Ящик Пандоры +57

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Агенты А. Н. К. Л.

Пэйринг и персонажи:
Илья Курякин/Наполеон Соло
Рейтинг:
R
Жанры:
Юмор, Мистика
Предупреждения:
Элементы слэша
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Илья и Наполеон читают фанфики о себе.

Посвящение:
Фикрайтерам, подарившим новую жизнь любимым киногероям

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В основу сюжета легла идея, взятая из фильма «Последний киногерой», согласно которой между реальным миром и миром кино существует портал, открывающийся с помощью Золотого билета Гудини.

Коллаж https://pp.vk.me/c633328/v633328203/1af62/wvx2FFkfoMQ.jpg

Ящик Пандоры

27 февраля 2016, 09:50
      Впервые «Пандора» привлекла внимание агентства ещё год назад, именно тогда в самых разных уголках мира стали появляться подозрительные люди, отличительной особенностью которых были дезориентация во времени и пространстве, асоциальное поведение и экстремистские высказывания. Конечно, всё это можно было бы списать на обычный для общества процент маргиналов и сумасшедших, если бы не одно «но». Все инциденты объединяла общая улика, у каждого из этих нарушителей общественного порядка был найден билет в кино — подарочный вариант, выполненный на плотной мелованной бумаге с золотыми тиснёными буквами, он приглашал на сеанс в кинотеатр «Пандора».

      Расследование спецслужб каждый раз заходило в тупик, а сделанные выводы заставляли бить тревогу — некая секретная организация занимается разработками психотропного оружия. Именно поэтому лучшие агенты АНКЛ вот уже месяц прозябали в унылой зимней слякоти Нью-Йорка и безрезультатно следили за злополучным кинотеатром.

      Очередной безрадостный вечер в маленькой убогой квартирке, начался как обычно: Габи писала отчёты, Наполеон готовил ужин, а Илья сидел у окна и вёл наблюдение.

       — Смотрите, — нарушил тишину Курякин, указывая на выделяющуюся в общей массе людей полную даму средних лет, которая с рассеянным видом озиралась по сторонам и прижимала к груди яркую вместительную сумку.

      Не сговариваясь, напарники быстро оделись и поспешили на улицу, а Габи заняла пост у окна. Похоже, их объект даже не пытался скрыться от наблюдения. Дама ещё некоторое время поозиралась и направилась в ближайшее кафе, где жмурясь от удовольствия, выпила чашку горячего шоколада, с любопытством рассматривая снующую за окном толпу. Когда напиток закончился, дама посмотрела на часы, огорчённо вздохнула и вернулась в кинотеатр. Напарники последовали за объектом, купили билеты на уже идущий сеанс «Лоуренса Аравийского» и поднялись по широкой лестнице к входу в кинозал. Между тем, дама, не останавливаясь, прошла дальше в сторону технических помещений, остановилась у одной из дверей и неожиданно обернулась. Не успевшие спрятаться агенты стали усердно пялиться по сторонам, изображая заблудившихся зрителей. Сказать, что реакция дамы была странной, это не сказать ничего, её лицо осветилось сияющей улыбкой, а глаза наполнились слезами умиления:

       — Илюша! — всплеснула руками дама, — Наполеончик! Мальчики, какие же вы милые!

      Соло никогда не сомневался, что в глазах женщин он был очень мил, а вот Курякина такая вопиющая фамильярность, мягко говоря, шокировала. Но выбрать оптимальную модель поведения с учётом непредвиденных обстоятельств агенты не успели. Дверь в подсобное помещение открылась, и из-за неё показалось ещё одно существо. Кажется, это была девушка. Короткие иссиня-чёрные волосы были разбавлены зелёными прядками, нижнюю губу украшал пирсинг, а небольшую, но гордо расправленную грудь — портрет Че Гевары.

       — Ты с ума сошла, — зашипела девушка, с опаской покосившись на ошарашенных агентов. — Это же профессиональные убийцы. Голову тебе свернут и даже не поморщатся.

       — Ну что ты такое говоришь! Они не убийцы, а разведчики, — возмутилась дама и, развернувшись к агентам, добавила, — простите её, мальчики.

      Дождаться реакции остолбеневших агентов ей так и не удалось, девушка ловко ухватила даму за локоть и потянула в подсобку.

       — Подожди, я совсем забыла, — попыталась вырваться дама, вытаскивая из сумки толстую папку с какими-то бумагами. — Это лучшее из моей коллекции.

      Передать документы она не успела, наглая девица захлопнула дверь. Напарники переглянулись, без слов решая вскрыть дверь или выломать. И эта небольшая заминка стала для агентов роковой ошибкой. Когда Соло аккуратно вскрыл замок, в подсобке никого не оказалось, и лишь на полу валялись выроненные неизвестной дамой бумаги.

      Напарники тщательно проверили помещение, но так и не обнаружив потайной выход, принялись собирать разбросанные документы.

      От первых же прочитанных страниц по спине Курякина пробежал неприятный холодок — кто-то знал подробности всех их тайных операций. Он лихорадочно соображал, как особо секретная информация могла попасть в чужие руки, когда его прервал удивлённо-возмущённый возглас напарника:

       — Всем политбюро?!

       — Что, «всем политбюро»? — переспросил Курякин.

       — Нет, ничего, — поспешно отозвался Соло, пряча взгляд и убирая верхний лист в середину стопки.

      Курякин нахмурился и вернулся к чтению своей порции документов. Сложить по порядку брошенные в спешке бумаги агенты не успели, поэтому следующий лист оказался из материалов другого дела. Курякину понадобилось перечитать текст несколько раз, чтобы осознать содержание. Его губы плотно сжались и побелели от гнева, а пальцы стали выстукивать размеренный ритм.

       — Что там? — спросил покосившийся на него напарник.

       — Читай, — севшим голосом ответил Курякин, сунув ему под нос бумаги.

       — «Наполеон закинул бесконечно длинные ноги Ильи себе на плечи, и больше не сдерживая сладострастного стона»…

       — Заткнись, — процедил Курякин.

      Соло замолчал и уставился на напарника, но не выдержав гнетущей тишины добавил:

       — Если тебя это успокоит, то здесь про меня еще не такое написали.

       — Не успокоит, — мрачно изрёк Курякин. — Ты хоть понимаешь, что всё это значит?

       — Что? — решил уточнить Соло.

       — Это клевета и провокация, — потряс увесистой стопкой бумаг Курякин, — должна дискредитировать нас в глазах руководства и вывести из игры.

       — И что ты предлагаешь? — осторожно спросил Соло.

       — Вспомнить наши добрые традиции, Ковбой, и развести уютный костерок, — с нажимом сказал Курякин.

       — Согласен, Угроза, — нервно улыбнулся Соло и достал с полки большой жестяной бак.

      Только когда все дезинформационные материалы были полностью уничтожены, Курякин смог немного расслабиться. Он нагнулся, поднял выпавшую из кармана зажигалку, не замечая изучающего взгляда напарника, и сказал:

       — Я думаю, мы должны усилить наблюдение за «Пандорой». Ковбой, ты меня слышишь?

       — Безусловно, — очнулся от своих размышлений Соло.

***



      Миловидная молодая женщина закончила мыть посуду, заглянула в детскую, где заботливо поправила сползшее с сына одеяло, и направилась в соседнюю комнату. Муж играл в танки, а кот оккупировал любимое кресло. Женщина села на неудобный стул, открыла старенький ноутбук и погрузилась в мир грёз. Её пальцы вдохновенно порхали над клавиатурой, заполняя очередной вордовский лист безудержной фантазией.

      На столе царил творческий беспорядок, недопитая чашка кофе, диски с играми, фигурка Бэтмана забытая сыном, маленький засохший кактус и стопка книг на которой лежал билет в кино. «Премьера. Агенты А.Н.К.Л. — 4. Гонконгский связной», — гласила золочёная теснённая надпись на мелованной бумаге.