«Так и надо» 13

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
the GazettE

Пэйринг и персонажи:
Таканори Мацумото, Акира Сузуки, Рейтуки
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 10 страниц, 3 части
Статус:
закончен
Метки: AU ООС Повествование от первого лица Повседневность Романтика Флафф

Награды от читателей:
 
Описание:
Долгие и неподвижные взгляды, моря и океаны нечитаемых эмоций в них — по нему было очень заметно перемены.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 3

19 марта 2016, 21:43
Он мягко тронул за кончики пальцев и сжал их, заглядывая в лицо. Его моря и океаны сменились пустошью, но взгляд глаза в глаза так и продолжал жечь внимательностью. Он смотрел долго и неотрывно, будто гипнотизировал или что-то рассматривал в глубине моих зрачков; он держал за руки, чтобы я не отступил или прекратил отшучиваться по поводу нас… Он это серьёзно. Мы уже несколько месяцев как залегли на дно — большую часть времени проводим все вместе, группой, в студии. Наш новый альбом в процессе записи. Туры официально окончены. На носу висит пара интервью, связанных как раз с этим событием. А мы с Таканори словно не в себе. Окончательно потерялись в ощущениях. От него веяло теплом и кофе с сигаретами. Меня вело от его еле заметных или граничащих с вульгарностью прикосновений; от его серьёзных взглядов и тёплых выдохов. Я воспринимал его каждой клеткой своего тела, стараясь что-то предотвратить или, наоборот, подтолкнуть к чему-то. Точно так же как и он. До этого момента мы было уже почти сцепились — Така бросал вызов всему, зажимая меня в коридоре студии звукозаписи и касаясь меня чрез чур откровенно в прихожей своего собственного дома. Он был безобразно бестактен, но старался это сгладить, где-то уступая или отступая. В то время как я просто наблюдал за всем происходящим со мной. И это не было каким-то пределом. Ведь дальше могло случиться что угодно. От него особенно сильно пахло сигаретным дымом и вообще сигаретами. Его юркий язык, холодеющие со временем прикосновения которого я едва успевал чувствовать на сгибе шеи, выводил из всякого равновесия. Я раскрывал рот в беззвучных выдохах и стискивал челюсти, иногда кусая губы. Его волосы колко касались моей щеки, и ему было позволено… И он до сих пор держал мои пальцы в плену своих. Иногда мы сталкивались телами — в такие моменты я покрывался мурашками от особенно красноречивых проявлений наших желаний. А Таканори задирал подбородок, выдыхая вверх и задевая своими выдохами моё ухо. Сознание как будто отключалось. Я задавался вопросом: сколько это продлится? И почему это происходит? Едва касаясь кожи, его руки с пальцев начали подниматься выше, до локтей, и оттуда проскользили по предплечьям до плеч. Он давал мне время для раздумий; разрешал почувствовать это — сухую и шершавую кожу своих ладоней и тепло. Он давал почувствовать себя. И выдыхал уже в лицо, приоткрытыми в выдохе губами касаясь моей нижней губы. Ощущать его было прекрасно. Руки Таканори, кольцом сомкнувшиеся вокруг шеи и возбуждение ниже пояса, которым он касался моего паха. Он медлил, потому что я так и продолжал оставаться в долгу, ничего не предпринимая в противовес или для продолжения его действий. Я просто не мог сообразить, как повести себя. — Только никому про это не рассказывай… — его еле слышный шёпот чуть не свёл с ума, пустив по телу нервную дрожь. Я прикрыл глаза, сводя простое прикосновение губ в лёгкий поцелуй, — его верхняя оказалась между моими. Почти подсохшая, тёплая и мягкая. — Я никогда никому не расскажу, — я приобнял его за талию, желая показать, что хоть в чём-то уверен. Уверен в том, что я делаю и с кем. Я нервничал, когда старался вернуть чувственными прикосновениями к нему своеобразный долг, которого за мной не должно было остаться этим вечером. Он запустил свою руку в мои волосы на затылке, провёл пальцами контур линии их роста и в очередной раз с горячим выдохом припал к губам. Моя рука так и осталась обнимать его за талию, вторая бродила по его боку под паркой. Неужели всё это время мне и ему — нам не хватало именно этого? Неужели всё это время он и я — мы стремились стать друг другу ближе, как только это возможно? Неужели? .. Я не заметил, как мы остановились. Такина рука касалась моей щеки; он смотрел глаза в глаза. В это время я был потерян в собственных ощущениях, старался что-то запечатлеть в своей памяти, не мигая глядя перед собой. Меня уже повело. Его близость словно оглушала мои инстинкты — это была почти нирвана… Это было важно, потому что я чувствовал, что так и нужно. Так должно было быть. — Мне так приятно с тобой… — он в очередной раз зашептал слишком неожиданно. Я несдержанно выдохнул, разрывая тишину квартиры хриплым стоном, и облизал губы. Не уверен, что это так, но я чувствовал вкус его сигарет. Его вкус на своих губах. Я больше не мог отвечать ему словами — казалось, что был нетрезв. В очередной раз его дыхание замерло на моих губах, приятно сталкиваясь с ними. Моё дыхание спёрло. Таканори… Боже правый. Я хотел рассказать ему об этом. Снова едва влажные, его губы коснулись моих, и он отстранился с тихим приятным звуком. Его рука шелковыми прикосновениями гладила щёку. — Акира? .. — я испугался собственного имени, а Таканори отступил в сторону, оставляя между нами расстояние, холодком прошедшееся по хребту. Его раскрасневшееся лицо и блестящие глаза если не подкупали, то просили заставить их гореть ещё ярче. Я шагнул следом, ловя руку, опущенную вдоль тела, и крепко сжал её.

***

У Таканори никогда не было чувства такта… Его руки на моей груди и он сам, сидящий на мне сверху, — это ясно говорило об этом факте его личности. Он целовал меня в шею, в плечи, под подбородком, а я сжимал его бёдра руками, впивался, возможно, до боли, в них пальцами и старался дышать ровнее. Поцелуи из лёгких переходили в глубокие, тягучие и страстные. Возбуждение начинало сбивать, потому что из-за него становилось больно внизу. — Мне так хочется тебя, — его ладонь проскользила по моей груди, слева. Я посмотрел на него, сглатывая вязкую слюну, сдвигая руки с бёдер по бокам вверх. И он немного сдвинулся вниз, проезжаясь по возбуждению под джинсом и останавливаясь на уровне колен. — Мне тоже, — его лицо было горячим, и его руки на моём паху, кажется, тоже. Я пока не чувствовал его напрямую, только через джинсы; и он был точно уверен в том, что делал, — долгожданные поглаживания были твёрдые, медленные. Иногда он надавливал сильнее, иногда с паха перемещал руку на низ живота. И от этого я заводился ещё сильней, чем есть. — Така… — его рука надавила на член сильнее, поэтому сдержаться было достаточно трудно, — и я придавил её своей к ширинке, пережимая ладонь поперёк. Он сдвинулся с моих колен, на своих перебираясь выше и присаживаясь на наши руки. Его мягкие брюки, плотно обтягивающие задницу, почти не чувствовались — зато чувствовался непосредственно он сам. От одного осознания этого меня бросало то в холод, то в жар; наверное, даже выступила испарина. Или она появилась ещё раньше? ..

***

Он лежал рядом на диване и щекотно поглаживал мою грудь большим пальцем. Его голова покоилась на моём предплечье; сам он лежал на боку, устроив ногу промеж моих. Я гладил его вдоль позвоночника и дышал поверх его головы, пальцами свободной руки поглаживая тыльную сторону ладони на моей груди. И это было то, чего мы хотели. Это было то, что было неизбежно и нужно.

***

— Тогда… какой ты будешь? — в его кухне; снова сбоку от него и снова помогаю выбрать чай. Таканори легко улыбается и поворачивает голову в мою сторону. Небольшая чайная коробочка перекочёвывает к моей части столешницы, и я с деланно-серьёзным лицом начинаю выбирать.  — Этот, — Мацумото опирается руками в края кухонной гарнитуры и, не отвечая, продолжает наблюдать за мной. — Я выбрал. Моря и океаны в его глазах отражают свет кухонной люстры под потолком. И всё снова стало по-прежнему: он снова стал изучать, буквально обжигая. Только теперь я, кажется, понимаю, что водится в его морях и океанах, почему они так жгут… Они жгут, потому что их гладь отражает солнце, яркие лучи которого попали на неё, — моё яркое солнце. И это вполне естественно, что солнце отражается от поверхности глади воды. И что от этого жжёт — тоже. «Так и нужно».
Примечания:
Это было воистину тяжело для меня... -_-
Но я так рад, что выдержал... :з
Критикуйте в пух и прах, господа, пожалуйста!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
автор
>**f f**
>отрывисто и интересно. Спасибо

большое спасибо за отзыв!
а отрывистость — это как своеобразная изюминка моих работ, которую нужно из них вытаскивать.
очень рад, что Вам понравилось.
Хмм.. Впрочем, что тут можно критиковать.
Только похвалить и могу.
Ибо ошибок я не заметил из-за нежности и чувственности, что Вы тут описали. Чуть не повело меня, вместе с Судзуки))
Спасибо.
автор
>**HideMySoul**
>Хмм.. Впрочем, что тут можно критиковать.Только похвалить и могу.Ибо ошибок я не заметил из-за нежности и чувственности, что Вы тут описали. Чуть не повело меня, вместе с Судзуки))Спасибо.

большое спасибо за отзыв!
и благодарю также за похвалу :з
мне приятна такая лесть, хоть сам с собой я не согласен с тем, что критиковать у меня в работе нечего Х)
большое спасибо за то, что обратили на меня внимание. с:
У вас замечательный слог. Особенно у этой работы. Хотя, мне кажется, что тут есть недосказанность? Даже не знаю как это объяснить. Но толи она не пришла к логическому концу (что вряд ли), толи в первых двух главах чего–то не хватает. Я даже не могу определить. Но все же это прекрасная работа!
Спасибо вам
Кстати, вы так давно ничего не писали. Это обидно, ведь вы прекрасный автор.
Может напишите что–нибудь?)) (только не драму >,<)
автор
>**Nerol**
>У вас замечательный слог. Особенно у этой работы. Хотя, мне кажется, что тут есть недосказанность? Даже не знаю как это объяснить. Но толи она не пришла к логическому концу (что вряд ли), толи в первых двух главах чего–то не хватает. Я даже не могу определить. Но все же это прекрасная работа!Спасибо вамКстати, вы так давно ничего не писали. Это обидно, ведь вы прекрасный автор.Может напишите что–нибудь?)) (только не драму >,<)

большое Вам спасибо за отзыв!
мне очень лестно читать такие вещи :з
по поводу того, что чего-то здесь не хватает, я могу сказать только, что в этом есть соль конкретно этой работы с;

сейчас я застопорился на концовке "мухи в молоке", но в ближайшее время в планах есть одна неплохая, по-моему, небольшая зарисовочка-не-драма ;з
сам уже изнываю от того, что ничего не пишу х)

спасибо за отзыв ~