время идет 834

Ms.Wayne автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Видеоблогеры

Пэйринг и персонажи:
Phil/Dan, Фил Лестер, Дэн Хауэлл
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Ангст Драма ОЖП ООС Повествование от первого лица

Награды от читателей:
 
Описание:
время идет, а я, похоже, люблю тебя

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
простите, плохое влияние на автора песни Katherine & Eden - 2012

/панический страх автора/ не нужно искать какого-то второго смысла или подтекста между строк, ибо его нет. это просто история, которая непонятно каким образом вышла из моей головы

05.01.16
#20 в жанре "POV";
#23 в жанре "Hurt/comfort";
#25 в жанре "Драма"; 
#27 в жанре "Ангст";
спасибо :0
1 января 2016, 05:59
Ты говоришь, что мы друзья, и я с тобой соглашаюсь. Ты говоришь, что у тебя никогда не было настоящего друга, и я рад, что смог для тебя им стать. Между нами слишком большое расстояние, но никто не запрещает нам разговаривать часами по скайпу. Никто не запрещает нам ждать с нетерпением встречи. Никто не запрещает мне мечтать быть с тобой рядом, когда тебе плохо одному. Время идет, и теперь мы делим одну квартиру на двоих. Мы обустроили здесь все так, как хотели, каждая мелочь на своем месте. Темное постельное белье на твоей постели, ярко-зеленое на моей. В кухонном шкафчике слишком много кружек для двух человек, а в прихожей слишком маленький шкаф. Но нас это не сильно беспокоит. Ты продолжаешь говорить, что мы друзья, а я уже давно потерял грань между дружбой и чем-то большим. Я уже давно не знаю, где заканчивается дружба и начинается что-то другое. Но мы не говорим об этом, и вряд ли заговорим. Мы просто продолжаем жить, строить планы вместе, и надеяться, что все наладится. Никто ведь не запрещает нам мечтать? Никто ведь не запрещает мне мечтать мне немножко больше, чем положено? Время идет, а объятия становятся трепетнее, а ночные разговоры через стенку дольше. Каждое утро я просыпаюсь, зная, что ты специально будешь валяться до последнего, чтобы не готовить завтрак. Я сделаю две чашки кофе и две тарелки хлопьев, и я знаю, что когда приду с ними в гостиную, ты уже будешь там, немного заспанный, выбирать аниме, чтобы посмотреть вместе. И еще я знаю, что позже, убирая посуду, ты будешь ворчать из-за того, что я не закрываю шкафчики. Ты говоришь, что мы друзья, но спокойно можешь положить голову мне на плечо, сидя рядом со мной в метро, а я - схватить тебя за руку, перебегая дорогу. Ты можешь взять меня под руку, гуляя по парку, а я могу притянуть тебя к себе во время просмотра очередного фильма. Но ведь в этом нет ничего такого, правда? Ведь все друзья так делают?.. или нет? Время идет, а мы все так же живем в своем мире, не подпуская почти никого. Нам слишком комфортно вдвоем, чтобы впускать еще кого-то. Но ты продолжаешь говорить, что мы друзья, а я продолжаю задаваться вопросом, нормально ли это для друзей, или мы все-таки пересекаем черту. Время идет, а мне начинает казаться, что я схожу с ума. Мне снятся сны, где я сжимаю твою руку в своей, чтобы согреть. Мне снятся сны, где я могу обнимать тебя столько, сколько мне будет угодно. Но это только сны. Мы часто гуляем вместе, наши руки совсем рядом, но я не переплетаю свои пальцы с твоими. Ты любишь фотографировать. На твоем телефоне фотографии природы и города, а на моем – фотографии тебя. Но я знаю, что друзья так не делают. Друзья не фотографируют друг друга спящими, потому что считают это слишком милым, а я фотографирую. А ты все еще говоришь, что мы друзья. А мне становится больно. Время идет, а мы с тобой напиваемся одним вечером. Ты просто приходишь домой, а в твоей руке бутылка красного сухого. Мы сидим напротив большого окна в гостиной и пьем прямо из бутылки, потому что из бокалов пить не так интересно. На фоне тихо играет ненавязчивая музыка. На твоих губах легкая улыбка, а твой взгляд блуждает по моему лицу. Ты встаешь, и протягиваешь мне руку, безмолвно приглашая на танец, а я соглашаюсь. Твои руки на моей талии, мои – у тебя на шее. Мы плавно покачиваемся в такт музыке. Я опускаю голову тебе на грудь, а ты прижимаешь меня ближе к себе. Я чувствую, как сильно стучит твое сердце, и уверен, что ты чувствуешь, как бьется мое. На следующее утро я просыпаюсь с больной головой, и тобой, прижимающимся ко мне во сне. Твое дыхание щекочет мою шею, а я молюсь, чтобы это мгновение не заканчивалось никогда. Но вскоре ты открываешь глаза, и быстро вскакиваешь с меня, извиняясь. Я хочу сказать тебе, что все в порядке, но слова застревают в горле, а ты убегаешь в свою комнату. Я иду за тобой и уже почти стучу в твою дверь, но в последнюю секунду опускаю руку и ухожу в свою комнату. Этим вечером ты не выходишь поужинать со мной, а мне начинает казаться, что я испортил нашу дружбу. Время идет, а мы почти перестали обниматься. Ты все чаще стал сам делать себе завтрак, и перестал закрывать за мной шкафчики на кухне. Во время прогулок ты стал прятать руки в карманах, и совсем перестал фотографировать. А я начинаю думать, что наша дружба рушится из-за меня. Однажды я легко обнимаю тебя, а ты дергаешься под моими руками. Ты поднимаешь глаза, и я вижу в них немой укор: "Мы же друзья, Фил". Я убираю руки и отсаживаюсь чуть дальше. Я чувствую, как что-то ломается внутри. Время идет, и одной ночью я слышу, как ты плачешь за стеной. Я слышу, как ты задыхаешься в рыданиях, и не можешь остановиться. Я поднимаюсь и иду к тебе в комнату. Тихо открываю дверь. Ты сразу замечаешь меня, и начинаешь плакать еще сильнее. Я подбегаю к тебе и крепко обнимаю. Ты вцепляешься в меня, как в спасательный круг, без которого ты точно утонешь в море своих мыслей. Я шепчу тебе всякую чушь только, чтобы тебя успокоить. Но с каждым моим словом, твои слезы начинают литься сильнее. И мое сердце начинает разрываться от твоих рыданий. Я подхватываю тебя и несу в свою комнату, аккуратно укладываю на свою кровать, и сразу ложусь рядом, крепко прижимая тебя к себе. Вскоре ты засыпаешь, продолжая неровно дышать от долгих слез. А я засыпаю только под утро, когда ты совсем успокаиваешься. Просыпаюсь я один. Я застаю тебя на кухне, жарящим блины. Твое лицо опухло, но на твоих губах улыбка. Ты протягиваешь мне тарелку с завтраком, и идешь в гостиную, где уже стоят две чашки с кофе, и играет какое-то аниме. Ты благодаришь меня за то, что я пришел к тебе вчера, и судьбу, что ему достался такой друг как я. Время идет, а ты продолжаешь приходить ко мне, когда тебе снятся кошмары, а я никогда тебе не отказываю. Ты каждое утро извиняешься за это, а я отмахиваюсь, говоря, что друзья для того и нужны, чтобы быть рядом, когда страшно. Ты стал улыбаться чаще, а мое сердце начинает биться сильнее, когда я вижу твою улыбку. Ты говоришь, что я похож на солнце, когда счастлив, а я лишь смущенно опускаю глаза. Мы стали чаще гулять вместе, и ты снова стал фотографировать, а в моей камере снова появились фотографии тебя. Время идет, и у тебя появляется девушка, а мое сердце разбивается. Ты чертовски счастлив, а мне очень больно, но я улыбаюсь, и искреннее радуюсь за тебя. Ты перестал приходить ко мне по ночам, и теперь мне стали сниться кошмары. Я просыпаюсь в холодном поту почти каждую ночь, не в силах остановить тихих слез. А ты с каждым днем светишься все больше. Ты с радостью говоришь мне, что нашел свою родственную душу, и что эта девушка делает тебя действительно счастливым. Чем больше времени ты проводишь с ней, тем ярче начинаешь сиять, все больше сжигая меня, но я не подаю виду. Ты благодаришь меня за мою дружбу, и я лишь улыбаюсь в ответ, хлопая тебя по плечу. Время идет, и ты приводишь ее к нам на ужин. Я с болью для себя отмечаю, как хорошо вы смотритесь вместе. Она просто замечательная, я всегда знал, что у тебя хороший вкус. Мы быстро нашли с ней общий язык. Ты светишься ярче обычного, когда находишься рядом с ней. Я не могу не улыбнуться, когда смотрю на вас, ведь если счастлив ты, то счастлив и я, и не важно, что внутри я давно уже умираю. За окном уже давно стемнело, и мы прощаемся. Она говорит, что рада знакомству со мной, и что тебе повезло иметь такого замечательного друга как я. Ты провожаешь ее до такси, а я не могу не выглянуть в окно. Ты нежно целуешь ее и прижимаешь к себе, что-то говоря ей на ухо. Она улыбается тебе, целует на прощание и садится в такси. Ты еще немного стоишь на дороге, смотря вслед удаляющейся машине, чуть улыбаясь. А я стараюсь не расплакаться прямо на месте. Когда ты возвращаешься, я мою посуду. Ты не можешь перестать восхищаться, вспоминая вечер, а я молюсь, чтобы ты не заметил моих трясущихся рук. Ты говоришь, что любишь ее всем сердцем, а у меня из рук выпадает тарелка и со звоном разбивается о каменный пол нашей кухни. Ты обеспокоенно спрашиваешь, что случилось, а я сваливаю все на усталость. Прошу тебя убрать осколки и быстро ухожу в свою комнату. Я не могу перестать плакать. Я всегда хотел быть для тебя больше, чем просто другом. Время идет, и за одним завтраком ты говоришь, что собираешься сделать ей предложение. Мое сердце пропускает удар, когда я слышу эти слова. Ты достаешь маленькую коробочку и показываешь мне кольцо, рассказывая, как ты собираешься провести этот вечер. А я начинаю плакать. Обнимаю тебя и начинаю плакать. Ты аккуратно отстраняешься и спрашиваешь, заглядывая в глаза, что со мной. Я вру, что это слезы счастья, и я просто несказанно рад за тебя, а ты веришь мне и улыбаешься, обнимая в ответ. Время идет, и вот ты уже стоишь в великолепном костюме, а я завязываю тебе бабочку. Конечно, ты попросил меня быть шафером на твоей свадьбе, и конечно, я не мог тебе отказать. Ты ужасно волнуешься, а я говорю тебе, насколько прекрасно ты выглядишь. Я заканчиваю с твоей бабочкой и поворачиваюсь к зеркалу. Я вижу двух молодых мужчин в дорогих смокингах. Одного очень взволнованного, а второго очень грустного. Мы стоим совсем рядом, и я чувствую тепло, исходящее от твоей руки. - А помнишь.. когда мы были совсем молодыми.. – совсем тихо начал я, не пытаясь скрыть грусть в своем голосе. – Как мы мечтали встретиться? К-как мечтали жить вместе? - Конечно, помню, Фил, - так же тихо ответил ты. - Хорошо.. не забывай этого, обещаешь? - Обещаю, - ты обвиваешь руки вокруг моих плеч, а позволяю себе обнимать тебя чуть больше положенного. Время идет, а у тебя уже двое замечательных детей. Старший сын похож на твою жену, а дочурка – просто копия тебя. Они знают меня как дядю Фила, и очень любят меня. Иногда, ты просишь меня посидеть с ними, а я с радостью соглашаюсь. Иногда вы бываете слишком заняты, и твои детки проводят у меня все выходные. Я люблю их как родных. Я все еще живу в квартире, которая когда-то была нашей, только теперь я здесь один. Но я не жалуюсь, я уже привык. Время идет, а твои дети растут на глазах. Одним вечером ты привез их ко мне, извиняясь, что вам с женой срочно нужно на деловой ужин. Я лишь улыбаюсь тебе, говоря, что тебе не за что извиняться. Ты улыбаешься мне в ответ и убегаешь. Мне нравятся такие вечера, когда мой дом наполнен их звонким смехом. Твой сын совсем как мать, такой же красивый и добрый, а твоя дочь такая же внимательная, как и ты. Этим вечером за ужином она спросила, почему я до сих пор живу один. А я лишь отшутился, что у меня есть приставка и много игр, и мне больше ничего не нужно. Этим вечером, когда я укладывал твою дочь спать, она обняла меня за шею, как это когда-то делал ты, и попросила посидеть с ней, потому что ей страшно. А у меня на глазах навернулись слезы. Время идет, а мне уже почти сорок. Ты все так же светишься, как и много лет назад. Мы часто встречаемся в парке на выходных, когда вы с семьей выходите погулять. Твоя жена в шутку называет меня пятым членом вашей семьи. Твои дети прибегают ко мне после школы, когда получат плохую оценку, чтобы спрятаться от мамы. И вы всегда знаете, где их найти, за что благодарите меня. А я все еще один. И чем дальше идут года, тем сложнее мне становится. Я живу воспоминаниями, прокручиваю в голове каждую мелочь, надеясь, что ты еще помнишь. Помнишь то далекое время, когда мы были совсем мальчишками. Время идет, а твоей дочери уже семнадцать. Одним вечером она приходит ко мне, потому что поругалась с тобой. Она рассказывает, как ты прогнал ее парня, а я тихо хихикаю, представляя эту картину. Я говорю, что ты не со зла, а просто слишком сильно за нее беспокоишься, и обязательно извинишься перед ней. Она смеется, и говорит, что если ты этого не сделаешь, то я должен буду ей шоколадку. Она не уходит до вечера, пока ты сам не приезжаешь за ней. Как я и говорил, ты извиняешься и целуешь ее, крепко обнимая. Я лишь стою в дверях и улыбаюсь, глядя на вас. Я предлагаю вам остаться на ужин, и вы соглашаетесь. Ты помогаешь мне с готовкой, как в старые времена, а мое сердце снова начинает биться сильнее. Я не могу отвести от тебя взгляд весь вечер, и я знаю, что твоя дочь все понимает. Позже, когда ты уже собрался, она просит подождать ее на улице. Ты немного подозрительно смотришь на нее, но уходишь. Она вынимает из-за спины темно-синий альбом и протягивает его мне, а я на секунду перестаю дышать. Это альбом с твоими фотографиями. Теми самыми, которые я делал, пока ты не видел. Я дрожащими руками забираю его, спрашивая, где она его взяла. Она ничего не отвечает, открывая альбом на той странице, где наша с тобой фотография из Японии. Где ты улыбаешься и обнимаешь меня, а я смотрю тебе в глаза, улыбаясь так же ярко. Я смотрю на фотографию, и чувствую, как по моей щеке скатывается слеза, а за ней вторая и третья. Я прижимаю альбом к груди, начиная плакать. А твоя дочь подходит ко мне и крепко обнимает, а я продолжаю плакать ей в плечо. Скоро ты ей звонишь, чтобы поторопить, и я быстро встаю, вытирая лицо рукавом рубашки. Она ничего не говорит и грустно улыбается, и еще раз обнимая меня, уходит. А я опускаюсь на пол своей прихожей и начинаю пересматривать одну фотографию за другой. Наша первая встреча, колесо обозрения, переезд, первая поездка на море, парк, поездка в Японию. В альбоме полно воспоминаний. Я встаю и вижу на комоде несколько полароидных снимков. Они все сделаны сегодня. На одном твоя улыбающаяся дочь и я, тянущийся за чашкой кофе на столе. На другом улыбаюсь я, читая твое сообщение. На третьем мы с тобой на кухне готовим ужин. Я не могу перестать улыбаться, глядя на эти фото. Я замечал, как она их делала, но не думал, что она мне их оставит. На следующем снимке мы втроем, твоя дочь сидит между нами и широко улыбается, закрыв глаза. У меня наворачиваются слезы, ведь мы выглядим, как настоящая семья. Беру следующую фотографию, на ней ты что-то увлеченно мне рассказываешь, а я заслушался твоим рассказом. Потом фото меня, я стою, облокотившись на стену в коридоре. В уголках глаз виднеются морщинки, а на губах застыла мягкая улыбка. Я снова засмотрелся на тебя. Я переворачиваю фотографию, и вижу аккуратную подпись: "Я бы хотела встретить человека, который смотрел бы на меня таким взглядом, спустя столько лет". На комоде осталась последняя фотография. Ее сделал ты. На ней твоя дочь обнимает меня, и мы улыбаемся. На ее обороте написано: "Я и мой второй папа. Я чертовки тебя люблю". Слезы продолжают стекать по моим щекам, но я улыбаюсь. Я аккуратно вставил каждую карточку в свой альбом, кроме двух – той, где мы втроем на кухне, и последней. Их я вставил в рамки и поставил на тумбочку около своей кровати. Каждое утро я просыпаюсь и улыбаюсь, глядя на них, зная, что на обратной стороне одной из них есть слова, выведенные аккуратным почерком твоей дочери: "Я и мои папы. Спасибо, что помогал вырастить меня, без тебя я бы не стала тем, кем являюсь сейчас. Я люблю тебя"
Примечания:
простите, я не знаю, как оно вышло из моей головы. это начиналось, как невинный ангстик, и случайно вышел грандиозный п#здец.
я обычно отношусь к своим работам, как просто к тексту, и действительно сильных эмоций они у меня не вызывают, но работая над этим, я обливался слезами и не мог писать, потому что мне было просто не видно экрана из-за слез. пожалуйста, напишите хотя бы пару слов, что вы почувствовали, или наоборот не почувствовали, мне нужно знать ваше мнение /мне нужна ваша поддержка/ /help me/
Реклама: