Воспитание чувств. Волчья забота +445

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
Миди, 52 страницы, 4 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За волчью серию! Вдохновения!» от cOfFexx
«Благодарность за работу!» от Agrafena
«За любимых героев!» от Celebre
«С надеждой на продолжение!!!» от tori3004
«Талантливому автору !» от Норочка
Описание:
Пока Егора нет в городе, Максим не расслабляется. Работает с утра до ночи, планирует очередной чемпионат, обустраивает сад для гостиницы, общается с Сергеем - в общем, занимается своими обычными делами, а иногда еще и чужими. Он уже не может отделить проблемы Егора от своих, вот и ввязывается. Потому что за свое Максим всегда стоит горой, даже если для этого придется рискнуть благополучием, а возможно, и жизнью.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Захотелось немного экшна.
Предупреждение: Данное произведение содержит описание нетрадиционных отношений между мужчинами. Если вам нет восемнадцати, покиньте пожалуйста страницу.

Часть 1

16 декабря 2015, 21:04

***


Дверь кабинета хлопнула громко и агрессивно, предвещая скорые разборки. В ответ на ее агрессию книжный шкаф ошеломленно задребезжал стеклянной дверцей, а в баре испуганно зазвенели бокалы. Максим тоже испугался. Подпрыгнул в своем рабочем кресле, ударившись коленями об столешницу, вскинул голову и недоуменно уставился на раскрасневшегося от гнева Антона.
- А-антон? Что?..
- Зачем вы это сделали?
От яростного рыка бокалы снова зазвенели, кажется, даже потускнели слегка. А Максим наоборот собрался, экстренно созвал все мысли в кучу и попытался вспомнить, пока его не убили на месте, что такого страшного он мог совершить в последние дни, чтобы вызвать такую бурную реакцию у Антона. В голову ничего не приходило. В последний месяц он вел себя почти идеально. Самого Антона за зад не щупал, к Крайту не подкатывал, даже в птичник не шастал. На гладиаторов старался не засматриваться, шоу эротические не посещал, чтобы лишний раз не заводиться, козни не строил, морду никому не бил, махинации не проводил – короче, вел жизнь истинного праведника. Нет, ну, бывало, конечно, срывался и провожал взглядом какого-нибудь полуобнаженного бойца, направляющегося к Арене, но тут же спохватывался, с досадой отворачивался и шел по своим делам. Но разве ж это грех смотреть на красивых мужчин? Он ведь живой человек, в конце-то концов.
Короче, повода для ярости у Антона определенно не было.
Наскоро проглядев свою картотеку хитростей и пакостей, Максим не обнаружил ни одной свежей и сердито насупился. Уже было открыл рот для резкой отповеди, но тут где-то там, на задворках его памяти, вдруг замаячило напоминание об угрозе, которую Максим озвучил Крайту, когда увидел, как тот прилюдно и очень ловко переманивает, сбивает с пути истинного его - Максима - потенциального делового партнера. Естественно, та угроза была шуточной. Такие угрозы Максим ежедневно и совершенно бесплатно раздавал целыми пачками особо нерадивым сотрудникам, чтобы хоть как-то приструнить их, но уж кто-кто, а Крайт давно уже должен был понять, что Максим никогда ничего ему не сделает, как бы отвратительно он себя не вел.
Но, возможно, Антон не понимал этого, вот и злился. Защищал своего Змея, как умел, но Максим не спешил таять от умиления. Если сотрудника сразу не построишь, он потом на голову сядет, решил он. Подобрался, принял официальный строгий вид, отчеканил холодно:
- Я. Ничего. Не делал. Антон. Будь так добр, озвучь сначала, в чем состоит твоя претензия, а уже потом выдвигай голословные обвинения и пытайся насадить меня на рога. Итак. Я слушаю.
То ли его деловой тон, то ли слова про рога несколько сбили Антона с боевого настроя. Он попыхтел немного, пораздувал ноздри, а потом, чуть поостывши, выдал, ткнув пальцем в Максима:
- Вы изуродовали тачку Крайта!
Услышав эту предъяву, Максим натурально уронил челюсть.
- Я? – искренне удивился он.
Округлил глаза, приложил ладонь к раненному, оскорбленному в лучших чувствах сердцу.
- Вы! – яростно кивнул Антон. – Вы разозлились на него за то, что он какого-то вашего подрядчика увел и приказали этим своим амбалам разбить его машину.
- Это он тебе так сказал? – возмутился Максим.
Антон враз растерял гневливость и замялся.
- Ну… Нет… - поморщившись, пробормотал он. - Но я-то знаю, что вы на такое способны.
Раздраженный его глупыми заявлениями Максим нахмурился.
- Антон, не мели чушь, – попросил он. – Да, я был немного расстроен тем, что он обошел меня, но не настолько же, чтобы бить его возлюбленную бэху.
- Вот именно, что возлюбленную, – буркнул ревнивый самурай в сторону. - Крайт с нее пылинки сдувал и платочком капот протирал, а вы…
- Слушай, – вздохнул Максим. – Может, расскажешь, что произошло? Я, конечно, сам ничего не делал (я бы такое запомнил), но, может, меня уже старческий маразм настиг и я начинаю забывать, кому и что поручаю. Так что будь так добр, поделись хоть немного информацией.
- Ну… – начал свой рассказ угрюмый Антон. – Мы собрались утром на работу, вышли из подъезда, подходим к машине и видим, что все окна и фары разбиты, шины проколоты, дверцы поцарапаны, в общем, пиздец тачке.
Максим куснул нижнюю губу и спросил:
- У вас что, сигнализации не было?
Антон пожал плечами.
- Была. Но ночью все было тихо.
- Может, вы так крепко спали, что не слышали?
- Крайт очень чутко спит. А если в туалет ночью идет, так обязательно к окну подходит, чтобы проверить, на месте ли его «лялечка». (Задолбал уже, честное слово). Но тут даже он не проснулся.
Максим с мрачным выражением лица побарабанил пальцами по столу.
- И что дальше было? Увидели вы все это безобразие и что?
- А что? – печально вздохнул Антон. - У Крайта настоящая истерика была. Он вокруг бэхи сорок кругов намотал, пока не устал метаться. Бегал, причитал, матерился. Так убивался, как будто это его собственная машина, а не служебная.
- Хм-м-м, – задумался Максим. - Ну, может, он боится, что Дальский ему голову оторвет за порчу корпоративного имущества. Кстати, вполне справедливо боится. И что вы делали после того, как Крайт настрадался?
- Ничего! – буркнул Антон. - Аварийку вызвали, она бэху в ремонт увезла. Предварительная сумма восстановительного ремонта такая, что легче новую купить.
- Мда-а-а. Попадалово, – Максим с кислым видом поставил локоть на стол и подпер ладонью щеку. - А с чего это ты вдруг решил, что я к этому причастен? Мне что, делать больше нечего, как громить по ночам чужие тачки? Это, наверно, шпана местная развлекалась. Зависть ведь - дело серьезное. Посмотрели они на вас - двух таких красивых. Может, заметили, что вы где-то там за руки держались-обжимались, и решили вам жизнь испортить.
- Мы тоже сначала на шпану подумали, - кивнул Антон. - Но потом… Знаете, сигнализация у нас навороченная, Крайт ее каждый вечер проверяет, прежде чем в подъезд идти. Простая уличная шпана вряд ли смогла бы так легко ее отключить. Так что, обдумав все еще раз, мы пришли к выводу, что это все-таки не местные. Кто-то очень уж расстарался и проделал все так тихо, чтобы никто, а в особенности мы с Крайтом, не заметил его раньше времени.
- И ты решил, что это я, – меланхолично произнес Максим.
Антон бросил на него виноватый взгляд, но уперто настоял на своем:
- Очень на вас похоже. Уж больно тонкая работа.
Максим закатил глаза.
- Окстись, Антон, – устало попросил он. – Если б я захотел с ним поквитаться, я бы его в Клуб под каким-нибудь серьезным предлогом заманил и по заднице надавал хорошенько, так, чтобы сидеть неделю не мог, но чтобы бить красивую тачку… Для меня это уж слишком.
Антон задумчиво потер лоб.
- Ну ладно, если это не вы, то кто? – озадачился он. - Крайт ведь никому ничего плохого не делал.
Максим очень постарался не ухмыльнуться. Антон, несмотря на то, что уже почти год жил с Крайтом, был сама простота и святая невинность.
- А ты сам? – спросил он. – Никому ничего не делал в последнее время?
- Я – нет! – буркнул Антон.
- Может, кто-то из твоих соперников?
Над этим вопросом Антон призадумался. Покачал головой не совсем уверенно.
- Вряд ли.
Максим раздосадовано цыкнул зубом.
- Антон, честно! Это не я! Ну, сам подумай. Если бы я каждый раз бил тачки Дальского, после того как он у меня очередной контракт уводил, он бы уже давно разорился, восстанавливая свой автопарк.
- Ну… Ладно. Верю! - снисходительно проворчал Антон. - Но тачка - это конкретный такой намек. Вот только чей? И на что?
Максим поменял руку и положил голову уже на другую ладонь.
- Это тебе надо с Крайтом выяснять, – посоветовал он. - Может, он кого-то из себя конкретно вывел. Ты же его знаешь. Он может.
- Знаю, - согласился Антон. – Он может. Ну, раз это не вы… Тогда извините, что я на вас наорал.
- Да ладно! – отмахнулся Максим. - Прощаю. Небольшая встряска, чтобы вывести из спячки - что может быть лучше.
- Но если я узнаю, что это все-таки была ваша работа, я вас урою, – напоследок пригрозил Антон. - Крайт чуть не плакал от расстройства, когда бэху на эвакуаторе увозили, да и сейчас он все еще сильно не в настроении.
- Будем считать, что я внял твоему предупреждению, – серьезно кивнул Максим. – И знаешь что? Скажи Крайту, чтобы был осторожен. На всякий случай. И сам, если вдруг заметишь что-то подозрительное, не ерепенься – сразу проси Алексея, чтобы он выделил вам охрану.
- Вот еще! – фыркнул Антон, выпятив упрямый бойцовский подбородок. – Не нужна нам никакая охрана.
- Ваше право, – пожал плечами Максим. – Но в любом случае, я всегда готов помочь, только свистните.
- Спасибо, - пробубнил Антон.
- Не за что. Ну а теперь, когда мы выяснили, что я вроде как невиновен, могу я наконец-то вернуться к своим делам? Мне, между прочим, к вечеру надо план мероприятий на эти выходные придумать, а у меня что-то все нет и нет вдохновения.
- Да, простите.
Антон кивнул, попятился к двери, открыл ее и выскользнул бочком из кабинета. Дверь за ним бесшумно закрылась.
Оставшись в одиночестве, Максим вернулся к работе не сразу. В раздумьях нарисовал с десяток неровных кругов на очередном документе.
- Странно, – бормотал он при этом. – Очень странно.
Потом опомнился и скривился, разглядев, что рисует на черновике с программой Клубных мероприятий.
- Ну, ничего. Время покажет, – решил он.
Поднял глаза к потолку, замер, поймал вдохновение за хвост и после небольшой паузы, закусив язык, продолжил набрасывать план.

***


- Гор, у тебя все хорошо?
Дальский на том конце провода на полминуты затихарился. Максим слушал тишину его гостиничного номера и прямо слышал, как мечутся в голове Дальского мысли, судорожно пытаясь найти причину этого вопроса.
- Да, все хорошо вроде. А почему ты спрашиваешь? – осторожно уточнил Егор.
- Да так. Просто спросил, - вздохнул Максим и перевернулся на бок.
Он разговаривал с Егором, лежа на кровати. Глядел на его половину. Одной ладонью прижимал мобильник к уху, а вот вторая, не участвующая в разговоре, рассеяно бродила по одеялу. Бездумно разглаживала на шелке несуществующие складки. Вспоминала забывчивая ощущение теплой гладкой кожи. Расстраивалась по-настоящему, что не может прикоснуться к ее обладателю, а Максим расстраивался следом за ней. Целый месяц от Дальского ему доставался только голос и изредка изображение его усталого лица на экране ноутбука.
- У нас все нормально, Макс, - с улыбкой в голосе ответил непонятно чем довольный Егор, а Максим насупился на это его «у нас». – Я бы даже сказал: отлично. Подготавливаем чертежи для нового проекта. На участке уже работает техника…
- Не слишком ли много ты проектов нахватал? – проворчал Максим. - Хоть бы через две недели на третью свою компанию проверял, что ли. Мало ли что там у вас может случиться.
- Ситуация под контролем, – успокоил его Егор. – Крайт, уж прости, вовсю занимается «Грандом». Совет директоров… Я недавно приструнил, в общем, все там нормально.
«Не все, Гор. Далеко не все. Под каким, к черту, контролем?»
- А Крайт как поживает? – зашел с другого бока Максим. - А то он мне уже совсем не звонит и не пишет. Мерзавец.
- Крайт много работает, - начал защищать своего помощника Егор. – Прости его. Я вроде и стараюсь не скидывать на него все и сразу, но он такой ответственный стал - куда там. Его теперь из компании не выгонишь. Вовсю роется в аудиторских отчетах и бухгалтерской документации. Я уже грешным делом думаю, что он втихаря собрался диссертацию писать.
«В отчетах аудиторских роется, значит. В документах. Ну-ну».
- А даже если и пишет? Ты что? Дашь ему, что ли, в диссере отразить реальные цифры?
- А почему нет?
Зашуршало. Максим прямо увидел, как Егор пожимает плечами.
- У нас уже давно белый учет. Все операции проходят по бухгалтерии и отражаются согласно правилам. При заполнении деклараций мы не прибедняемся. Платим в бюджет сколько положено…
- Да у вас там уже давно социализм наступил, как я смотрю, - хмыкнул Максим. – Скажи еще, что сотрудникам сверхурочные оплачиваешь.
- Оплачиваю.
Максим закатил глаза.
- И где ты такой правильный на мою голову взялся?
- Как где? – с ехидцей переспросил Егор. – Помнится, встретились мы с тобой на каком-то приеме…
- На благотворительном аукционе, – уточнил Максим. – И я уже тогда при нашей первой встрече очень хотел тебя придушить.
- Как я тебя тогда обошел, а? – протянул самодовольно Дальский.
Теперь-то он смелый стал. Бахвалился. Знал, что Максим ничего ему не сделает.
- Угу! – проворчал Максим, не слишком-то обидевшись. – Ту подставу я тебе еще долго помнил.
- Похоже, ты и сейчас ничего не забыл.
- Забудешь тут. Как же! - буркнул Максим и потерся румяной щекой об подушку. – Одним своим существованием ты каждый раз напоминаешь мне о ней.
- По-моему, я уже давно с тобой рассчитался за тот тендер.
- Ну, не знаю. Я вообще-то очень злопамятный.
Егор хмыкнул и промурлыкал вдруг очень игриво и совсем на себя непохоже:
- Ну и как я могу загладить свою вину?
Максим уткнулся пылающим лицом в подушку.
- Я хочу еще один видеосеанс по скайпу, – решил он.
- Я тебя правильно понимаю? – вовсю издеваясь, очень задушевно проурчал Егор. – Ты хочешь такой же сеанс, как тогда? На прошлой неделе?
- Ага.
- Прямо сейчас?
Максим предвкушающее облизал губы и сунул руку под одеяло.
- М-можно и сейчас, – согласился он.
- Тогда тащи ноут в постель, извращенец. Буду наглаживать… Э-э-э, вернее, заглаживать.
Максим рывком откинул одеяло, изогнулся и подтащил уже приготовленный на всякий случай ноут поближе. Расположил так, чтобы в камеру его самого было видно от головы до колен.
- Наглаживать он будет, - смущенно проворчал Максим, запуская программу.
- Я включил. Можешь звонить, - разрешил он.
Потом прервал на минуту связь, отложил телефон и быстренько стянул трусы.

***


Вода оглаживала тело, словно нежный любовник. Щекотала игриво бока и бедра, шевелила ласково волосы.
Максим четким отработанным движением выбрасывал руку вперед, загребал ладонью прозрачную, голубую в свете подводных прожекторов водную массу, отталкивался от нее, для того чтобы проскользить юрким дельфином почти целый метр, а затем так же уверено выбрасывал вперед вторую руку и снова загребал. Гибкой стрелой пролетал под сказочным морским пейзажем, украшавшим всю стену от пола до потолка. Парил над переливающейся перламутром мозаикой.
Воздуха в легких с каждым гребком оставалось все меньше, но Максим не паниковал. Знал, что сможет достигнуть противоположного конца бассейна, не показываясь на поверхности, и постепенно выдыхал кислород.
Первый прохладный глоток воздуха ворвался в легкие сразу, как только он вынырнул на поверхность. Максим вцепился пальцами в облицованный синей мозаикой край бассейна и сделал несколько глубоких вдохов, чтобы перевести дух.
В бассейне никого, кроме него, не было. Первые посетители спорткомплекса должны были появиться примерно через минут сорок, и до того момента Максима окружала идеальная тишина. Лишь ненавязчивый, тишайший плеск воды и мерное низкое гудение насосов, спрятанных под бассейном, нарушали идиллию этого безлюдного мирка.
Стоило встряхнуть головой, и брызги, как будто только этого и ждали, сорвались с волос и прянули во все стороны, окропив белую и синюю плитку, а мокрые пряди, освобожденные от их тяжести, тут же подпрыгнули, изогнулись изящно, легли мягкими волнами, обласкали уши и шею.
Было немного скучно. Максим привык, что по утрам вместе с ним в бассейне «Ориона» полощется Сергей. Но этим утром тот не смог прийти. Всю прошедшую ночь провел дома, чутко прислушиваясь к покашливаниям захворавшего Волчонка. И Максим решил не будить его, чтобы Сергей мог отоспаться после своего волнительного бдения.
Продышавшись, он решился на еще один заплыв. Сделал пару глубоких вдохов и, оттолкнувшись от бортика, нырнул. Резвой рыбкой ушел под воду, погрузился на самое дно, скользнул ладонью по рисунку - выложенной маленькими перламутровыми кубиками ракушки - и принялся загребать попеременно то одной, то второй рукой, помогал им при этом, быстро перебирая ногами.
В бассейн он ходил каждый день. Несколько недель уже ходил и все не мог поверить, что просыпается в такую рань, добровольно вылезает из кровати и сознательно куда-то едет. Правда, рано просыпаться он начал не по собственной прихоти. Из-за «Небесного замка». Тот, как любое приличное заведение, работал днем, а ночью засыпал, как все добропорядочные гостиницы. После торжественного открытия гостиничного комплекса из-за изменившегося рабочего графика Максим был вынужден слегка подкорректировать и свой образ жизни. Теперь он вставал в пять ради того, чтобы до восьми успеть проконтролировать все приготовления. Его именитые гости обычно просыпались в восемь, наводили марафет и спускались на первый этаж в ресторан, желая отведать с утра изысканные выдуманные фантазером-Лёвушкой яства. И до этого момента все должно было быть уже готово. Тарелки и бокалы должны были идеально ровно стоять на столах, приборы должны были быть разложены строго согласно столовому этикету.
Естественно, в первую неделю, как только звонил будильник, не привыкший к такой побудке Максим просыпался уже раздраженный и, пока собирался, проклинал все на свете. Но постепенно привык. Втянулся. И даже нашел в этом вынужденном превращении совы в жаворонка кое-какие положительные стороны.
Плавать по утрам он начал с подачи Сергея. И ни разу не пожалел, что поддался на его уговоры. Теперь он мог видеть своего закадычного друга каждый день и вдоволь наобщаться с ним без любопытных ушей и посторонних взглядов. Кролик пришел вместе с Сергеем лишь раз и, судя по помятой роже, тоже был жутко раздражен таким ранним подъемом. Поворчал на обоих, посмотрел, что Максим вроде как на Сергея сходу не набрасывается, голяком не плавает, всегда в плавках, плюнул, забил на ревность и отчалил. Милостиво позволил им развлекаться, и они развлекались. Плавали на скорость, задерживали дыхание на время, дурашливо топили друг друга и просто беседовали, усевшись на пологие выложенные мозаикой ступени.
Стремительное скольжение в прохладной воде отлично помогало Максиму проснуться, а бодрящее общение с жаворонком-Сергеем на целый день поднимало ему настроение. К тому же плавание неплохо снимало недавно возникшее и с каждым днем все отчетливее проявляющее себя сексуальное напряжение. Давало нужные нагрузки на все группы мышц, отвлекало от иных, таких необходимых каждому здоровому половозрелому мужчине нагрузок. Если б не плавание и не загруженность на работе, Максим, наверно, уже сошел бы с ума. Дальского в городе не было чуть больше месяца, и он впервые с восемнадцати лет, то есть с тех пор как начал вести активную половую жизнь, вынужден был сдерживать себя и сбрасывать напряжение подобным образом.
Допсоглашение на интим-услуги, заключенное с Лисом, Максим разорвал, а вот нового молодого любовника найти так и не удосужился. Медлил, неспешно перебирал варианты, всесторонне обдумывал их и отметал как неподходящие. Не находил времени на то, чтобы сделать окончательный выбор или специально делал так, чтобы времени на это просто не находилось. Много работал, в муках рожал креативные идеи для развлечения праздной публики, занимался обустройством сада, подумывал о новом чемпионате, в общем, умело себя обманывал. И плавание, способствующее сбросу лишней энергии, помогало ему в этом деле, хоть и не заменяло ежедневной дрочки. Но так как Максим пока не решался изменить Егору, такая сублимация помогала ему держать себя в руках. А когда Максима совсем уж скручивало в бараний рог от неудовлетворенности, он включал скайп и звонил Егору. Они уже успели провести пару очень увлекательных и содержательных сеансов, после которых Максим на следующий же день, глупо краснея, просил уборщицу отнести недавно постеленное белье в стирку.
Вынырнув на другой стороне бассейна у самой лестницы, Максим ухватился за скользкие холодные перила и весь мигом подобрался. Еще проморгаться толком не успел, но уже почувствовал, что в зале он не один, и в случае чего приготовился обороняться.
- Доброе утро, Максим Александрович.
Резкий взмах головы и сорвавшиеся с волос брызги воинственно набросились на туфли и брюки мужчины, который неосмотрительно подошел к самому краю бассейна. Тот поморщился едва заметно. Его губы, по-стариковски сухие и бледные, дернулись недовольно, но тут же пересилили раздражение, улыбнулись доброжелательно, а карие глаза, окруженные лучиками морщин, широко и по-детски приязненно распахнулись.
С трудом разлепив мокрые ресницы, Максим светски улыбнулся ему и кивнул:
- Действительно доброе. С кем имею честь…
- О, простите. Где мои манеры? – «опомнился» мужчина.
Покаянно покачал головой.
- Я нарушил ваше уединение, к тому же не представился сразу. Миллер. Павел Леонидович. Владелец «Фарм Индастрис», соучередитель «Леокор-Н»… а также член совета директоров «Соланс Инкорпорейтед».
- А, да-да! – активно покивал головой Максим.
Новый каскад брызг атаковал начищенные туфли, но Павел Леонидович вовремя увернулся.
- Действительно член… совета директоров. Слышал о вас. Мельком. Кажется, от вашего же председателя.
Пальцы крепко стиснули поручни. Максим одним сильным рывком выдернул себя из воды почти по пояс.
Павел Леонидович отступил еще немного, справедливо опасаясь, что его окатит водой, вплеснувшейся вслед за поджарым телом. Застыл в терпеливом ожидании, а Максим, пока вылезал на сушу, порадовался, что так и не снял плавки. В отсутствие Сергея сначала думал поплавать без них, но потом решил не трясти лишний раз яйцами в общественном, пусть даже пустом в такое время бассейне. Ведь «Орион» так и не превратился в элитный закрытый клуб, как того когда-то хотел Густав, и несмотря на ранний час, здесь могли совершенно внезапно появиться как неподготовленные к таким эротическим перформансам женщины, так и маленькие любопытные дети. Поднявшись по ступеням, Максим сунул ноги в шлепанцы и пошлепал к изящным серебристым шезлонгам, расставленным недалеко от бассейна. Чувствуя на себе внимательный взгляд, с демонстративной расслабленностью подхватил с ближайшего ложа полотенце, не спеша обтерся и с ленцой натянул на себя белый махровый халат. Запахнул полы, перевязал поясом талию и только тогда обернулся к нежданному гостю.
- Присаживайтесь, Павел Леонидович, - предложил он, указав на соседний шезлонг. – Простите, но пока что не могу предложить вам чай или кофе. Обслуживающий персонал бассейна появится только через полчаса, а я сам совершенно не разбираюсь во всей этой машинерии, что стоит в баре.
Павел Леонидович вскинул ладонь.
- Не извиняйтесь. Я сам виноват, что не договаривался заранее о встрече. К тому же времени ни у меня, ни у вас на долгие рассиживания нет. Я всего лишь хотел перекинуться с вами парой слов в спокойной обстановке, но как только мы переговорим, я не буду больше мешать вам и сразу же покину это место.
Аккуратно примостившись на шезлонг, Павел Леонидович расстегнул пиджак и, кажется, по привычке, не заметив своего движения, поправил элегантный строгий галстук. Явно чувствовал себя не в своей тарелке. Привык, должно быть, общаться с представителями большого бизнеса в более официальной обстановке. Но, несмотря на это неудобство, он все равно приперся в такую рань в пустой бассейн в деловом костюме. Видимо, рассматривал этот визит как очень важную деловую встречу. Максиму было чертовски интересно узнать, что от него хочет этот знатный, судя по озвученным компаниям, воротила, но он сделал вид, что его совершенно не взволновало столь внезапное появление второго по важности человека «Соланс Инкорпорейтед». Уселся в свой шезлонг, устроился поудобнее, вытянул ноги и расслаблено положил руки на подлокотники.
- Слушаю вас очень внимательно, Павел Леонидович. Должно быть, вы хотите обсудить что-то крайне важное, раз так стремились застать меня в одиночестве.
Тот немного помолчал, свел руки на коленях, как барышня, прикрывающая край мини-юбки, и пытливо посмотрел на Максима.
- Не буду ходить вокруг да около, потому что как мое, так и ваше время стоит дорого, - начал вещать он. - В этом городе ни для кого не секрет, что вы всегда были одним из наших основных конкурентов…
Максим улыбнулся, опустил взгляд и изобразил легкое смущение.
- Если позволите, я немного польщу себе, – проронил он. - И скажу, что долгие годы я был самым главным вашим конкурентом.
- Вы правы, - не стал спорить Павел Леонидович. – Действительно, вы были единственным, кто смог выстоять против жесткой манеры ведения бизнеса нашего дорогого председателя. Конечно, были и другие, на первый взгляд, не менее стойкие люди, но… Никому, кроме вас, не удавалось так долго противостоять нашей экспансии…
Пока Павел Леонидович говорил, Максим мимоходом вспомнил всех тех, кто за эти десять лет пытался противостоять Дальскому, и благосклонно кивнул, согласившись с этой лестной оценкой. В конце концов, к устранению особенно стойких конкурентов «Соланс Инкорпорейтед» он приложил руку лично. Естественно, не без молчаливого согласия Егора, ведь за годы их здоровой конкурентной борьбы не раз и не два обстоятельства складывались так, что они были вынуждены встать рядом плечом к плечу, чтобы вытеснить с рынка очередного хапугу, возжелавшего отхватить кусок пожирнее.
- Да, было времечко, - ностальгически вздохнул он, когда в восхваляющем монологе Павла Леонидовича возникла призывающая к диалогу пауза. – Но теперь все иначе. Егор Максимович нынче с головой ушел в энергетику и занимается развитием современных технологий, я же в силу сложившихся обстоятельств решил прибрать к рукам недостаточно развитую в нашем городе отрасль элитного гостиничного бизнеса. И в перспективе планирую работать и развиваться именно в этом направлении. Энергетика для меня слишком скучна, знаете ли. Пусть и приносит намного больший доход. Но ведь каждому свое, так ведь?
- Истинно так, - подтвердил Павел Леонидович и умудрено закивал. – Но, как я понимаю, несмотря на нынешнюю разность интересов, у вас с Егором Максимовичем все еще остались некоторые точки соприкосновения…
Максим на миг отвлекся. Вспомнил, в каких именно точках он в последний раз соприкасался с Дальским, и попытался сдержать проступающий на щеках румянец. Сдвинул деловито брови и прикрыл щеку ладонью, делая вид, что он - само внимание. Павел Леонидович, кажется, не замечал его уже ненаигранного смущения. Воодушевленно вещал дальше:
- Я знаю, что есть объекты недвижимости и субъекты предпринимательской деятельности, которые интересуют вас обоих. Те, за кого вы все еще не прочь побороться.
Максим грустно вздохнул и незаметно пощупал скулу. Пытался на ощупь понять, горит она или ему так только кажется.
- Есть, - согласился он. – В последние годы наша конкуренция в сфере недвижимости стала уже не такой жесткой, как раньше, за неимением интересных нам обоим, а потому спорных территорий, но все еще есть организации-подрядчики, с которыми я бы очень хотел сотрудничать, но увы, некоторые из них предпочитают сотрудничать с вами.
- Вот об этом я и хотел поговорить, – радостно заявил Павел Леонидович.
Максим позволил себе слегка изогнуть брови. Блеснул заинтересовано глазами, приоткрыл рот, выражая нескрываемое удивление.
- Я вас очень внимательно слушаю. Продолжайте, Павел Леонидович.
Тот немного помялся, будто все еще пребывал в сомнениях, говорить ли ему дальше или нет, но все же продолжил разговор, уже более аккуратно подбирая слова:
- Я слышал, что один из наших менеджеров со своим неумным рвением не так давно помешал «Мунлайт Интертеймент» заключить контракт с приглянувшимся вам лично девелопером. И теперь вы из-за его наглого поведения и полного неуважения к вашему статусу вынуждены искать другого строителя.
Максим печально вздохнул.
- Все было так, как вы описываете.
- Знаю, вам сейчас и так тяжело, – сочувственно проронил Павел Леонидович. – Правительство с каждым годом все сильнее закручивает гайки, а ваш бизнес всегда был… не совсем легальным. Вас и так, наверно, прижимают со всех сторон, а тут еще какой-то недоросль смеет вставлять вам палки в колеса. Нехорошо.
Максим постарался не сильно морщиться от этого фальшивого сочувствия. Не хотел слушать выводы Павла Леонидовича о законности своего бизнеса. И без чужих не завуалированных намеков все прекрасно понимал. За прошедшие нелегкие годы успел досконально изучить все его сильные и слабые стороны.
- «Гранд» ушел у меня буквально из-под носа, – пожаловался он. - Стоило мне на пару минут отвернуться, и ваш сотрудник перехватил его. Можно сказать, вырвал у меня из рук уже почти готовый контракт…
- Вот-вот! – поддержал его жалобы Павел Леонидович. - Я не раз говорил Егору Максимовичу: «Этот мальчишка не имеет ни малейшего понятия о том, как вести себя в приличном обществе. Ни малейшего понятия не имеет о том, что такое здоровая конкурентная среда. Везде старается сунуть свой нос и напакостить. Еще и руководить смеет всем и вся, если подворачивается такая возможность». Но разве ж он меня слушал?
- Что поделаешь, - с досадой пожал плечами Максим. - Хваткая молодежь нынче пошла.
На что Павел Леонидович гневно воскликнул:
- И, к сожалению, в силу обстоятельств мы иногда вынуждены ей подчиняться!
Потом немного подуспокоился, поборол гнев и продолжил уже более спокойным тоном:
- Понимаете, этот мальчишка - Иван Солнцев - должно быть, чем-то очаровал нашего председателя. Должно быть, он как-то втерся к нему в доверие, потому что неизвестно откуда он взялся и как оказался на месте секретаря, но не прошло и двух лет, как он уже практически руководит компанией, пока господин Дальский находится в длительной командировке.
- О-о-о, понимаю вашу печаль, - Максим страдальчески закатил глаза. – Я знаком с этим молодчиком. В нем столько наглости и ехидства. Таких еще поискать надо.
- Вы совершенно точно его характеризуете, - обрадовавшись совпадению их мнений, зашептал Павел Леонидович. – Невозможный человек! Просто невозможный! Везде лезет и всем раздает указания. Мы – совет директоров!.. - указал он пальцем в потолок, обозначая свое высокое положение. - Ничего не можем решить самостоятельно и без его ведома. Ничего. Такое чувство, что мы - дети малые, а не опытные директора серьезной компании. Он даже в финансовую отчетность и учредительную документацию посмел сунуться, представляете? В святая святых! Я семь лет руковожу финансовым департаментом «Соланс Инкорпорейтед», а до этого работал в не менее крупных компаниях и ни разу за всю свою жизнь я не видел такого, чтобы недавний студент без опыта работы допускался к архиважной и архисекретной информации. А он еще и допытывается постоянно. Все выспрашивает, наглец: «А это что? А это вы зачем сделали?» Все за мной перечитывает. Все. Контролирует каждый мой шаг. Нет, ну где это видано, чтобы какой-то молокосос учил меня – опытного руководителя – как вести дела?
- Кошмар! – ужаснулся Максим. – Как вы все это терпите? Я бы не вынес.
- А что поделаешь, - сокрушенно покачал головой Павел Леонидович. – Наш председатель - умнейший человек, но и он иногда совершает… недальновидные поступки. Он дал этому хитрому прощелыге полный доступ ко всем документам, планам и разработкам. Позволил ему решать за нас, что делать, и тот вовсю пользуется этим. И мы - совет директоров - в растерянности, если честно. И не знаем, как поступить.
- Как я вас понимаю, – посочувствовал Максим. – Сам пострадал из-за козней этого хитрого черта. А с виду и не скажешь, что этот Солнцев такой пройдоха. А как узнаешь его получше, так и хочется хоть раз перегнуть такого стервеца через коленку и выпороть хорошенько, чтобы впредь неповадно было.
- Точно-точно! – кровожадно и немного сально усмехнулся Павел Леонидович. – Пороть! Непременно пороть!
Пальцы с дрябловатой пятнистой кожей нервно скользнули по виску, вытирая проступившую на коже испарину. Суетливо обтерли шею.
- Но давайте все же забудем на время об этом несносном человеке и вернемся к разговору о территориях, – Максим решил направить мысли собеседника в нужном ему направлении.
- Ах да, простите, – пробормотал Павел Леонидович. - Я снова забылся.
- Не извиняйтесь, – успокаивающе промурлыкал Максим. - Сам давеча очень хотел приду… кхм! Приструнить этого нахаленка.
- Жаль, что сдержались и не приструнили.
- Действительно жаль.
Павел Леонидович в очередной раз оправил пиджак и пригладил галстук.
- Так вот, – вернулся он к деловому стилю общения. - Я хотел бы извиниться перед вами за эту неприятную ситуацию, сложившуюся по нашей вине, и помочь вам вернуть «Гранд».
- Да вы что? – обрадовался Максим. – Как приятно, ей-богу. Но как же вы намерены это сделать? Я думал, контракт уже подписан…
Павел Леонидович посмотрел на него с легкой снисходительностью.
- Контактом «Гранда» сейчас занимается этот мальчишка, – усмехнулся он. - Но поверьте мне, он вам не помеха. Я постараюсь убедить Егора Максимовича в том, что нам не стоит вступать с вами в конфликт из-за необдуманных поступков его протеже. Думаю, он прислушается к словам того, кто семь лет верой и правдой служил нашему общему делу, и прикажет Солнцеву разорвать контракт. Так мы уберем этого дерзкого щенка с вашей дороги, и директору «Гранда» просто некуда будет деваться. Ему придется заключить новый контракт уже с вашей компанией, чтобы не потерять краткосрочную прибыль. Думаю, скоро он сам приползет к вам на коленях, умоляя о сотрудничестве.
- Интересно излагаете, - восхитился Максим. – Но почему вы так уверены, что господин председатель послушает вас? Что если он поддержит начинания молодого специалиста? Я знаю вашего председателя довольно давно, успел пережить несколько довольно серьезных конфликтов с его непосредственным участием и прекрасно знаю, что господина Дальского почти невозможно отговорить от затеи, которую он искренне считает прибыльной.
- Бросьте! – отмахнулся Павел Леонидович. – Он же разумный человек и понимает всю выгоду подобных уступок. К тому он сам должен наконец понять, что нельзя доверять деньги компании, наши общие деньги этому своенравному ребенку.
- Общие деньги… Хм!.. И все же я не до конца убежден, – скептически покачал головой Максим. – И не хочу с бухты-барахты влезать во внутренние дела вашей компании, если не буду при этом точно знать, что в результате сделаю на этом гешефт. Мне хотелось бы услышать хоть какие-то детали и понять логику ваших последующих действий.
Павел Леонидович подобрался и стал напоминать куницу. Заострил хищную мордочку и показал острые зубки. С таинственным видом склонился ближе к Максиму.
- Не волнуйтесь, – доверительно произнес он. - Я обладаю достаточной властью в нашей компании. С моим мнением считались и будут считаться, как бы не сложились обстоятельства. Вы получите свой гешефт. Если я не смогу убедить председателя на словах… у меня есть кое-какие рычаги давления на него. В конце концов, я один из крупных акционеров «Соланс Инкорпорейтед». Поверьте мне, если я захочу, он будет вынужден прислушаться к моим просьбам.
Максим задумчиво постучал указательным пальцем по губе.
- Не сомневаюсь, что вы хорошо знаете господина Дальского и можете повлиять на него, – с легким сомнением на лице сказал он. - Но я знаю его не хуже. Возможно, кому-то другому он уступил бы с радостью. Но не мне.
Павел Леонидович помрачнел от досады.
- Да – кивнул он. - Ваши постоянные споры не способствуют примирению и открытости в наших отношениях.
- Это уж точно, – согласился Максим, вспоминая, как они недавно до хрипоты спорили с Дальским из-за акций «Левел софта».
Хорошие акции, кстати, оказались. Прибыльные. Максим тогда разбогател на скромных полмиллиона, а Дальский за это удостоился того первого видео-сеанса по скайпу, во время которого обнаженный Максим, лежа на своей кровати, дрочил у него на глазах, так сказать, в прямом эфире. Максим тогда старался так, будто еще полмиллиона должен был за это получить. Распалившись при виде горящих глаз Егора, по-настоящему разошелся, обслуживал себя пальцами и спереди, и сзади. Дальский, судя по звукам и тому, как периодически пропадала картинка на его стороне, тоже дрочил, а потом, когда Максим кончил и измождено откинулся на подушку, сказал севшим голосом, так и не включив картинку, что ему - Максиму - пора бросать свой бизнес, потому что его истинное призвание – онлайн-порно. Заявил, что так Максим и удовольствие получит, и быстро станет известным на весь мир, и заработает без напряга намного больше…
- Но даже зная о ваших спорах, – отвлек Максима от мелькавших перед глазами веселых картинок Павел Леонидович. – Могу сказать, что лично я заинтересован в том, чтобы мы забыли старые обиды и активно поддерживали с вами партнерские связи. Поэтому, чтобы выразить свое доверие, открою вам небольшой секрет: возможно, вскоре вы сможете дышать свободно и действовать без оглядки на нас – ваших главных конкурентов. Думаю, очень скоро то напряжение, что всегда было между нашими компаниями, может вообще исчезнуть.
- Да? – искренне удивился Максим.
С трудом отогнал от себя мешающие здраво мыслить бурные фантазии и сосредоточился на разговоре.
- А я думал, что буду всю оставшуюся жизнь работать с оглядкой на вашего мудрого председателя.
- Ничто не вечно, – многозначительно изрек Павел Леонидович. - И никто не вечен. Тем более в переменчивом мире бизнеса. Да, он тяжелый человек, но даже с ним, если действовать решительно, можно договориться. В крайнем случае, если он не отступит, можно поступить так же жестко, как это любит делать он, и все-таки заставить его отступиться. Думаю, если каждый из нас приложит для этого достаточно усилий, вскоре после небольших изменений наши компании смогут сплотиться и дальше двигаться в светлое будущее, шагая нога в ногу.
- И как же нам достичь подобного консенсуса? – поинтересовался Максим, сложив пальцы домиком. - Неужели вы хотите… М-м-м. Как бы так покорректнее выразиться?.. Неужели вы хотите отправить господина Дальского на заслуженную пенсию? Ведь иначе, будучи главой компании, он от своей позиции вряд ли откажется.
Павел Леонидович опустил глаза.
Кажется, его искренне смущало то, что он собирался сделать с Егором.
- Не на пенсию, конечно, он еще довольно молод, - произнес он, глядя на свои руки. - Но лично я считаю, и многие из директоров, кстати, со мной согласны, что ему определенно стоит отдохнуть какое-то время. Причем подольше. Компания не нуждается в его постоянном присутствии на рабочем месте, и в этом мы уже успели убедиться. Пока он находится за границей, она успешно работает без ежедневного контроля с его стороны. Наоборот, я бы сказал, что постоянное присутствие председателя и его самостоятельные, не согласованные с нами решения по многим важным вопросам в последнее время все больше тормозят кое-какие жизненно важные для компании процессы.
Павел Леонидович замолчал. Не стал развивать свою мысль дальше, и Максим решил не уточнять, какие именно процессы тормозит своим присутствием Дальский. Опасался, что Павел Леонидович может заподозрить его в предвзятости и замкнуться. Более точную информацию он наверно мог бы получить чуть позже у Крайта, а пока решил задать не менее интересующий его вопрос.
- Понимаю, что вы не можете раскрыть мне все нюансы предстоящего дела, – произнес он. - Но позвольте все-таки полюбопытствовать, что вы собираетесь предпринять и когда? Расскажите хотя бы кратко. Я же должен быть в курсе того, что мне предстоит сделать. Должен, так сказать, держать руку на пульсе событий.
Павел Леонидович бросил опасливый взгляд на пустой коридор, ведущий к раздевалкам, и склонился еще ближе к Максиму.
- Я как член совета директоров хочу в ближайшее время инициировать проведение голосования за смещение Егора Максимовича с поста председателя.
- Но почему? – тихо спросил Максим.
- Несколько его последних решений пришлись не по душе совету, - любезно пояснил Павел Леонидович. - Он стал действовать слишком уж самостоятельно. Конечно, его действия чаще всего приносили выгоду компании, но не это его решение доверить новый проект мальчишке. Да и ряд других его решений тоже вызвал у нас большие сомнения. Так что я уверен, что большинство директоров поддержит мое предложение, если правильно их на это настроить. Несомненно, смена председателя станет для компании большим стрессом, но нам придется это сделать. Егор Максимович - создатель компании и владелец контрольного пакета акций, но мы - главные акционеры - тоже не бесправны, и мы не позволим ему рисковать нашими деньгами.
Максим посмотрел на него с нужной степенью настороженности. Покачал недоверчиво головой. А в этой самой голове в этот миг уже вовсю зазвенело от эмоционального напряжения. Ревела сирена, бешено вращались сигнальные огни. Похоже, этот ничем не примечательный с виду, в какой-то мере вполне добропорядочный человек, вещающий с таким искренним расстройством на лице, желал навредить Егору. Его – Максима - извечному конкуренту и не так давно приобретенному любовнику. Возможно, он действительно желал компании добра. В конце концов, он вложил в нее немало сил и денег, но то, что он хотел сместить с руководящей должности Егора, для которого эта компания была главной любовью и смыслом всей его жизни, заставляло Максима, который так же искренне и беззаветно любил свой Клуб, все сильнее сжимать пальцы на подлокотниках шезлонга, сражаясь в душе с не менее искренним желанием сомкнуть их на дрябловатой шее Павла Леонидовича.
- Даже если вы намерены сместить своего председателя, – с прохладцей произнес Максим. - Я не совсем понимаю, в какой части этого процесса вы видите мое непосредственное участие.
Павел Леонидович бросил на него цепкий взгляд. Как будто почувствовал что-то. Максим не изменил выражение лица, не позволил жажде убийства проступить сквозь его черты, и вскоре тот успокоился. Произнес сосредоточенно:
- Трудность состоит в том, что пока мы будем убирать старого и выбирать нового председателя, боюсь, из-за всех этих преобразований компания на некоторое время станет достаточно уязвимой для внешней агрессии. Узнав об изменениях в составе руководства «Соланс Инкорпорейтед», многие захотят немного подвинуть нас на рынке. Конечно же, я говорю не про вас, ведь вы честный бизнесмен, но зная ваше умение быстро реагировать на любое изменение ситуации, я хотел бы заранее получить от вас гарантии того, что вы не будете вмешиваться в наши дела и останетесь при своем. Не будете активно противодействовать нам хотя бы пару месяцев. И ради этих гарантий я готов пойти на определенные уступки. Если все сложится удачно, в итоге мы получим обновленный управленческий состав, который будет работать ради будущего компании, отбросим излишнюю креативность, свойственную нашему нынешнему председателю, оставим рискованные проекты, которые могут привести компанию к краху, а вы получите в свое распоряжение «Гранд» и ряд других не менее перспективных компаний-партнеров, которые помогут вам в развитии вашего гостиничного бизнеса. Поверьте мне, после небольших пертурбаций в нашей компании вы только выиграете.
Максим сделал вид, что крепко задумался. Свел брови и уставился на свои скрытые под махровым халатом колени. Потер подбородок, побарабанил пальцами по подлокотнику шезлонга, потеребил волосы.
Спросил негромко:
- Я так понимаю, вы отчаянно искали со мной встречи именно сейчас, потому что хотите произвести описанный вами ряд изменений в период вынужденного отсутствия вашего председателя?
- Пока его нет в городе, я должен как минимум подготовить почву, – кивнул Павел Леонидович. - Донести до сознания акционеров тот факт, что Егор Максимович из-за переутомления не всегда понимает, что творит, и нуждается в длительном отдыхе. Я искренне уважаю его и считаю, что он очень много сделал для будущего компании, но в последнее время напряженная работа плохо сказывается на его здоровье. Он стал рассеянным и невнимательным. Может полностью отрешиться от реальности и размышлять о чем-то своем прямо посреди важного совещания. Он стал слишком вспыльчив и эмоционален, чего раньше за ним не водилось. Упрямо настаивает на своей точке зрения там, где раньше мог уступить, хотя при этом его точка зрения далека от рациональной. Затевает рискованные проекты и не слушает наших увещеваний, а это может плохо сказаться на делах «Соланс Инкорпорейтед», а значит, повлияет на всех нас. Вспомните хотя бы прошлый год, когда он, разозлившись, чуть не развалил компанию, пытаясь непонятно из-за чего обанкротить вас. Такая ситуация не должна повториться. А вот если бы он отдохнул хотя бы пару лет, пришел в себя, поразмыслил над своими действиями, думаю, восстановив моральные силы и хладнокровие, он более трезво смотрел бы на жизнь и не позволял себе больше подобных самоубийственных эскапад.
- Вы знаете, как ни странно, я тоже считаю, что ему надо отдохнуть, – пробормотал Максим, вспоминая, как после их бурного примирения, невыспавшийся, но все еще не угомонившийся Егор, не обращая внимания на нытье и ворчание, упрямо драл его с самого утра из-за чего пару раз конкретно опаздывал на работу.
И пока он драл Максима в своей излюбленной позе, улыбался при этом рассеяно, но так счастливо, что у того иногда подозрительно застилало взор от стискивающей сердце болезненной, незваной нежности, и он уступал ему, подставлялся, отдавал всего себя даже тогда, когда секса ему в общем-то и не хотелось.
- Вот видите, - усмехнулся Павел Леонидович. – Даже вы - его конкурент - со мной согласны… Так что? Ваши слова означают, что вы готовы оказать нам некоторое содействие? Или скорее соблюсти принцип невмешательства?
В ответ Максим улыбнулся отработанной годами плотоядной улыбкой. Надел на лицо маску прожженного дельца.
- В силу того, что ваше предложение достаточно серьезно, я хотел бы обдумать его более тщательно и не спешить с решением, – заявил он. - Вы не против, если я возьму небольшой тайм-аут и поразмыслю над открывающимися передо мной перспективами?
- Конечно, – согласился с его условиями Павел Леонидович, хотя по лицу было видно, что он очень хотел бы получить ответ прямо сейчас, но все же сдерживал свое нетерпение. - Я свое предложение сделал, и теперь дело за вами. Но я обещаю - если вы примете решение в мою пользу, вы не пожалеете.
- Очень на это надеюсь, Павел Леонидович. Очень на это надеюсь.
- Но постарайтесь не затягивать, - попросил тот. – Вы же понимаете, что подобные вопросы нужно решить быстро.
- Понимаю. Я все прекрасно понимаю, Павел Леонидович. Не беспокойтесь. Я озвучу вам свое решение в ближайшее время.
- Отлично, – довольный результатами беседы Павел Леонидович хлопнул себя по коленям и поднялся. – Больше не смею отвлекать вас от дел. Когда надумаете, прошу вас, сразу же звоните. В любое время дня и ночи. Вот моя визитка.
Он извлек из кармана заранее приготовленный кусочек картона и протянул Максиму. Тот аккуратно принял из его рук визитку, стараясь не соприкоснуться пальцами. Вгляделся в вязь черных вычурных буковок.
- Я сообщу вам, когда что-то надумаю, – кивнул он, спрятав визитку в карман халата.
- Нужно все решить как можно быстрее, пока Егор Максимович не вернулся.
- Само собой, мы не станем его дожидаться, – иронично искривил губы Максим.
- Само собой, – кивнул несколько растерявшийся Павел Леонидович, заметив его кривой волчий оскал.
Когда он раскланялся и удалился пружинящим, довольно бодрым для его возраста шагом, Максим до этого с виду расслабленный и довольный резко помрачнел, схватил со столика мобильник и набрал номер.
- Алексей.
- Да, Максим Александрович? Что-то случилось?
- Пока ничего. Я вот тут подумал… Дальский уехал, а Крайт остался совершенно без надзора. И ты же его знаешь. Если ему в голову взбредет какая-нибудь хрень, он тут же бросится ее реализовывать. Еще и Антона за собой потянет, а я не хочу из-за его дурости лишиться очередного своего гладиатора. Слышал, кстати? Их машину какие-то недоумки покоцали. Не иначе, Змей опять во что-то вляпался.
- Слышал. Хотите провести расследование?
- Было бы неплохо. И знаешь что? Приставь-ка к ним обоим ребят. Человека четыре, не больше. Чтобы по очереди за ними обоими приглядывали. Пусть до возвращения Дальского сопровождают Змея везде, куда бы тот не пошел. Незаметно. Нам не нужны истерики со стороны Крайта и претензии со стороны службы безопасности «Соланс Инкорпорейтед». Но за ним надо присмотреть. А то он, засранец такой, уже одного моего потенциального партнера увел, не хватало, чтобы еще кого зацапал без соответствующего решения со стороны Дальского.
- Как скажете, – согласился Алексей. - Поставить Солнцева и Томина на прослушку?
- Н-н-нет. Не стоит. Только визуальное наблюдение. Не хочу, чтобы твои бойцы краснели, выслушивая их ежедневные сеансы секса по телефону. Пару раз я был свидетелем их задушевных бесед, знаешь ли. Поверь мне, вам это лучше не слышать.
Алексей помолчал и спросил как будто между делом:
- Вашу охрану не нужно увеличивать?
- Нет! – отмахнулся Максим. - Я за собой и сам как-нибудь присмотрю.
- Хотелось бы верить.
- Ах да, Алексей. Чуть не забыл, – Максим поднялся с шезлонга и направился в раздевалку. – Рассчитай, пожалуйста, всю утреннюю смену «Ориона».
- Что произошло? – насторожился Алексей и тут же буркнул: – Впрочем, не говорите. Я сейчас приеду.
- Не нужно, я уже возвращаюсь в Клуб, – резко осадил его Максим и добавил уже чуть менее строго: - Все нормально, просто один нежданный посетитель появился в зале раньше положенного времени, и я… несколько раздражен тем, что он прервал мое уединение.
- Раздражены, значит, – пробормотал Алексей. – Что ж. Хорошо. Пока что приму это за ответ. Жду вас в Клубе. Пока будете переодеваться, я наберу Петра и скажу, чтобы сразу вез вас домой и нигде по дороге не останавливался.
- Как скажешь, - проворчал, начиная раздражаться, Максим.
Закончил разговор и задумчиво посмотрел на мобильник. Покусал губы, погрыз аккуратный наманикюренный ноготь.
- И что мне делать? – спросил он. – Звонить, не звонить? Ну, позвоню я ему и что скажу? «Егор, твой зампред, человек, которому ты полностью доверяешь, хочет отстранить тебя от управления компанией»? Возможно, он даже настолько чокнутый в своей приверженности «Соланс Инкорпорейтед», что изувечил любимую тачку Крайта, лишь бы напугать его. А мне он знаешь что предложил? Предложил не вмешиваться, пока они будут свергать тебя с твоего трона. Прикинь, Егорка! Знают, что мы с тобой вечно на ножах, и спешат выразить свое почтение, шакалы… Не-е, не поверит он. Потребует доказательств, а у меня их нет. Сейчас, по крайней мере, нет. Разве что уволенные сегодняшним днем охранники подтвердят, что этот чмырь ко мне приходил. Если они его, конечно, видели…
Огорченно почесал затылок.
- Нет, - решил он. – Точно не поверит. Этот «член» с ним больше семи лет проработал. Еще скажет, что я специально наговариваю на этого «члена», да и Крайту мелко мщу за наглость. Эх, Егорка, Егорка! Тебя всего месяц нет, а тут без тебя, похоже, уже настоящая революция начинается. И Змей сам с ней не справится, как бы он ни старался. Опыта в жестоких внутрикорпоративных играх у него пока что маловато. А мне-то что делать прикажешь в данной ситуации? Ты, конечно, таким мудилой бываешь, когда тебя вдруг проглючит, но эти внезапные визиты твоего зама к твоему же конкуренту - это же ни в какие ворота не лезет! Пусть даже Миллер, как он сам утверждает, действует из лучших побуждений. Нет, наезд на тебя я еще могу понять и простить. Ты у нас тертый калач и вполне можешь сам отбрехаться и без моей помощи, но он Крайту угрожать смеет, гамадрил интеллигентный. Крайт у нас хитрый тварёныш, не без этого, и заслужил серьезную взбучку, но не до такой же степени серьезную…
Максим был так взволнован и раздосадован внезапным визитом Миллера, что даже душ не принял. Кое-как, не замечая, что делает, оделся и вышел из спорткомплекса. Сразу за дверями его уже ждал спокойный собранный Петр.
- Максим Александрович, Алексей попросил доставить вас в Клуб как можно скорее, – не спросил даже – проинформировал он.
- Да знаю я, – буркнул Максим. – Поехали. Что-то этот денек с самого утра перестал быть таким уж добрым.

По желанию автора, этот фанфик могут комментировать только зарегистрированные пользователи