кир, прикрывавший и её, и Алессу, взмахом клеймора отшвырнул свою бестию - развернулся, чтобы рубануть по парализованной - и снова повернулся вперёд.
      Снизу на него бросилась очередная мелкая зубастая тварь; бросилась, но тут же заверещала, сдавленная невидимыми тисками.
      - Ноги берегите, - язвительно бросила Ильза, удерживая хаотика. Отряд не замедлился; Алдар, ухмыльнувшись, полоснул вопящую мерзость кинжалом по чешуйчатой глотке, и её труп присоединялся к шлейфу, оставляемому Хейлат.
      Ламбосы из последних сил отбивались где-то по левую руку; это означало, что основная масса тварей теперь была справа, и этой стороне клина приходилось особенно тяжело. Дерсан, сам из быкоголовых, уже раздробил своей жицей с десяток черепов; замедляющий хаотиков холод Густава помогал ему в этом. А там, где не успевали георгин и ламбос, были наготове дриада и перевёртыш: корни и лианы Ти’иры обвивались вокруг лап и пастей, пока рысьи когти Триш рассекали плоть. Триш была самым молодым членом отряда, но даже она не ведала страха.
      В какой-то момент на девушку бросились с трёх сторон. Самому проворному хаотику в глаз прилетела острая семечка, небрежно брошенная Ти’ирой, и его череп разлетелся, выпуская наружу шипастую зелень. Другого сшибла наземь жица Дерсана и добил окутанный льдом кулак Густава. Третьего же, как и полминуты назад, схватила Ильза. Её очередная колкость затерялась в истошном визге, когда Беда встречным телекинезом разорвала сдавленную с боков тварь вверх и вниз.
      - Потише нельзя? - буркнул Гэвин. Он шёл в центре отряда, будто уйдя в себя. Флавер слушал каждого в отряде - и поворачивался в сторону каждого пропущенного удара. Укусы и порезы моментально затягивались; впрочем, не раньше, чем яд, щедро раздариваемый хаотиками, выплёскивался обратно, послушный воле Гэвина.
      Хейлат продвигался вперёд, не замедляясь. Хаотики со всем своим убийственным арсеналом и дикими воплями воплощали собой голод и первобытную агрессию; отряд же противопоставлял им железную дисциплину, выдержку и уверенность. За их спинами оставались только мёртвые тела.
      До ламбосов оставалось несколько шагов, когда Хейлат развернулся; немногие зажатые между всё-таки удержавшейся стеной щитов и пришедшим отрядом хаотики закончили своё существование очень быстро.
      - Отдыхайте, - бросила быкоглавцам Ильза.
      Дерсан нашёл секунду и вскинул кулак в приветствии. Кто-то из выживших ламбосов ответил сородичу тем же.
      Хейлат двинулся к очагу. Тварей было уже заметно меньше - и всё-таки их поток был убийственно опасен. Почти одновременно вскрикнули Триш и Алесса; Беда застонала, держась за виски. Бой слишком затянулся, силы заканчивались.
      - Вперёд, - рыкнул Алдар, занимая место Триш, - вперёд, мы идём!
      Его силы тоже были на исходе, но от слов Золотого отряд вновь приободрился.
      Они дошли до отметки, на которой были отброшены ламбосы. Прошли её.
      Дрожащая дымчатая клякса, разрыв на теле Мидра, колыхалась в паре десятков шагов - и через неё выкарабкался очередной хаотик, воплощение ночных кошмаров.
      Глухо ворча, он выбросил в разные стороны длинные чешуйчатые щупальца, оканчивающиеся серповидными когтями; судя по бледно-зелёному блеску, когти были смертельно ядовиты. В следующий миг щупальца молниеносно рванулись в сторону мидринов.
      - Восемь! - скомандовал Амирид.
      Жица Дерсана и лозы Ти’иры захлестнули лапы чудовища, приковав его к месту. Ильза и Беда телекинезом заставили атакующие щупальца замереть в метре от отряда. Алдар и Гэвин передали последние капли своих сил своим лидерам - и в следующий момент Амирид и Инаста шагнули вперёд, зеркально повторяя движения друг друга. Ятаган и копьё сверкнули с двух сторон, обрубив ближайшие конечности монстра, затем пробили хитиновую броню на его шее, и наконец вышли с противоположных концов.
      Ещё пару секунд отрубленная голова продолжала реветь.
      А затем Тинечка, призвав ветер, отпихнула её на несколько метров назад.
      - Стоим здесь, - ухмыльнулся Амирид. - Молодцы. Хорошо поработали.
      Очаг всё ещё пульсировал рядом, и из него по-прежнему вырвались хаотики - по паре штук в минуту. Хейлат уничтожал их с привычной лёгкостью; это уже не было угрозой. А затем подтянулись ламбосы, и пролом на теле Мидра был заперт в цельнометаллическую клетку.
      - Я получила сигнал, - тихо сказала Беда. - Флейм будет через несколько часов.
      - Отлично.
      Амирид повернулся к ламбосам.
      - Сколько из вас ещё способны на что-то?
      - Одиннадцать, - глухо ответил ближайший. Его рога не были отделаны даже медью; значит, и сотник, и все десятники полегли в этой битве.
      - Нас четырнадцать, значит, всего двадцать пять. Разбиваемся на смены по пятеро. Каждые пять минут зачищаем тех, кто появится в “загоне”.
      Ламбос кивнул. Помедлив, он спросил:
      - Откуда вы вообще взялись?
      - Мы были в городе. Получив сигнал о прорыве, ваш магистрат обратился к нам за помощью. К сожалению, портал выбросил нас слишком далеко, мы едва успели, - пояснил Гэвин.
      - Да уж… - ламбос скорбно осмотрел пустошь, густо усеянную телами хаотиков. То тут, то там можно было, присмотревшись, увидеть труп рогатого воина.
      Помолчав, он добавил:
      - Но как так… почему на вас ни царапины? когда нас полегла почти вся сотня?
      - Мы профессионалы, - ухмыльнулся Алдар. - И ещё...
      - Мы этим живём, - жестом велев Алдару умолкнуть, пояснил Амирид. - Это больше, чем долг. Это наша жизнь.
      - Убивать хаотиков? - недоверчиво переспросил ламбос.
      Лидер Хейлат ответил без тени сомнения:
      - Защищать всё живое и счастливое, что есть в Мидре.