Живи достойно, умри героем +118

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сверхъестественное

Основные персонажи:
Дин Винчестер, Сэм Винчестер
Рейтинг:
G
Жанры:
Hurt/comfort
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- О чем ты вообще думал? - отчитывал его Сэм, пытаясь в то же время удержать на ногах. А Дин - это немалый вес, особенно в последнее время, когда он только и пытался, что переправить негативную энергию Метки в позитивное русло. Черт его дернул предложить ему налечь на гантели. Мышцы весят больше, чем пончики.

Посвящение:
Ответный подарок всем подаркам!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
10 сезон. Вдруг придумалось. Ногами не бейте, смысла там не много. Только процесс, чтобы наслаждаться.
Местами боянисто. Местами не бечено, уж простите. :)
5 февраля 2016, 00:25
***


- О чем ты вообще думал? - отчитывал его Сэм, пытаясь в то же время удержать на ногах. А Дин - это немалый вес, особенно в последнее время, когда он только и пытался, что переправить негативную энергию Метки в позитивное русло. Черт его дернул предложить ему налечь на гантели. Мышцы весят больше, чем пончики.

- Отвали, - пробурчал злобно Дин, но голову так и не поднял и едва не упал, отчего мышцы Сэма затрещали от напряжения.

- Упрямый баран, - прорычал раздраженно в ответ Сэм. - Мало тебе неприятностей.

За спиной скрипнула железная дверь бара, его пожарного выхода, ведущего в узкий темный переулок между двумя высокими кирпичными стенами без окон. Сэм мельком обернулся с мыслью, что это может быть один из тех уродов. Или не дай бог подмога к ним пришла. Но все уроды оказались на месте. Один за мусорными баками, так что только ноги торчат, второй у стеночки решил вздремнуть, пуская пузыри из сломанного носа. Двое других, что Сэм отпугнул, вынув пистолет из-за пояса, давно уже сбежали, сверкая пятками.

Из темноты приоткрытой двери на него уставились два женских лица с большими от страха глазами, блеснувшими в тусклом освещении полумертвого фонаря над головой. Совсем девчонки, отметил Сэм, глядя на рыжие крашеные локоны и потекшую от слез тушь у одной из них, что высунулась чуть дальше подруги.

- Он в порядке? - почти шепотом спросила она, кивая на Дина, подозрительно покачивающегося даже в крепкой хватке Сэма.

Сэм глянул вниз на своего брата. Тот, будто бы слышал вопрос, громко сплюнул кровь в лужу возле своего ботинка. Красавец. Ну конечно же, это обозначает "просто волшебно".

- Будет, когда проспится, - поджав губы, ответил Сэм. Дин уже давно вроде не увлекался такими молоденькими, но тут вдруг решил тряхнуть стариной? Не смешно. Хотелось бы верить, что им хотя бы восемнадцать.

- Передайте ему "спасибо", - продолжила та же девушка, на мгновение глянув назад на вторую, - когда ему будет получше. Если бы не он... нас бы... эти четверо... - девушка громко хлюпнула носом вместо продолжения рассказа.

Вот же блин. Все стало яснее божьего дня. Дин к ним не клеился и не соперничал за внимание девушек с какой-то пьяной шайкой. Не то чтобы он сам был трезвым.

Дин нацепил на себя сверкающие доспехи, Ланцелот несчастный.

Сэму стало на мгновение стыдно от того, что он и забыл, насколько это было когда-то естественно для его брата - спасать всех и вся, просто потому что мог. Не стоять в стороне и не отворачиваться от чужой беды.

- Обязательно, - кивнул он, покрепче цепляясь за брата, чтобы тот не сполз на землю.

- Спасибо, - проговорила вторая девушка, даже не высунувшись из-за плеча первой, и обе тихо скрылись за скрипнувшей снова дверью.

- Идите домой! - крикнул Сэм в надежде, что они успеют его услышать и воспользуются советом.

- Дмой... - пробормотал Дин.

- Домой, домой, - подтвердил Сэм, подтянув Дина повыше и продолжив идти в сторону Импалы, которая стояла на парковке перед баром.

Ноги Дина очень плохо слушались, и Сэм порадовался, что он тоже не забывал налегать на гантели, потому что иначе они оба давно лежали бы в луже. Шевроле радостно блеснула под ярко красной барной вывеской в двадцати футах от них.

Дин вдруг проснулся от пьяно-побитого полузабытья, в котором он как послушный зомби переставлял ноги, встрепенулся и попытался выпрямиться под рукой Сэма. Сделал это на половину и, шумно выдохнув, согнулся обратно, обхватывая себя за ребра.

- Тихо, тихо. - Поддержал его Сэм, - не падать раньше времени.

Судя по отсутствию крепко-алкогольного облака на выдохе брата, Сэм и с этим не угадал. Дин не так уж и много выпил для пятничного полуночного похода в бар. Хотя лучше бы он был пьяным, потому что в таком случае его состояние было хуже, чем показалось на первый взгляд. Трезвый, но с возможным сострясом и парой треснувших ребер.

- Сэмми, - сквозь стон, протянул Дин, зажмуриваясь, - ты записал номер того грузовика, что меня переехал?

- Сфотографировал, - отшутился саркастично Сэм, - со всеми четырьмя водителями.

- Отлично... подашь на них в суд. - Сказал Дин и снова выплюнул кровь. После этого добавил, - кажется у меня... зуба не хватает.

- Сказал бы я, чего у тебя не хватает, - прокряхтел Сэм, приваливая Дина к боку Импалы с пассажирской стороны. Мозгов? Нет, он не это сказал бы. Чувства собственного самосохранения и меры в попытке отбелить свои деяния под действием Метки героическими поступками. Ведь разве не это пытался сделать его брат уже в который раз? Совершенно не понимая, что это не его грехи или вина, которые он должен обязательно исправить или отработать самым безобразным способом. Например, в виде боксерской груши для всякой швали, обижающей девчонок.

Дверца Импалы скрипнула и Сэм, поддерживая, усадил Дина на сидение.

- Отстань, я нормально... - отмахнулся от него Дин и опустил голову на руки, закрывая лицо ладонями.

- Ну конечно. Как и всегда. - Не удержался Сэм. Захлопнул дверь, обошел машину и уселся за руль.


От Лебанона до бункера было рукой подать, и доехали они очень быстро. Сэм закатил Детку в гараж, чтобы не пришлось тащить Дина вниз по длинной лестнице. Он не был уверен, что такое испытание ему будет по плечу. Дину в смысле. Сам Сэм однажды это уже делал...

Дин пытался бодриться и ворчал неразборчиво всю дорогу. Проходя мимо открытой двери кухни, Сэм попытался затащить его туда.

- Зайдем, приведу тебя в порядок, - потянул он его за плечи в дверной проем, но Дин вывернулся, отчего чуть не упал тут же. Привалился на мгновение к дверному косяку, оттолкнулся плечом, поморщился и пошел дальше со скоростью и упорством массовки из "Ходячих мертвецов".

- Все нормально, отстань, - послышался запоздалый ответ.

Сэм покачал головой в след удаляющемуся вдоль стенки старшему брату. Проследив его передвижение до поворота в коридор, ведущий к его комнате, развернулся и зашел на кухню сам. Нашел металлический ковш на полке и поставил под кран наполняться водой, достал из холодильника большую упаковку с кубиками льда, рассыпал их на три пакета поменьше, обернул в кухонные полотенца, чтобы кусачий холод не обжигал кожу.

Без хорошего компресса лицо Дина завтра будет всех цветов радуги, а он и так из бункера только по ночам выбирается. Да и отбитым, как минимум, ребрам это не помешает. От одной мысли о той картине, что он застал в переулке, Сэм вздрогнул. Двое держали, один бил с ритмичностью отбойного молотка или профессионального боксера. Не был бы Дин сам таким бойцом, был бы давно котлетой. Судя по побитым рожам и одному выбывшему, к моменту, когда Сэм хватился Дина в бункере и отправился искать в любимый бар, а в итоге и нашел там же, Дин уже всем крепко раздал на орехи. Но они взяли его измором и числом. Когда Сэм крикнул им и наставил пистолет, освобожденный Дин врезал еще одному напоследок. Тот больше не встал. Как и Дин, который медленно сполз по стенке и почти сразу потерялся в пространстве. Словно голос Сэма отключил в нем режим "держаться до последнего, пока опасность не минует".

Сэму оставалось только вздохнуть и отправиться со всеми необходимыми вещами в спальню Дина. Аптечка подмышкой, ковш с полотенцами в одной руке, мешки со льдом в другой.

Дверь комнаты была широко распахнута, в отличие от последних дней, когда Дин замуровывался внутри наглухо от всего мира, и то ли это была капитуляция перед неминуемой помощью Сэма, то ли просьба о ней. Ни то, ни другое в случае Дина не было нормальным.

Ты загонишь себя до смерти, брат, думал Сэм, тихо входя в темную спальню. Пытаясь исправить то, чего не совершал. Бывал он там, знает и помнит, как чернота демонской крови внутри него кипела и выплескивалась, чтобы потом обожженными ранами не зарастать долгими месяцами и казалось, что только огромным противовесом спасенных жизней и заглаженных грехов можно залечить эти зияющие язвы.

Сэм не мог так просто залечить эти раны на душе Дина, те, что приходили к нему ночами в кошмарах, но мог залечить на нем другие, физические раны.

В дверях комнаты Дина Сэм вздрогнул и застыл, глядя на неподвижную полностью одетую окровавленную фигуру брата, лежащую ровно на середине кровати на спине. Из дрогнувших пальцев выпал один из мешков со льдом, звучно грохнув по каменному полу. Дин застонал от звука и, медленно поднимая руку к голове, повернулся на бок, сворачиваясь в защитной позе. Одну руку ко лбу, другую вокруг живота. Сэм сразу отметил для себя основные зоны поражения и работы.

Пройдя через комнату, он осторожно поставил ковш с водой на тумбочку рядом, там же поставил аптечку. Мешки со льдом сбросил временно на стул возле комода. Дин не шевельнулся больше, словно уже заснул. Но Сэм не собирался так просто от него отступать. Он ему потом утром спасибо скажет. По-своему.

Сэм потянулся к руке Дина, которой тот накрывал голову и попытался отнять ее от лица. Но Дин вздрогнул и резко отстранился, отмахиваясь хорошим ударом, будто все еще был в том переулке и защищался под градом кулаков. Если бы не реакция Сэма, носить бы ему собственный синяк на лице. Дин тут же открыл глаза, и с полсекунды сконфуженный взгляд сменился раздраженным.

- Сэм! Подкрадывайся так почаще и будешь ходить с фингалом как панда... - вспыхнувшие силы сгорели так же быстро, как и дешевая китайская хлопушка, на последних словах у него уже и язык заплетался. Дина клонило в сон и это был еще один признак сотрясения.

- Эй, нет, погоди спать, - Сэм выудил из ковша полотенце и сильно отжал его, чтобы не текло. Осторожно наклонился над упрямцем, снова спрятавшимся под рукой от неяркого света, сочащегося из коридора, - сезам откройся.

- Чувак, который так говорил вроде сорок разбойников на свою задницу получил, - раздался возмущенный, но сонный и болезненный голос. По крайней мере, мозговые функции в порядке, подумал Сэм.

- Вообще-то он получил сокровища, - напомнил Сэм, - так что давай...

- Чего тебе от меня надо? - в неподдельным удивлением высунулся Дин и Сэм разглядел, как на окровавленном лице расцветают впечатляющих размеров синяки. Сколько раз его ударили, черт возьми?

- Мне надо, чтобы ты перестал брыкаться. Покажи свое лицо, оно похоже на сырой гамбургер.

- Отстань, - еще более вяло отмахнулся Дин, и Сэм, воспользовавшись моментом, поймал его руку и не дал снова закрыться. Второй своей рукой приложил мокрое полотенце к разбитой в кровь брови. Дин замычал, нахмурился и попытался отвернуться от него направо, но так как он лежал на левому боку у него ничего не вышло, потому что пришлось двинуть всем телом, а это было, судя по всему, очень больно.

- Не дергайся, ты своей кровью всю подушку заляпал, кто ее потом отстирывать будет? - Сказал Сэм, вспоминая другую такую окровавленную наволочку, которую он сжег. Сам не знал зачем, если честно, но то были темные деньки.

Дин раздраженно, но слабо зарычал и, отобрав у Сэма полотенце, просто положил его на лицо целиком, сразу блаженно выдохнув вперемешку со стоном из-под мокрой прохладной ткани.

- Ты садист... - послышалось откуда-то из недр.

- Как скажешь, - Сэм решил на время оставить лицо в покое, раз Дин нашел способ размочить подсыхающую кровь сам.

Он обернулся к комоду и взял один из кульков со льдом, поправил на нем полотенце и, обернувшись к Дину, пока он не видит и, кажется, начал вплавляться в подушку от изнеможения и облегчения от компресса на лице, вздернул его футболку с рубашкой для определения точного места приложения льда.

- Какого черта... - махнул рукой Дин, но ничего не видел и поэтому промазал, да и координация у него хромала, - я не из... таких...

- Каких? - Серьезно спросил Сэм, озабоченно осматривая не менее красочные синяки на животе и ребрах брата. Увидев на спине такую же красоту, он сочувственно поморщился. По почкам ему тоже прошлись. Надо будет последить за ним несколько дней. На всякий случай.

- Которые на первом свидании... - ответил Дин из-под полотенца, роняя руку на кровать. Силы у него явно кончались. Сэму это было только на руку, со спящим ему будет проще управиться и он сможет рассмотреть побитое лицо брата и подлатать, если есть что-то серьезное.

- Мы с тобой давно живем вместе, так что отмазка не принимается, - ответил Сэм и приложил первый мешок со льдом к его пояснице. Дин резко вздохнул от холода, но почти сразу же тихо простонал от облегчения. Правильный выбор, похвалил себя Сэм.

Чтобы приложить второй компресс к его животу пришлось развернуть, словно заржавевшую вторую руку, которая защищала уязвимую часть тела до конца, но вербального возмущения от Дина уже не последовало. Сэм подсунул лед под руку и позволил Дину слегка свернуться вокруг него.

- Еще пара минут и можешь спать, - Сэм похлопал его по плечу.

- Мммм, - раздалось от Дина.

- Так и знал, что ты это скажешь, - слегка улыбнулся Сэм. Встал, раскрыл аптечку и вытащил оттуда антисептик и вату. Дин успел прилечь лицом в асфальт. Хоть и на мгновение, но все же. Бактерии - это такие монстры, которым все равно кого жрать.

Чтобы было удобней, Сэм подвинул себе стул и уселся на его край, подавшись вперед к кровати. Дин затих и замер, расслабляясь на глазах. Лед хорошо снимал скованность и боль, позволяя ему уснуть. Подняв полотенце с лица брата, Сэм осмотрел рассеченную бровь, разбитую губу и массу синяков на левой стороне лица, характерных для ударов правши.

Как он ни старался, но вытравить из памяти последний раз, когда он так вытирал лицо Дину, он не мог. Хотелось зажмуриться и убежать. Потом самому же дать себе пощечину и напомнить, что брата он вернул. Получил им второй шанс. Но Метатрон тоже был правшой... и это выжгло перед глазами Сэма эту картину до конца его жизни.

Дин промычал что-то возмущенное, нахмурив брови, но глаза не открыл. Сэм снова протянул руку с полотенцем к его лицу и стер остатки крови у него с верхней губы, где она текла из его носа, но не стерлась с первого раза.

- Что же ты с собой творишь? - со вздохом спросил он, не ожидая на самом деле ответа, - зачем?

- Живи... достойно... умри героем... - если слышно проговорил Дин, едва шевеля губами, и Сэм засомневался, не послышалось ему. Было похоже на бред... и не бред одновременно. Цитата откуда-нибудь? Что-то вбитое ему в голову отцом? На девиз похоже. Пожизненный девиз его брата.

- Дурак ты, - растерянно ответил Сэм, совсем не зная, что ему еще сказать на это.

Сколько можно умирать героем? Лучше живи достойно... потому что Сэм был готов сделать ради этого все, что было в его силах. Что угодно, чтобы Дин не считал себя ходячим кошмаром и проклятьем, наследником отца убийств, клейменным судьбой убивать.

Дин сделал для него то же самое. И не один раз. Пришло время отдавать долги.

Еще с полчаса Сэм сидел возле его кровати и аккуратно обрабатывал поврежденную кожу на лице. Протер все антисептиком, на бровь приклеил узкий пластырь, чтобы соединить края и не осталось шрама. Последний лед он осторожно положил ему под левую щеку. Дин расслабился окончательно и неподвижно спал, обняв тающий кулек со льдом у живота, как самого любимого плюшевого медведя.

Не бутылку с виски и слава богу, думал Сэм. Но Дин бросивший пить в тяжелые времена, было знамением похуже, чем дождь из лягушек.

Закончив, Сэм совсем чуть-чуть посидел рядом с ним, подперев рукой подбородок, затем тихо собрал все и ушел из комнаты. Дин ценил свое пространство как никто другой. Когда он был уязвим или слаб? Это было бы самое подлое вторжение. Аптечку он оставил на тумбочке, зная, что скоро она понадобится брату. Лед заберет попозже. Но дверь он оставит открытой.

Дин оставил дверь открытой. Выход для себя. Вход для Сэма.

Это оставляло надежду, что они движутся в верном направлении. Хоть в чем-то. Может быть, наконец, друг к другу. А это... это было правильно.

Жить достойно и умереть героем... лучше вдвоем.