Проблемы больших людей 17

Penelope Foucault автор
Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
DC Comics

Пэйринг и персонажи:
fem!Коннер Кент/fem!Тим Дрейк
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Гендерсвап Сайз-кинк

Награды от читателей:
 
Описание:
Бак притащил Тимми на детскую площадку.
На детскую площадку, где из одной из пластиковых горок торчала человеческая голова.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
АУ к гендерсвап!АУ.
22 января 2016, 03:33
Енота Тимми завела случайно ― просто ехала из Метрополиса в Готэм ночью и заметила на дороге что-то тёмное. Тимми затормозила в паре метров, включила аварийку и вышла из машины. Тёмный предмет оказался дохлым енотом. Он был точно дохлым, потому что вокруг была лужа крови, а тельце было характерно смято, как бывает, когда животное переезжает автомобиль. Тимми смахнула слезинку, отнесла енота на обочину и осторожно положила в траву. В ту же минуту к трупику скатился детёныш, испуганно обнюхивая старшего товарища. Или – как теперь уже становилось понятно – маму. Тимми тогда решила, что нельзя оставлять щенка енота один на один с лесом. По законам дикой природы всегда выживает только сильнейший. Кажется. По крайней мере, так говорили в той передаче по «Дискавери». У детёныша енота оказалась покалечена левая передняя лапка. Пока Тимми довезла его до ветеринарной клиники, он разодрал куртку, в которую был завёрнут, в лохмотья. А у самого ветеринара енот так крепко вцепился в руку Тимми, что она поняла: оставить его она уже не сможет. Она должна забрать его себе. Тимми вообще-то была очень одинокой. Пару лет назад она похоронила обоих родителей и осталась одна в огромном пустом особняке. Не выдержав и двух недель, она продала особняк и переселилась в квартиру в центре Готэма. Квартира тоже пустовала, но хотя бы не стояла на отшибе. И сейчас Тимми на полном серьёзе решила, что маленький енот оживит необитаемую коробку. Под дулом пистолета она бы не смогла вспомнить, как сумела уговорить ветеринара отдать енота ей, но он даже взятку с неё не взял. Перебинтовал еноту покалеченную лапку, написал Тимми, как и чем его кормить, вручил свою визитку и отпустил их домой. Вдвоём. Тимми назвала енота Бак, чтобы никто не догадался. В конце концов, еноты и Зимний Солдат мало чем отличались внешне. Бака она приучила выгуливаться в парке, даже заказала ему специальную шлейку, чтобы в случае чего отволочь от какого-нибудь особенно глупого, игривого или агрессивного представителя фауны. Вообще Бак стал её частым, если не сказать постоянным, спутником. Люди, к которым она приезжала, чтобы помочь определиться с ремонтом, никак не могли взять в толк, что же их больше пугало: то, что маленькая и хрупкая девушка, которой на вид всего пятнадцать, не только дизайнер помещений, но ещё и их будущий прораб, или то, что она всюду таскает с собой сердитый меховой воротник. В тот раз Тимми с Баком приехали в Метрополис уже, наверное, в пятый раз за последние полтора года. И первым делом они отправились в парк. Тимми извернулась, зацепила поводок за шлейку, сняла Бака с плеча и опустила на землю. Енот поводил здоровой лапкой по гравию, прислушиваясь к шуршанию, и целеустремлённо поволок хозяйку за собой. Похоже, у него образовались дела, но какие – Тимми и представить не могла. Гадать на камнях она пока что не умела. Бак притащил её на детскую площадку. На детскую площадку, где из одной из пластиковых горок торчала человеческая голова. Живого человека, конечно же. К голове ещё были прикреплены шея и плечи, и, кажется, всё остальное тело. Просто всё остальное тело этой головы застряло в горке. Вокруг горки с радостным лаем носилась огромная белая собака, которая, едва завидев Бака, навострила к нему лапы. Тимми поспешно потянула Бака к себе и усадила на шею. Собака заскулила, затормозив у её ног, улеглась на землю и жалостливо уставилась Тимми в глаза. Тимми нервно поджала губы. Очень хотелось бросить всё и сбежать, пятясь и не глядя собаке в глаза, но торчащая из горки голова не давала так поступить. Тимми просто не могла оставить человека в беде. Её бы потом совесть загрызла. ― Простите, вы не могли бы отозвать свою собаку? – осторожным, ровным тоном спросила она, стараясь не напугать никого из присутствующих. Привычный командный рык, которым она общалась с бригадой, вряд ли годился сейчас. ― Я могу его позвать, но не гарантирую, что он меня послушается, ― отозвалась голова. – Видите ли, я уже пыталась её позвать, когда она влезла на эту горку. В итоге она скатилась с неё, а я… ну. Тимми присмотрелась и поняла, что голова принадлежит женщине. Девушке. Тёмные волосы неизвестной длины, бритые виски. Кажется, голубые глаза. ― Я бы хотела вам помочь, ― уточнила Тимми. – Но я и мой енот боимся вашей собаки. ― Крипто тупой и большой, но добрый. ― Обладательница головы попыталась продвинуться дальше по пластиковому жёлобу, но, кажется, только сильнее застряла. – Он ни вам, ни вашему еноту ничего не сделает. ― Уверены? – Тимми сняла Бака с шеи, но с рук не спустила. ― На все сто, ― активно закивала голова. – Его пиздят все кошки района, и он боится даже улиток. Тимми неуверенно отстегнула шлейку и опустила Бака на землю. Енот привстал на задние лапы, рассматривая сидящую в одном человеческом шаге от него собаку, потом засеменил поближе, обнюхал чужое животное, после чего, кажется, пришёл к выводу, что ничего ужасного в нём нет и это вполне достойный кандидат в новые друзья. Тимми напоследок окинула их обеспокоенным взглядом, сунула поводок в карман, взобралась на горку и уставилась на подошвы огромных конверсов. Обладательница головы, застрявшая в пластиковом детском аттракционе, оказалась длиннее, чем показалось с земли. До её ног (тоже оказавшихся неожиданно большими) Тимми могла дотянуться без усилий вовсе. ― Думаете, сможете меня вытащить? – глухо спросила в трубу голова. – Я тяжёлая! ― А я прораб. ― Тимми плюхнулась на задницу, упёрлась пятками в края пластиковой горки, сунула внутрь руки и ухватила несчастную хозяйку собаки по имени Крипто за лодыжки. ― Когда я начну тянуть, постарайтесь не сильно мешать, ― крикнула она в жёлоб. Её собственный голос отозвался эхом, отразившись от пластиковых стенок. – А когда сможете начать помогать – в чём я сомневаюсь – помогайте! Со стороны головы донеслось какое-то мычание, которое Тимми решила считать положительным ответом. Потом Тимми сделала вдох поглубже, сжала руки и потянула, всё сильнее и сильнее упираясь ногами в пластик. Из жёлоба доносилось ворчание, но Тимми скорее удавалось вытащить попавшую в беду девушку, чем наоборот. По крайней мере, так ей казалось, потому что гигантские конверсы подползали ближе и ближе. Высвободить незадачливую хозяйку пса по имени Крипто Тимми удалось за два подхода, потому что девушка оказалась раза в два длиннее самой Тимми. Когда её плечи оказались на свободе, она немедленно села и заключила Тимми в объятия, крепкие, как хватка циркового медведя. ― Спасибо! – пробормотала она, без стеснения шмыгнув носом. – Спасибо! Не знаю даже, как вас отблагодарить. ― Она вздрогнула и стиснула Тимми покрепче ― той даже показалось, что рёбра хрустнули. ― Мо… можете меня отпустить, ― с трудом выдохнула она и сдавленно добавила: ― Например. ― Ох! Объятия тут же разжались, и Тимми смогла наконец как следует рассмотреть свою даму в беде. Обладательница головы правда была огромной: высокой и широкоплечей, с мощной грудной клеткой и впечатляющими бицепсами. На плечо она закинула длиннющую чёрную косу, и Тимми даже немного завидно стало, хотя сама она постоянно стриглась чуть ли не по-военному коротко. ― Может… может, я угощу вас кофе? – наконец подала голос хозяйка Крипто, и прежде чем Тимми успела кивнуть или слово вставить, схватила её за руку: ― Меня зовут Кони. Она посмотрела ей в глаза, и Тимми показалось, что земля вдруг взяла и уплыла у неё из-под ног (или, вернее, из-под колен ― горка). ― А меня – Тимми. ― Она слабо сжала огромную кисть. Загорелую. Красивую. Бак и Крипто, явно знавшие куда больше своих хозяек, носились вокруг горки с шумом и лаем. Вечером того же дня Тимми, неся на шее Бака, вернулась в Готэм. Нагрудный карман согревал номер телефона Кони, и съёмная квартира вдруг показалась не такой уж и одинокой. Оставить себе енота тогда, пожалуй, было лучшим решением в её жизни.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.