"А ведь все могло быть иначе..." 40

Ginela автор
Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Мария/Надежда
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 13 страниц, 3 части
Статус:
закончен
Метки: Драма Изнасилование Психология Философия

Награды от читателей:
 
Описание:
История детской травли и несправедливых обвинений, приведших к поломавшей жизнь трагедии. Какая месть будет достойной расплатой за загубленное детство? Первая часть – всего лишь предыстория.

Посвящение:
Посвящаю тем, без кого никогда бы не взялась за дело: моим первым читателям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Предисловие

28 октября 2010, 23:27
Стояла чудесная осенняя погода. Легкий, словно птичий пух, первый снег лег на промерзлую землю, еще не до конца опавшие деревья, и городские крыши, придавая сказочное ощущение наступающей зимы. В школьном дворе, на площадки играли дети. На вид всем им было лет десять - одиннадцать и учились они в пятом классе этой школы. Дети убегали от полной, высокой для своего возраста девочки, которая неуклюже топталась по площадке, пытая поймать то одного, то другого убегающего, но все непременно уворачивались, хохоча и выкрикивая обидные подколки. Медленно, но верно обычная игра в салки превращалась в форменное издевательство. Девочка, запыхавшись, поскользнулась на тонкой ледяной корке, в которую за ночь замерзла небольшая лужица, и с громким криком упала. Остальные дети, даже бывшие в стороне от площадки, обернулись на крик, и, увидев произошедшее, хором захохотали. Девочка попыталась подняться на ноги, но, не успев даже выпрямится, снова поскользнулась и упала, на этот раз, на живот, больно ударившись при этом носом. Дети загоготали еще громче. Кое-кто, от смеха держась за живот, осел на землю. — Ну, ты и неуклюжа, Машка. Это же надо быть такой растяпой! — из толпы вышла гибкая черноволосая девочку, с яркими синими глазами и хитренькой улыбочкой. Она приблизилась к упавшей, встала у самого края изморози и, чуть присев протянула Маше руку со словами: — Давай помогу. Маша с улыбкой благодарности вцепилась в протянутую ей руку, и, держась за нее, поднялась на ноги. Девочка сверху вниз посмотрела на свою избавительницу. Неужели эта злючка, доставлявшая ей столько неприятностей с самого дня знакомства, взаправду решила ей помочь? Может, она не так плоха, как Маша о ней думала? Маша пригляделась к улыбающейся девочке. Надя (так ее звали) была почти на голову ниже нее. Милое девичье личико с точеными аристократическими чертами показалось Маше невероятно красивым, темно-синие глаза лучились весельем, на тонких губах играла довольная улыбка. Маша смущенно улыбнулась в ответ. — Спасибо, — сказала она. Тут, девочка почувствовала, что легкая подножка вновь выбивает у нее из под ног с таким трудом обретенное равновесие. Спасительная рука разжалась и с силой ударила Машу в грудь, добавив скорости ее падению. Маша вскрикнула, больно ударившись копчиком об лед. — Всегда пожалуйста, растяпа, — злорадно сказала Надя. Ребята, до этого наблюдавшие за представлением с разинутыми ртами, вновь разразились веселым хохотом. — Ну, ты даешь, Надюха! Молодчина!!! — кричали они. Их веселье прервал зазвеневший из школы звонок на урок, и стайка детей побежала в классы. У самого входа в школу Надя обернулась и, бросив на Машу презрительный взгляд, пошла вслед за друзьями. Маше же ничего не оставалось, как, сползя с ледяной корки, подняться и, глотая слезы и потирая ушибленный копчик, направится в класс. Маша родилась в семье военного и, будучи дочерью полковника, вынуждена была часто переезжать с места на место, вместе с семьей. За свою недолгую жизнь, она успела побывать и в деревеньках, и в небольших поселках городского типа, и в крупных городах, вроде Самары и Екатеринбурга. В небольшой городок под названием Чернорощинск ее семья прибыла полгода назад. Поступив в новую школу в конце учебного года, Маша, неожиданно для себя столкнулась с неприкрытой враждебностью со стороны своих новых одноклассников. Она абсолютно не понимала, чем это было вызвано. В школах, где раньше приходилось учится девочке, тоже были свои объекты для насмешек, но, во-первых, сама она никогда не была в этой роли, а во-вторых, там дело никогда не заходило дальше поддразнивания и приколов. Здесь же они были лишь прикрытием для беспричинной травли. Впрочем, Маша довольно быстро поняла, кто является провокатором ее гонения. Надя Воронцева была негласным лидером их класса. Кроме того, она была младшей (и само собой, самой любимой) дочерью мэра Чернорощинска. Избалованная с раннего детства девчонка, воспитанная в совершенно тепличных условиях, не знала слова нет. Кроме всего прочего она любила развлечения, зачастую за чужой счет, и неуклюжая, толстая и плохо одетая дочь заезжего военного показалась ей идеальным объектом для насмешек и злых приколов. Маша помнила, как в первых день в новой школе, быстроглазая девочка, с дружелюбной улыбкой подошла к ней, и, расспросив девочку о семье и причине приезда, предложила пойти домой вместе. Маша была на седьмом небе от счастья, что так быстро смогла найти себе подругу. После уроков, в опустевшем классе дочка мэра попросила Машу подождать тут, пока она не отнесет журнал в учительскую. Когда Надя про отсутствовала полчаса, Маша почуяла неладное. Она хотела сходить в учительскую за Надей и узнать, что случилось с ее новоявленной подругой, но когда попыталась открыть дверь, то обнаружила, что она заперта… Просидев всю ночь в пустом классе, под утро Маша была освобождена пришедшей с утра пораньше уборщицей. Дома девочка ждала жесткая взбучка, а одноклассники долго смеялись над дурехой, умудрившейся запереть себя в классе. Больше всех насмехалась, выставлявшая предположения одно нелепее другого, Надя. Маша поняла, что, по-видимому, вместо подруги обрела себе врага. С этого момента, подзадоренные Надей одноклассники, считали Машу штатной клоунессой, над которой просто грех не поиздеваться. Ее вещи стали пропадать, а позже находиться в мусорном ведре, к концу занятий ее портфель был полон пустых оберток и прочего мусора, а стоило ей прийти в школу в новой куртке, вечером она непременно становилась разграфичена. Маша никогда не жаловалась родителям или учителям, считая, что это недостойно – быть ябедой! Она старалась держаться дружелюбно со своими обидчиками, надеясь, что в скором времени их неприязнь сойдет на нет. Она принимала участие в играх и соревнованиях, старалась воспринимать угрозы и насмешки, как шутки, и часто предлагала одноклассникам свою помощь, хотя была уверена, что и на этот раз ей устроят подлянку. А раззадоренные Надей ребята, придумывали все новые и новые унижения. Закончился учебный год, прошли каникулы, все повторилось заново. Маша все терпела, но казалось ее страданиям не будет конца. Вернувшись в класс, Маша потащилась к своему месту, стараясь не обращать внимание на насмешки одноклассников. Бросив быстрый взгляд на Надину парту, девочка увидела, что ее главная обидчица до сих пор отсутствовала. — "Ох, не к добру это» — подумала Маша, но постаралась отогнать от себя эту мысль. Надя вполне могла заскочить по пути в туалет или еще куда-нибудь. Учителя тоже не было до сих пор. Прошло еще десять минут. В классе, как и положено в помещении, где без присмотра остались двадцать семь школьников, стоял шум и гвалт, но Машу никто не замечал, что было очень необычно. Как правило, ребята, в такой ситуации осыпали ее обидными шутками, кидали в девочку скомканными бумажками или стремились сделать какую-нибудь очередную пакость. Сейчас же они просто переговаривались между собой, и старательно делали вид, что девочки-изгоя нет совсем. Машу это пугало и настораживало. Дверь резко отворилась, и в класс вошла учительница. За ней гордо шествовала завуч Елена Михайловна, известная во все школе своим суровым характером, а за их спинами мельтешила Надина макушка. Ученики мгновенно затихли, встали и выпрямились. Маша встала вместе со всеми. Тревога в ее душе все росла. — Здравствуйте, дети, — суровым голосом произнесла завуч. – Как вы наверняка в курсе, с недавних пор, у некоторых учеников и преподавателей начали пропадать вещи. Сегодня утром у меня пропал кошелек, и мне сообщили, что это сделал ученик из вашего класса, — завуч кинула быстрый взгляд на Надю, та еле заметно, и как то испуганно кивнула. – Я не буду сейчас называть никаких имен, но я хочу, чтобы вы сейчас подошли ко мне по очереди и показали содержимое своих сумок, — не терпящем возражения голосов закончила завуч. По ряду парт пронесся глухой шёпот. Дети, тихо ворча, начали вставать со своих мест, и исполнять указание завуча. Сердце Маши тревожно застучало. Возмущение ребят было какое-то показное, ненатуральное. Как будто они заранее готовились к чему-то подобному. В их рюкзаках не было ничего запретного, а ведь они постоянно приносили в школу то еду (что было запрещено уставом), то мини-игры и водяные пистолеты (само-собой, тоже). Когда очередь дошла до нее, Маша, на дрожащих ногах, подошла к учительскому столу, она уже знала, что будет. Она увидела как вместе с книгами, тетрадями и накиданным одноклассниками мусором (пустые бутылки, упаковки из-под семечек), завуч вытащила два пустых кошелька, мини-игру и толстую золотую цепь. Учительница ахнула. Дети замерли. Завуч грозно посмотрела на Машу. Маячившая за ее спиной Надя, показала Маше язык и состроила такую противную рожу, что Маше захотелось хорошенько приложить ее об стену. — Да это-же моя, — причитала учительница, вертя в руках цепочку. – Я ведь ее вчера потеряла. У нее сломался замочек, я положила ее в стол, а она пропала. Это как же… — Да и идиот поймет как! — рявкнула на недогадливую учительницу завуч, затем обернулась к Маше, и более спокойным, но еще более пугающим тоном обратилась – Впрочем, Сидорова, не хочешь объяснить для особо недогадливых как все это у тебя оказалось? Маша стояла столбом. В ее глазах потемнело. Ярость, маленьким котенком когда-то пригретая в ее душе, сейчас тигром прорывалась наружу. — Это все она! — закричала девочка, указывая на Надю. – Это она все подстроила. Подумайте сами, зачем мне… Елена Михайловна не дала ей закончить. — А вот на мою племянницу напраслину возводить не надо. Наденька – очень порядочная девочка, — в суровом голосе завуча промелькнула теплота. – И она давно, кстати предупреждала меня о твоих выходках! Я сейчас же звоню твоим родителям и в детскую комнату милиции, воровка малолетняя. Там разберутся! - Надеюсь папа теперь точно выдворит их из города! — пропищала Надя – Он все равно собирался прикрыть тот завод… Маша больше не могла сдерживаться. Она бросилась на мелкую с одной только целью – убить. Ни завуч, ни учительница ничего не успели сделать. Удар – и Надя падает, ударившись головой о край учительского стола. Дальше все было как в тумане. У Нади оказалось сотрясение мозга второй степени тяжести. Ее положили в больницу. Дальше было судебное разбирательство. Мэр жестоко отомстил за травму своей дочери. Весь класс был свидетелем обнаружения краденых вещей в Машином рюкзаке, и все, в том числе и завуч с учительницей, знали, что Надя на нее донесла. На основании статей кража и причинение телесных повреждений средней тяжести, Маша была направлена в колонию – интернат для несовершеннолетних. Также, мэр Чернорощинска, использовал все свое влияние, чтобы отправить отца Маши, полковника Сидорова, на место проведения военных действий , в Чечню. Машина мать с младшими братьями была вынуждена уехать к родственникам. Все эти события, поспособствовали тому, что ненависть и яростное желание, вспыхнувшие в Маше в том классе, надежно закрепились в ее душе, и в самые невыносимые минуты ее новой жизни в колонии, девочка находила утешение предаваясь мыслям о мести.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.