Цветные сны +37

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Get Backers

Основные персонажи:
Амано Гинджи (Император Молний, Повелитель Молний) , Какей Джубей, Фучоин Казуки (Повелитель нитей)
Пэйринг:
Казуки/Джубей
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Hurt/comfort
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
После того, как Джубей потерял зрение, он не может видеть даже сны. Каждую ночь он просыпается от собственных криков. Однако поделиться своими страхами он боится даже с лучшим другом...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Буду рада вашим отзывам и комментариям.
15 сентября 2012, 20:54
Липкая темнота обволакивала неподвижное тело. Попытка пошевелиться причиняла боль. Мрак пробирался всё глубже, мелкими иголками проникая в душу. Дышать стало практически невозможно, каждый следующий глоток воздуха давался всё тяжелее. Страх окончательно захватил разум. Раздался крик.
Джубей проснулся. Дышать стало легче, скованность тела пропала, но темнота не отступила. Юноша провёл ладонью по глазам, чтобы убедиться, что они открыты. Привыкнуть к полной темноте было невозможно за столь короткий промежуток времени. Но больше пугала тьма, поджидающая его в ночи. Ни снов, ни кошмаров. Лишь тьма. Тяжёлая, давящая, влажная. Наводящая страх, сковывающая тело. Заставляющая просыпаться каждое утро от собственных криков.
Каждая ночь в точности повторяла предыдущую. Один и тот же страх, почти физическое ощущение сгущающейся темноты, из которой нет выхода.
Джубей прислушался. Птицы за окном не пели. Рассвет ещё не наступил. Тяжело вздохнув, юноша снова провалился в темноту.

Казуки осторожно постучал в дверь. Ответа не последовало. Снова стук. Снова без ответа. Юноша приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Джубей неподвижно лежал на кровати, никак не реагируя на наступившее утро. Слегка обеспокоенный, Казуки подошёл к кровати и заглянул в лицо спящего. Оно было напряжено, будто Джубей и не спал вовсе. На лбу проступили мелкие капли пота. Казуки опустился на колени рядом с кроватью и рукавом протёр лоб Джубея. Дотронувшись до него губами, король нитей почувствовал жар спящего.
– О Господи, он болен! – с ужасом прошептал Казуки и взял больного за руку.
Джубей чуть сжал её и пошевелился. На лице появилось некое подобие улыбки.
– Казуки… – хрипло прошептал он.
– Прости, я не хотел тебя разбудить, – смутился король нитей, высвобождая свою руку.
– Не отпускай, – Джубей сильнее сжал ладонь.
– Почему ты не сказал, что заболел? Я чувствовал твой жар, – упрекнул друга в безответственности Казуки. – Я принесу лекарство.
– Это не нужно. Со мной уже всё в порядке, – он приложил руку Казуки к своему лбу. Тот был холодным.
Глаза Казуки расширились от удивления.
– Тебе снился кошмар? Прошу, расскажи мне! Не держи в себе…
Джубей сел на кровати, прислонившись спиной к смятой подушке, и посмотрел на друга невидящим взглядом.
– Не говори ерунды. Этот сон не стоит повествования, – он попытался улыбнуться. – К тому же, я уже довольно взрослый человек, чтобы справится с парой-тройкой кошмаров.
Казуки встал и упрямо скрестил руки на груди.
– Ты кричал ночью! Считаешь, что это нормально?!
– Я не кричал, тебе, должно быть, показалось…
– И вчера показалось?
– Да, и вчера.
Вздохнув, король нитей примирительно сказал:
– Ладно, похоже, кошмары по ночам мучают меня. А сейчас пора завтракать, – Казуки улыбнулся. - Кстати, к нам заглянул Гинджи-сан. Пойду его развлеку, пока ты умываешься.
Хлопнула дверь. И Джубей остался наедине со своим страхом.
«Казуки слышал крики… Он что-то подозревает.»
Это нормальное беспокойство друга заставляло его ещё сильнее чувствовать свою беспомощность перед ночными кошмарами. Он не мог справиться один. Но имеет ли он право на поддержку?
«Он не должен знать, насколько слаб я стал. Я не могу позволить себе быть слабым рядом с ним.»
С этой мыслью Джубей поднялся с постели.

Дверь в кухню была приоткрыта и доносившиеся оттуда голоса были хорошо слышны в коридоре. Джубей сразу узнал Гинджи и хотел было зайти, но что-то его остановило.
– Нет, только не ты! – послышался из кухни испуганный вопль Казуки. – Гинжди-сан, я не позволю тебе издеваться надо мной!
– Казу-чан, о чём ты говоришь? Я помощь предлагаю! Ты же знаешь, что, кроме меня, тебе некому помочь!..
После этих слов Джубею расхотелось заходить. Несколько секунд он ошарашено стоял, пытаясь прийти в себя, а потом предпочёл вернуться в свою комнату.

–… Если ничего не сделать сейчас, потом придётся обрезать!
Казуки в панике пытался прикрыть свои длинные волосы руками.
– Не дам резать!
– Тогда прошу, - повелитель молний указал на стул. – Доверься мне.
Повелитель нитей со стоном опустился на предложенное место.
Некоторое время он молча корчился от боли, но вскоре она стала настолько невыносимой, что Казуки не смог сдержать эмоции.
– Гинджи-сан! Пожалуйста, аккурантее! Умоляю, не так сильно тяни!
Гин… Оооууу! Нет, прошу, хватит!
– Казу-чан, ты сам виноват, не нужно так дёргаться.
– Тебе нужно научиться быть нежнее… Иначе жаль мне твою девушку, которая у тебя когда-нибудь появится…
– Ну, вот и всё, – Гинджи показал маленький беленький комочек на своей ладони. – Больше эта жвачка мучить тебя не будет.
Казуки резко вскочил со стула и спрятал волосы под футболку.
– За помощь спасибо. Но в следующий раз не оставляй жвачку на спинке стула! Тем более, когда ты в гостях!

Обеспокоенный долгим отсутствием друга, Казуки снова зашёл в комнату Джубея. Тот лежал на заправленной кровати, отвернув лицо к стене. Казалось, он спит, но почему-то Казуки был уверен, что сон тут не при чём.
– Ты не хочешь видеть Гинджи-сана? – опускаясь на кровать, спросил повелитель нитей. – Хочешь, я попрошу его уйти?
Джубей не ответил. Казуки пришлось развернуть его, чтобы посмотреть в лицо и понять, какие эмоции друг тщательно пытается скрыть. Даже мёртвые глаза были не в состоянии спрятать ту боль, что читалась на лице.
– Джубей… Всё-таки, тебя что-то тревожит! Почему ты не хочешь рассказать мне это?! Ты думаешь, что я не в состоянии помочь тебе?!
Отчаянье в его голосе заставило Джубея сдаться. Он сел на кровати и взял друга за руки.
– Это не так, Казуки… Ты даже не представляешь, как сильно я нуждаюсь в тебе…
– Тогда расскажи, что мучает тебя…
– Я… я не могу! Это…
Раздался отдалённый звук бьющегося стекла.
– Гинджи-сан начинает крушить нашу кухню… Пойду провожу его, и вернёмся к нашему разговору…

Но неожиданно вмешались обстоятельства. Работа в агентстве подвернулась совсем не вовремя. Казуки пришлось целый день бегать в компании Шидо по городу в поисках какого-то опасного преступника. Когда тот наконец был пойман и обезврежен, повелитель нитей засобирался домой отказавшись от празднования удачно завершённого задания.
Порог дома Казуки переступил лишь, когда звёзды уже показались на ночном небе над городом. Вопреки ожиданиям, в комнате Джубея горел свет. Повелитель нитей сразу же направился туда.
– Джубей, зачем тебе свет? – улыбаясь, спросил он, едва открыв дверь комнаты.
– Так ты будешь знать, что я ещё не сплю, – тоже улыбнулся в ответ Джубей. – Ты, наверное, устал и очень голоден? Прости, я даже ужин не могу приготовить… – в его голосе послышалась горечь.
– Ты ошибаешься. Я перекусил по дороге, так что всё в порядке. Лучше давай вернёмся к нашему утреннему разговору, это сейчас куда важнее.
– Не думаю, что сейчас подходящее время для моих жалоб… Тебе стоит отдохнуть.
Впервые в жизни Казуки захотелось как следует ударить лучшего друга.
– Ты серьёзно думаешь, что я стану отдыхать, зная, что ты не можешь спать?! Ты слишком плохо обо мне думаешь! Я хочу знать причину твоих ночных криков!
– Я же говорил, что тебе показалось!
– Показалось… – грустно прошептал Казуки. – Джубей, я мучаюсь весь день, пытаясь понять, что сегодня сделал не так! Почему ты даже не вышел к завтраку? Тебе не нравится, как я готовлю? Или дело в Гинджи-сане? Ты не хотел его видеть?
Лицо Джубея приобрело одновременно серьёзное и грустное выражение.
– Казу, не нужно винить во всём себя… Причина в другом…
– Так в чём?
– Во мне. Точнее, в моей беспомощности. Сегодня… Я слышал, что случилось на кухне. Гинджи был прав, он был единственным, кто мог помочь тебе…
Казуки растерянно подошел ближе.
– Постой… Ты говоришь, о жевательной резинке, что застряла у меня в волосах? Но это же такая мелочь… Даже волосы не пострадали…
– Мелочь? Возможно, ты и прав… Но я не могу быть тебе полезным даже в ней!
– Что ты такое говоришь? Я и не хочу, чтобы ты был мне в чём-то полезен! Я хочу, чтобы ты просто был со мной! Более того, я надеялся, что хотя бы теперь я смогу делать что-то для тебя… Думал, что могу стать твоими глазами… Но ты не хочешь моей помощи… Ты отталкиваешь меня, не разрешаешь даже волноваться о себе! Думаешь, я настолько бесполезен?
– Это не так! – горячо прошептал Джубей. – Я… я просто боюсь…
– Если я не могу тебе помочь, то я хочу страдать вместе с тобой! Расскажи, что тревожит тебя каждую ночь? Это кошмар? Что тебе снится?
Джубей грустно покачал головой.
– Ничего мне не снится… – почувствовав, что Казуки начал хмуриться, он поспешно добавил: – ты не понял. Мне действительно ничего не снится. Вообще… Мой сон превращается в ожидание рассвета в полной темноте. Кажется, будто я ощущаю её. Она душит, заставляет чего-то бояться… Я каждую ночь жду, что увижу что-нибудь! Я не мечтаю о счастливых радостных снах, но я устал от этой тьмы. А ничего, кроме неё я не вижу. Ни днём, ни ночью. Казуки, я боюсь, что сойду с ума от этой темноты! Мои глаза не видят даже снов!
Казуки почувствовал, что комок, подступивший к горлу, не даёт вымолвить ни единого слова. Он попытался проглотить его, но напрасно. К глазам подступили слёзы, юноша даже не пытался их сдержать. Он присел на край кровати и обнял лицо Джубея ладонями. Заглянув в бледные безжизненные зрачки, он прошептал:
– Ты так долго страдал один… Почему ты ничего не сказал мне?.. Почему я ничего не замечал?.. Что я могу сделать для тебя? Как я могу унять твою боль?
Джубей накрыл ладони Казуки своими. Они дрожали.
– Прошу, не покидай меня сейчас. Утром, когда ты коснулся меня, на миг тьма рассеялась. Ты прогнал её. Я не вижу тебя и даже не помню цвет твоих глаз… Но я чувствую твой свет… Он способен избавить меня от темноты в собственных снах…
– Если я способен сделать что-нибудь для тебя…
Казуки приблизил своё лицо к лицу Джубея.
– Прошу, останься сегодня со мной… – выдохнул тот.
Лёгкое прикосновениие губ. Тонкая полоска губ Джубея дрогнула. Он почувствовал влагу. Она оказалась солёной. Это слёзы Казуки. Самые драгоценные слёзы были пролиты из-за него. Ради него.
– Казуки, ты плачешь?
– Прошу, верь мне. Этой ночью, тьма не придёт в твой сон. Он будет цветным. Я буду охранять его…
«Прошу, не говори, что не помнишь цвет моих глаз… Это делает меня несчастным…»

Холодные руки обжигали кожу в тех местах, где Казуки касался её…
Джубей чувствовал горячее дыхание на своей шее. Оно не давало успокоиться. Каждое прикосновение губ заставляло вздрагивать… Давно забытое чувство счастья стремительно возвращалось, оно наполняло его тело и душу. На миг Джубею показалось, что он видит перед собой такое знакомое лицо и обрамляющие его длинные прямые волосы… Лишь на миг!
Вновь его со всех сторон обступила темнота. Уже знакомая, тяжёлая, удушающая, липкая… Казалось, она способна раздавить Джубея. Страх снова начал проникать в душу… Но что это? Этот голос… Откуда-то он звал. Он приближался и становился всё отчетливей. Чёрный цвет вдруг сменился белым. Память рисовала чей-то цветной силуэт. Эти глаза… Эти до боли знакомые янтарные глаза. Так вот, что это за цвет… Как он мог забыть их?...

Джубей почувствовал легкое дуновение.
– Казуки… Ты открыл окно? – прошептал он, силясь проснуться.
– Нет, просто мне нравится смотреть, как вздрагивают твои ресницы, если на них слегка подуть, – улыбаясь, ответил повелитель нитей. – Как тебе спалось? В это раз ты не кричал…
– Я видел тебя во сне… – юноша приподнялся на локте и приобнял друга. – Впервые с тех пор, как я потерял зрение, я видел сон. Так отчётливо… Ты был словно наяву! Я… нуждаюсь в тебе…
Казуки ласково потрепал Джубея по волосам.
– Ты будешь видеть меня каждую ночь… Обещаю.
Такое, уже ставшее привычным, но по-прежнему волнующее, лёгкое прикосновение губ…
– Думаю, мне пора готовить завтрак.
Казуки неохотно оторвался от Джубея и поднялся с кровати.
– Казуки! – окликнул Джубей. – Они цвета тёмного янтаря…