Fire And Whispers +35

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Готэм

Пэйринг и персонажи:
Освальд Кобблпот, Джеймс Гордон
Рейтинг:
R
Жанры:
AU, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Кинк
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Все мы иногда нуждаемся в отдыхе. Для кого-то отдых – это выпить в баре после тяжелого дня, для кого-то – посидеть в парке и послушать пение птиц, а для кого-то - остаться дома в тишине и покое с новой книгой.
Некоторые из нас любят эксперименты. Одни пробуют необычные блюда, другие меняют цвет волос, а третьи покупают секс-игрушки.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
не скупитесь на лайки, ставьте вы их изверги, мне приятно, вам может приятно, всем приятно.
9 января 2016, 00:42
Все мы иногда нуждаемся в отдыхе. Для кого-то отдых – это выпить в баре после тяжелого дня, для кого-то – посидеть в парке и послушать пение птиц, а для кого-то - остаться дома в тишине и покое с новой книгой.
Некоторые из нас любят эксперименты. Одни пробуют необычные блюда, другие меняют цвет волос, а третьи покупают секс-игрушки.

***



Он лежал на кожаном диване в углу комнаты и размышлял над тем, что произошло за последние три дня. Он снова всех спас. Ну, может, не всех, но скольких? Несколько десятков жизней? Никто никогда не считал. И никогда не посчитает. Да и зачем? Это просто его работа. Гордон гордится своей работой, тем, как выполняет эту работу. Он так похож на своего отца: смелый, верный, добрый и способный на самопожертвование. Идеальный полицейский, но быть рядом с таким, как он, тяжело.

Дверь тихо отворилась, и вошел Кобблпот. Боги, как он прекрасен, но Гордон явно не хотел этого показывать, нельзя показывать свою слабость к человеку. Потом будет тяжело.
Гордон молча встает и медленно идет к Пингвину. Шаг. Рассмотреть каждую складку на рубашке. Шаг. Заметить подвязки, придерживающие чулки. Шаг. Подойти вплотную и почувствовать его запах. Не отводя взгляда от его глаз, он плавными движениями снимает запонки, расстегивает рубашку и стягивает ее с Освальда. Аккуратно складывает и кладет на близстоящее кресло. Во всем должен быть порядок. Он смотрит на своего любовника, но тот молчит. Мерзавец! Он ведь знает, как ему, Джиму, это нравится. Знает и наслаждается этим в полной мере. Гордон опускается перед ним на одно колено, а на второе аккуратно ставит ногу Пингвина. Вздох. Провести по икрам пальцами. Выдох. Рассмотреть мелкий узор на тонких чулках. Вдох. Наклониться к расстежке на туфлях и расстегнуть ее зубами. Медленно. Аккуратно. Выдох. Каждое движение доставляет обоим массу удовольствия, заставляет кровь вскипать, а их самих - мысленно молить о том, чтобы эта игра скорее закончилась, и можно было дотронуться до разгоряченного тела партнера. А пока…

А пока Гордон заканчивает со второй туфлей и переходит выше. Эти маленькие застежки подвязок всегда нравились ему больше всего. Их будто специально сделали на том уровне, где от любого прикосновения к коже перехватывает дыхание. Именно поэтому Гордон никогда не трогал их руками. Это скучно. Это неинтересно. Это слишком далеко от пылающих бедер стоящего перед тобой. Освальд еле дышит. Пот стекает по его лбу, но он не смеет шевельнуться. Не смеет помешать Джиму делать то, что тот делает даже лучше спасения жизней жителей Готэма. Кажется, кружевные трусы были не самым удачным сегодняшним решением, потому что с каждой секундой они жмут все сильнее и сильнее. Господи, Джим, заканчивай уже с этим!

Но Гордон даже не думает торопиться. Так пропадет все удовольствие. Каждую из четырех застежек он расстегивает без помощи рук, периодически поднимая и опуская ноги Пингвина. Каждое прикосновение губ к бедрам этого мужчины отдает таким жаром, что Гордон начинает жалеть, что не снял пиджак заранее. Глупый Освальд, зачем ты надел эти кружевные трусы? Чем ты вообще думал? Теперь терпи, сам виноват, пусть это будет тебе уроком. Так же медленно, как делал все до этого, он гладит его по внутренней стороне бедер. Слишком медленно. Стягивая чулки с длинных ног, тяжело не думать о том, что можно было бы просто сорвать все это к чертям за минуту и поиметь «Короля Готэма» на кушетке, а не разыгрывать хренову джентельменскую церемонию. Но уже поздно, осталось немного.
Джим встает с колен и резко прижимается к губам Кобблпота. Так резко, что тот от неожиданности даже не сразу успевает понять, что произошло, и ответить на поцелуй. Ну, наконец! Им обоим уже осточертело ждать. Гордон толкает Освальда на диван и стягивает ненавистные кружевные трусы, получая благодарный стон. Вновь наклоняется к его бедрам и начинает осыпать их долгими поцелуями. Большая часть дела сделана, можно помучить Пингвина еще немного.
Сам он привык терпеть.