Я слышу... 15

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Death Note

Пэйринг и персонажи:
Мелло, Мэтт
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст Мистика Нецензурная лексика Повествование от первого лица Философия

Награды от читателей:
 
Описание:
http://ficbook.net/readfic/41564 вот этот фанф заставил меня задуматься. И придумать нечто последующее, но от лица Мелло. Собственно, он умер.

Посвящение:
KawaiiAkuma за фик "Мэтт. Мысли после смерти" и еще Отто Дикс - за песню, под которую это все писалось.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первое в моей жизни что-то серьезное и грустное...
24 июля 2011, 11:48
И он умер.... Да, черт возьми, я умер! Первое время я думал, что это ад. Но в аду так скучно не бывает. Наверно... Пустота — это, конечно, хорошо, спокойно, но... Меня это бесит! Ненавижу пустоту! И заполнить ее нечем... У меня, бля, даже тела нет. Даже того, что можно было бы назвать телом за неимением лучшего. Медленно привыкаю к темноте, начиная различать в ней оттенки. Двери? Ну да! Чёрт, мне начинает казаться, что я не умер, а смотрю очередной кошмарный сон. Блуждаю в лабиринте памяти. Или не в лабиринте... Одна дверь становится ярче и открывается...

***

— Мэтт... — Да, Ваше Величество? — насмешка спрятана за очками, но ощущается в голосе фальшивой нотой. Не люблю этого. Но я мало что люблю. И мало кого. И вообще, иногда кажется, что это не моё чувство. Слишком спокойное для меня, слишком ровное и счастливое. А мой удел — это страсти, жгучие потоки гормонов в крови, сжигающие мозг, заставляющие жить и чувствовать на пределе. Но иногда я об этом забываю. — Не сдохни,говнюк, раньше, чем я. — Это еще кто из нас раньше сдохнет... — лениво рассуждаешь, но я вижу, что и ты серьезен, как никогда. Да, Мэтти... Это уже не игры. Это уже не приют. Это даже не разборки в Лос-Анджелесе. Это — моя цель. И мне все-таки немного жаль, что ради моей цели приходится умирать. Не только мне умирать. А потом... ты все-таки умер первым... Ненавижу тебя за это. Из всех моих просчетов, из всех моих ошибок именно эта окончательно сломила меня. Ни смерть Эла, ни неудача с тетрадью, ни ожог — ничто не смогло меня остановить. Ничто не заставило меня жалеть. И я жалею только об одном. О том, что ты, мать твою, не сделал того, о чем я тебя просил. В этот раз не сделал. Казалось, всего-то — не сдохнуть...продержаться еще час. Даже меньше. И он умер...

***

А ведь я до последнего надеялся... И на что ты надеялся, Кель? И чего ты хотел? А чего ты достиг? Ничего. Я же умер. Хотя... Вокруг меня ничего нет, но я чувствую. Чем мне чувствовать? Бред! Однако я отчетливо ощущаю в небытие вокруг себя сигаретный дым. Ненавижу этот дым. Он напоминает о том, что я потерял. Значит, я все-таки в аду. В раю не стали бы напоминать о моих ошибках. Возможно, не стали бы... Я имею право хотя бы после смерти сомневаться? Я же так долго не сомневался, не давая себе времени на это. Чертов идиот. Самолюбивый чертов идиот. Михаэ..Мелло. Михаель умер. А здесь — я, Мелло. А Михаель попал в рай, потому что все глупости, все ошибки за него совершал я. Начиная с первого момента, с нашей встречи. И до последнего. До моего застывшего сердца. Я умер ради этого альбиноса, вот она — ирония. Нет, сарказм. Жестокая насмешка. Я бесцельно погиб. И Ниа в задницу не засунул, как обещал себе и Мэтту сотни раз. Чертов дым... Я моргнул и неожиданно понял, что тело мне вернули. Вместе с болью снова толкающего кровь сердца. Вместе с режущим глаза ощущением бессилия. Но, по крайней мере, здесь все еще темно, пусто и неинтересно. Хотя...какое интересно? Это же не цирк. Виси в своей чудной пустоте и ненавидь себя. Есть еще несколько тысяч лет для этого занятия. Хотя...Возможно, я всего лишь секунду назад погиб? А, может, здесь время вообще стоит на месте. Откуда мне знать, часов-то нет. Только чудная персональная пустота, заполненная самыми обидными воспоминаниями. Обидно сдохнуть раньше, чем... — Михаель Кель! Что за хрень? Меня зовут? Откуда в моей бесконечности взялся кто-то, меня зовущий? Но здесь так давно ничего не происходит, что я этот зов различаю. Неожиданно приходит в голову, что так меня звал бы с того света Ниа. Так же несмело, неуверенно и отчасти равнодушно. Видимо, этот кто-то зовет скорее по привычке, а не из необходимости меня отыскать. И это...обидно. Поэтому я молчу. Нет, ну Ниа-то тут точно не может быть! Хотя... Сам себе усмехаюсь. Было бы забавно отравить мне существование этим белым комком равнодушия. Но, вот если бы это был... — Михаель! Это уже начинает бесить. Но никого не видно. Только сигаретный дым, уже не знаю сколько времени клубящийся вокруг меня, сгущается еще сильнее. Неужели Мэтт? Смешно. Что ему-то здесь делать? Это, вроде бы, моя личная вечность. Моё наказание. Мой ад. Какого черта он пришел напоминать мне о том, что я не смог предугадать? Я просто знаю, что это он, и от этого еще более невыносимо. И, все же, мне интересно, почему он стал меня искать. Извиниться за то, что все-таки умер? Как будто мне станет легче.

***

— Мелло... Чертов дым наконец рассеивается. — Кель, я пришел к тебе. — Я вижу... — смотрю в сторону. Мне обидно как-то. Обидно что опять — не я, а меня нашли. Что я снова не сделал чего-то, что сделать следовало. И все же... все же я рад. Если к моей вечности применимо слово радость. — Тебе, что, все равно? — в его голосе злость. От бессилия, я так думаю. А я все равно упорно молчу. Сложно сказать, что я рад. Мне всегда было сложно говорить о том, что чувствую я на самом деле. Любовь... Любовь ко мне не применима. Точно. Однако я хотел бы сказать, что ждал тебя, Дживас. Хотел бы. — Я слышу твои мысли, Кель. — Мэтт тяжело вздыхает. Но я рад, что говорить не нужно. Я рад, что достаточно чувствовать. И я рад, что чувства взаимны. Я тоже слышу.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.