Alone 28

Yumilian автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
the GazettE

Пэйринг и персонажи:
Акира/Таканори, Таканори Мацумото, Акира Сузуки
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Повествование от первого лица Повседневность Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
"Помой меня!"
"Приходи, помою"

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Самый первый в жизни фик. Читаю уже много лет, а тут приперло на ночь глядя, вот и написал. Не судите сильно строго, я старался.

Сиквел: https://ficbook.net/readfic/4618266

...

31 марта 2016, 14:45
Я люблю свою работу. Люблю узнавать новых интересных людей, брать у них интервью, ночами напролет писать статьи, редактировать тексты, разбирать слова, написанные в блокноте таким образом, что курица лапой напишет точно лучше, ведь иногда приходится записывать чуть ли не на бегу. Может быть, не все мои коллеги верят в мою искреннюю любовь к моей работе, но я ее правда очень люблю. Особенно за практически полное отсутствие выходных, как бы странно это ни было. А все потому что я очень одинок. Меня зовут Мацумото Таканори, я журналист, мечтал с детства о сей профессии, учился настолько усердно, что в свои двадцать четыре года я уже работаю в очень приличном месте и имею очень неприличный заработок. Было только одно «но», которое меня крайне сильно напрягало, потому что именно из-за него, говоря, что люблю свою работу, мне казалось, что я пытаюсь временами это просто себе внушить. Я жил ну очень далеко от своего места работы, и трехчасовой путь до моего офиса по пробкам заставлял меня прокручивать в голове такие ругательства, от которых мне, передо мной же самим, становилось стыдно. Одним вечером, проанализировав данную проблему, я пришел к весьма неожиданному решению. Случайно наткнувшись на объявления о продаже квартир, я нашел там информацию о том, что буквально в двадцати минутах езды от места моей работы, построился милый комплекс трехэтажных домиков. Заинтересовало, да. Наличие парковочных мест перед домом, газонов под балконами, леса за комплексом домов, и все-таки до безобразия неприличного заработка - сделали свое дело. Я, конечно, изначально думал машину поменять, успешный журналист же и выглядеть должен представительно, ведь так? Но у меня есть природное обаяние, скромно - знаю, да, но что есть – того не отнять, так что зачем отрицать? Я умею зацепить свою, так называемую, жертву и узнать такие подробности, которые другим журналистам в жизни не светят. Так что покупка квартиры все-таки перевесила по всем пунктам. Теперь вот я еще горжусь собой за умение принимать такие важные и правильные решения. Ай да Таканори, ай да я. Правда, моя немного странноватая радость довольно резко сошла на нет. В таких моих «четко продуманных и блестящих» решениях всегда есть обратная сторона: я в который раз вспоминаю, что поделиться мне таким вот событием не с кем. Можно, конечно, сказать коллегам, но я ведь «незаслуженный любимчик начальства со странностями», так что, наверное, не стоит. Еще раз попытавшись вернуть себе позитивный настрой, я отправился спать. *** - Все верно, господин Мацумото, вот еще два документа, которые вам нужно подписать, и я, наконец, смогу вручить вам ключи! Спустя две недели, после моего продуктивного вечера, я сидел в кабинете менеджера от компании застройщика и подписывал последние документы. Неделей ранее, я осмотрел район и выбрал наиболее приглянувшуюся квартирку, на первом этаже. Оказывается, уже более половины были куплены и заселены, так что оживленный район мне понравился еще больше, чем в проекте. - Готово. Я уже могу перевозить свои вещи? – кажется, я слишком восторженно это сказал. - Разумеется, господин Мацумото, - улыбнулся менеджер, вручая мне ключи. - Спасибо огромное, Кимура-сан! – я вежливо поклонился и вышел из кабинета, стараясь спрятать глупую улыбку. *** Все свои вещи я перевез за два дня. Еще за два дня разложил все по своим местам. Оказывается, когда ты добираешься на работу не за три часа, а за двадцать минут, то свободного времени очень даже много, как-то я не подумал об этом. Но новое место мне нравилось, так что я старался не портить свое впечатление мыслями об одиночестве. Старую квартиру я пока продавать не стал, вдруг родители согласятся покинуть свою сельскую местность и переехать в Токио, тогда я смог бы их часто навещать. Вряд ли, так будет, конечно, но можно же не сразу разрушать мечту, так ведь? Когда я купил кактус и поставил его на стол, возле ноутбука, почему-то решив, что он тут обязательно нужен, как завершающий штрих, то придирчиво оглядел свои хоромы. Придраться, однако, оказалось не к чему. Просторная квартира в светлых тонах, в гостиной кремовый кожаный диван, с низким бежевым столиком около него. На противоположной стене от дивана плазма, балкон, прикрытый светлым тюлем, выходящий в сторону леса. В спальне большая двуспальная кровать, застеленная махровым пушистым пледом, цвета моего дивана. Две прикроватные тумбочки, чтоб с любой стороны спать с удобствами, а никак не надежда на сожителя, нет-нет. Почти убедил. Сам себя. Просторный светлый рабочий стол в углу комнаты. Как раз с ноутбуком и кактусом, в бежевом горшочке, кстати. И конечно же, очень вместительный шкаф, с зеркалом во всю дверь. Стоял он сбоку от кровати, чтоб я случайно спросонья, крайне плохо соображая, в это зеркало не посмотрел. Было подобное, да. Я почти кинул в «этого постороннего в моей квартире» телефон, вовремя дошло. Кухня не отличалась по цветовой гамме от остальной квартиры. Небольшой кухонный фурнитур, с идеальным количеством ящичков, холодильник, стол, два табурета. Стол и стулья из одной коллекции, специально новые купил, в тон всему пространству. Правда, стульев было не два, а четыре, но оставшиеся два я даже собирать не стал, ведь… зачем? Они благополучно лежали в коробке, в кладовке, ее наличие в квартире меня тоже, кстати, радовало. В ванной комнате (не бежевой, голубой!), просторная душевая кабина, размером с хорошую ванную, с высокими бортами, прозрачная раковина, белый унитаз. Все просто, мило, ничего лишнего, везде порядок. Как я люблю. Так что я был более, чем доволен, не только ванной, всей квартирой. Было бы кому показать, еще. На работе я все-таки поделился данной новостью с коллегами, совсем не могу держать все в себе, когда меня радость изнутри распирает. Правда, кроме сухого «поздравляю» от одного из коллег, я больше ничего не услышал. Я, вообще, довольно-таки добрый и позитивный парень, хоть и трудяга. Только вот почему-то не нравлюсь никому особо. А вот мой босс по-доброму посмеялся надо мной и сказал что-то вроде: «Похоже, ты слишком много зарабатываешь Таканори-сан, пора уменьшать тебе зарплату!». Я тоже посмеялся над этой его шуткой. Надеюсь, что шуткой. Моя жизнь снова начала протекать как обычно, появившееся свободное время я тратил на прогулки по опушке леса, поездки по магазинам, иногда больше работал. Старался не оставлять его совсем уж свободным, чтоб меньше размышлять над своей жизнью вечерами. Я не хотел омрачать новое место проживания. Месяц пролетел незаметно, я настолько привык к этому месту, что даже не мог себе представить никаких изменений более. Но они произошли, одним, ничем не отличающимся от предыдущего, днем. *** Количество парковочных мест у каждого дома была рассчитано ровно на количество квартир, в этом самом доме. Во всем районе осталось всего несколько незаселенных квартир, он довольно быстро осваивался, но лично в моем доме заселены были все. Негласно, само собой, на парковке выделилось место, постоянное, для каждого. Это было очень удобно, я успел занять прям перед своим окном на кухне, которое выходило как раз в сторону подъезда. Также образовалось негласное правило: не занимать не свое место. И это, по-видимому, всех устраивало, поскольку механизм работал, как часы. Я возвращался с работы, в светлое время суток. Так случилось, отпустили раньше, солнце еще не собиралось садиться. Подъехав к своему подъезду, я не обнаружил свое место пустующим. - Э? Это еще чье? – пробубнил себе под нос. Я поставил машину на аварийку, и подошел к машине наглеца. Хонда, белая, я такую хотел купить, когда брал свою машину, только вот в то время мои финансы со мной еще не очень дружили. И я взял свой форд, черный, кстати. Хонда была довольно старого выпуска, но выглядела так, словно только сошла с конвейера. Я люблю машины и вещи в идеальном состоянии, поэтому, забыв причину, по которой я тут стою и приоткрыв рот, я стал ее рассматривать. - Нравится? – раздалось откуда-то сбоку. - А? Что? – я слегка растерялся, услышав столь неожиданный вопрос. - Я спрашиваю, нравится? Я повернул голову в сторону говорящего. Передо мной стоял парень лет двадцати шести, на вид, в драных светлых джинсах и сером балахоне, который даже и не думал скрывать его широкие плечи. Волосы, выкрашенные в блонд, слегка спадали на лицо, немного скрывая темные, почти черные глаза. Точней один глаз. - Хорошая машина, - отвечаю. – Ваша? - Да. Меня Акира зовут, - протягивает мне руку. - Таканори, - ответное рукопожатие. - Машины любишь, а, Таканори? – смотрит на меня, прищурившись. - Да, но не в этом дело, - отворачиваюсь от него, странный он какой-то. – Понимаете, здесь у каждого свое парковочное место, и вы заняли мое. - А, вот как, прости, не знал, – я снова смотрю на него, а он вскидывает руки в извиняющемся жесте и улыбается. – Я только купил здесь квартиру, еще даже вещи не перевез. Вот в этом доме, - показывает рукой на дом напротив моего. – Я сейчас уберу машину, но только при одном условии, - и снова смотрит, прищурившись. Я немного напрягся. - Какое еще условие? - Обращайся ко мне на «ты», Таканори, мы же уже почти соседи, - улыбается. - Хорошо, Акира, - улыбаюсь в ответ. - Ладно, Таканори, мне все равно пора, увидимся! – махнув рукой на прощание, блондин открыл дверцу водительского места. - Пока! – снова улыбаюсь, подходя к своей машине. Подождав, пока он отъедет, сажусь, завожу мотор и, наконец, паркуюсь. Уже дома я начал размышлять над ситуацией. В принципе, добродушный парень. Друзей у меня никогда не было, разве что в школе парочка, и то, скорее приятелей, я же все время учебе уделял. В университете на меня вообще косо смотрели. Ну еще бы: выкрашенные в пшеничный волосы, торчащие в разные стороны, цветные линзы, подведенные глаза, куча проколов в ушах, узкие джинсы и майки с разнообразными жуткими принтами. И, несмотря на все это, лучший, по успеваемости. Вот так-то. А на отсутствие друзей мне было все равно практически, в то время. Мне так нравилось. Одиночество я стал ощущать примерно с последнего курса университета, а особенно сильно тогда, когда устроился на работу. Все мои коллеги были немного старше меня, и у всех были семьи, которые их ждали по вечерам, были друзья, с которыми они веселились в барах и прочих заведениях, болтали на работе о мелочах. Я как-то туда не вписался, не вышло. Поэтому, перспектива подружиться с Акирой меня обрадовала. Только везде есть свое «но». Первое, а хочет ли он вообще со мной общаться? Может, это была просто необходимая вежливость, я ведь пялился стоял возле его машины, а ему ехать надо было. И второе. Акира мне понравился. Я как-то никогда не делил людей по половым признакам, изначально я и вовсе ими не интересовался. Но пообщавшись со многими известными людьми, брав у них интервью, особенно затрагивая личные темы, я пришел к выводу, что человек притягивает своим внутренним миром, и не важно, что у него между ног. Главное, чтоб с ним было комфортно. Естественно, за три минуты «общения», внутренний мир блондина я не рассмотрел, но вот, точно понял, что его «внешний мир», очень даже ничего. Может, конечно, это все противное одиночество во мне говорило, но Акира мне точно нравился. Но мог ли я понравиться ему? Я подошел к зеркалу, в своей спальне. Оттуда на меня смотрел вполне симпатичный парень. Худой, правда я любил думать, что стройный, каштановые слегка вьющиеся волосы до плеч, большие темно-синие глаза, линзы – я все еще их ношу, аккуратный нос, пухловатые губы. Облегающие черные джинсы и синяя клетчатая рубашка, приоткрывающая ключицы. Вроде ничего так. Еще немного пораскинув мозгами, по поводу его возможной ориентации, его желания общаться со мной, да и вообще, в принципе, по поводу Акиры, я решил, что все равно ничего толкового не надумаю, поэтому пошел заниматься рабочими делами. *** Блондина я увидел снова, спустя два дня. Он таскал из машины сумки, а я наблюдал за ним из окна кухни. У меня сегодня выходной, я недавно проснулся и направился за сигаретами к подоконнику. И вот я тут уже стою минут так двадцать, наблюдаю. Акира достал, по всей видимости, последние четыре свертка из машины, и остановился, нахмурившись. Ему, наверное, надоело ходить туда-сюда, и он пытался взять их все за один раз. Не получалось. Я по-быстрому захватил мусор и выбежал на улицу. - О, Акира, привет, - как бы удивленно, между делом, выкидывая мусор. - Вещи перевез? Помочь, может? - Таканори! – блондин расплылся в улыбке. – Знаешь, я бы не отказался от помощи, не мог бы ты взять два свертка? Они не тяжелые, просто очень неудобные, - он беспомощно развел руками. - Конечно, мне не сложно, - улыбаюсь, радуясь тому, что он не отказался от моей помощи. А квартира его тоже на первом этаже. Тоже двухкомнатная. Напротив моего окна. - Слушай, если ты не занят, покажешь мне, где тут ближайший магазин? – спросил Акира, поставив последние вещи в прихожей. – Я очень сильно проголодался. - Не занят, покажу. Он тут недалеко, можно даже пешком. - Отлично! – обрадовался блондин. – Тогда пойдем? - Пойдем, - кивнул я. Мы шли по тротуару, уже изученным мной маршрутом. Акира оглядывался по сторонам, все детально рассматривая и расспрашивая меня о моей жизни. Об этом же я интересовался у Акиры. Я узнал, что он директор маленького филиала довольно крупного банка. Фамилия его Сузуки. Переехал сюда по той же причине, что и я: симпатичный район, рядом с работой. Не женат, есть два лучших друга, Юу и Койю, вроде так. Что-то вскользь говорил про девушек, и про их неверность. Девушки – значит не гей. Хотя, с другой стороны, девушка мне тоже может понравиться. Может он тоже, не разделяет? Но вроде про парней в отношениях не упоминал. Расспрашивая Акиру обо всем и попутно размышляя, я не заметил, как мы уже вернулись во двор. - Спасибо, Таканори, что показал, где магазин, - он протянул руку и похлопал меня по плечу. - Теперь буду знать. - Не за что, обращайся, если что, - я развернулся и уже было пошел в сторону своего дома, как блондин окликнул меня. - Таканори! - Мм? - Я же спрашивал у тебя про друзей, когда рассказал про своих, а ты резко сменил тему, - я побледнел. - Думал, что я не замечу? – и снова этот прищур, как будто пытается насквозь проглядеть. – У тебя нет друзей? Ты один? - Угу. И тишина. Акира смотрит на меня, внимательно так, а я буравлю взглядом асфальт. Нафантазировал себе невесть что, Таканори, любой нормальный человек ведь поймет, что это означает, а именно – то, что ты скорей всего просто чудак. Вот с тобой и не общается никто. - Хочешь, другом твоим буду? - А? – поднимаю растерянный взгляд на блондина. - Таканори, ты интересный, но тормозишь жутко иногда, - он рассмеялся. - Другом, говорю, стать твоим хочу. А ты хочешь? - Да, хочу, Акира, - я так же растерянно, но уже улыбался. - Тогда, до встречи? - До встречи! Акира ушел, а я все еще смотрел ему в спину, когда он уже заходил в подъезд. Какое-то детское счастье, последний раз я так радовался в начальной школе, когда родители мне подарили самую навороченную модель железной дороги на мой день рождения. С глупой улыбкой на губах, я пошел к себе домой. *** С появлением Акиры жизнь стала лучше. Мы уже второй месяц гуляли почти каждый вечер, вместе исследовали лес шагами, либо просто сидели на лавочке, иногда выбирались в какое-нибудь кафе в центре. Когда мы не виделись несколько дней подряд, я начинал скучать. Как вот, например, сейчас. Акира куда-то уехал с друзьями на природу, с палатками, еще два дня назад, а приехать должен только завтра утром. Был ли он моим другом? Да, я считаю. Я даже почти перестал о нем думать, как о возможном любовнике. Ну кроме тех случаев, когда на улице было особенно жарко, и блондин жадно пил воду из бутылки, а я замечал то, как движется его кадык при глотках. Или тех, когда он, в шортах и черной борцовке, открывал капот машины, чтоб посмотреть, почему шумит двигатель, а я отмечал его мускулистые руки, с выступающими на них венками, его сильную напряженную шею, со стекающими по ней капельками пота, из-за жара, исходившего от сильно нагревшегося двигателя… а так перестал, да. В любом случае, с Акирой было хорошо. Проснувшись утром на работу, не спеша собравшись, и выйдя на улицу, первое, на что я обратил внимание, это наличие машины блондина. Только вот я ее не сразу признал, поскольку всегда идеально чистая белая машина была сейчас ужасно грязная. И где же он такую грязь на природе-то нашел. Я тут же задумал пакость: подошел к машине Сузуки и оставил на весь капот красивую такую надпись: «Помой меня!». Быстро ретировавшись с места преступления к своему автомобилю, я гадко захихикал и сел за руль. Вернулся я с работы, поздно, и очень уставшим. Начальник, сетуя на мое трудолюбие, дал мне непосильный объем работы. Когда я с ней закончил, то обнаружил, что время уже без четверти двенадцать, а вокруг меня стоит восемь пустых стаканчиков кофе. И чего ж он не помог мне, этот кофе. Меня еле хватило, чтобы доехать до дома, и дойти прямым путем от подъезда до кровати. Хорошо, что завтра выходной. Утром, обнаружив на телефоне время: 13:40, я отказался ему верить. Неплохо же я вымотался. Не спеша приняв бодрящий душ, я поплелся к подоконнику за сигаретами. - Твою же… - швырнул пачку назад и пулей вылетел на улицу. На моем чистом черном капоте красовалось огромное светлое пятно. Думаю, что не нужно говорить о том, моя душа чуть ли не покинула мое тело, когда я это увидел еще из окна. Но, подойдя ближе, я рассмеялся. На капоте был насыпан песок, на котором было выведено: «Приходи, помою». Ну, Акира, 1:1. Мы еще посмотрим, кто кого. Тут я задумался: а почему бы мне, собственно, не расценить это как предложение? В тот же вечер я стоял у его двери, с бутылкой шампанского, беспощадно вжимая дверной звонок. И чего он так долго копается. Может он не хочет никого видеть? Я уже было хотел по-быстрому свалить, как услышать щелчок замка. - Таканори? – блондин выглядел слегка удивленным, но подвинулся, пропуская меня внутрь. Хоть мы и частенько прогуливались, но домой друг к другу без приглашения еще не заваливались. Хотя почему без приглашения, он же «пригласил», записку вон оставил, да еще какую, не заметить сложно было. - Ну, я пришел. Шампунь даже свой принес, - хихикаю. - Зачем шампунь? У тебя воду что ли отключили? - Акира, а говорил, что я торможу, - обреченно вздыхаю. - Ты же позвал, я записку на машине нашел, и шампунь захватил, - указываю пальцем на бутылку в руке, держа ее уже чуть ли не на уровне носа. - Понимаешь? - Ааа, ну так бы и сказал, - блондин сразу расплылся в улыбке. - Разувайся, проходи, - сказал, забрав шампанское из моей руки, и скрылся на кухне. Я окинул взглядом прихожую и замер. Наверно, мои брови уползли на другую половину лба. На ручке закрытой двери спальни висел бюстгальтер. Розовый такой, с кружевами, размера эдак третьего. А может и четвертого. Акира, ну как так? Ну что это за извращение? Висит, на ручке. Прям напротив входной двери. А может, хозяйка сия творения все еще здесь, в той комнате? Я наверно не вовремя пришел. А самое ужасное, что я не понимаю, почему мне так обидно? Это же не мое дело, верно? Из моих размышлений меня вырвал голос блондина. - Таканори, ты чего там застрял? У меня уже все готово, - появляется в прихожей и смотрит на меня. Проследив за моим взглядом, он усмехнулся. – А, это… ну это совсем не то, что ты подумал, Таканори, - и снова смотрит на меня тем прищуренным взглядом, который я скоро начну ненавидеть. Ага, не то, ну конечно, что же это еще может быть? Так, стоп. Он что, сейчас, оправдывается? - Понимаешь, ко мне тут вчера друзья приезжали, с которыми я на природу ездил, продолжать попоище, так сказать, - он улыбнулся и почесал затылок. - Мы очень сильно напились, и у нас зашел разговор о том, что из Койю могла бы выйти хорошая такая девушка, так как он у нас женственный очень. Он нам не поверил, и мы с Юу решили ему это доказать. А то, что ты видишь, это последствие нашего доказательства. У меня в комнате еще чулки с платьем лежат, и куча ваты, - он засмеялся. - А что, Таканори, ты уже приревновал? - Э? – вот тут я реально не понял. - Да ладно, шучу я, - снова засмеялся блондин. - Пойдем шампунь твой дегустировать. Акира снова удалился на кухню, а я поплелся за ним. Он пошутил, а я задумался. Может и правда, приревновал? Мне ведь нравился Акира, но неужели так сильно, что мне стало обидно от такой мелочи? Таканори, пора тебе уж разобраться в себе. Бутылку шампанского мы прикончили быстро. Только вот уровень алкоголя в крови достиг отметки «мало, надо еще накатить». Хотя могу поспорить, что еще пол бокала назад планка значилась на «расслабился, и хватит тебе». Акира, по ходу, читал мои мысли, поскольку полез в холодильник и стал перебирать имеющиеся бутылки. - Таканори? - М? - Така-нори... Та-ка-но-ри… Така... Така? Можно я буду тебя так называть? - Ну да, можно. - Отлично, - Акира в который раз улыбнулся. - Мне так больше нравится. Значит так, Така, виски или коньяк? - Давай виски. А есть что-нибудь съедобное? - Сейчас посмотрим, - почесал затылок блондин и стал снова изучать холодильник. – Тофу, гренки и… всё. - Давай, подойдёт. Алкоголь хорошо развязывает язык. Мы с Акирой говорили обо всем: о моде, о политике, о работе, о фильмах. Хотя больше говорил он, а я слушал. С каждым новым стаканом я все больше понимал, что не просто слушаю его, а внимательно слежу за ним. За всеми его жестами, движениями, за тем, как он откидывает челку с глаз, как облизывает пересохшие губы, как не спеша отпивает из стакана, как при этом дергается кадык, как он покачивается на стуле, или же, как он старательно разливает пламенную жидкость по стаканам. Влип ты, Таканори, ой как сильно влип. Ко всему прочему, уровень алкоголя в крови достигал новой отметки «можно все, что нельзя». Хотя почему, собственно, нельзя? Я встал со стула и медленно подошел к блондину. Тот увлеченно что-то рассказывал, не обращая на мои действия никакого внимая, впрочем, я его уже не слушал. Замолчал он лишь только тогда, когда мое лицо оказалось напротив его лица, буквально в нескольких сантиметрах. - Така, что ты… - договорить он не успел, так как я накрыл его губы своими. Я слегка цеплял губами его нижнюю, аккуратно проводил язычком по ней, особо не стараясь углубить поцелуй. Но, вопреки моим ожиданиям, Акира приоткрыл рот, и немного неуверенно стал мне отвечать, скорее машинально. Наверно, я мгновенно протрезвел. Наконец, когда до меня дошло, что я делаю, я немедленно отстранился о Акиры. - Это мой первый поцелуй с мужчиной, - протянул он задумчиво. - Акира, извини, я просто… я… - но слова не находились. - Мне пора, Акира, пора… - я мямлил, уже выйдя из кухни и в спешке натягивая кеды. - Така, - я боязливо взглянул на Акиру. - Мне... понравилось. На этих словах я пулей вылетел из его квартиры. Уже дома, когда ко мне вернулась способность адекватно мыслить, я понял, что я наделал. Испортил нашу дружбу, одним неверным решением! Причем, пьяным решением. Но Акира ведь сказал, что ему понравилось, когда я уходил. Тогда почему он не остановил меня? Ах да, он же тоже был пьян, и сказал это тоже спьяну. Может он тоже только сейчас понял, что произошло? А может тогда он просто ничего не вспомнит с утра? Уже почти ночь, Акира наверняка скоро пойдет спать, а утром просто все забудет. С таким небольшим огоньком надежды я уснул. На утро я проснулся с жуткой головной болью. Сам виноват, Таканори, не нужно было столько пить перед рабочим днем. Душ не помог, кофе тоже. Таблеток, как назло, не было. Придется заехать по пути в аптеку. *** К дому мы подъехали с Акирой одновременно. Ну конечно, как же без любимого закона подлости обойтись. И как мне сейчас с ним себя вести? Поздороваться? Или не нужно… Это за меня решил Акира. - Така, привет! – крикнул мне блондин, выходя из припаркованной машины. - Привет, - слишком неуверенно. Может он всё-таки не помнит? - Какие планы на вечер? – Акира, как обычно, улыбался и медленно подходил ко мне. - Ну, я не знаю пока… - Таканори, как школьница, ей-богу. – Акира, я тут спросить хотел… - Помню ли я, то, что было вчера? – я испуганно моргнул глазами. - Да, помню. - А… а ты как… - Така, что ты делаешь сегодня вечером? – снова повторил свой вопрос блондин, перебивая меня. - Ничего, - затравленно. - Я хочу пригласить тебя на свидание. - С-свидание? – я во все глаза посмотрел на Акиру, ища в нем хоть малейший намек на шутку. - Така, я серьезно, - кажется он и правда читает мои мысли. - Встретимся в восемь у моей машины, я отвезу тебя в одно очень хорошее место. И там шампанское куда лучше того, что ты вчера принес. Хорошо? – блондин широко улыбался. - Хорошо, Акира, – я смущенно улыбнулся в ответ. - Тогда до встречи, Така, - наклонившись и чмокнув меня в губы, блондин еще раз улыбнулся, и развернувшись, пошел к своему дому. А я снова стоял и смотрел ему в спину с глупой улыбкой на лице. Я больше не одинок.
Реклама: