Философия секса +792

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Рейли, Дин и другие
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф, Драма, Психология, Философия, PWP, Омегаверс
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Групповой секс, Мэри Сью (Марти Стью), Кинк, Мужская беременность, Секс с использованием посторонних предметов, Полиамория
Размер:
Макси, 167 страниц, 31 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Обалденная работа. Спасибо» от D.T.V.
«За прекрасного Рейли!!!» от Erasmus Darwin
«Очень глубоко и страстно :)» от sasamka1
«За прекрасный квартет!» от pomenjashka
«Очень сексуальная философия ;)» от Ledock
«Отличная работа!» от Slonic
«Отличная работа!» от japan_ja
«Шикарная работа!» от alex3o3o
«Больше Стангов!!!» от собачка-кусачка
Описание:
Из серии ДНТ.
Описание-спойлер:
Дин и Рейли – пара омег, чей брак неофициален. Из-за наследства Дин расходится с Рейли и становится мужем Локи. Крис, бывший парень Локи постепенно соблазняет Дина, а потом утягивает его в групповушку с Локи. Локи знакомится с Рейли и начинает с ним спать, мечтая добавить его в свои отношения с Крисом. А потом они все сойдутся и начнутся оргии :)
ХЭ. Предупреждение: Секс, разврат и содомия! Полигамные отношения.

Посвящение:
Всем любителям истории о Стангах [Райли – старший сын Хуго и Нели]

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Относительное будущее - 2040 год. Норвегия, город Осло

История косвенно связана с персонажами из цикла "Дети на троих"
Инфо о серии: http://irizka2.diary.ru/p210535886.htm

Часть 29

31 марта 2016, 08:10
Дин несколько раз звонил в университет, пытаясь добиться встречи с профессором Дэвидом Мадсеном, но сначала тот был занят, а потом выяснилось, что он уехал на семинар в Германию и вернется только в октябре. И запись на консультации к профессору уже заполнена до конца года. Плюнув на секретариат, Дин написал ему лично, надеясь, что по старому знакомству тот согласится принять их вне очереди.

С тех пор как дома установился мир, на душе у Дина стало спокойно, да и работать легче. Кристиан – отличный сотрудник и поддерживал его в офисе. Взял на себя труд сообщить остальным работникам о беременности главного редактора и о том, что примерно год Дина Осена в редакции будет заменять Клеппе.

Его метка, на радость остальным, не ушла, а потемнела и стала выглядеть еще ярче, чем у Рейли. И андролог, следящий за беременностью также подтвердил, что метка образовалась под воздействием слюны истинного. От души поздравил Дина со счастливой встречей, а тот и не спорил, не собираясь объяснять, что истинных у него трое и все какие-то неопределенные. Потому что четко от кого-то конкретного влекущего аромата своей пары он не ощущал, и только когда они все вместе ложились спать, прижимаясь и сплетаясь в страстный клубок, запах начинал кружить голову и сводить тело с ума. Столько секса у Дина не было никогда в жизни. Но он не жаловался – разве можно сожалеть о двух ласковых парнях, которые для него готовы на все, и одном самоуверенном альфе, который создавал ему здоровую конкуренцию, но при этом сам не отказывался побывать внизу, что только больше дразнило и заводило.

Беседа со Свеном его расстроила – заключить гражданский брак при официальном было запрещено. Многомужество в Норге не ввели и не собирались, но можно было выкрутиться и сделать, как родители Рейли – пожениться в Голландии и иметь свидетельство о браке как в старину – на бумажке. Это не давало никаких социальных связей в их стране, и официального отца у детей Рейли все также не будет.

Расстроенный этим фактом, Дин пытался найти хоть какой-то способ утешить и отвлечь любимого. Но тот сам себя успешно отвлек – Рейли пригласили на показ в начале февраля. И он был так счастлив, что минут сорок носился по квартире, напоминая, что раньше ему требовалось подать заявку и надеяться на допуск, теперь же он получил личное приглашение. Новость эту отпраздновали бурным сексом, а потом Рейли засел за работу и целыми днями занимался творчеством, а по вечерам учился с сыновьями, подготавливая их к школе.

Локи к присутствию малышни отнесся спокойно – игнорировал их, но и не конфликтовал. Рейли это импонировало, и он с каждым днем все спокойнее смотрел на свою беременность. А когда живот у него заметно вырос, в Локи словно бес вселился, и он отлипнуть не мог от омеги, целовал, ласкал и восхищался, превращаясь в обычного альфу-отца. Дин немного ревновал. И не только к повышенному вниманию к своему омеге, но и к тому, что его пока небольшой живот оставался ущемленным.

Впрочем, он все равно бы не позволил так с собой сюсюкаться.

Профессор Дэвид Мадсен согласился их принять в середине декабря. К тому моменту метки у обоих омег выровнялись и выглядели как настоящие знаки истинности. По форме напоминали яблоко и были совершенно идентичны. Точно такие же татуировки сделали и альфы. Но Дин все равно нервничал: одно дело странное стечение обстоятельств, по которому они все оказались вместе и словно сведенные судьбой стали одной семьей. А другое дело профессор, у которого все строится на фактах и цифрах. И по фактам этим не было у Дина истинного – одного-единственного и неповторимого, от чьего запаха ноги бы подкашивались и хотелось со скалы в море с головой...

— Рад тебя видеть, — Дэвид пожал Дину руку и проводил всех гостей в свой кабинет. — Встречал кого с нашего потока?

— Кое-кто с курса у меня работает, с остальными не пересекался.

— Ясно. Ну, рассказывай, что за волшебная связь у тебя и твоего мужа, — Дэвид с недоверием осмотрел остальных присутствующих.

— Все сложно, — начал Дин, но Крис его прервал:

— Мы все его мужья! И мы все его истинные!

— Любопытно... — Во взгляде профессора появилось еще больше недоверия и скептицизма, и Дин поморщился, не представляя, как лучше все объяснить. — В моей практике была лишь одна группа истинных на четверых, состоящая из двух пар близнецов. Обе пары были однояйцевыми, так что связь между ними можно объяснить генетической схожестью. Но вы ведь все чужие. Тут же появляется вопрос, как вы все сошлись?

Дин замялся, пытаясь придумать что-то более правдоподобное, но этой задержкой воспользовался Крис и снова спутал правильные мысли.

— Дин и Рейли были гражданскими мужьями, а я с Локи - любовниками. Но потом родители заставили Локи и Дина пожениться, и после нехитрых манипуляций мы стали жить вчетвером.

Дэвид на его рассказ рассмеялся, а потом попросил сдать всех четверых кровь и срез кожи с меток на анализ. Пока в его лаборатории жужжали машинки, он налил гостям крепкий чай Пуэр и выставил блюдце с шоколадным печеньем. Крис никак не мог успокоиться и делился подробностями их замечательной встречи и счастливой совместной жизни. Профессор отстраненно кивал, но кончики ушей у него заалели.

Когда тесты были готовы, профессор жестом заткнул Кристиана и стал что-то щелкать на компьютере, собирая данные и сверяясь со своей таблицей.

— Что ж, новости для вас не самые приятные. Каждый из вас не является истинным никому из присутствующих. Ни к чему перебивать и спорить, — предупреждающе поднял он руку, не давая прервать себя, — слияние истинных на клеточном уровне давно доказано, и во многих современных больницах даже ввели в графу группы крови имя истинного, который всегда будет уникальным донором. В вашем случае совпадения есть, но незначительные, в процентном отношении даже меньше, чем у родственников. — После этих слов даже у возмущенного Криса не нашлось, что сказать. — Но вот метки настоящие, я провел еще несколько анализов, которые показали, что смешанная кровь троих идеально совпадает с набором истинности. То есть вы невероятным образом составили то тождество, которое природа дарует лишь в единичном экземпляре.

— Вы так говорите, словно все наши чувства это всего лишь точная наука, — расстроенно заметил Рейли.

— Конечно. А что ты хотел, мальчик? — пренебрежительно отмахнулся Дэвид, хоть и был старше его всего на пару лет. — Любовь – это химия, выделяемые гормоны: повышение дофамина и снижение серотонина. Взрывная выработка кортизола приводит к стрессовому состоянию организма, и от любви захватывает дыхание, потеют ладони и сбивается сердечный ритм. Под действием гормона эндорфина и окситоцина вы чувствуете прилив сил, эмоциональный подъем. Половые гормоны задействуют страсть, и секс лишь усиливает иллюзию сближения. Эффект выброски гормонов сравни алкогольному опьянению – ваш мозг неспособен адекватно воспринимать действительность, и обычный парень, коих миллионы, начинает казаться вам истинной парой.

— Но вы сами подтвердили, что смесь нашей крови образует пару! — попытался ухватиться за соломинку Дин.

— Это лишь случайность. Стечение обстоятельств, заставившие сложиться сложный паззл. Истинные пары - это не великое божье послание, а идеальное соотношение генов. Судьбу нельзя измерить в научной лаборатории, нельзя разложить на составляющие, я же своими исследованиями показал, как просто выявить настоящую пару, разбить все на молекулы и отыскать простой и логический ответ в этой сложной тайне вселенной. Подходящие особи тянутся друг к другу и создают потомство, позволяя появляться на свет лучшим и сильнейшим. Неподходящие пары с каждым годом образуются все реже, и потому человечество процветает, поднимаясь по спирали идеального сочетания. Но, несмотря на здоровое потомство и прекрасные физические данные, истинность является бичом человечества – не происходит никакого развития, отсутствие мутаций застопорило анагенез. Столетия назад браки по расчету создавали отклонения, позволяющие эволюционировать человечеству.

Профессор ненадолго замолчал и окинул взглядом помрачневших гостей.

— Истинность – не последняя инстанция. Если вам хорошо с друг другом, почему бы не жить, как живете? Тем более по моим исследованиям около сорока процентов населения никогда не встречает своих истинных. Так что вам повезло, и вы нашли суррогат, способный подарить вам хотя бы толику настоящего счастья. Но, в отличие от истинности, со временем выработка дофамина ослабевает, и любовь исчезает. Примерно через два года вы поймете, насколько абсурдна была ваша теория.

Все четверо вышли из университета подавленные. Дин шел чуть в стороне, чувствуя вину из-за случившегося, хотя ни в чем не был виноватым. Но он обещал Рейли свадьбу и надеялся, что истинность поможет это организовать, но раз профессор опроверг их связь, то шансов на общую фамилию не осталось. Душу грызло понимание, что Дэвид прав, и через пару лет, когда их влюбленность остынет, жизнь вчетвером покажется им всем пыткой, и никакой секс не спасет ситуацию. К Дину вернутся его страхи, Локи пожелает покоя, а два веселых парня повзрослеют и будут мечтать о нормальной семье, в которой у них есть один постоянный партнер – муж.

И удержать после всего этого Рейли он не сможет и останется связанным с Локи на долгие годы уже не чувствами, а долгом, висящим над ним последние полгода дамокловым мечом. И все негативные эмоции, что смывались раньше радостью от общения с любимыми, сейчас затопили его с головой. Внутренний протест против ошибки родителей и того, что ему приходится за неё расплачиваться, нежелание делить любимого человека с кем-то еще и отвращение к своему положению омеги. Дин накручивал себя, мрачнея на глазах, и когда они добрались до своих машин, холодно захлопнул двери и уехал один.

Почти весь день он гонял по улицам, стараясь сбросить негатив, избавиться от неприятного чувства еще несостоявшейся потери. Ближе к пяти поехал в бар, где в студенческие года развлекался со своими одногруппниками. В выходной день даже днём там было людно и весело, на танцполе танцевали сотни молодых парней в попытках заманить в свои сети партнера на ночь или на всю жизнь.

Дин заказал безалкогольный коктейль и быстро заскучал. Мысли в шуме и толчее улетучились, и сразу захотелось домой. Он почувствовал себя полным кретином, который зачем-то потащился в какой-то клуб, когда уже лет десять ходить в подобные места его не привлекало. Рядом с ним сел симпатичный парень и, положив руку ему на колено, призывно облизнулся.

— Может, поедем ко мне? — предложил незнакомец.

Дин с неприятием оглядел стройное тело и пухлые губки. Раньше ему бы это непременно польстило, заставило порадоваться тому, что его принимают за альфу, сейчас за альфу он выдать себя не сможет – стоит ему раздеться, и даже самый тупой омега догадается, что Дин беременный. Но раньше у него и мысли бы не возникло обратить внимание на кого-то другого. Сегодня же, после всего случившегося и после полугода терзаний и попытки понять, что же такое свободные отношения, в голове мелькнула предательская мысль попробовать.

Испытать на своей шкуре, каково это - иметь дома любимых людей, возвращаться к ним и не скрывать правды о своих загулах, спать с другими совершенно без чувств, без какой-либо привязанности, просто чтобы сбросить неприятное напряжение и усталость. Выплеснуть гнев и ярость, которую никогда не позволишь выплескивать на родных и близких людей. Причинить кому-то другому боль, исполняя свои подсознательные желания, а потом оставить использованное тело и поехать домой, где его встретят с любовью и пониманием.

Дин отвернулся, испытывая к себе отвращение и пряча подступающие слезы. Дома его примут, никто не осудит и будет любить, как и прежде. Но себя Дин никогда не простит. Не стоят несколько минут омерзительного траха с безликим партнером долгих лет самобичевания. Презрение к себе никак не поможет сохранить то нежное и прекрасное, что он сейчас испытывал к своим пусть не совсем, но частично истинным. Обжечься об чувства легко, а вот справиться с этим и продолжить любить намного сложнее.

Дин стал спать и встречаться с Крисом, потому что влюбился в него, и согласился на секс с Локи, потому что привязался. По-другому никак. По-другому - не для него. Пусть у Криса в его светлой головке много темных мыслей, и ему несложно спать с кем попало, Дин на такое не пойдет. Да и Крису по ушам надает, если тот удумает снова за старое взяться.

В его семье собрались совершенно разные люди, с каждым из которых можно найти тот самый якорь, который будет важен в нужный момент. С Локи можно позлиться, проявить свой гнев и заставить подчиняться. С Крисом поболтать о работе, оторваться по полной и выплеснуть свою буйную радость. А с Рейли понежничать, прижать к себе мягкого, ласкового и домашнего омегу, потискать и подарить ему сладостные муки наслаждения. Именно потому у него три истинных, а не один, ведь с одним ему было бы слишком сложно.

До дома он добрался к ужину. Едва переступил через порог, как его сбило с ног волной шума. Прибежали лающий щенок и дети – обхватили его за ноги с криками «папка», с разбегу запрыгнул на его шею визжащий Крис и прижался к боку всхлипывающий Рейли; спокойно подошел Локи и дружественно со всей силы хлопнул по плечу. Дин осмотрел свою огромную семью и расплакался. У него в этой жизни уже все есть, все самое важное, и плевать, истинные они или нет.

Спокойный ужин за большим столом, веселые разговоры, забавные шутки Криса, нежные комплименты Рейли и подначки Локи – все это делало его жизнь полноценной и настоящей. Вечером он уложил сыновей в постель, почитал им сказку и поцеловал в макушки. Мальчишки пожелали ему спокойной ночи и проводили привычным «люблю». Но сейчас Дин словно впервые заметил это слово, снова почувствовал приступ слезливости.

— У тебя гормоны скачут, — заметил Локи, видя, как он вытирает лицо. — Не переживай, я никому не скажу.

— Спасибо. — Дин снова протер глаза и пошел в их общую спальню, где на постели уже пристроились Рейли и Крис. И Крис время зря не терял, копошился у Рейли в трусиках и облизывал ему припухшие сосочки.

— Раздевайся, Дин, я для Рейли такую штучку купил, — сразу затрещал Крис, заметив появление омеги.

— Нет настроения сегодня, — мрачно ответил он, и все сразу затихли, прижимаясь к нему, облепляя с боков и прислушиваясь к его недовольству.

— Не переживай из-за этого профессора, — сказал Рейли. — Не истинные мы - ну, и ладно. Зато метки красивые и пахнут очень приятно.

— Приятно, — согласился Дин, — просто рассчитывал на что-то. Бумажки от него, что ли, получить, и пойти с ней в министерство семьи. Тогда смогли бы брак на четверых заключить. Ты ведь так хотел, а у меня ничего не вышло. Прости, я тебя подвел.

— Не важно. Главное, ты рядом! — Рейли поцеловал его в шею и тяжело вздохнул. — Меня тоже слова Дэвида расстроили, он нас всех словно препарировал и на клеточки разложил.

— Нас связывают не только похоть и гены, — твердо заявил Крис. — Пусть современные ученые и разделили человека на крупицы, и превратили чувства в набор гормонов, никто не способен разобраться в человеческой логике. И уж тем более, в моей! Поэтому с сего дня объявляю нашу семью истинным квартетом, возражения не принимаются. И давайте уже трахаться! Во время секса вырабатывается тестостерон, а во время оргазма вырабатывается окситоцин, который приводит к привязанности. Так что мы свою истинность скрепим при помощи секса!

— Что-то ты слишком умный, — мрачно заметил Дин, но все же улыбнулся высказываниям Криса.

— Это потому что я - журналист!

~