Костер

Гет
PG-13
Закончен
4
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Описание:
Вот уже, наверное, час третий сам вестник верной смерти спокойно лежит рядом на траве и рассказывает что-то о созвездиях и вселенной в общем.
Примечания автора:
Навеялось мне моей собственной музой, пока я делала работу по композиции, сидя в художке.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
      Варить зелья — дело не хитрое, если только знаниями определенными обладаешь. Аю знала, конечно не много, но небольшое количество знаний весьма успешно компенсировалось количеством уверенности в себе. Ведьма, с завязанными в хвост, из которого выпадали пряди, короткими черными волосами, нахмуренно смотрела прямо в центр котла с зельем и недоумевала, что же там пошло не так. Сиренево-черное варево, каким ему и положено было быть по цвету, многообещающе булькало, хотя должно было дым испускать, не менее фиолетовый, чем сама субстанция.       — Что же пошло не так? — юная Ведьма никак в толк не возьмет, делала ведь по книге, а потом слышит тихие смешки у себя за спиной. Звук разносится по огромной пещере, ничем по сути не освещенной, кроме одной единственной свечи, но Аю привыкла к тьме, поэтому различить силуэт демона для нее труда не составляет. Она распрямляет спину, сминая пальцами подол платья, пошитого на средневековый манер. Она знает, что допускает ошибку, стоя вот так спиной.       Самаэль смеется тихо, в кулак и больше по доброму, встрепанная Ведьма вызывает у него приступ некого умиления.       — Опять наворотила в зелье? — Аю даже как-то еще более обиженно надувает губы. Слово «опять» не нравилось ей так же, как и «нормально». И хотя отвращение ко второму объяснялось тем, что его часто любил повторять местный Алхимик, поучающий Ведьму, не любовь к первому она объяснить не могла.       — Вовсе и не опять. Подумаешь, чего не того добавила, еще попробую, потом, — продолжая хмуриться, Ведьма снимает чугунный котел с железных подставок и проходит мимо демона к выходу из пещеры, желая это несчастное варево на лицо ему выплеснуть. Руки девчонки, тонкие и почти прозрачные, трясутся, еле удерживая тяжелый котел, но Аю уверенно подходит к краю скалы, в которой расположена пещера, и выливает все свои ошибки в чернеющую пропасть. Пронося котел обратно, мимо демона, юная Ведьма думает, что хорошо бы было так и все сомнения свои вылить, а демон все улыбается.       Аю вздрагивает чуть ли не всем телом, когда чужие пальцы берут ее ладонь в свою. «Самаэль — ангел смерти», — вспоминает Ведьма строчки из писаний. И верно, она поднимает голову, чтобы посмотреть ему в глаза, заглянуть, хоть немного, туда, где давно ничего нет. Но в отражении черных глаз лишь сама Ведьма, а еще неведомая ей, странная и пугающая боль.       — Ты поранилась где-то, — голос демона звучит твердо и лишь в конце он, будто устав, сменяет привычный официальный тон, и в его голосе проскальзывает что-то такое, от чего у Ведьмы мурашки. А на руке, и правда, порез от запястья, вдоль до самого локтя, только сделан он не случайно. И от этого Ведьма дергается в сторону, но из хватки не выбраться. Глаза опускаются вниз, отчаянно пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь интересное, но почему-то именно сейчас глаза ее подводят и предательски, снова и снова, выставляют перед ней картинку того, как светятся в темноте глаза демона, прямо на против нее.       — Я напоролась. На острый камень, — еще одна усмешка после молчания длиной секунд пять, и Ведьму передергивает. Привыкшей к тишине, ей кажется, что эхо звучит намного громче, чем положено. Она не просит никогда помощи или заботы, таскает тяжеленные котлы, выбирается в леса и даже раны, полученные, в столь редких, но серьезных битвах, лечит сама. Самаэль и не хочет проявлять чего-то подобного этим чувствам, а может, просто и не умеет. Его сердце слишком давно не помнит, что такое биться, что уж говорить о чувствах каких-либо. Но Ведьма живая. Настолько живая на сколько может быть жив тот, кто продал душу. Но сердце ее, горячее и тяжелое, болезненно стучит, пока владелица завидного количества книг о черной, и не только, магии молча тонет в чем-то вязком и не понятном ей пока что.       Самаэль — ангел смерти. Но крови на его руках и даже мече, Аю не видела ни разу. Холодный легкий ветер слегка растрепывает короткие черные волосы. Ведьма обнимает колени, прижимая их к груди, и смотрит в небо. Вот уже, наверное, час третий сам вестник верной смерти спокойно лежит рядом на траве и рассказывает что-то о созвездиях и вселенной в общем. Ведьма, вдруг, ближе к рассвету, осознает почему не вышло зелье и сама над собой тихо смеется, видя недоуменный взгляд горящих глаз.       — Я же костер не разожгла, — Самаэль от чего-то становится серьезнее и поднимает голову вверх смотря в никуда. Ведьма ошибалась, только пока она этого не знала. Она разожгла, своей привычной полуулыбкой и манерой поправлять волосы, разожгла.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net