Выбор Магии... 687

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Гарри Поттер

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Альбус Дамблдор, Драко Малфой, Люциус Малфой, Северус Снейп, Блейз Забини, Северус\ Гарри, Драко\?
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Флафф, Драма, AU, Первый раз
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Мужская беременность, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Макси, 189 страниц, 26 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Интересная работа! » от Мечтательница 95
Описание:
Чем может обернуться древняя традиция- обряд для двух, или нескольких непримиримых волшебников...

Посвящение:
Всем тем у кого хватит терпения дочитать мои работы. И моим бетам.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Битва при Хогвартсе была. Гарри Воландеморта укокошил. Но Северус Снейп и Альбус Дамболдор живы. Традиция проводится среди выпускников испокон веков.
Много ошибок знаю. Главы по несколько раз перечитываются. И я над ошибками работаю
Автором Первое Апреля был написан велеколепный стих по этой работе https://ficbook.net/readfic/4135587/11393889#part_content

Эпилог или взгляд в будущие...

2 мая 2016, 03:05

ОДИННАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ…



      Двери Хогвартса в очередной раз радостно распахнулись навстречу новому поколению первокурсников. В Большой Зал для церемонии распределения новеньких вела незаменимая Минерва МакГонагалл в компании своей помощницы и бывшей ученицы, а ныне одной из преподавателей, Гермионы Грейнджер.

      Дети в восторге замерли. Некоторые, в основном из числа магглорожденых, с изумлением и трепетом глазели по сторонам. Кто-то переговаривался, знакомясь или приветствуя знакомых, но все то и дело бросали взгляды на своих будущих учителей.

      Директор школы Альбус Дамблдор поднялся со своего кресла для приветственной речи. Преподавательский состав за последние годы претерпел значительные изменения. И первогодкам было на кого поглазеть. Уход за магическими созданиями уже восемь лет ведет профессор Грейнджер, маггловедение ведет его супруга, умудряясь одновременно с преподавательской должностью совмещать работу в министерском архиве и воспитание двойняшек: Локки и Фейлис. Полеты на метлах вел знаменитый Гарри Поттер, не пожелавший оставлять школу, вернее, не сумевший уговорить мужа оставить школу. Прячется в стенах школы от супруги-стервы, ставшей знаменитым модельером, профессор травологии Невилл Лонгботтом, воспитывая в стенах Хогвартса единственную дочь Милану, на которую у знаменитой мамы нет ни времени, ни желания. Зельеварение по-прежнему ведет профессор Риме. Северус, скрепя сердце, уступил ему эту должность на постоянной основе. И очень быстро понял, что ничего не потерял, а наоборот, приобрел: теперь он может заниматься разработками и экспериментами, не отвлекаясь на проверку эссе тупоголовых школьников. Конечно, должность преподавателя Защиты от темных сил тоже требует затрат времени, но, как показала практика, не столько, как у преподавателя Зелий. Уж по чему, а по взорванным котлам он скучать точно не будет. Луна Риме, в девичестве Лавгуд, ведет Прорицание, воспитывая в стенах школы их сына Леона.

      От старого педагогического состава остались только Септима Вектор, преподаватель Нумерологии, Аврора Синистра, профессор Астрономии и профессор Трансфигурации Минерва МакГонагалл, если не считать профессора Снейпа-Поттера, добившегося всё-таки право вести свой любимый предмет.

      Мрачный профессор Защиты от темных сил Северус Снейп-Поттер сегодня был злее обычного и собирал на себе больше всего любопытных взглядов не только первогодок, но и учеников старших курсов всех четырех факультетов. Особенно Слизерина, ученики которого сидели, словно проглотили линейки, не зная как реагировать на внешний вид их декана. То, как он карал отработками и баллами за любой, даже случайный взгляд на его выдающийся живот во время беременности, а уж за разговоры об этом, помнили до сих пор на всех факультетах, тихим шёпотом, с содроганием, передавая от поколения к поколению. Дабы не повторяли ошибок своих предшественников. Сейчас причина плохого настроения декана Слизерина была очевидна, стоило лишь на него взглянуть. Всегда неизменная строгая черная мантия сейчас блистала всеми цветами радуги. Именно блистала, потому, как разноцветные полоски расцветки мантии были словно сотканы из крупных блесток. Мантия была наглухо застегнута, чтобы скрыть малинового цвета рубашку, голубые брюки расшитые цветами и бабочками, будто бы живыми, перелетающими с цветка на цветок, разбрасывая с крыльев золотую сверкающую пыльцу, и розовые, обшитые белым кружевом, туфли, украшенные красными бантиками с бубенчиками, которые все же выглядывали из-за мантии.

      Северус, глядя на хихикающих учеников и на откровенно ржущих в кулак коллег, думал, что не стоило ему отказываться от пурпурного цвета рубашки, которая была трансфигурирована из его чернильницы и подарена Морганой сегодня утром, чтобы, как она выразилась, добавить красок в его образ, а то Локки, её закадычный друг и автор половины проделок Морганы, видите ли, дразнит её, говоря, что он по описанию похож на стража Азкабана, дементора. Дочь на отказ от рубашки обиделась и вот.… Разнообразила его образ до безобразия ярко, не оставив и пятнышка черного. Даже волосы стали белее молока.

      Лили на просьбу снять чары старшей сестренки похихикала, отрицательно покачала головой, улыбнулась валяющемуся по полу от смеха второму отцу, и заявила, уткнувшись в книгу, что ему так идет, и через пару недель, в худшем месяц, и заклятье развеется само. Вчерашний спор с младшей дочерью Северус выиграл, отстояв свою точку зрения о влиянии Луны на некоторые растения и зелья, в чей состав они входят. Лили нашла способ на нем отыграться, она была умная спокойная девочка, но до жути злопамятная. Особенно, если дело касается её научных трудов, а она уже в десять лет получила признание в научном сообществе, доказав бесполезность корня злоцвета в зелье Отстроченной Смерти. Обычно все следы проделок своей сестры убирает именно она, потому что зачастую даже Альбусу Дамблдору требуется время и силы, чтобы устранить следы её шалости. Они до сих пор не могут изловить все копии миссис Норрис. Мышей, конечно, теперь в Хогвартсе нет, но что делать с учениками, у которых аллергия на кошачью шерсть?

      Северус усмехнулся, вспомнив лицо завхоза, когда его любимой кошки стало в пару сотен больше. Зельевар недовольно скривился: придется раскошеливаться на очередной дорогой фолиант или серебряный котел. Лили устранять-то устраняет следы магии сестры, но всегда требует щедрую оплату. Будь то редкие ингредиенты, книги или доступ в его личную лабораторию — всегда чем-то приходилось задабривать Лили. Что сейчас потребует с него гениальная дочурка, ещё и обиженная на него, Северус даже представить не мог. Он еще ни разу так и не смог угадать, а потому и не брался за это гиблое дело.

      Гарри вместо того, чтобы ему помочь, увидев, во что его обрядила старшая дочь, свалился на пол от безудержного смеха. Конечно, девочки редко когда его слушались вообще, но слушались же иногда, а тут ещё такой повод отомстить за то, что предыдущую ночь зельевар провел не с ним, а с одним из своих экспериментов. Северус начал подозревать, от кого Лили унаследовала злопамятность.

      Пришлось в таком виде идти на поклон к директору и веселить преподавателей. Альбус, почесывая розовую бороду, лишь руками развел на просьбу развеять заклинание. А он ведь даже переодеться не может! Всё, что он надевает, мгновенно становится такой же клоунской расцветки, да и к снятым вещам первичная чернота не возвращается. Пока он понял всю глубину пакости дочурки, обзавелся тремя комплектами такой пестрой расцветки. Отсутствовать в Большом Зале сегодня он не мог: все-таки встреча первогодок. Вот и пришлось идти — позориться в таком виде. Зельевар бросил взгляд на продолжавшего распинаться перед малышами директора, вернее, на его снова седую бороду, и не без гордости подумал, что и этот вариант просчитала его дочурка, успев добраться до старика раньше него.

      Моргана на многообещающий взгляд старшего отца сделала вид, что она тут совсем не причем, рассматривая звездное небо так, как будто видит его впервые. Рядом с ней, согнувшись, ржали два её друга: сын его крестника и его дядюшка. Лили и вовсе проигнорировала взгляд старшего родителя, демонстрируя всем своим видом, что в сегодняшнем своем виде виноват он сам. Сегодня она ему докажет, что он не прав, и свет Луны не влияет на свойства растений, а только на их рост, да и то не у всех растений.

      Минерва, которая рано утром отправилась встречать новое поколение учеников в компании профессора Грейнджер, увидев профессора Защиты от темных сил в новом сверкающем облике, даже рот от удивления открыла. Рядом хихикала Гермиона, не веря своим глазам. Нет, она знала, что её крестница та ещё проныра, но чтобы так издеваться над гордостью своего отца... Справившись с собой, она укоризненно посмотрела на смутившуюся под её взглядом Моргану и послала многообещающий взгляд мужу и хихикающему Гарри.

      Северус чувствовал, что его репутация хладнокровного ублюдка, помогавшая держать дисциплину на его уроках не одно поколение волшебников и давшая трещину ещё после его неожиданного брака с героем магического мира, сейчас разлетелась вдребезги. И если сейчас ещё заржет и Минерва, то он точно уволится. Эх, надо было послушаться Гарри и бежать из этого дурдома ещё пару лет назад. Сейчас бы готовил зелья для собственной аптеки, а проделками его дочерей занимались бы их деканы.

      Гриффиндорский декан справилась с эмоциями быстро, чай, не девочка уже, допустив на лицо лишь легкую улыбку. А уж в своих покоях она неприметно выложит это воспоминание в думосброс и там уж отведет душу. Одно радовало, что ни одной из дочерей семьи Поттер-Снейп не грозит попасть на её факультет. Потому как даже с виду спокойная Лили обладала всеми качествами змеиного факультета, а про Моргану и говорить нечего.

      Девочка, обладающая копной каштановых кудряшек, оторвалась от своей, судя по тому, что от страниц до этого взгляд не отрывался, невероятно интересной книги, захлопнула увесистый томик по маггловедению и, взяв поудобнее книгу, опустила её на голову одному из двух ржущих парней.

      — Фей, ты чего?!

      Второй парень, увидев каким способом успокоили рядом смеющегося блондина, отодвинулся от воинственно настроенной племянницы, так, на всякий случай, а то и ему могло перепасть.

      — Локки, хватит ржать! Тут нет ничего смешного!..

      Локки, который вместе с занудой сестрой прошедший месяц вынужден был торчать в гостях у маггловских дедушки и бабушки, находил выходку Мор очень смешной.

      — …А ты, Мор, как ты могла?

      — Да что ты с ней разговариваешь, Фейлис.… Не видишь, у неё совсем отсутствует не только совесть, но и всякий стыд. Это надо до такого додуматься: выставить отца посмешищем перед учениками и учителями и радоваться. И эти двое… — Ромарио наградил родного брата и племянника презрительным взглядом, который и один, и другой, как всегда проигнорировали, — …от неё не далеко ушли. Мне стыдно, что в их жилах течет благородная кровь рода Малфой, путаются со всякими…

      Фей поудобнее перехватила книгу и так многообещающе посмотрела на блондинистого дядюшку, что тот поспешил от неё отодвинуться. Дочь его старшего брата отличалась на редкость вспыльчивым нравом. Ромарио хотел закончить свою пафосную речь словами о чистоте крови и о том, что некоторые путаются с грязнокровками. Вовремя осекся. Оскорбление любимой крестной не останется безнаказанным, Моргану он не боялся, считая её ни на что негодной выскочкой, но вот сила Лили внушала ужас. Ещё свежим было воспоминание, о том как ему полторы недели пришлось ходить с козлиными рогами, бородой и хвостом. Это не считая того, что Ванесса с Локки обязательно вступятся за мать и Люциус в стороне стоять не будет. Как же, любимая тетушка. Риккардо, судя по тому, что уже затерялся в толпе одногодок, помогать ему не будет: он не злился на друга, тоже бы на его месте отступил, а его сестра скорее этим поможет, чем станет ему помогать. Розочка и вовсе вмешиваться не будет, просто потом добьет проигравшего, коим окажется он, если драка все-таки будет.

      Фейлис спрятала книгу в сумку и отвернулась к своей закадычной подруге Ванессе Забини-Уизли.

      — Надоели, недоумки.

      Ванесса зевнула, прикидывая, удастся ей попасть в голову брата стальной копией снитча, подаренной ей рыжим папочкой, когда команда, в которой он играет, смогла забить гол впервые за много лет существования Пушек Педл. Бросил её в этом террариуме и смылся, а ещё старший брат.

      — Что ты там вякал, павлин щипаный?

      Моргана сжала палочку, которой уже вполне на уровне владела лет с пяти. Вышла вперед, встав едва ли не нос к носу с Ромарио Малфой-Уизли, даже Розочка её не так бесила, как этот белобрысый придурок.

      — Что слышала. Если ты, конечно, девочка. А то по твоему виду… — сын Люциуса Малфоя, унаследовавший от своего отца-блондина все самые худшие качества, окинул презрительным взглядом потертые джинсы на размер больше и мужскую белую с абстрактным рисунком спереди футболку, доходящую девочке до колен, потрепанные зеленые кеды фирмы «Найк». Моргана стеснялась своей худобы и носила вещи на размер, а то и пару размеров больше. — … И не поймешь, девочка перед тобой или мальчик. Что-то среднее. Некое безмозглое тщедушное недоразумение, не умеющее себя вести в приличном обществе. Если бы не твои знаменитые отцы, то тебя, словно зверя, давно бы заперли в клетку и забыли, где оставили…

      — Ой, что сейчас будет.… Ничему-то ты братец не учишься…

      Люциус Малфой-Уизли завел за ухо ярко рыжую прядь волос, цвет которых он унаследовал от своего рыжего отца. От второго он вообще унаследовал только часть фамилии и имя. Рыжеть волосы маленького Люциуса стали уже через пару месяцев, а к году стало ясно, что сын, которому Люциус Малфой дал свое имя будет абсолютно рыжим. Люциус пил успокоительное литрами, но поделать с этим ничего не мог. Люциус-младший и Локки предпочли отойти, но так, чтобы всё же оставаться в первых рядах: сейчас будет незабываемое шоу расплаты над заносчивым, высокомерным Ромарио, которого даже Розочка, будучи такой же, долго выносить не могла. Этим заканчивались все встречи Ромарио и Морганы. Эти двое на дух друг друга не переносили. И если Моргана, когда ей приходилось с одним из отцов или сразу с двумя посещать Малфой-Менор во время приемов или торжеств, просто делала вид, что Ромарио Малфой-Уизли для неё не существует, то Ромарио же не мог пройти мимо, не задев её, и в итоге всегда получал по шее. Фантазия у Морганы была большая, она за восемь лет, как только вошла в полную силу, ещё ни разу не повторилась. Павлиний хвост, рога, свиной пятачок, заячьи уши и другие звериные части тела. А уж в какие только цвета она ни выкрашивала его тело и волосы — запомнить было сложно, потому что и там она ни разу ни повторилась.

      Моргана зло сощурилась, и Ромарио отступил, чувствуя как у него сосет под ложечкой от нехороших предчувствий: не стоило злить эту ненормальную при скопления такого большого количества народа — с этой идиотки станет выставить его дураком снова на глазах у всех. Умная мысль пришла с опозданием. И Ромарио осталось только пятиться. Нет, палочку он успел выхватить и владел он ей в достаточной мере для своих лет, но все же противопоставить наследнице красной нити ничего не мог.

      — Значит, мой наряд не женственный да? То есть, чтобы такой остолоп, как ты увидел во мне девушку, мне надо подобно твоей сестре щеголять в отвратительных розовых платьях? Делающих любого, кто их наденет, похожими на куклу?

      Розочка из-за сравнения с куклой задохнулась от возмущения, но промолчала: она хорошо выучила урок, когда все её платья, все, чтобы она не надела после последней ссоры с Морганой, превращались в джинсы и футболки нелепой расцветки.

      Ромарио попятился, заметив в руках разозленной Морганы палочку.

      — Не обязательно же носить розовые платья, но можно же одеваться женственнее…

      — Ты ничего не забыл? Мне всего одиннадцать. И не тебе, Малфой, решать, что мне носить. А то посмотрите на него. На образец мужественности…

      Моргана шевельнула палочкой. Для заклятий ей не нужно было направлять палочку на проклинаемого. Достаточно просто держать палочку в руках. У нее и беспалочковая магия была на уровне. Но все же не так, как у сестры, которой вообще не нужен был проводник магии.

      — Ты не посмеешь!

      Ромарио, который по глазам и исходя из прошлого опыта общения с Морганой, уже догадался, что собирается сделать Мор, как её прозвали ученики Хогвартса, не успел выставить в защитном жесте палочку. Его с ног до головы окутал вихрь серебристого тумана, а когда он развеялся, ученики, как будущие, так и сегодняшние, кто ахнул, кто залился смехом, как Риккардо, Локки и Люциус. Даже оторвавшаяся от своих записей Лили, увидев новый образ заносчивого Ромарио, не сдержала улыбки. Взмахнув рукой, она переместила из своей комнаты зеркало в полный рост, чтобы Ромарио как следует смог рассмотреть свой новый наряд. Серебристый дорогущий костюм превратился в розовое короткое платье с пышной юбочкой из нескольких слоев ткани. Расшитую алым кружевом, бисером и пайетками. Атласная лента на поясе была завязана в огромный бант. Из коротенькой пышной юбочки выглядывали шелковые панталончики, отделанными кружевными рюшами. Ноги украшали высокие белоснежные кружевные гольфы, заканчивающиеся выше колен и украшенные небольшими миленькими красными бантиками по бокам, а вместо дорогих кожаных туфель появились розовые лодочки на небольшом каблуке, щедро украшенные блестками и стразами. На голове появилась соломенная шляпка, украшенная разноцветной блестящей лентой и огромным розовым бантом, завязывалась она под подбородком розовой атласной лентой. Из-под шляпки выглядывали платинового цвета крупные кудри. Вообщем, Ромарио Малфой-Уизли выглядел, как миленькая девочка, учитывая, что в одиннадцать лет и у девочек нет груди. Или, как того добивалась Моргана, он был похож на большую куклу.

      — Ты… ты… что сделала?!

      — А по мне так очень миленько вышло. Именно в таком виде ты хочешь видеть меня, да, Ромарио?

      — Да кому ты нужна, ненормальная! Немедленно верни все назад! Ты хоть знаешь, сколько стоят мои вещи?!

      Моргана в ужасе отшатнулась и с полным неприкрытого ужаса глазами повернулась к ржущему Люциусу.

      — Прости, Люц, я… Я не хотела…

      — Ты о чем?

      Люциус перестал смеяться и оторвал взгляд от брата, пытающегося стянуть с головы шляпу, которая сидела словно приклеенная. И обеспокоенно посмотрел в глаза подруге.

      — Прости, Люциус, я только что… Я нечаянно… Разорила род Малфоев, превратив дорогущий костюм, который судя по реакции Ромарио, у вас единственный и передается из поколения в поколение. Это ужасно, Люц, ты же больше не сможешь надеть эти дорогие тряпки…

      — Тьфу на тебя, Мор! Ты меня с ума сведешь.

      — А что очень миленько. Братик, дашь поносить?

      Розочка мило улыбнулась, но Ромарио по ее глазам понял, что сегодняшний позор сестра ему будет до самой смерти припоминать.

      — … Не беспокойся, Ромарио, я уже сделала пару восхитительных снимков и с эльфом отправила их домой. Папочки будут счастливы увидеть, что их запрет дразнить Мор ты нарушил ещё до распределения…

      — Ну ты и су…

      Розалинда прищурила глаза и поправила кокетливую шляпку.

      — Подумай, братик, о том, что говоришь, а то я ведь копию могу и в «Пророк» послать…

      Розочка, услышав свое имя, пошла к своей тетушке, которая в этом году вела распределение, которое уже минут двадцать как началось. В том, что Розалинда Малфой-Уизли попала на Слизерин не было ничего удивительного.


      Ромарио стоял и от возмущения хватал ртом воздух, чувствуя, как горят от стыда щеки, судя по тому, что ему не удалось снять шляпу, переодеться сегодня, а может и ещё несколько дней, он не сможет, а когда отцы узнают, что он выставил себя идиотом перед всей школой и учителями, нарушив их запрет, на каникулы домой можно не возвращаться. А то, если мама лишь укоризненно головой покачает, отец Люциус недовольно подожмет губы, то папа Билл может и ремня всыпать.


      Гермиона, которой в этом году предоставили честь держать Распределяющую Шляпу, старалась делать вид, что ничего, выходящего за рамки обыденности, не происходило. Конечно, Моргана и раньше выкидывала подобные фокусы, особенно когда сталкивалась с Ромарио. Но сегодня она превзошла саму себя. Что будет через пять-шесть лет и представить сложно. Ох, и чуяло женское сердце, что этот конфликт с годами примет обороты маленькой войны, а чем закончится — и представить не могла, хотя и были кое-какие мысли по этому поводу.

      Лили взмахом руки отправила больше ненужное зеркало обратно в комнату и, не отвлекаясь от книг, которые парили рядом с ней вместе с блокнотом с записями и чернильницей в воздухе, проигнорировала просьбу Ромарио, сказанную в приказном тоне, пошла к месту распределения. Это будет отличный эксперимент, как и отличный шанс, проверить, правду ли говорил отец Гарри, рассказывая о своем распределении.

      — Гриффиндор.

      Минерва МакГонагалл, услышав, что Лили Поттер-Снейп Шляпа отправила на её факультет, подавилась воздухом. Северус недоуменно проследил за младшей дочерью: он был уверен, что эту информационную вампирушу отправят на Равенкло к таким же озабоченным знаниями, как и она. Гарри лишь улыбнулся.

      — Ромарио Малфой-Уизли

      Идти на распределение пришлось в платье, чувствуя себя идиотом и ловя на себе насмешливые взгляды и даже вспышки колдокамер. Даже Шляпа не смогла удержать смешка, когда определяла одного из наследников рода Малфой на змеиный факультет.

      Дальше распределение прошла Розочка, которая вслед за братом отправилась на Слизерин, что никого из тех, кто знал эту ещё ту маленькую змейку не удивило.

      Распределение юного Люциуса повергло многих в шок. Не то, чтобы никто не думал о том, что рыжий Малфой может оказаться распределен на Гриффиндор: все-таки один из его отцов учился именно там. Но все же гриффиндорский факультет никогда ещё не воспитывал кого-то из этого древнейшего и скользкого рода.

      Гарри пихнул локтем сидящего рядом Драко, с которым за годы преподавательской должности сдружился.

      — Ты чего такой довольный?

      — Малфой, учащийся на Гриффиндоре. Я не я буду, если отец узнает эту потрясающую новость не от меня…

      — Да Люциуса удар хватит! Мне кажется, что он до сих пор не может смириться с рыжим цветом волос одного из своих сыновей.

      — Как и крестный, с тем, что у него две дочери. Моргана просто потрясная: обрядить эту заносчивую задницу Ромарио в платье. Ей от меня подарок. Что она сделала с одеждой и волосами крестного…

      — Вот тут нечем гордится…

      — Что, уже отхватил?

      — Похоже, я буду обнимать по ночам только подушку. Пока не уговорю Лили снять проклятье Морганы, но после того, как Северус в особо саркастичной форме выиграл в их научных дебатах, мне легче будет упросить снять свое заклятье Мор. А после того, как сегодня утром Северус отверг её подарок, проще будет запастись терпением и купить подушку побольше.

      — Локки Грейнджер.

      — Как думаешь, куда распределят твоего сына?

      — Конечно, на Слизерин. Он же мой сын.

      — Ну да, конечно…

      — Гриффиндор!

      Гарри, глядя на вытянутую от разочарования рожу друга, не смог сдержать злорадного смешка.

      — Ты забыл, что он ещё и сын Гермионы, но ты не расстраивайся: у тебя есть ещё дочь.

      — Издеваешься, Поттер? Фей — вылитая мать. Хотя я думаю, что она…

      — Фейлис Грейнджер.

      — … попадет на Равенкло: она с книжкой даже спать ложится…

      — Слизерин.

      Гарри из-за вновь вытянутого лица преподавателя Ухода за магическими созданиями, но теперь вытянутого от удивления, рассмеялся в голос, за что был награжден укоризненным взглядом профессора Трансфигурации.

      — Да, Драко, плохо ты знаешь своих детей.

      — Иди ты, Поттер…

      — Какой ты жестокий! Знаешь же, что я бы с радостью туда сходил, но Северус ночует в своей лаборатории.

      — Сам виноват. Мог бы и помочь ему. Если бы мне пришлось появится в таком виде перед всей школой, я бы умер со стыда и не скоро простил бы Гермиону…

      — А что я? Северус сам виноват он, что Моргану не знает? К тому же…

      — Рикардо Забини-Уизли.

      — … что-то я не заметил, чтобы он спешил мне на помощь, когда я месяц ходил с розовыми кошачьими ушами и хвостом…

      — Равенкло.

      — … Ладно уши. Но ты пробовал летать с кошачьим хвостом? А я все-таки судья на квиддичных матчах…

      — Ванеса Забини-Уизли…

      — Это когда это ты ходил с кошачьим хвостом и ушами ходил?

      — Слизерин!

      — Бедный Рон! Ни один из его детей не попал на Гриффиндор. А на то, чтобы не щеголять животными частями тела, есть маскирующие чары.

      — И часто приходилось применять эти чары?

      — Леон Риме.

      — Не скажу.

      — Хаффлпафф.

      — Судя по твоему лицу, постоянно… Но я все равно не понимаю: разве Дамблдор не мог снять чары…

      — Милана Лонгботтом…

      — Он, конечно, мог, но вот встречать первокурсников и открывать новый учебный год с розовой бородой он не захотел…

      — Слизерин…

      Гарри и Драко удивленными взглядами проводили Милану: тихая, всего стесняющая, девочка совершенно не подходила для террариума змеиного факультета.

      — Какая моль в этом году покусала шляпу?

      — Я тоже удивлен, но вспомни, кто её мать…

      — Я что-то не помню, чтобы у Альбуса была розовая борода.

      — Ну это потому, что кто-то подсказал Моргане, что если директора очень сильно попросить, то он не будет расколдовывать наряд её папы…

      — Моргана Поттер-Снейп.

      — Ну, ты… Если крестный узнает, ты забудешь, для чего тебе ещё нужен член или задница…

      — Не узнает.

      — Ты так уверен?

      — Драко, ты же не скажешь ему…

      — С чего ты так решил?

      — Мы же друзья?

      — Слабый аргумент. Ещё варианты?

      — Я могу намекнуть Моргане, что её крестному подойдут рыжие кошачьи ушки и пушистый или павлиний хвост…

      — Да мне Северус все равно не поверит.

      — Гриффиндор!

      — Чего?!

      Минерва, услышав на какой факультет Шляпа направила Моргану, схватилась за сердце, жалея, что не ушла на пенсию в этом году. А то она рискует до следующего не дожить… В ее возрасте стрессы противопоказаны.

      — Поттер, ты не выглядишь удивленным. Ладно, Лили: Северус говорит, что она похожа на твоего отца. Но Мор — вылитая слизеринка.

      — Ей это не помешает учиться на Гриффиндоре…

      — Говоришь так, будто самому можно выбрать, на каком факультете учиться…

      — Я же выбрал.

      — Что ты имеешь в виду?

      — А то и имею — если бы одна заносчивая задница, совершено не умеющая предлагать дружбу, не оказалась слизеринцем, я бы не стал просить Шляпу не отправлять меня туда, куда она меня хотела отправить, предлагая богатство и власть, и Шляпа согласилась отправить меня туда, куда распределили Рона…

      — Не смешная шутка…

      Гарри пожал плечами. Мол, хочешь — верь, а хочешь — нет. Драко, отпив глоток чая, и им же подавился, едва посмотрев в серьезные глаза друга.

      — Не может быть! Герой магического мира на Сл…

      — Ещё рупор возьми…

      — Прости. Просто в голове не укладывается. А крестный знает?

      — А зачем ему знать?

      — У него обе дочери попали на львиный факультет, пусть порадуется, что хотя бы муж у него слизеринец…

      — Ммм… Я подумаю над этим…

***



      Где-то за гриффиндорским столом.

      — Лили, ты тоже просила шляпу, чтобы она не отправляла тебя на Слизерин?

      Лили оторвала взгляд от книги.

      — Я же знала, что ты хочешь учиться на этом факультете…

      — Ты что, из-за меня?

      — Кто-то же должен за тобой присматривать. К тому же мне жалко Минерву.

      — А, по-моему, она довольна…

      — Ага, видела, как её перекосило — не иначе, как от счастья…

      — И все равно, ты не должна быть тут: тебе место среди умников. К тому же мне нянька не нужна.

      — Я бы с этим поспорила…

      — Я старше…

      — А я умнее. Еще аргументы есть? К тому же Шляпа хотела отправить меня на Слизерин, а мне никогда подземелья не нравились…

      — Меня тоже. Ни в какую не хотела менять свое решение, пока я не пообещала вывести новый вид моли.

      — Чем тебе, Мор, не угодил факультет отца Северуса?

      — Этим и не угодил. Мне и тебя хватает. А ещё там индюк-Ромарио и его напыщенная стерва-сестра…

      — Оставила бы ты его в покое. Ромарио, конечно, еще тот…

      — Придурок…

      — Придурок. Но обрядить его в платье было жестоко. Он этого не забудет.

      — А и пусть помнит. Я говорящих павлинов не боюсь.

      — Ну-ну, как бы потом не пожалеть…

      — Вот еще чего!

***



ШЕСТЬ ЛЕТ СПУСТЯ. За день до ритуала «Соединяя Сердца»



      Выйдя из душа и вытирая мокрые длинные волосы, Моргана сразу заметила большую белую коробку без каких-либо опознавательных знаков, которой точно не было в ее комнате перед её уходом. Спрашивать, кто притащил подарок, у Лили было бесполезно: эта маньячка опять заперлась в отцовской лаборатории и ничего не слышит, мучая несчастных мышей. Отцов дома не было: они еще утром отбыли отпаивать Люциуса. Нет, Люц, конечно, был ее другом, но вот так в лоб заявить, что после окончания Хогвартса он уходит жить в маггловский мир, где и будет искать жену и на всякие ритуалы ему плевать.… Даже она бы не смогла.

      Покосившись на коробку, Моргана беспалочковой магией высушила волосы, доходившие ей до копчика и сначала решила одеться.

      Из зеркала в полный рост на нее смотрела высокая стройная девушка с тонкой талией, большой высокой грудью, широкими бедрами, длинными ногами, длину которых подчеркивали кожаные черные лосины и черные сапоги на шнуровке до колен на высокой шпильке. Белая рубашка разбавляла черный цвет наряда, а корсет поверх рубашки делал талию ещё тоньше, а грудь четвертого размера визуально больше. Завязав волосы в хвост, Мор присела на кровать, на которой и лежал нежданный подарок и, в первую очередь, проверила его на наличие всякого рода пакостей и проклятий. Чисто. Едва она подняла крышку, как чуть не ослепла. То, что находилось в коробке начало переливаться разными оттенками розового, красного и алого. Скрипнув зубами, уже зная, что достанет из коробки и кому жить расхотелось, Моргана ухватила розовую кружевную ткань двумя пальчиками, словно боясь испачкаться.

      Как она и думала, в коробке оказалось платье отвратительного розового цвета. Но заставило ее стирать от злости зубы в порошок сам вид платья. У Мор сложилось ощущение, что кто-то взял простое розовое платье и в добавок к ненавистному розовому цвету налепил на него всё, что она так ненавидела: оно было украшено таким количество рюшек и бантиков, что могло стоять на кровати, словно вися на манекене. В дополнение оно еще сверкало бисером, стразам, пайетками и было расшито цветами и сердечками, а лиф платья был расшит маленькими плюшевыми мишками…

      — Ого! Ромарио совсем спятил! Такой торт даже Розочка бы на себя не надела…

      — Я убью этого…

      Моргана даже не обратила внимание на появившуюся сестру, всю с ног до головы заляпанную ингредиентами, а в волосах, забранных в пучок торчали два запасных пера. Серое платье было не только испачкано, но и прожжено в нескольких местах, не считая того, что было ей велико, скрывая под бесформенным мешком серого сатина ладную фигурку. А уж потрепанные кеды вообще не подходили ни к платью, ни к чему другому уже лет пять точно.

      Лили, подойдя, заглянула в коробку через плечо сестры, которая продолжала таращиться на нелепое платье модельера-шизофреника.

      — Там в коробке записка, читала?

      — Чего?

      — Оторвись от мысленного расчленения Ромарио. И посмотри, что там написано, может этот ужас не от него. Все-таки у него вроде есть вкус, а тут…

      — А тут намешано все то, что я ненавижу.

      Подкинув в воздух платье, Мор уничтожила его, превратив в маленький разноцветный фейерверк.

      — Спорим, что это от Ромарио?

      — Вот еще, глупостями я не занимаюсь.

      — Так и скажи, что струсила.

      — Ничего не струсила. Просто этот спор заведомо проигрышный. Восемьдесят процентов, что платье послал Ромарио. Я тебе еще на первом курсе говорила, что он тебе то дефиле в платье на распределении не забудет.

      — Ладно, Ромарио с тобой…

      Мор, скривившись, взяла расшитую розами открытку и едва взглянула на содержимое послания, вылетела стрелой из комнаты. Лили подняла с пола картонку и прочитав подумала, что все-таки Ромарио склонен к мазохизму. Лили оставила открытку на кровати и вышла из комнаты. Они уже четыре года как жили с отцами… В общем, с гриффиндорцами ужиться не удалось, вернее, они с ними ужиться не смогли.

      Оставленная открытка блеснула блестками страниц: «Мор, дорогая, завтра великий день, и чтобы ты вновь не опозорила своих отцов, явившись в костюме куртизанки, мы с Розой дарим тебе подходящий к случаю наряд. Если ты не знаешь, что это, то сообщаю, что это платье: их носят девочки, а не… Такие, как ты… Наряд тебе придаст того, что у тебя нет: женственности. И завтра твой суженый, если такой несчастный найдется, поймет, что перед ним не бордельная девка, а леди. Хотя мне этого несчастного уже жалко… Не целую, не твой Ромарио…»

      Лили нашла трясущуюся от злости Моргану, отдающую распоряжение эльфу доставить коробку лично Ромарио Малфою-Уизли в руки.

      — Что ты ему отослала?

      — Награду за мужественность. Пойду, найду Люца, пусть посоветует брату писать завещание.

      Моргана, громко цокая каблуками, удалилась из комнаты, напоследок громко хлопнув дверью. Лили грустно вздохнула, жалея идиота Ромарио, и перекинулась в рыжую кошку. У нее закончились мыши, пора было отправляться на охоту.


ПОДЗЕМЕЛЬЕ. Тот же день. Комната слизеринского старосты. Полчаса спустя.



      — Ромарио, я тебе поражаюсь! Никак не пойму: ты псих, идиот или самоубийца?

      — Остынь, Рик.

      — Скажи, что ты не послал тот розовый ужас, созданный Розочкой, Мор?

      — Ничего я не посылал. Я не совсем из ума выжил. Дразнить эту кобру одно дело, а за такой подарок можно и Аваду в лоб схлопотать.

      — Где платье?

      — Да что ты к нему прикопался? Роза его забрала, сказала — выкинет.

      — Ну, ты и лох! Я не ослышался: ты отдал тот розовый кошмар из рюшек и бантиков Розочке, которая не только не переносит Моргану, но и виртуозно поделывает твой почерк? Я ничего не перепутал?

      — Да чего ты взъелся?! Не будет меня Роза так подставлять…

      — А чего голос такой неуверенный?

      — Риккардо, что тебе надо?

      — Я пару минут назад видел твоего брата, и он посоветовал тебе искать пятый угол.

      — И что? Люц вечно раздувает из мухи слона! И вообще, причем тут Мор и то платье?

      — Зачем ты его вообще создал?

      — Душу отводил… Моргана кого угодно выведет.

      — Я бы посоветовал начать рыть могилу…

      — Рик…

      — Что «Рик»?! Это ты не можешь сказать девушке, что она тебе нравится! А вместо этого злишь Мор, а достается и мне между прочим тоже! Нравилось ходить с петушиным хвостом? Мне нет. А я ведь тогда просто мимо проходил!

      — Да с чего ты взял, что эта отмороженная мне нравится?! И вообще, что ты паникуешь, может ничего не случилось еще. Пойдем, найдем Розочку и убедимся в том, что она уничтожила платье…

      — По дороге к тебе я встретил Лили в кошачьей шкуре, и она была такого же мнения, как Люциус, только посоветовала тебе думать, что кому присылаешь, и особенно — что пишешь.

      Ромарио сглотнул, нервно облизав губы.

      — Розочка не могла… Мор меня убьет…

      — Верно подмечено, а заодно и меня. Слушай, а это что за коробка?

      Риккардо указал на голубой продолговатый футляр, стоявший на столе.

      — Не знаю. Ты налетел на меня с порога. Может, эльф принес?

      Блондин аккуратно, словно сапер к бомбе, приблизился к коробке, и только убедившись, что она не собирается взрываться, и не напичкана никакой другой гадостью, взял коробку в руки.

      — Тяжелая. Похоже на футляр с бутылкой.

      — Мор решила побаловать тебя вином, перед тем, как развеять твою голову по ветру?

      — Скорее прислала свой сцеженный яд, чтобы я отравился…

      Ромарио поднял крышку и замер, чувствуя, что у него начали пылать щеки. Только не мог понять от чего, от злости или стыда. Заглянувший в коробку Риккардо, видевший, что друг замер истуканом и не собирается делиться содержимым коробки, увидев медный фаллос, согнулся пополам от хохота.

      — Рик, хватит ржать!

      — Посмотри — там нет записки или… или инструкции…

      Ромарио поставил коробку на стол и взмахом палочки поднял отлитый из меди предмет, и от души пнул ржущего друга. Нет, к статуэтке в виде толстого медного члена, инструкция не прилагалась, как и открытка, и записка, поясняющая столь необычный ответ на платье, который можно истолковать и как предложение.

      Записки не было. Но инструкцию, вернее, объяснение смысла подарка, он нашел на самом тридцати сантиметровом изделии, изображающим мужское достоинство в полной боевой готовности. Снизу, на так называемых, яйцах статуэтки обнаружилась табличка, как на Оскаре или кубке, гласившая: «Ромарио Малфой-Уизли приз за первое место в номинации самое маленькое мужское достоинство.»

      Записка тоже нашлась на дне коробки: «Смотри, не сдохни от зависти, образец мужественности.»

      Риккардо, схватившись за живот, ржал, а Ромарио чувствовал, как у него все закипает внутри от злости и дергается правое веко…

      — Я не я буду, если не одену эту сучку в платье, в то самое платье…


      А на следующий день…

      Альбус Дамболдор закончил читать заклинание, и Драко Грейнджер, ассистирующий ему в этом году, поудобнее перехватил перо и взглянул в зал, чтобы начать записывать истинные пары и тут же замер, не донеся перо до пергамента. Ярко-красная, переливающаяся нить хорошо выделялась на фоне других. Драко чувствовал, как у него на голове шевелятся волосы: он только что проиграл жене год уборки в их комнатах. А ведь зарекался не спорить с супругой.

      Ромарио и Моргана, остолбенев, пялились на связывающую их красную нить…

      Прежде, чем будущие супруги придут в себя, Драко, не дожидаясь разрешения, решил, что с него хватит. Когда до этих двоих дойдет, что произошло, он хочет быть как можно дальше.

      А чуть в стороне от своей книги оторвала взгляд Лили, проследила свою зеленую нить к груди бледного Риккардо и спрятала румяняц за страницами книги.

Ну, а то, что случилось дальше совсем другая история…
КОНЕЦ.

Примечания:
Serena-z. Отредактировано, но если увидите ошибки, пожалуйста исправьте с помощью публичной беты (если вы твердо уверены в своей правоте), или отпишитесь ЛС автору или бете.
stazy2. бечено.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

Как же жаль расстоваться! Но всё когда-то заканчивается! Могу лишь сказать, что это была достойная работа, таких достойных на самом деле не много. Вообще эта та из немногих работ, продолжение которых я ждала. Что тут еще говорить? Я просто поаплодирую стоя.
Удачи в следующих работах.
Всегда твоя Ли.
Спасибо бесподобно!!!
читала с интересом, но эпилог очень разочаровал. Ромарио абсолютно прав в отношении поведения Морганы. Очень неприятная личность. Да и сестра ее Лили тоже не радует, хотя и в другом отношении. Поступать так по отношению к родителям, к окружающим. Недалеко они ушли от Волдеморта в плане самомнения и презрения к окружающим. Позорить родного отца, относиться к нему с точки зрения материальной выгоды "а что ты мне дашь за помощь тебе" - фууу... наследие Тома живо и процветает.
Автор спасибо большое! Мне очень понравилось :-D Столько разнообразных сюжетных линий, судеб, и всё очень и очень интересно. Не без огрехов, конечно, но очень хорошо написано.
А вот ваш состав корректоров впечатлил своим отсутствием. Нет в примечании я читала: "Отредактировано, но если увидите ошибки, пожалуйста исправьте с помощью публичной беты (если вы твердо уверены в своей правоте)", – но я не уверена, что текст вообще вычитывали – "поле не пахано" ошибок, опечаток и ляпов, за которыми и должны бетты смотреть. У вас их три, но словно ни одной нет. А ежели это вычитка, то я боюсь представить какие же до этого были "завалы" (что, кстати не является причиной для лени бетт). Мне даже надоело писать правильный вариант (да и не удобно это с планшета) и я просто выделяла бросающиеся в глаза ляпы. Так что беттам жирная двойка, а вам, автор, пятёрка!!!
>**nuez**
>читала с интересом, но эпилог очень разочаровал. Ромарио абсолютно прав в отношении поведения Морганы. Очень неприятная личность. Да и сестра ее Лили тоже не радует, хотя и в другом отношении. Поступать так по отношению к родителям, к окружающим. Недалеко они ушли от Волдеморта в плане самомнения и презрения к окружающим. Позорить родного отца, относиться к нему с точки зрения материальной выгоды "а что ты мне дашь за помощь тебе" - фууу... наследие Тома живо и процветает.

О, согласна с вами немного. Думаю, Поттер-Снейпы их просто избаловали до безобразия. А хуже равнодушия и ненависти есть чрезмерная слепая любовь. И, как говорила моя бабушка: "Нет плохого характера, а есть те, кто над ним не работает!" И не даром издревле воспитывали ремнём. Кстати, фраза Ромарио о том, что так ненавидеть отца, чтоб унизитьь его перед школьниками и коллегами могла только неблагодарная скотина, то бишь Мор, нашла во мне отклик. С этим я с Ромарио согласна от и до!
Абсолютно чудесная история! Спасибо, Автор! И - на будущее! - смени бету, она не справляется. Очень "грязный" текст, я во время чтения фф из ПБ не вылезала.
Еще раз спасибо за фанфик.
Ваша МАРА - Нафа.
Эпилог ужасно разочаровал, что это за родители которые не могут справится с собственными детьми? Мор и Лили совершенно не уважаю своих родителей, похоже на отношения Дурслей к своему сыну.
Сначала Мор унижает Ромарио на глазах у всей школы, дети жестоки и платье ему врядли забудут и он станет посмешищем для школы, а потом она подвергнет его жизнь и опасности только потому что говорит правильные вещи?
Класс
Потрясная работа!)) Спасибо огромное за чудесный фанфик!))
Удачи Вам и много-много Вдохновения!))
Согласна с некоторыми читателями: эпилог убил ВЕСЬ фик! Я, конечно, понимаю-фантазия у автора бурная и место для разгула имеется, но не до такой же степени! Ощущение, что Поттеру и Снейпу просто наплевать на своих дочек (особенно на Моргану). Даже исходя из их прошлого ясно, что такого в своих детях они не допустят(одежда на размер-два больше, думаю должна напоминать Гарри о не самом радужном детстве у Дурслей; такие издевательства над сверстниками и родителями). Моя справедливая часть души полностью поддерживает Ромарио) В общем я не оч понимаю, что случилось с автором, что после такой прекрасной истории получилась такая(уж простите)) какушка...
Было интересно)
Превосходная работа!
автор
>**_Lee Tae Min_**
>Превосходная работа!

Спасибо рада, что вам понравилось!
Боже спасибо за такую прелесть!!!!
автор
>**катя**
>Боже спасибо за такую прелесть!!!!

:))))))))


Превосходно! Особенно радует великолепный русский литературный язык и минимальное количество орфографических ошибок.
Очень противоречивое впечатление от произведения... Я прочитала до конца,потому что ни смотря ни на что, было интересно. Довольно распространенный штамп с вынужденным браком интересно представлен.

Но... Первые главы втянули и заинтересовали, а неожиданная любовь Поттера, ни чем не оправданная, охладила читательский запал. Вполне здравый текст перемежается с глупыми не продуманными кусками и откровенными нестыковками в сюжете. И все же было интересно.
Эпилог убил все положительные эмоции на корню. Ужас Мерисьюшной графомании во всей красе (мощь и ум у одиннадцатилеток, подробные описания одежды, грудь четвертого размера, жуткие диалоги, непродуманность распределения, да много чего). И если все произведение создало впечатление о зрелости автора, то эпилог, как будто из другой серии.

Ну и конечно ошибки. Я не сильно обращаю внимание на них, но здесь они есть и их много. Очень много! Отмечать все в пб убивает интерес чтения и потому, дорогой автор, я бы порекомендовала взять пятую бету. Которая уберет ко всему юношей, гриффиндорцев, зельеваров, слизеринцев и т.д. Хорошо хоть блондинов и брюнетов не было.

Ну и бочку меда - повторюсь, не смотря ни на что - было интересно. Мой совет - пишите малые формы. Они не дадут запутаться в сюжете и навалять ляпов.
Отличная вещь ! Давно так не веселилась ! Большое спасибо !
Согласна с предыдущими отзывами (nuez, Олюся, КсенияХа, crystalhik_soli, genushka), даже добавить нечего.
Действительно, фик читался на одном дыхании, на ошибки я внимания не обращала (т.к. их тут не так много, как в Проигранных желаниях и беты тут все же постарались хоть отчасти), на некоторые не стыковки в сюжете и необоснованное порой поведение героев тоже. Если не обращать внимание на слишком быструю влюбленность Гарри, на надоедливого и немного тупого Люциуса, а также ЗАБЫТЬ, что существует в этой работе еще и эпилог, то работа тянет на твердую 5ку. Однако концовка реально убила ВСЕ!
Да, детки должны были сильными родиться, но это все же ДЕТИ! Но ладно, допустим они вундеркинды (ага, все-все и всех получившихся пар), но чем занимались их родители все годы? Уж точно не их воспитанием! Да и как-то отвращение вызывают у меня эти "детки". Нет, серьезно? Ребенок ищет выгоду у, минутку, собственных родителей? Ребенок позорит своего же отца и ведет себя хуже некуда, как будто в трущобах выросший (иначе почему в "любящей" семье выросло это эгоистичное, злое, жестокое и мерзкое нечто, по недоумению названным ребенком?)! Автор, у вас странное представление о детях! Если Сев и Гарри любили и воспитывали своих детей, то ТАКИЕ дети у них вырасти не могли.
В общем дочитав до конца я не могу поставить твердую 5ку, скорее уж 4 с натяжкой, если закрыть глаза на ошибки, не стыковки в сюжете и прочее.
Удачи в следующих работах, надеюсь ты примешь отзывы читателей во внимание и сделаешь свои работы еще лучше)
Я думала, что меня одну разочаровал эпилог, но оказалось, это не так. В целом, действительно интересная работа, читала не отрываясь, в меру юмора и серьезности. И тут такая хрень: те самые особы, из-за которых практически перестала читать гет - наглые малолетние хамки с завышенным самомнением. Вы имеете полное право писать так, как вам нравится, но настроение немного испорчено.
Работа сама посебе довольно интересная, НО! Автор прошу сделайте, что-нибудь с эпилогом! Потому что ТАКОЙ эпилог, какой он есть сейчас, просто убивает все положительные впечатления прочитанного до эпилога. Такое впечатление, что основную часть писал один человек, а эпилог совсем другой. Попробуйте приблизить его чуть больше к реальности.
Поверьте, так работа не будет разочаровывать большинство читателей под конец.

И пожалуй полностью соглашусь с WildRoseOfWinds и остальными конструктивными
читателями.

И конечно всем приятны только хорошим отзывы к своей работе, но Автор, советую обращать свое внимание и на конструктивную критику недостатков и пытатся их исправить, а не закрывать на них глаза. Это позволит работе стать еще лучше!
Как же я уржалась в эпилоге! Просто умора! Автор, вам нужно поставить предупреждение стеб, потому что это... у меня просто слов нет! Камеди отдыхает!
Фанфик шикарный! Читала запоем! Мне жаль Люциуса (который старший) - Молли Уизли в качестве тещи - это жесть! Когда пришёл Фадж и Ко и Билл на них наехал, а так себе и представила как Молли врывается к Фадж в кбаинет с палочкой на перевес и начинает в своей обычной манере его линчевать за то, что посмел засунуть её внуков в Азкабан! Смеху...
И дурак он, жаль Нарциссу, но надеюсь она ему сполна отомстила и я все же надеялась, что он убедит Драко вернутся в Род. Но чего не случилось - того не случилось.
Единственное, чего мне не хватило так этотхорошей НЦ в первую брачную ночь Гарри и Северуса...
Фанфик выше всяких похвал! Детки чума!
Хороший фанфик))) Много сюжетных линий, которые к концу произведения слились в один сюжет) Читала практически взахлёб и много смеялась)) спасибо, порадовали)))
НО! Соглашусь с предыдущими комментариями! Все еще достаточно ошибок(Я не знаток русского языка, но иной раз царапает) И эпилог…… Даже не знаю, что тут посоветовать… Вынести его в отдельный миник-вбоквел) а сюда написать похожий по смыслу, но более близкий по тексту? Потому как это или отдельное произведение, или не хватает значительного куска перед эпилогом. Я окончательно запуталась, пытаясь понять: где чьи дети. Вы, конечно, автор… но пожалейте читателей))))
Прекрасная работа! Спасибо большое за это произведение! Вдохновения Вам!
автор
>**flafy27**
>Прекрасная работа! Спасибо большое за это произведение! Вдохновения Вам!

Спасибо:)
автор
>**Bagera2000**
>Как же я уржалась в эпилоге! Просто умора! Автор, вам нужно поставить предупреждение стеб, потому что это... у меня просто слов нет! Камеди отдыхает! Фанфик шикарный! Читала запоем! Мне жаль Люциуса (который старший) - Молли Уизли в качестве тещи - это жесть! Когда пришёл Фадж и Ко и Билл на них наехал, а так себе и представила как Молли врывается к Фадж в кбаинет с палочкой на перевес и начинает в своей обычной манере его линчевать за то, что посмел засунуть её внуков в Азкабан! Смеху... И дурак он, жаль Нарциссу, но надеюсь она ему сполна отомстила и я все же надеялась, что он убедит Драко вернутся в Род. Но чего не случилось - того не случилось. Единственное, чего мне не хватило так этотхорошей НЦ в первую брачную ночь Гарри и Северуса... Фанфик выше всяких похвал! Детки чума!

Спасибо за отзыв вы наверно единственная кому понравился эпилог и детки. Я честно пыталась написать полноценную нц, но...вобщем тогда я видемо до неё не "доросла".:)
спасибо,спасибо, спасибо,давно так весело не было
Это шикарно! Спасибо за эмоции. Но блин, столько людей бетили/ правили, и не справились с правилом -тся-ться.. Этих ошибок просто уйма, как так?
И почему мне так жалко Малфоя?))) Ну, детки удались, да.))) Бедный магический мир.))))
Хотела добавить в избранное, но эпилог это желание убил.
автор
>**Yaniff**
>Хотела добавить в избранное, но эпилог это желание убил.

Ваше право.
>**nuez**
>читала с интересом, но эпилог очень разочаровал. Ромарио абсолютно прав в отношении поведения Морганы. Очень неприятная личность. Да и сестра ее Лили тоже не радует, хотя и в другом отношении. Поступать так по отношению к родителям, к окружающим. Недалеко они ушли от Волдеморта в плане самомнения и презрения к окружающим. Позорить родного отца, относиться к нему с точки зрения материальной выгоды "а что ты мне дашь за помощь тебе" - фууу... наследие Тома живо и процветает.

Согласна абсолютно странные у автора представления о семейном счастье.
Пипец. Слишком много детей. Я не понимаю где чей. Мне нужен список 😫
А вообще фф шикарен. Автор умничка, не смотря на то, что детки у Поттер-Снейпа вышли те ещё сучки... Даже директор им не указ, ужас тихий. Если Малфоя-Уизли порят ремнем за то, что он пытается вразумить Мор, что вообще не логично, то какого черта девчонкам все сходит с рук? Не понимаю. Их явно залюбили и конец странный вышел. Так же местами смущали запятые и прочее, но это на совести бет.