Если твоя жизнь изменится 19

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Психология

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Пьяный Делмар обожает спорить со случайными людьми и случайно приносит им благие идеи, заставляющие пересмотреть свою жизнь. Впрочем, сам себе он ничего не может посоветовать.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
С этим фанфиком сложилась крайне неприятная для меня ситуация, которая, впрочем, помогла мне чётко осознать, какую критику я не могу перенести. Комментарии оказались для меня настолько болезненными, что я не могу дорабатывать этот текст в том виде, в каком он был задуман, меня натурально тошнит, хотя прошло уже полгода.

Изначально это было модерн!АУ, в котором планировались религиозные отсылки и глубокий смысл. Я изменила имена, так что теперь это ориджинал, а пару фрагментов переписала, сделав текст проще. Пусть это будет просто история о людях, которые осмысляют себя.
27 марта 2016, 11:50
      – Я делаю это ради своих близких! – горячился Ларк. – Какое право ты имеешь мне указывать? Ты вообще знаешь, через что я прошёл? Я вынужден крутиться, чтобы обеспечивать больных родителей! Мой лучший друг – наркоман, и только я могу найти деньги на его лечение! Я поднялся с самого низа, я только сегодня впервые за три недели нашёл время на отдых, а ты обвиняешь меня в том, что я, видите ли, кого-то обманул?! Мне были нужны эти деньги, чтобы помочь хорошим людям!       – Тс-с-с, – зашипел Делмар, поднося палец к губам. – Не буянь.       По правде говоря, в полуподвальном баре, в котором они сидели, никому не было дело до чужой ругани. Сам Делмар уже был заметно нетрезв, но именно алкоголь мотивировал его на споры со случайными людьми. И его особенно веселило, что собеседник был юн и реагировал на любые замечания с жаром разъярённого буйвола.       – Я не буяню! – яростным шёпотом ответил Ларк.       – Вот и славно, – улыбнулся Делмар. – Я вовсе не хочу обидеть тебя или твоих родных. Смотри... – Делмар, видимо, хотел что-то показать жестами, но широким движением руки смахнул со стола свою кружку с пивом. Это вогнало его в ступор, и, опасаясь, что это может продолжаться бесконечно, Ларк нетерпеливо спросил:       – Ну так что?       Делмар очнулся.       – Смотри, – Делмар бесцеремонно схватил его кружку и поднял над тем местом, где на полу разлилось скинутое им со стола пиво. – Если я сейчас уроню и твою кружку, будет ли разница между осколками и напитками на полу?       – Эй, эй, стой! – Ларк подскочил. – Не нужно ничего ронять, верни!       – Нет, нет, сначала ответь на вопрос! – Делмар откинулся назад и начал опасно качаться на стуле, рискуя не столько уронить кружку, сколько упасть вместе с ней.       – Не будет никакой разницы, это будет лужа с осколками! Отдай! Делмар принял устойчивое положение, вернул кружку Ларку и спокойно продолжил:       – Ты прав, никакой разницы не будет. То же и с людьми. Если они уже разбились, нет никакой разницы, кем они были до этого. Все они – осколки. Ларк нахмурился.       – Я всё равно не понимаю, к чему ты ведёшь, – раздражённо бросил он.       – Прекрасно понимаешь, – улыбнулся Делмар. – Но ведь удобнее делать вид, что это не касается твоих близких, не так ли? Что они не разобьются из-за твоего безразличия?       – Да какое!.. Да как ты!.. Какого чёрта ты лезешь в мою жизнь?!       – А зачем ты выставляешь её напоказ? – искренне изумился Делмар. – Ты же сам начал мне рассказывать про свои проблемы. Вот я и говорю – ты не туда смотришь. Недостаточно исправлять физическое состояние, нужно ещё заботиться о душевном и духовном.       – По-твоему, я не пытаюсь?!       – Нет. Ты пытаешься... – Делмар задумался, подбирая подходящий образ. – А, вот! Ты пытаешься перелить пиво в дорогую кружку, не думая о том, что кружка стоит на самом краю полки и вот-вот сорвётся. Ты говоришь, что тебе важны родные люди, но тратишь всё своё время на то, чтобы быть как можно дальше от них. Зачем тебе деньги, если ты уже забыл, какого это – быть рядом с теми, кто тебе дорог? В тебе есть внутренний свет – так почему же ты сам его гасишь?       Ларк открыл рот, чтобы что-то сказать, передумал, посмотрел на свою кружку, из которой так и не успел отпить, увлёкшись спором, повертел её, подвинул через стол к Делмару, буркнув «Можешь забрать», и, нахмурившись, быстро вышел из бара.       – Обиделся, – с умилением резюмировал Делмар, пододвигая к себе пиво. – Ничего, это пойдёт ему на пользу.       – С чего ты это взял? – с усмешкой спросил голос за его спиной.       Делмар обернулся.       – Если бы каждый шкет делал выводы из своих обид, мы бы давно жили в идеальном мире, – продолжил незнакомец, обходя стол и садясь напротив.       Делмар сразу про себя окрестил его маргиналом, потому что тот был замотан в какие-то совершенно феерические тряпки, никак не вязавшиеся со скучающим выражением лица. Впрочем, особенности чужой внешности никогда не были для него препятствием.       – Я с лёгкостью объясню тебе свой ход мысли, но пообещай, что, если мои рассуждения заставят тебя пересмотреть свои взгляды на жизнь, ты покупаешь мне выпивку.       – Хорошо, – с некоторым удивлением согласился незнакомец. – А тому парню ты тоже такое условие ставил?       – Ага, – кивнул Делмар, отхлёбывая дармовое пиво.       Через полчаса Делмар убедительно доказал Нейту, – именно так звали его нового собеседника, – что крайне глупо пьянствовать, долбить наркоту, без разбору спать с женщинами, писать про всё это депрессивные песни, провоцирующие подростков на самоубийства, и при этом не получать от всего перечисленного никакого удовольствия.       – Думаешь, я не слышал все эти слова по сотне раз? – насмешливо спросил Нейт. – Да, ты немного удивил меня тем, что завязал всё на удовольствие, а не на какую-то там высокую мораль, но, поверь, я наслаждаюсь тем, что делаю.       – Ты упиваешься только материальными наслаждениями, начисто забыв о духовной радости, – Делмар жестом остановил Нейта, собиравшегося что-то сказать. – Сначала дослушай. Я говорю не про ту «высокую мораль», которую ты упомянул с просто-таки сочащимся сарказмом. Всё это, конечно, тоже важно, но давай пока выбросим все эти «должен», «обязан» и «так все делают» – ты же их имел в виду?       Нейт кивнул. Делмар отодвинул очередное пойло на край стола, подумал, передвинул его в центр и удобно устроился, поставив локти на стол и сцепив пальцы.       – Тебе не нужны навязанные обществом программы, и я понимаю тебя. Но, по-твоему, зачем они созданы?       – Наверное, чтобы людьми было легче управлять, – пожал плечами Нейт.       – Скорее, чтобы люди самоуправлялись. Но это не то, о чём я спрашиваю. Какова высшая цель? К чему должно привести соблюдение людьми тех или иных норм? У мира есть два пути – разрушиться, погрязнув в пороках, или стать раем, уничтожив всё зло. Мораль держит нас на пути добра и помогает бороться с нашими демонами.       – И что же ты считаешь демонами? Наркотики? Беспорядочные половые связи? – иронично поинтересовался Нейт.       – В твоём случае – духовную грязь.       Нейт закатил глаза.       – И что же мне делать, по-твоему? Спасать бездомных котят? Умерщвлять плоть? Встать на путь воина?       – Задуматься о том, как ты влияешь на других людей, – спокойно ответил Делмар.       – Да людям наплевать друг на друга! – Нейт засмеялся и поймал за рукав проходившую мимо женщину. – Красавица, не хочешь присоединиться к нашей скромной компании, обсуждающей духовные ценности? Мне нужно кое-что объяснить моему дорогому собеседнику.       Та смерила Нейта взглядом, полным презрения.       – Ты слишком много о себе возомнил, парниша, – холодно ответила она.       Тем временем Нейт всмотрелся в её лицо, вскочил и удивлённо воскликнул:       – Лейла? Сколько лет, сколько зим! – после чего, картинно схватившись за голову, добавил: – Даже сейчас ты продолжаешь меня отвергать, бессердечная!       – Нейт? – в свою очередь удивилась та, но, как показалось Делмару, её выражение лица смягчилось. – Хорошо, из уважения к нашему знакомству я соглашусь немного посидеть с вами.       Нейт представил Делмара и Лейлу друг другу, назвав Лейлу своей университетской знакомой, и вкратце пересказал их беседу с Делмаром.       – Так вот, он утверждает, что я плохо влияю на других людей! – в присутствии Лейлы поведение и речь Нейта стали более эмоциональными. – Ты представляешь? Вот как я на тебя влияю?       – Никак, – сухо ответила Лейла.       – Ты её раздражаешь, – подсказал Делмар.       – Мог бы не говорить это вслух, – вздохнул Нейт.       – Но это имеет отношение к нашему разговору. Какие эмоции ты вызываешь в людях?       – Какое мне до них дело?       – У тебя есть талант. Не ты ли сам говорил, что фанатки без ума от твоей музыки? Что люди теряют волю к жизни, услышав твои стихи? Что ты можешь рассказывать такие истории, что слушатели, вернувшись домой, калечат себя?       Нейт смутился.       – Я преувеличил, – буркнул он. – Это были художественные образы.       – Не так важно, что ты говорил, важнее то, как ты это говорил. Пусть конкретно эти примеры были выдумкой, но ты прекрасно знаешь, что умеешь управлять эмоциями других людей.       Нейт мрачно крутил в руках пустой бокал.       – Ты прав, – внезапно сказала Лейла. – В институте он был грозой как минимум всего потока, с лёгкостью очаровывая и женщин, и мужчин.       – Мужчин я не очаровывал, – огрызнулся Нейт.       – Да неужели? – иронично переспросила Лейла.       – Ну, увёл я у тебя разок парня, и что теперь?       – Ты увёл у неё парня? – с восторгом переспросил Делмар.       – Я не уводил, он сам ушёл, – буркнул Нейт.       Делмар и Лейла молча смотрели на него, ожидая подробностей, и Нейт был вынужден продолжить.       – Меня бесила её самоуверенность, – признался он. – Терпеть не могу, когда люди думают, что им всё легко дастся. Так что я очаровал её парня – как друг! – и убедил его, что ничего ему не светит в этих отношениях.       – Он был в тебя влюблён, – заметила Лейла.       – Сочувствую, – буркнул Нейт.       – Я никогда не считала, что мне всё легко даётся. Я просто пользовалась тем, что само шло мне в руки.       – И поэтому отдавалась всем подряд?! – вспылил Нейт.       – Стоп! – Делмар поднял руки в примирительном жесте. – Вам определённо нужно поговорить друг с другом о ваших эмоциях друг к другу. Желательно, наедине и в более спокойном месте.       Нейт и Лейла смущённо смотрели в разные стороны.       – Вам вряд ли сейчас интересно мое мнение, – продолжил Делмар, – но мне кажется, что вам обоим не хватает важного человека в жизни, ради которого имело бы смысл стараться. Кого-то, кто будет не целью или задачей, но светом, озаряющим путь перед вами. Кого-то... – Делмар душераздирающе зевнул. – В общем, вы разберётесь.       Нейт залпом допил своё пиво, стукнул кружкой по столу, встал и пошёл к стойке. Лейла, оглянувшись, коротко попрощалась с Делмаром и тоже ушла. Около стойки они опять о чём-то поспорили, Нейт бросил бармену деньги, схватил Лейлу за руку и потащил из бара.       – Ваше здоровье! – негромко сказал Делмар, приподнимая свою кружку.       Ещё до того, как они вышли, бармен знаком показал Делмару, что ребята заказали для него выпивку. «Пожалуй, это будет последняя, – подумал Делмар. – Иначе я рискую заснуть прямо тут».       Делмар проснулся с ощущением чего-то неотвратимо приближающегося. Перед ним сидел Уилбер и смотрел на него с укоризной. Делмар закрыл глаза руками, энергично потёр лицо и снова посмотрел перед собой. Уилбер никуда не исчез. Делмар вздохнул.       – Пора идти домой? – смиренно спросил он.       – Да. Светает, – лаконично ответил Уилбер.       Хотя Делмару казалось, что он уже протрезвел, уже через пару шагов он понял, что неправильно оценил своё состояние и опёрся о стенку. Тем не менее, он постарался сделать этот жест изящно ненавязчивым.       На улице уже было светло, но сложно было понять хотя бы примерно, сколько сейчас времени – небо было сплошь затянуто тучами. Мелкий моросящий дождик взбодрил Делмара, и он, отлепившись от косяка двери бара, смело сделал несколько шагов. Уилбер подхватил его до того, как мир перед глазами начал опасно крениться, и молча зашагал вперёд, не то поддерживая Делмара, не то волоча его за собой.       – Куда мы идём? – поинтересовался Делмар.       – На остановку.       – А пешком?..       – Ты не в том состоянии, чтобы идти пешком.       – Но тут...       – Хватит, – резко оборвал его Уилбер, и Делмар покорно замолчал.       На остановке Делмар опустился на лавку, откинулся назад, расслабился и, полуприкрыв глаза, смотрел на вставшего рядом Уилбера. По его выражению лица было сложно что-то понять, но Делмар прекрасно понимал, что даже если он сейчас начнёт скандалить или пытаться сбежать обратно в бар, Уилбер просто вырубит его и притащит домой силой.       – А когда-то ты был другим, – негромко сказал Делмар, улыбаясь своим воспоминаниям.       Уилбер покосился на него. Да, только Делмар помнил Уилбера озлобленным хулиганом, – но ровно так же только Уилбер помнил Делмара скучающим манипулятором.       – Ты тоже, – мрачно бросил Уилбер.       – Что поделать! – развёл руками Делмар. – Мир изменчив. Мы растём и становимся лучше.       – Ты стал хуже.       – Почему?       – Завязывай с бухлом.       – Э, нет! Изменения должны происходить по воле судьбы! – со смехом ответил Делмар. Он подозревал, что после такого заявления Уилбер, превыше всего ставивший личные волевые усилия, просто съездит ему по его нетрезвой роже, но удержаться не мог.       Но Уилбер медленно сел на лавку рядом с ним.       – И что же, у нас с тобой вот такая судьба?       Делмар подумал, что вот сейчас он точно протрезвел – от удивления.       – А что не так? – с напускной небрежностью спросил он.       – А что так? – мрачно переспросил Уилбер. – Разве не ты глушишь себя алкоголем, чтобы не думать о том, как бессмысленно твоё существование?       Делмар зажмурился и мысленно застонал. Если его самого люди иногда благодарили за умение подобрать правильные слова поддержки, то Уилбер регулярно находил нужные слова, чтобы изо всей силы ударить под дых. Перед тем, как ответить, он сел прямо, встряхнулся и тщательно собрал в голове ещё слегка разбегающиеся мысли.       – Ты чертовски прав, мой бестактный друг. Мне нравится думать, что я чем-то помогаю людям, которые заводят со мной беседы в барах, но это лишь удобная ложь самому себе. Я давно это понял, но не могу от неё отказаться.       – Ты помогаешь людям, даже когда трезв.       – Чтобы сделать помощь людям смыслом своей жизни, нужно иметь очень большое сердце, – грустно улыбнулся Делмар. – Ты ведь наверняка и сам это понимаешь?       Уилбер промолчал. Он сидел сгорбившись, неотрывно глядя в одну точку. Делмару стало отчаянно жалко его. Если сам Делмар в любой непонятной ситуации прятался за улыбкой и самоуверенностью, Уилбер, обычно предпочитавший сдерживать эмоции, порой оказывался совершенно беззащитен перед внутренними бурями.       – Знаешь, в чём нам с тобой не повезло? – Уилбер никак не отреагировал на вопрос, но Делмару это не требовалось. – В том, что нам не во что и не в кого верить. Ты можешь заставлять людей верить в тебя, быть для них опорой, тем несокрушимым столбом, за который можно держаться в любую бурю, той крепкой веткой, за которую можно уцепиться, когда засасывает в болото... Но все те, кому ты помогаешь, слабее тебя. Ты как рыцарь без своего короля – у тебя нет никого, кому бы ты нужен был всегда, как неизменная константа этого мира, как земля под ногами, как...       Делмар так увлёкся эпитетами, что потерял нить рассуждения. Но Уилбер его понял.       – Тебе ведь тоже нужен кто-то вроде? – спросил он, искоса глядя на Делмара.       – Не знаю, – пожал плечами тот. – Мне сложно судить о себе.       – Ты тоже помогаешь людям, – уверенно сказал Уилбер. – Но ты, наверное, как свет, который проливается с небес и освещает путь.       Делмар рассмеялся.       – Хочешь сказать, что я олицетворяю божественную мудрость? Тогда тебя предлагаю считать полководцем небесного воинства!       – Полководцем? – изумился Уилбер.       – А кем ещё? Не рядовым же, – снисходительно ответил Делмар.       Уилбер не нашёл, что возразить.       – Божественные создания ждут нас на каждом углу! – уверенно заявил Делмар, вставая и потягиваясь. – Забота одного святого будет помогать людям преображаться, музыка небесных сфер в устах другого принесёт в их сердца искреннюю любовь, а какая-нибудь очаровательная богиня будет хранить целостность наших душ. Вставай, за нами едет наша солнечная колесница!       Уилбер не сразу понял, что Делмар имеет в виду приближающийся автобус.       – Мы сами себе боги, мой дорогой друг! – громогласно вещал Делмар, забираясь в автобус. – И даже если у нас под рукой нет человека, чей огонь бы дарил нам смысл существования, мы вполне можем гореть для тех, кто рядом с нами. И круговерть этого колеса...       Делмар зевнул.       – Хотя знаешь, меня утомил этот образ. Спроси меня о нём ещё раз, когда я проснусь.       И, прислонившись к окну, закрыл глаза.       Уилбер усмехнулся. Проспавшись, Делмар будет утверждать, что ничего подобного он не говорил, а если и говорил, это был бред глубоко пьяного человека. Уилберу тоже стоило кое в чём признаться себе. Он специально ехал искать Делмара под утро, когда тот приходил в состояние полной гармонии с миром и не пытался скрыть свою сущность за масками безразличия, насмешливости и цинизма. Утренний Делмар был бесконечно добр, и источаемая им мудрость не в первый раз становилась для Уилбера хорошим поводом жить дальше.       А Делмар, делая вид, что спит, думал о том, как скучна будет его жизнь, если Уилбер перестанет спасать его от него самого. Впрочем, с алкоголем действительно стоило завязывать. Сегодняшние откровения были хорошим поводом начать в их общении новый этап.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.