Сложность отношений +56

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
La storia della Arcana Famiglia

Пэйринг или персонажи:
Джолли/Дебито, рядом затесалась Фель
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
Насилие, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Немного измененная версия событий.
Так сказать, зарисовка.
Уж очень необычная они пара. По крайней мере, для меня.

Посвящение:
Тебе.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все на самом деле было куда~ интереснее...

https://vk.com/public129419817 - мой паблик :3

Сложность отношений

6 октября 2012, 19:04
— Малышка, — протянул, словно пропел, Дебито, резко вытянув руку и опрокинув Фель на кровать и нависнув над ней.

В комнате царил полумрак, шторы были зашторены, создавая интимность момента.

Серебряные волосы юноши были распущены, повязки не было. Однако правого глаза все равно не было видно, а в левом плескалась явная насмешливость, но так же можно было разглядеть ту мизерную каплю нежности, что он испытывал к этой девчонке, и так тщательно пытался скрыть за иронией.

Фелисита от столь откровенных действий парня немного покраснела, но почему-то ничего не сказала против.

Дебито хмыкнул и склонился ближе к чужому лицу.

— Ты пришла провести со мной сиесту? — юноша нахально улыбнулся, выдохнув слова в самые губы девушки.
— Нет, — хозяйка карты возлюбленных ухитрилась вывернуться из объятий и отодвинуться к самому краю кровати.

Дебито недоуменно посмотрел на нее, а рыжая уже протягивала ему белый конверт, оттиск которого был смутно знаком.

Юноша выхватил письмо, мельком взглянув в лицо Фель, и углубился в изучение содержимого письма. По ходу чтения, Дебито хмурился и начал закусывать губу.

— Почему он послал тебя? — злобно прошипел он, закончив читать и злобно глянув на посланницу. — Скажи ему, что все в порядке, — он закрыл свободной рукой глаз, который был некогда скрыт под повязкой, и его лицо на мгновение озарила гримаса боли.
— Но., — Фель попыталась что-то сказать, но не успела, — она снова оказалась прижатой к кровати, Дебито крепко держал её руки и ближе наклонялся к ней.
— Если бы это была не ты., — проговорил юноша, но не окончил фразы…

Дверь в комнату медленно распахнулась, и послышалось легкое покашливание со стороны коридора.

— Я вам не мешаю? — ехидно спросил чей-то голос.

Дебито резко вскинул голову и замер — в проходе, напротив кровати, стоял Джолли, чьи глаза поблескивали даже сквозь темные очки.
Фель вздрогнула, тут же вырвавшись, и метнулась к двери.
— Я, пожалуй, пойду, — тихо пробормотала она, выходя за дверь и закрывая её.

Джолли насмешливо посмотрел ей вслед, и снова уставился на серебреноволосого.

В комнате наступила напряженная тишина.

— Зачем ты пришел? — не выдержав первым, зло процедил Дебито, избегая взгляда своего внезапного гостя. Мужчина улыбнулся.
— Так ты ко мне сам никогда не придешь, разве я не прав? — улыбка стала еще шире, и Джолли начал подходить к кровати, на которой все еще сидел Дебито. — И да, ты можешь не искать свои пистолеты, я о них уже позаботился.
— Когда? — если бы взглядом можно было бы испепелить, то Джолли уже лежал кучкой черного пепла перед кроватью.

Джолли снял очки и положил на тумбочку.

— Еще тогда, когда ты развлекался с нашей принцессой, — алхимик внезапно оказался рядом с юношей, прижимая своим весом того к кровати, как недавно это делали с Фель. Только здесь все было грубее и жестче, да и действия мужчины были куда более откровеннее.
Коленом Джолли раздвинул ноги аркана отшельника и надавил на пах. Юноша, сжав губы, пытался не издать ни звука. Его руки были зафиксированы над головой — бессмысленно было даже думать о попытке вырваться.

Джолли кончиками пальцев слегка дотронулся до обнаженного участка чужой кожи, заставив Дебито вздрогнуть от неожиданности.
— Не трогай меня, — прошипел «Отшельник», не оставляя, однако, попыток сопротивляться.
— Тебе же нравится, — Джолли сейчас походил на довольного кота, который добрался до сметаны, и теперь щурился, предвкушая наслаждение.

Своими губами он накрыл чужие, вовлекая юношу в поцелуй, мягко проникая и исследуя территорию. Глаза он не закрывал, получая истинное наслаждение от зрительных образов.
Да и было на что посмотреть — разметавшийся на шелковых простынях Дебито, покрасневший, уже со сбившимся дыханием. Его лицо выражало море эмоций — страх, испуг, смятение, удовольствие…
Аркана Луны, каждый раз, оставаясь с юношей наедине, поглощал эти чувства, впитывая их в себя, снова и снова изучая этого юношу, который уже давно сдался в его умелые руки, но только Дебито никогда бы не признал, что ему нравится быть с Джолли.
Удовольствие и страх — вот что преобладало в нем, ощущая всем нутром запрет, и наслаждение от его нарушения.

— Молодец, — тихо, едва слышно прошептал Джолли, открываясь от сладких губ, и опускаясь ниже, к шее и ключицам, оставляя следы владения этим податливым телом.

С губ Дебито сорвался хриплый стон, руки его уже лихорадочно сжимали шелковую простыню, а великолепные серебряные волосы разметались по подушке, открывая обзор на его лицо — правый глаз светился светло-фиолетовым светом, вживленного вместо глаза, аметиста.
«Восхитительно, » — удовлетворено подумал Хранитель Арканы Луны, буквально секунду любуясь лицом «отшельника», после — быстро начал стягивать с него рубашку, кидая её куда-то на пол. Следом полетели брюки и нижнее белье.
Джолли уже не терпится обладать этим телом, однако он соблюдает все прелюдии, истязая сладкой пыткой Дебито, который уже не сдерживает стонов, сокращая расстояние между друг другом, и впиваясь поцелуем в губы Джолли — в этом поцелуе все, — и нетерпение, и попытка стереть все грани между юношей и мужчиной, пытаясь доставить максимальное удовольствие своему любовнику.

Джолли отвечает на этот полный страсти поцелуй, обводя руками тело Хранителя Арканы Отшельника, заставляя того извиваться и хватать руками алхимика, пытаясь найти в нем опору.

Руки мужчины находят и сжимают ягодицы юноши, гладят ложбинку между ними, и, выдавливая на пальцы заранее припасенный крем, медленно вводит один палец в анус.

Дебито вздрагивает, но вскором времени привыкает, уже самостоятельно насаживаясь на палец и требуя своими стонами большего, на что алхимик лишь улыбается и добавляет сразу два пальца.
Вскрик.
Джолли останавливается, давая привыкнуть. Дебито уже хрипит от возбуждения, рвущегося наружу, и томно, уже немного сорванным голосом просит:
— Еще!
Хранитель Арканы Луны извлекает пальцы и заменяет их ждущим разрядки членом.
Приглушенный стон — только потому, что Дебито прижимается к алхимику и больно кусает того за плечо, оставляя кровавую дорожку. Джолли рычит, но не прерывает фрикций, слишком велико возбуждение, все глубже погружаясь в такое желанное тело, находя простату, и с каждым толчком проходясь точно по ней, доставляя удовольствие, находящееся на одном уровне с безумием…

Крики уже давно сменились стонами, которые, отражаясь от стен, создавали ощущение того, что в комнате присутствует кто-то еще и занимается весьма понятными вещами.

Однако Хранителей надолго не хватает — Джолли, протянув руку и дотронувшись до чужого члена, заставляет Дебито кончить с хриплым возгласом.

Пара толчков, неимоверная узость- и алхимик изливается вовнутрь Дебито, обессиленно ложась на него сверху, прижимая к себе, и чувствуя, как у них обоих бешено колотится сердце…

***

К Дебито медленно возвращалось сознание. Вот он уже может различать предметы в комнате, хотя буквально минуту назад его глаза отказывались принимать четкую картину действительности. Однако, почему-то юношу беспокоит его правый глаз, который немного побаливал.

В комнате по-прежнему темно, хотя шторы больше не закрывают окна. Следовательно, снаружи сейчас ночь.

Возле окна стоит и курит Джолли, выпуская кольца дыма в раскрытое окно, а ветер, проникающий в помещение через него же, мягко трепал его шевелюру.
Дебито приподнимается и садится на кровати, привлекая к себе внимание.
— Ты уже очнулся, — говорит, не оборачиваясь, алхимик, рисуя что-то пальцем на окне.
— Что теперь будет? — от злости Дебито не осталось и следа, лишь чувство пустоты и отрешенности было внутри. В глубине души он боялся ответа мужчины.

Джолли погасил сигарету, оставив её в пепельнице, и медленно повернулся, раздумывая. Шаг, два — и вот он уже возле кровати и, вместо ответа, обнимает Дебито.

Противоречивости нет. Для них обоих такие отношения давно стали нормальными. И никто из них никогда не признается, что любит.
Хотя, возможно, когда-нибудь, они поймут, как важны друг для друга, как в эту ночь.